четверг, 3 июня 2010 г.

От электронного правительства к правительству открытому: Назад в будущее

Данная заметка аналитика фирмы Гартнер Андреа ди Майо (на фото) была опубликована на блоге фирмы 27 мая 2010 года. В ней Андреа очередной раз поднимает принципиальные вопросы, связанные выбором дальнейших направлений развития «электронного правительства».

25-26 мая 2010 года я участвовал во Всемирном конгрессе по информационным технологиям (World Congress on Information Technology), который проходил в солнечном, зябком и красивом Амстердаме. Это было масштабное мероприятие, на которое прибыли более 4000 делегатов. Свыше 300 докладчиков были распределены по восьми параллельным потокам, охватывающим такие темы, как здравоохранение, безопасность, мобильность, энергетика и т.д.

Я был ведущим двух довольно интересных круглых столов в потоке «электронного правительства», о которых я в подробностях расскажу в письменном аналитическом исследовании для клиентов фирмы Gartner.

Как я и ожидал, доклады по тематике электронного правительства крутились между превознесением современных достижений, признанием недостатков и изучением лежащих впереди проблем, с особым упором на экономическую и финансовую ситуацию, а также на вызванные современными технологиями изменения в социальном поведении.

Твиттер [Twitter – веб-система обмена короткими сообщениями – Н.Х.] показал себя во время конгресса великолепным инструментом. Пока шла вступительная часть пленарного заседания, на которой произносили речи уполномоченная Евросоюза по цифровым вопросам Нили Кресс (Neelie Kroes) и Отеллини (Otellini) из Intel, кто-то «чирикнул» что-то вроде: «многообещающее начало, но затем снова возврат к очевидным вещам».

Именно такое ощущение было и у меня. Несмотря на все технологические достижения, пришествие социальных сетей, появление новых устройств для массового потребителя, несмотря на широкое использование мобильных устройств и значительно большее распространение Интернета, - точно такая же сессия могла пройти и пять или более лет назад. Страны Евросоюза и Австралии инвестируют в инфраструктуру широкополосной связи, - но разве не тем же самым занимались многие местные органы власти ещё где-то десятилетие назад, когда программы электронного правительства были неразрывно связаны с инвестициями в построение так называемого информационного общества? В чем разница между программами «Электронная Европа» (eEurope) и «Цифровая Европа» (Digital Europe)? Научились ли мы чему-нибудь на опыте наших неудач, и собираемся ли мы сделать что-то иначе, учитывая нынешнюю неопределенность и беспрецедентные уровни безработицы?

Во время моего круглого стола, который проходил в первый день конгресса (он назывался «Изменяющееся общество: Видение того, как ИТ меняют общество и государство» - The Changing Society: Vision on how IT is changing society and government), и в котором принял участие ряд известных людей, включая Константийна ван Оранж (Constantijn van Oranje), члена кабинета министров и одновременно представителя голландской королевской семьи, - снова был поднят вопрос «что изменилось?». Аспиранты попробовали «на зуб» участников круглого стола, задав им парочку довольно интересных вопросов, таких, как вопрос о сбалансированности между вовлечением общества в оказание услуг и риском утраты подотчётности; а также о тонкой грани между государством, предоставляющим кучу открытых данных, и молодёжью, считающей, что вся информация должна быть свободной, в том числе и та, что защищена авторским правом. Однако, за исключением одного хорошего замечания Константийна («государство должно быть там, где люди»), не последовало никаких реальных ответов.

Второй мой круглый стол был непосредственно посвящён проблемам «открытого правительства» (его название: «Разрушить стену» - Break Down The Wall). По иронии судьбы, параллельно шла ещё одна сессия, на которой обсуждалась семантическая «паутина» и - угадайте, что? - роль открытых государственных данных.

Увлекательно было следить за идущими с этой другой сессии твиттер-сообщениями, - получавшаяся картина напомнила мне фуги Баха, где музыкальный мотив повторяется, а затем по ходу произведения трансформируются или инвертируется. Один из моих панелистов, генеральный директор колумбийского «Онлайн-правительства», говорила о том, что они вышли на первое место в Латинской Америке по уровню развития электронного правительства, согласно опубликованному несколько недель назад рейтингу ООН. Вместе с тем она признала, - вместе с коллегой-панелистом, экс-министром регионального развития Латвии, - что количество онлайн-услуг не может служить мерилом успеха, и настоящая задача заключается в том, чтобы обеспечить более качественные услуги. Одновременно кто-то из участников другой сессии с гордостью, «прочирикал» в Твиттере, что американские государственные органы к настоящему времени сделали публично доступными 250 тысяч наборов данных.

Моей непосредственной реакцией, которой я поделился с аудиторией, было «Ну и что?»: Неужели мы заменяем одну бессмысленную меру - количество онлайн-услуг, на другую, одинаково бессмысленную - количество открытых наборов данных?

На нашей сессии, при участии удивительно живой аудитории, обсуждалось, что такое «более качественные услуги», и как можно предложить убедительное деловое обоснование для открытого правительства. И снова дискуссия - хотя и насыщенная и интересная - напомнила мне аналогичные обсуждения, проходившие 5 или 8 лет назад об общей ценности электронного правительства.

В этот момент я остро нуждался в чем-нибудь новом и освежающем, и поэтому я задал экспертам и слушателям вопрос: если бы у вас на открытое правительство были только 100 тысяч евро, как бы вы их потратили, чтобы увеличить шансы на получение отдачи от инвестиций? Выбор был предложен между (1) предоставлением открытых данные через что-то типа сайта data.gov, и (2) расширение прав и возможностей сотрудников по использованию инструментов социальных сетей, и по взаимодействию с внешними сообществами с целью сбора создаваемой пользователями информации. Подавляющее большинство аудитории выбрало последний вариант.

Таким образом, в то время, как инициативы «отрытого правительства» формируются по образцу того, что делается в США, представители государственных органов начали понимать, что отдача может быть достигнута неожиданными и незапланированными способами. Жаль, что приглашенная присоединиться к панели экспертов нашего круглого стола Бет Новек (Beth Noveck – заместитель высшего руководителя в правительстве США по технологиям, CTO) предпочла принять участие в другой сессии: она могла бы кое-чему поучиться у своих европейских коллег.

Андреа ди Майо (Andrea DiMaio)

Источник: блог компании Gartner
http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/05/27/from-e-government-to-open-government-back-to-the-future/

8 комментариев:

  1. Добрый день! Фраза автора заметки «… вызванные современными технологиями изменения в социальном поведении» заставили вспомнить знаменитую в свое время поговорку «Зима прошла, настало лето, спасибо партии за это» -) А по сути говоря, «на лицо» (в том числе) идеологическое отставание принципов «открытого правительства» («взросшего» из электронного) от прямого соучастия граждан в управлении делами государства. Это гражданское право размыто в Конституции ЕС необходимостью многомиллионной поддержки граждан Союза инициативы одного гражданина. В России же есть соответствующая статья Конституции, которая реально способна «преобразовать» э-правительство в «открытое». Отрадно, что г-н ди Майо постепенно «растет», помните его заметку «Посмеет ли кто-нибудь…»? http://rusrim.blogspot.com/2010/04/blog-post.html. С уважением С.В.Дроков

    ОтветитьУдалить
  2. Вдруг, кому понадобится "расширить кругозор": Recommendation CM/Rec(2009)1 of the Committee of Ministers to member states on electronic democracy (e-democracy) по ссылке https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=1410627&Site=CM&BackColorInternet=9999CC&BackColorIntranet=FFBB55&BackColorLogged=FFAC75 С уважением С.В. Дроков

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо, интересный документ! Писали его, видимо, французы, которые никогда не упустят шанс сказать 100 слов там, где вполне хватило бы 10 :) Есть немало правильных мыслей, и жаль, что они всё время тонут в словесах. Мало и бестолково сказано о рисках - похоже, они их по-настоящему не понимают.

    ОтветитьУдалить
  4. Наверное, как и все документы ЕС -)) Тем не менее, автор заметки (г-н ди Майо), видно предпочитает «не замечать» очевидного (а может «прикидывается», такое тоже часто бывает в преследовании определенных целей фирм) – порядок (хотя бы в череде нумерации) задач э-управления: Recommendation Rec(2004)15 of the Committee of Ministers to member states on electronic governance (“e-governance”)
    https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?Ref=Rec(2004)15&Language=lanEnglish&Site=CM&BackColorInternet=9999CC&BackColorIntranet=FFBB55&BackColorLogged=FFAC75 . А именно: I. E-democracy, II. Public e-services, III. E-governance strategies. С уважением С.В. Дроков

    ОтветитьУдалить
  5. Насчет рисков посмотрите этот любопытный документ «Security Issues in Cross-border Electronic Authentication» по ссылке: http://www.enisa.europa.eu/act/it/eid/xborderauthС уважением С.В. Дроков

    ОтветитьУдалить
  6. Документ ENISA мне знаком, но я имела в виду не эти, относительно мелкие риски. Электронные технологии в равной степени могут использоваться (и уже используются) и на пользу, и во вред - а стратеги Евросоюза упорно смотрят на них сквозь розовые очки, и видят только светлое электронное будущее.

    Электронное голосование гораздо проще фальсифицировать (особенно если стоящие у власти люди в этом заинтересованы). Кроме того, оно способствует менее ответственному отношению к акту голосования (пропадает церемониальный характер посещения избирательного участка - и скажите мне, что это неважно!).

    Тотальный электронный контроль над гражданами, который повсеместно становится реальностью, с одной стороны, позволяет обеспечить безопасность, а с другой (не буду говорить о том, что от неприкосновенности личной жизни мало что остается) - может, в случае попадания собранной информации криминальным структурам, создать дополнительные угрозы тем же самым гражданам.

    Прямая демократия, в руках умелых политиков, даже без подтасовки результатов голосований способна выродиться в тот самый строй, который ещё Платон, наряду с тиранией, относил к худшим формам государственного управления.

    Вот это и есть настоящие угрозы. И мне ди Майо как раз тем и интересен, что, помимо розового, он видит и кислое.

    Что касается порядка задач, то Вы меня удивляете - а в каком, по-Вашему, порядке любой опытный политикан эти задачи расставит? Ну конечно же Демократия всегда будет на первом месте! А дальше - само собой, пойдут электронные услуги для бабушки в деревне. И на самом последнем месте всегда будут собственные потребности госулдарственной машины.

    Но вы не покупайтесь на этот простенький маркетинг, а посмотрите лучше, на что выделяются деньги из бюджета - там Вы и увидите, как на самом деле расставлены приоритеты. Возможно, Вы обнаружите, что ди Майо как раз и замечает очевидное!

    ОтветитьУдалить
  7. Добрый день! «Простенький» маркетинг «выделяемых сумм» (я не про бюджет России-матушки)?.. А давайте посмотрим на стоимость этой «простоты» на одном (всего лишь) примере http://www.gdsi.ie/projects_results.asp?cat=regional&location=Russian Federation&fullname=Regional and rural development или http://www.gdsi.ie/projects.asp (См. Russian Federation). Красивые суммы в их совокупности?.. -)) Тем не менее, они (суммы) даются как раз под «соусом» Public e-services. Может, г-н ди Майо просто «вуализирует» или «блефует» как при игре в покер? С уважением С.В. Дроков

    ОтветитьУдалить
  8. Мы все о высоком -) А гляньте-ка, что творится в регионах. Читаю и плачу, плачу и смеюсь. И все это «вывалилось» в один день. Шувалов: "Интернет – прообраз мирового электронного правительства" http://www.vzsar.ru/news/2010/06/07/shuvalov__internet__-__proobraz_mirovogo_elektronnogo_pravitelstva.html еще «опус» http://ura.ru/content/perm/07-06-2010/news/1052115125.html . Куда уж тут с рекомендациями ЕС?.. ..."Молчит Русь" -). С уважением С.В. Дроков

    ОтветитьУдалить