суббота, 26 июня 2010 г.

Что конкретно означает «трансформация государственного управления»?

Данная заметка аналитика Андреа ди Майо была опубликованной на блоге фирмы Гартнер 17 июня 2010 года. Замечу, что моя точка зрения может отличаться от высказанных в публикации идей.

В прошлый понедельник, во время рабочей поездки в Сингапур, я дал интервью, в котором затрагивался ряд различных тем, и один из вопросов был о том, что я думаю о прогрессе в области трансформации государства/государственного управления (government transformation).

Действительно, компания Гартнер публикует «цикл ажиотажа» (Hype Cycle) в области трансформации государственного управления [это исследование, проводимое по фирменной методике компании Гартнер, результаты которого выражаются в виде диаграммы, наглядно показывающей ход развития какой-либо области – Н.Х.]: на рис. показана диаграмма на 2009 год, а мой коллега Стив Биттингер (Steve Bittinger) сейчас координирует подготовку версии 2010 года.


Схема включает в себя то, что мы называем «профилями технологий», т. е. ряд точек, соответствующих тем технологиям, которые мы считаем критически-важными для трансформации государственного управлений, таким, как облачные вычисления для сообществ, аналитика, вовлечение внешних сообществ, управление тематическими делами (досье), и т.д.

Однако когда мне этот вопрос был задан, я испытал странные чувства. В течение скольких лет я слышу этот самый термин «трансформация государственного управления»? Но трансформация чего и во что конкретно? и в чём весь смысл этих преобразований?

На протяжении многих лет этот термин применялся в сочетании с термином «электронное правительство». Уверен, что некоторые из моих читателей еще помнят такие термины, как «бесшовное» (joined-up) или «ориентированное на граждан» (citizen-centric): они многократно и взаимозаменяемо использовались как синонимы или дополнения понятия «трансформация».

Итак, трансформация предполагает переход от текущего состояния в некое новое состояние. Было ли это новое состояние когда-либо описано с достаточной степенью ясности? И была ли когда-либо дана настоящая оценка текущего состояния? При общении аналитиков друг с другом в «кулуарах» в ходе разработке нового варианта «цикла ажиотажа», мы обсуждаем роль общегосударственной корпоративной архитектуры (whole-of-government enterprise architecture), и кое-кто из нас считает, что идеи такой архитектуры ещё не восприняты в сколько-нибудь существенной степени большинством программ трансформации. На самом деле, как дисциплина, корпоративная архитектура как раз заставляет задуматься о текущем и будущем состояниях, об анализе недочётов и потенциальных возможностей (gap analysis): так почему же столь немногие используют этот подход для чего-нибудь хотя бы отдаленно полезного?

Пора лишить термин «трансформация государственного управления» его мистического ореола. В данном случае, помогает то, что сегодня, более чем когда-либо, у государственных органов есть хорошее оправдание для того, чтобы не втягиваться в амбициозные программы трансформации государственного управления, а также возможность признать провал и отказаться от уже существующих подобных программ.

Будущее слишком неопределенно, чтобы можно было обосновать одну-единственную версию будущего состояния. Предвидел ли кто-нибудь мировой финансовый кризис? Предвидел ли кто-нибудь его рецидив в виде долгового кризиса в Европе? Ожидал ли кто-нибудь разрушительного воздействия социальных сетей на модели обмена информацией и предоставления услуг? Предвидел ли кто-нибудь те радикальные меры по сокращению издержек, которые придётся принимать многим государственным органам?

Вместо того, чтобы фантазировать о мифических трансформациях, государственным структурам нужно признать, что будущее больше не является предсказуемым, и сосредоточиться на изменениях, необходимых для того, чтобы сделать их более гибкими и подвижными для адаптации к неопределенностям.

Многие из этих изменений может оказаться, на удивление, намного менее дорогостоящими, сложным и болезненным, чем традиционные «походы за трансформацией». По своей природе они могут иметь более локальный характер, используя сложившиеся в государственном аппарате структуры (government silos), а не пытаясь бороться с ними, - поскольку эти структуры обеспечивают ясную подотчетность и упрощают управление рисками. [Как говорят представители технических наук, бороться со сложностью можно за счёт разделения большой системы на относительно независимые подсистемы – Н.Х.]

В мире, где все границы становятся нечеткими, и всё становится непредсказуемым, единственный способ добиться успеха (или просто выжить) – это держаться за те немногие определенности, которые у нас есть. Какой бы нефункциональной ни казалась структура государственных органов,  она сложилась именно такой не случайно, - так давайте не забывать об этом при планировании изменений. И, пожалуйста, если это возможно, - давайте прекратим использовать термин «трансформация»!

Андреа ди Майо (Andrea DiMaio)


Источник: блог компании Гартнер
http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/06/17/what-does-government-transformation-mean-exactly/

Комментариев нет:

Отправка комментария