воскресенье, 11 апреля 2021 г.

Карл Мелроуз: Почему мы говорим об управлении информацией как активом, если она по большей части таковым не является?

Данный пост австралийского специалиста в области управления документами и информацией Карла Мелроуза (Karl Melrose – на фото) был опубликован 17 марта 2021 года на его блоге «Стратегическое управление информацией» (Information Governance).

Управление информацией как активом - идея не новая, но у меня есть серьезные проблемы с её осуществлением на практике.

На языке бухгалтерского учета, для того, чтобы считать нечто активом, мы должны ожидать в будущем притока в организацию, благодаря ему, денежных поступлений.

Мой комментарий: В языке, используемом как международными органами по стандартизации, так и профессиональным сообществом специалистов по управлению документами, понятие «актив» трактуется куда шире – оно охватывает абсолютно всё, что представляет для своего владельца хоть какую-нибудь ценность. Я готова согласиться, что столь широкая интерпретация потенциально делает формулировку «управление как активом» бессмысленной – ведь если документы вообще были созданы и сохранены хоть ненадолго, организация видела в них хоть какую-то ценность! Иными словами, если исходить из определения ИСО, любая зафиксированная информация формально может считаться активом.

Если же подходить с точки зрения здравого смысла, то активом может считаться информация, которая существенно полезная для ведения деловой деятельности, исполнения законодательно-нормативных и иных требований, сохранения корпоративной памяти, исполнения общественных ожиданий и т.п.

Таки образом, хотя трактовка Карла является, на мой взгляд, чрезмерно узкой – поставленный им вопрос заслуживает внимания. Это опять-таки идея о том, что деятельность службы управления документами должна приносить организации ощутимую деловую отдачу – только представленная с несколько иного ракурса.


Итак, какая часть хранимой нами информации действительно является «активом»?

Кто-нибудь когда-нибудь делал прогнозы доходов от своей информации?

Если информация не будет приносить денежных поступлений (или поддерживать экономию затрат), - разве это не делает её обузой?

Карл Мелроуз (Karl Melrose)   

Мой комментарий: Пользователь Chel так прокомментировал этот пост:

«Возможно, именно поэтому об управлении документами всё чаще говорят с точки зрения менеджмента риска? Раз менеджмент риска рассматривается как «необходимое бремя», то и управление документами можно считать аналогичной формой страховки.»

На это Карл Мелроуз ответил следующее:

«Об этом можно было бы вести очень долгий разговор. Я думаю, что подход на основе менеджмента риска опасен для управления документами, потому что в него по-настоящему вкладываются только сразу после того, как случается какой-то инцидент, - и проблема здесь в том, что даже после того, как что-то подобное случилось, никто не хочет инвестировать в ликвидацию последствий всего того, что происходило ранее ... они лишь хотят сказать: «Начиная с этого момента, мы будем вести хорошие документы». Конечным результатом является паршивое качество документов, и, как следствие, наша профессиональная деятельность недооценивается.

Я считаю, что нам нужно удвоить внимание к аспекту деловой полезности нашей деятельности, потому что это единственное, что даёт стабильную, проверяемую, измеримую и очевидную отдачу. Однако измерить деловую полезность / отдачу сложно, и специалистов по управлению документами этому не учат – соответственно, они об этом и не задумываются. Поэтому я думаю, что существует проблема как специалистов, которые не знают, как распознать, когда их деятельность даёт отдачу, - так и проблема того, что эти специалисты не знают и не умеют измерять эту отдачу и информировать о ней.

Вот простой пример: Специалист по управлению документами, с которым я разговаривал на прошлой неделе, только что переименовал заголовки целой серии дел, чтобы они соответствовали требованиям другой системы. Каждую неделю они получали от 15 до 20 запросов в связи с тем, что сотрудники не могли найти документы самостоятельно, и поэтому обращались за помощью в группу управления документами. Он переименовал всю серию дел ради того, чтобы в этом больше не было необходимости. Это очень полезная работа, но проблема в том, что он не подумал об этом заранее с данной точки зрения, поэтому и не задокументировал объём запросов, трудозатраты на поиск (как сотрудников деловых подразделений, так и персонала его собственной группы); и не написал экономического обоснования для выполнения подобной работы – соответственна, эта отдача осталась невидимой для организации, пусть даже на самом деле она очень существенно способствовала повышению производительности труда, вследствие чего со временем организация сэкономит массу денег.

Я думаю, нам нужно сосредоточиться на такого рода усилиях. У нас нет времени на это, но это потому, что у нас недостаточно людей - поэтому нам необходимо начать уделять время данным усилиям, чтобы показать свою ценность, получить больше людей - и получить время для этих усилий.

А что думаете Вы?»

Источник: блог «Стратегическое управление информацией» (Information Governance)
https://informationgovernance.blog/2021/03/17/why-do-we-talk-about-managing-information-as-an-asset-when-most-of-our-information-isnt/

Судебная практика: Персональные данные врачей, часть 3

(Продолжение, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2020/08/1.html и http://rusrim.blogspot.com/2020/08/2_2.html )

Спор между врачом и обществом ООО «МедРейтинг» был повторно рассмотрен Судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда в марте 2020 года (дело №33-1212)..

Для справки: Кратко напомню суть спора. В мае 2018 года гражданке (она работала врачом ультразвуковой диагностики в Воронежском Областном клиническом консультативно - диагностическом центре, имела ученую степень кандидата наук, врачебный стаж с 1997 года, стаж работы по специальности «ультразвуковая диагностика» с 2015 года) стало известно, что на публичном сайте ООО «МедРейтинг» были размещены её данные (имя, фамилия, место работы, должность) и пользователи - в основном, анонимные - оставляли там негативные отзывы о её работе.

Поскольку в добровольном порядке общество не прекратило обработку её персональных данных, то гражданка обратилась в суд с иском к обществу о защите ПДн, взыскании компенсации морального вреда в размере 150 тысяч рублей,  считая, что раз она не давала своего согласия на обработку её ПДн, она имеет право требовать их снятия с интернет-ресурса, а обработка данных осуществляется в нарушение федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных».

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда

В суд общество ООО «МедРейтинг» представило дополнительные возражения на апелляционную жалобу, в которых указало, что сайт «ПроДокторов» является средством массовой информации, а не общедоступным источником персональных данных, справочником, адресной книгой.

Обработка ПДн средством массовой информации «ПроДокторов» без согласия субъекта правомерна и соответствует закону. Информация, содержащаяся на интернет-странице, относится к профессиональной деятельности истицы и не затрагивает её частную жизнь. Имеется общественный интерес относительно ее деятельности, как врача, обусловленный интересом пациентов к качеству оказываемой доктором медицинской помощи. У гражданки имелись и имеются эффективные средства для защиты своих гражданских прав, в связи с опубликованием отзывов на сайте ответчика, путем опровержения соответствующих сведений в том же СМИ без раскрытия ПДн пациента, чем пользуются ежедневно другие врачи.

Суд отметил, что из протокола осмотра сайта нотариусом в мае 2018 года видно, что на интернет-странице размещены сведения о враче УЗИ, шесть отзывов о ней, пять из которых негативного содержания с указанием на некомпетентность врача, непрофессиональное проведение ею обследований, а также недоброжелательность по отношению к пациенту, неразъяснение ему в доступной форме результатов обследования. Некоторые отзывы составлены в грубой, унизительной форме. Уже после обращения гражданки ответчиком была проведена проверка, в результате которой три отзыва были опровергнуты и один отзыв изменён таким образом, что стал содержать не утверждение, а мнение пациента о компетентности врача.

Таким образом, утверждения ответчика о том, что отзывы пользователей предварительно просматривались, редактировались и размещались при условии подтверждения факта оказания медицинской помощи талоном на прием к врачу или медицинскими документами, не соответствуют действительности, так как изначально негативная информация об истице распространялась в необработанном виде и без какой-либо предварительной проверки.

Суд подчеркнул, что на сайте ответчика были размещены персональные данные истицы (имя, фамилия, место работы, должность), а также негативные оценки пользователей её профессиональных и общечеловеческих качеств, которые стали доступны неопределенному кругу лиц.

По мнению суда, данные сведения затрагивают психологическую неприкосновенность личности, в том числе право жить уединенно, не привлекая к себе нежелательного внимания, в связи с чем вывод суда о том, что ответчиком не распространялись сведения о частной жизни гражданки, нельзя признать правильным.

По мнению коллегии, при разрешении настоящего дела суд первой инстанции исходил из того, что наличие какой-либо необходимости или потребности общества в раскрытии ПДн лиц, занимающихся медицинской деятельностью, обусловлено публичной деятельностью, поэтому в рассматриваемом случае публикация имени, фамилии и места работы истицы взаимосвязана с общественным интересом к качеству оказания медицинских услуг. Учитывая, что ответчик воспроизвел информацию, размещенную на официальном сайте ЛПУ, в силу её публичной деятельности, то он не нарушил её права и законные интересы.

Между тем, районный суд не учел, что согласно разъяснению пункта 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», к публичным фигурам относятся лица, занимающие государственную или муниципальную должность, играющие существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области. Доказательств, подтверждающих существенную роль гражданки в общественной жизни, в деле нет, и публичной фигурой она не является.

В материалах настоящего дела отсутствуют также достаточные доказательства, подтверждающие то обстоятельство, что обсуждение деятельности конкретной гражданки, как врача, представляет общественный интерес, а дискуссия относительно её деятельности имеет общественную значимость.

Районный суд при вынесении решения сослался на пункт 7 части 1 статьи 79 федерального закона от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которой медицинская организация обязана информировать граждан в доступной форме, в том числе с использованием сети Интернет, об осуществляемой медицинской деятельности и о медицинских работниках медицинских организаций, об уровне их образования и об их квалификации, а также предоставлять иную определяемую уполномоченным федеральным органом исполнительной власти необходимую для проведения независимой оценки качества условий оказания услуг медицинскими организациями информацию.

Однако указанная норма закона, предписывающая в обязательном порядке публиковать на сайте лечебного учреждения список работающих в нем врачей, имеет целью оценку качества условий оказания услуг указанным учреждением, в то время как конструкция профиля гражданки, размещенного на сайте prodoctorov.ru, предполагает персональную оценку деятельности только истицы.

Судебной коллегией было установлено, что у истицы не имелось эффективных средств для удаления или опровержения на созданном ответчиком ее профиле комментариев её деятельности как врача, поскольку частично комментарии являлись анонимными, в связи с чем определить объективность высказанного мнения представляется затруднительным; а на те комментарии, которые были подписаны реальными лицами и в которых содержится критика профессиональной деятельности гражданки, она не могла надлежащим образом отреагировать, будучи ограничена врачебной тайной.

Реализация права на свободу слова и распространение информации, включая журналистскую деятельность, должна учитывать право на защиту частной жизни. В материалах настоящего дела отсутствуют достаточные доказательства, подтверждающие соответствие способа сбора и распространения информации о частной жизни гражданки (из которой не может быть полностью исключена деятельность профессионального характера), объема её персональных данных, общественной потребности в данной информации, а также правомерной цели ее сбора и распространения.

Для установления баланса между конкурирующими правами сторон судебная коллегия исходит из того, каковы вклад распространенной ответчиком информации об истице в обсуждение вопросов, представляющих интерес для общества, степень известности истицы, предмет информационного сообщения, предыдущее поведение истицы, содержание, форма и последствия опубликованных сведений, учитывает способ получения информации, отсутствие доказательств ее достоверности и приходит к выводу о неправомерности вмешательства ответчика в частную жизнь истицы.

Судебная коллегия отменила решение Центрального районного суда г. Воронежа, обязала ООО «МедРейтинг» прекратить обработку персональных данных и удалить из сети Интернет с сайта prodoctorov.ru профиль гражданки, содержащий, в том числе, её ПДн врача. Она также взыскала с ООО «МедРейтинг» в пользу врача компенсацию морального вреда в размере 5 тысяч рублей.

Дело этим не закончилось, и в конце июня ООО «МедРейтинг» подало жалобу в Первый кассационный суд общей юрисдикции.

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции 29 июля 2020 года (дела № 88-18950/2020, №2-2794/2018) оставила без изменения апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда, а кассационную жалобу ООО «МедРейтинг» - без удовлетворения.

Источники: сайт Центрального районного суда г. Воронежа / сайт Воронежского областного суда / Консультант Плюс
https://centralny--vrn.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=case&_uid=edc54456-4fc6-4ad5-859f-79eefc2af56d&_deloId=1540005&_caseType=&_new=0&srv_num=1&_hideJudge=0
https://oblsud--vrn.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=22660502&delo_id=5&new=5&text_number=1
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOKI;n=266825  
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=613797  
http://судебныерешения.рф/56373557

суббота, 10 апреля 2021 г.

Франция: Вышла очередная, четвёртая версия программного обеспечения для электронной архивации Vitam

Данная новость была опубликована 15 марта 2021 года на сайте «Программы VITAM». А также в Твиттере

Мой комментарий: О проекте Vitam см. подборку постов на поём сайте:
https://rusrim.blogspot.com/search/label/VITAM


Команда программы Vitam, работающая в режиме «сопровождение и постоянное улучшение», рада сообщить о выпуске версии V4 этого программного решения.

Выпущенная по прошествии одного года этапа промышленной эксплуатации, данная версия 4 программного решения Vitam (соответствующая релизу 16) отвечает целям этой новой фазы, в числе которых:

  • доработка функциональных возможностей, предусмотренных первоначальной «дорожной картой»,

  • реагирование на меняющиеся потребности операторов и пользователей,

  • разработка новых функциональных возможностей, сформулированных по итогам семинаров по определения новой «дорожной карты» проекта на 2020-2024 годы,

  • интеграция разработок, профинансируемых членами Клуба пользователей.

Бюро по сбору отчислений в фонд социального обеспечения и помощи семье URSSAF (Unions de Recouvrement des Cotisations de Sécurité Sociale et d'Allocations Familiales), Национальный фонд медицинского страхования (Caisse nationale de l’Assurance Maladie) и корпорация Xelians внесли свой вклад в развитие программного решения Vitam, предоставив функциональные возможности для обновления метаданных в рамках массовой операции «замораживания» / «размораживания» архивных документов. Интеграция разработок членов Клуба пользователей в решение Vitam - это позитивный цикл развития, который укрепляет Клуб пользователей и позволяет заинтересованным организациям в полной мере участвовать в развитии экосистемы Vitam.

Эта новая LTS-версия (от long-term support т.е. разработанная на этапе долговременной поддержки – Н.Х.) впервые включает код для интерфейсов, разработанный в рамках инициативы создания пользовательских интерфейсов Vitam UI. Мы ещё вернемся к этой теме и расскажем Вам о соответствующих результатах более подробно.

Документация будет обновляться по мере готовности; а код и дистрибутивные пакеты версии V4 были выложены на Github 12 марта 2021 года.

Команда программы Vitam продолжает свою работу, следуя новой «дорожной карте» и продумывая изменения стратегии технической поддержки с тем, чтобы сократить количество выпускаемых версий, обеспечить повышение качества и облегчить проведение обновлений пользователями.

Источники: сайт и Твиттер программы VITAM
http://programmevitam.fr/2021/03/15/V4/
https://twitter.com/ProgVitam/status/1372205099041308677


Судебная практика: Суд не нашёл достоверных доказательств того, что общество возобновило работу

Перевод значительной части организаций на удаленную работу в 2020 году, как и ожидалось, создал новую группу трудовых споров, связанных, как правило, с увольнением сотрудников за прогулы.

Коптевский районный суд в октябре 2020 года рассмотрел гражданское дело №2-1389/20, в котором своё увольнение оспаривала директор по персоналу общества ООО «АйДиХаб». Доказывающие факт прогула документы были составлены безупречно, однако суды не признали их надлежащими доказательствами.

Суть спора

Гражданка работала в обществе ООО «АйДиХаб» в должности директора по персоналу. В связи с пандемией коронавируса все сотрудники общества были переведены на удаленную работу. Сотрудницу никто не уведомлял о прекращении дистанционной работы и необходимости выйти на рабочее место по месту нахождения работодателя. В то же время ею посредством курьерской службы было получено требование от работодателя о необходимости дать объяснения по факту отсутствия на рабочем месте.

Сотрудница была уволена за прогул, - однако поскольку офис общества в указанный период не работал и все сотрудники осуществляли свою работу удаленно, она, по её мнению, прогул не совершала, в связи с чем она обратилась в суд с иском признать незаконными и отменить соответствующие приказы, восстановить её на работе в должности директора по персоналу, взыскать с работодателя средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию за задержку выплаты заработной платы и компенсацию морального вреда.

Позиция Коптевского районного суда города Москвы

Суд внимательно изучил представленные работодателем документы и отметил, что в соответствии с докладными записками, составленными специалистом по кадрам на имя генерального директора общества, сотрудница отсутствовала на своем рабочем месте в течении всего рабочего дня в течении нескольких дней.

Работодателем были составлены акты об её отсутствии на рабочем месте, которые были подписаны юристом, помощником руководителя, специалистом по кадрам; а в адрес сотрудницы было направлено требование о представлении письменного объяснения по факту отсутствия.

Сотрудница направила в адрес работодателя объяснительную записку, в которой она указала, что в соответствии с Указом Президента РФ она и иные работники были переведены на удаленную работу вне места расположения работодателя. В спорные дни она продолжала осуществлять свои трудовые обязанности удаленно по месту своего жительства, поскольку (в том числе согласно Указа Мэра Москвы) была приостановлена деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, и общество не относилось к числу организаций, деятельность которых была разрешена в указанный период.

Согласно приказа общества «О применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения», к сотруднице была применена мера дисциплинарного взыскания в виде увольнения по пп.«а» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.

Суд подчеркнул, что ответчиком суду не было представлено, а судом не было добыто достоверных доказательств того, что:

  • Общество возобновило свою работу по месту своего нахождения;

  • Сотрудница была об этом уведомлена и в указанный период отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин

Суд отметил, что согласно ответу на запрос суда, поступившему из организации, являющейся управляющей компанией здания Москва-Сити, в котором расположен офис общества, - в офис общества в спорный период был зафиксирован проход только одного сотрудника.

Суд сделал вывод о том, что не представлено доказательств того, что сотрудница должна была непосредственно находиться на своем рабочем месте в офисе общества, однако отсутствовала без уважительных причин; и не доказан факт совершения прогула в процессе рассмотрения дела обществам.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о соразмерности примененного к сотруднице дисциплинарного взыскания тяжести совершенного ею проступка ответчиком также представлено не было; доводы стороны ответчика о том, что истец ненадлежащим образом исполняла возложенные на нее трудовые обязанности, ничем объективно не был подтверждён. Сотрудница к дисциплинарной или иной ответственности не привлекалась, каких-либо достоверных доказательств того, что ей давались какие-либо задания, распоряжения, однако она их не исполнила, либо исполнила ненадлежащим образом, также не было представлено.

Вместе с тем, в должностной инструкции сотрудницы не предусмотрено составление директором по персоналу каких-либо актов, направленных на предотвращение распространения короновирусной инфекции, на что ссылался представитель работодателя.

В итоге суд:

  • Признал незаконным и отменил приказ общества в части применения к гражданке дисциплинарного взыскания увольнения по пп.«а» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ;

  • Восстановил её в должности директора по персоналу;

  • Взыскал в пользу сотрудницы средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию за задержку выплаты заработной платы и компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в феврале 2021 года (апелляционное определение №33-6234/2021) оставила без изменения решение Коптевского районного суда города Москвы, а апелляционную жалобу общества - без удовлетворения.

Мой комментарий: Эта история показывает, что в современных условиях крайне сложно предусмотреть все возможные факторы при фальсификации доказательств, поскольку информационные технологии пронизывают все сферы деятельности, и в относящаяся к спору информация зачастую собирается и хранится в различных, иногда довольно неожиданных места. В данном случае база данных использования пропусков, к тому же созданная и хранимая незаинтересованной третьей стороной, и к которой у работодателя не было никакого доступа, - для суда оказалась более веским доказательством, чем оформленные «без сучка и задоринки» бумажки.

Источник: сайт  Московского городского суда
https://mos-gorsud.ru/rs/koptevskij/cases/docs/content/e5ba8c4d-f917-4fbc-85d8-c2c7bd41aba4
https://mos-gorsud.ru/rs/koptevskij/cases/docs/content/d19dcbd2-b757-4d81-9178-7ecb4b76f3d9