воскресенье, 13 декабря 2020 г.

Судебная практика: Военнослужащий наказан за использование WhatsApp для передачи сообщений служебного характера

Несмотря на то, что Интернет завоевал все сферы человеческой деятельности, в ряде случаев на законодательном уровне его использование либо ограничено, либо запрещено. В первую очередь это касается вопросов обеспечения безопасности нашей страны.

Судебная коллегия по административным делам Южного окружного военного суда в марте 2020 года (апелляционное определение №33а-237/2020) вынесла решение по делу, в котором рассматривался вопрос о правомочности привлечение военнослужащего к дисциплинарной ответственности за использование приложения WhatsApp для передачи сообщений служебного характера.

Для справки: В силу части 1, 1.1 и 1.3 статьи 7 Федерального закона «О статусе военнослужащих» - военнослужащие, реализуя право на доступ к получению и распространению информации, не вправе разглашать государственную или иную охраняемую законом тайну.

Военнослужащим запрещается предоставлять средствам массовой информации либо с использованием сети «Интернет» распространять или предоставлять информацию:

  • Позволяющую определить принадлежность или предназначение военнослужащих к Вооруженным Силам РФ, другим войскам, воинским формированиям и органам;

  • О других военнослужащих, в том числе информацию, позволяющую определить место нахождения указанных лиц в определенный период другим лицам;

  • О своей деятельности или деятельности других военнослужащих, связанной с исполнением обязанностей военной службы;

  • О деятельности органов военного управления или органов управления другими войсками, воинскими формированиями и органами, о деятельности объединений, соединений, воинских частей и иных организаций, входящих в состав Вооруженных Сил Российской Федерации или других войск, воинских формирований и органов, о деятельности подразделений указанных органов военного управления или органов управления, воинских частей и организаций, в том числе информацию о дислокации или передислокации органов военного управления или органов управления, объединений, соединений, воинских частей, организаций и подразделений, не отнесенную к перечню сведений, составляющих государственную тайну.

Суть спора

Приказом командира войсковой части в сентябре 2019 года военнослужащий был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде строгого выговора, и ему была понижена премия «за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей за сентябрь 2019 года до 15 процентов оклада денежного содержания».

Военнослужащий обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным приказ о применении к нему дисциплинарного взыскания, обязать должностное лицо, издавшее его, отменить этот приказ, и обеспечить его всеми видами довольствия, недополученного в связи с необоснованным привлечением к дисциплинарной ответственности, а также компенсировать ему моральный вред в размере 50 тысяч рублей.

Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в декабре 2019 года отказал в удовлетворении заявленных требований.

Позиция военнослужащего

Основанием для применения дисциплинарного взыскания послужило то, что в период временного исполнения им обязанностей заместителя командира войсковой части по тылу - начальника тыла, он не осуществлял контроль за деятельностью рядового Е. в вопросах, связанных с защитой информации от несанкционированного доступа, чем создал предпосылки к утечке сведений служебного характера.

Однако командование не учло, что рядовой не входил в личный состав службы тыла, не находился в его подчинении, а был привлечен к выполнению работ нештатного делопроизводителя заместителем командира войсковой части по тылу - начальником тыла в нарушение статьи 234 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

Рядовой, выполняя не им поставленную задачу, при отсутствии иных технических средств связи, по собственной инициативе в служебных целях в ночь с 17 на 18 июля 2019 года направил ему сообщение, которое не содержало служебной или иной охраняемой законом тайны. Сообщить о том, что рядовой использует мобильный телефон для обмена информации, он не успел, поскольку после того, как он прибыл 18 июля 2019 года в расположение воинской части, сотрудники ФСБ России уже провели мероприятия по изъятию мобильного телефона у рядового.

В рамках проводимого служебного разбирательства у него не изымался мобильный телефон, однако судом в качестве доказательств были приняты снимки с экрана его телефона (скриншоты). Кроме того, судом первой инстанции был установлен факт переписки с рядовым, однако она не являлось предметом служебного разбирательства и причиной привлечения истца к дисциплинарному взысканию.

Военнослужащий полагал, что он был привлечён к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, совершенный другим лицом. Кроме того, было проигнорировано то, что каких-либо обязанностей по обеспечению безопасности информации на него, как начальника вещевой службы тыла, не возлагалось.

При исполнении обязанностей военной службы, в частности, при нахождении на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью, военнослужащим запрещается иметь при себе электронные изделия (приборы, технические средства) бытового назначения, в которых могут храниться или которые позволяют с сети «Интернет» распространять или предоставлять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации.

Позиция Судебной коллегии по административным делам Южного окружного военного суда

Суд в марте 2020 года подчеркнул, что нарушение этих запретов является по своему характеру грубым дисциплинарным проступком.

Истец проходит военную службу по контракту на воинской должности начальника вещевой службы тыла войсковой части. На основании приказа командира войсковой части в период с 4 по 26 июля 2019 года он временно исполнял обязанности заместителя командира войсковой части по тылу - начальника тыла.

18 июля 2019 г. сотрудниками отдела ФСБ России в помещении штаба войсковой части у рядового было изъято мобильное устройство с расширенными мультимедийными возможностями, через которое путем использования интернет-мессенджера WhatsApp тот осуществлял прием и передачу служебной документации, а также иного фото-, видео- и аудиоконтента, помимо прочих, от начальника вещевой службы воинской части.

Заключением служебного разбирательства было установлено, что рядовой с апреля 2019 года по указанию заместителя командира войсковой части по тылу - начальника тыла выполнял работы в штабе тыла в качестве нештатного делопроизводителя. В апреле 2019 года он пронес на территорию войсковой части мобильное устройство с расширенными мультимедийными возможностями и использовал интернет-мессенджер WhatsApp для принятия служебной документации (фото-, видео- и аудиоконтент) в том числе от военнослужащего, а также передавал ему такого рода информацию.

Ночью 15 июля 2019 года рядовой, находясь в расположении воинской части, передал ему сообщение в виде фотографии графического плана войсковой части. Это подтверждается скриншотами с его мобильного устройства.

Приказом командира войсковой части за неадекватное осуществление контроля за деятельностью рядового в вопросах, связанных с защитой информации от несанкционированного доступа, приведшее к созданию предпосылок к утечке сведений служебного характера, за отсутствие доклада об использовании рядовым личного технического средства передачи данных вышестоящему командованию и осуществление служебной переписки военнослужащему был понижен размер месячной премии.

Допрошенный в суде в качестве свидетеля рядовой показал, что в период с 27 июня по 15 июля 2019 г. он путем использования интернет-мессенджера WhatsApp получал от истца сообщения служебного характера, в том числе файлы с содержащимися в них сведениями об обеспеченности абитуриентов вещевым имуществом.

По мнению суда, использование в качестве доказательств скриншотов с мобильного телефона истца, который не изымался у него в ходе разбирательства, не является основанием для признания их недопустимыми, так как происхождение скриншотов сторонами не оспаривается.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда по административному исковому заявлению, а апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

Позиция Кассационного военного суда

Кассационный военный суд в августе 2020 года (кассационное определение №88а-1768/2020) отметил, что ограничение вноса, нахождения и использования технических устройств личного пользования на территории воинских частей связано не только с наличием и возможностями мультимедийных приложений, либо функцией беспроводного подключения к сети «Интернет», но и возможным нахождением в составе таких технических средств скрытых устройств перехвата информации которые расцениваются как создание каналов утечки информации, содержащей сведения, составляющие государственную тайну.

Кассационный военный суд оставил без изменения решение Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда и апелляционное определение Южного окружного военного суда, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

Мой комментарий: Нарушение, с моей точки зрения, налицо – однако я бы на месте тех же судов изучила вопрос о том, были ли предоставлены виновным лицам необходимые возможности и средства для исполнения ими своих служебных обязанностей без нарушений действующих правил, или же, как у нас бывает сплошь и рядом, правила информационной безопасности вынуждены нарушать все (а шишки валятся на немногих, которых поймали на «горячем»).

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=OFS;n=2291
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=KSOJF;n=2070

1 комментарий: