пятница, 11 декабря 2020 г.

Конвенция Совета Европы о доступе к официальным документам вступила в силу – но этого никто не заметил

«Конвенция Совета Европы о доступе к официальным документам» (Council of Europe Convention on Access to Official Documents), также известная как 205-й договор (CETS No.205) была подписана её первоначальными участниками в норвежском городе Тромсё (Tromsø) 18 июня 2009 года.


Неофициальный перевод текста конвенции на русский язык доступен по адресу https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/rms/09000016805a937b , а официальный английский текст выложен здесь: https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/rms/0900001680084826 .

В пункте 3 ст.16 было установлено, что Конвенция вступит в силу через 3 месяца после того, как её ратифицируют 10 членов Совета Европы. Ждать пришлось долго, «кворум» никак не складывался, но тут на помощь пришла Украина, ратифицировавшая документ в августе 2020 года.

И вот свершилось – с 1 декабря 2020 года Конвенция официально вступила в силу для Боснии и Герцеговины, Эстонии, Финляндии, Венгрии, Литвы, Черногории, Норвегии, Молдовы, Швеции и Украины.

Закономерность здесь очевидна – мы видим в этом списке страны Скандинавии, Прибалтики и Восточной Европы, и не видим ни одной из ведущих стран Евросоюза, у которых и так есть своё, весьма продвинутое законодательство об обеспечении свободы доступа не просто к «официальным» документам, но и вообще к документам и информации государственных органов, а также негосударственных организаций, выполняющих публично-значимые функции. Для них, как и для России, Конвенция уже устарела и стала неактуальной.

Кстати, тут есть интересный терминологический вопрос: в Конвенции (ст.1б п.2b) понятие «официальные документы» (official documents) означает «всю информацию, зафиксированную в любой форме, составленную или полученную государственными органами и имеющуюся в их распоряжении». Это крайне широкая трактовка, и я бы просто побоялась ратифицировать у нас конвенцию с подобной формулировкой, поскольку у нас есть статьи в Уголовном кодексе, предусматривающие серьёзную ответственность, например, за уничтожение официальных документов. Под такую трактовку попадают разного рода спам, периодические издания, реклама, художественная литература из ведомственных библиотек, всё содержимое компьютеров и т.д. Кто знает, возможно, именно бредовость данной формулировки как раз и отвадила остальных членов Совета Европы от присоединения к Конвенции…

Источник: сайт Совета Европы
https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/treaty/205

Комментариев нет:

Отправка комментария