суббота, 9 марта 2019 г.

Судебная практика: За утрату архивных документов рублем наказывают пенсионеров


У нас в стране пенсионная реформа приняла затяжной и не дающий поводов для оптимизма характер, при этом никто из высшего руководства страны так и не попытался всерьёз разобраться, почему же ни один из предложенных вариантов в России так и не сработал.

У меня есть своя точка зрения на этот счёт, и я полагаю, что истинные причины неудач (или, по крайней мере, часть их) совсем не те, о которых говорят официальные лица. Дело в том, что все предлагаемые изменения системы пенсионного обеспечения граждан исходили и продолжают исходить из предположения о том, что пенсионные права граждан элементарно подтверждаются на основании документов, которые хранят государственные и муниципальные архивы.

Если бы кто-нибудь из принимающих решения лиц поинтересовался, сколько кадровых документов уже было утрачено и продолжает утрачиваться ежегодно, то им, возможно, стало бы понятно, что строить на этом фундаменте пенсионную реформу нельзя, если только не ставить себе цель наплодить нищих пенсионеров (и, замечу, тем самым во многом подорвать «кормовую базу» мелкого бизнеса!).

Судебную практику по данному вопросу читать горько и неприятно, поскольку она наглядно демонстрирует, как за безалаберность и халатность государственных органов, отвечавших и отвечающих за сохранение архивных документов, рублем наказывают безвинных граждан пенсионного - и теперь уже предпенсионного - возраста.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в октябре 2018 года рассмотрела дело № 33-7098/2018, в рамках которого гражданка пыталась добиться от органов власти и архива выдачи ей архивных справок, в которых бы максимально полно была отражена ее заработная плата за 1990-1997 годы.

Суть спора

Гражданка обратилась в суд с иском к Министерству культуры Омской области, и к Историческому архиву Омской области о выдаче надлежащей справки о заработной плате. В обоснование требований указала, что с мая 1990 года по январь 1997 года работала в Отделе торговли Сибирского военного округа. Работодатель был ликвидирован в 2000 году, документы по личному составу были переданы в архив.

На ее запрос о предоставлении справок о заработной плате ответчиками были, по ее мнению, предоставлены недостоверные сведения (занижена сумма заработной платы). Истица просила обязать ответчиков исправить ошибки в выданный ей документах, а в том числе:
  • Сумма 498 528 руб. вместо 401 044 руб., где сумма 498 528 руб. - это заработная плата за 4 месяца, в сентябре 1993 года заработная плата 140 623 руб.,

  • Заполнить доходы за 1995 год (пособие по уходу за ребенком с марта 1994 года);

  • Признать значение заработной платы с 1990 года по 1992 год согласно справке Омскстата о средней минимальной заработной плате работников по отрасли «торговля»;

  • Признать значение заработной платы с сентября 1992 года по август 1993 года как среднее значение заработной платы 90 922,50 руб., так как пособие 40% от заработной платы предыдущего года работы составляет 36 369 руб.
В ходе судебного разбирательства гражданка пояснила, что просит признать недействительными сведения, представленные архивным отделом в архивных справках о периоде и размере ее заработной платы, периоде о размере получаемого пособия по уходу за ребенком; а также просит обязать ответчиков представить такие сведения за все периоды ее работы в магазине Отдела торговли Сибирского военного округа с 1993 года по 1997 год.

Позиция Министерства культуры Омской области и Исторического архива Омской области

Представители Министерства культуры Омской области исковые требования не признали. Они пояснили, что гражданка неоднократно обращалась в Министерство культуры с требованием выдать ей архивные справки за весь период ее работы в 1990-ых годах. Внести требуемые изменения в архивные справки невозможно, так как на хранение в архив Отделом торговли Сибирского военного округа представлены документы не за весь период времени.

Архивом справки о размере заработка выданы в соответствие с содержанием имеющихся в архиве ведомостей. Поскольку работодателем в архив были сданы ведомости не за весь период работы гражданки, выдать справки с иным размером заработка, не представляется возможным.

Решением Центрального районного суда г. Омска гражданке было отказано в удовлетворении исковых требований к Министерству культуры Омской области и Историческому архиву Омской области о выдаче надлежащей справки о заработной плате.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда

В апелляционной жалобе гражданка отмечала, что судом не были приняты ее дополнения, сведения о дипломе. По ее мнению, при выдаче справки о заработной плате архивом были допущены ошибки, не учтен факт ее работы на условиях совместительства, неверно отражены суммы начислений заработной платы, не учтены положения закона о порядке оплаты пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет. Суд к рассмотрению ее требований подошел предвзято. С ее точки зрения, суд должен был вынести решение о размере ее заработка исходя из среднестатистических данных о заработке работников аналогичной профессии.

Суд отметил, что архивом по обращениям гражданки были выданы справка о профсоюзных отчислениях за 1990-1997 годы, и архивные справки о заработной плате за октябрь - ноябрь 1993 года, март - апрель 1994 года, с марта 1996 года по январь 1997 года, копия личной карточки за 1997 год, справка об удержании профсоюзных отчислений.

По запросу Кормиловского районного суда Омской области архивом были подготовлены справки о стаже работы гражданки за 1990-1997 годы о заработной плате за октябрь - ноябрь 1993 года, март - апрель 1994 года, с марта 1996 года по январь 1997 года.

При обращении гражданки в 2017 году ей дополнительно были предоставлены ксерокопии ведомостей за октябрь 1993 года и март 1994 года по магазину.

Суд отметил, что в архивном фонде Омской области хранится только одно дело (единица хранения) ведомость по начислению заработной платы работникам магазина с октября 1993 года по июнь 1997 года и опись к фонду N Л-62 «Отдел торговли Сибирского военного округа». Ведомости по начислению заработной платы работникам магазина с мая 1990 по сентябрь 1993, приказы о предоставлении отпусков за 1994 год на хранение в архив не поступали.

Суд отметил, что поскольку буквальное содержание ведомости не позволяет определить период, за который гражданке были начислены денежные средства и основания этих начислений (работодателем ведомости за периоды, ранее октября 1993 года в архив не переданы), бланк справки, содержащий информацию о начислении заработной платы за октябрь 1993 года архивом заполнен правильно, в соответствие с содержанием ведомости работодателя.

Суд подчеркнул, что гражданка не лишена возможности в порядке искового производства доказывать иной размер фактически полученной заработной платы и ее периода при разрешении ее требований к пенсионному органу в том случае, если требуемые от архивного органа сведения могут повлиять на ее размер пенсии. В рамках судебного разбирательства было установлено, что выданная архивом справка о размере заработка соответствует содержанию ведомостей, находящихся в распоряжении архива.

Судом также было установлено, что указываемая архивом в справке сумма заработной платы за март 1994 года является пособием по временной нетрудоспособности и указана архивом в соответствие с содержанием имеющейся ведомости. Доводы гражданки о том, что указанную сумму необходимо «разбить» на количество месяцев, в которых она фактически получала пособие, судебной коллегией отклоняются, поскольку выданная архивом справка находится в точном соответствие с содержанием ведомости о начислении заработной платы работодателя, правовых оснований для указания в справке иных сведений о заработке у ответчика не имелось.

Доводы жалобы о том, что в справках не указана заработная плата, получаемая ею в качестве совместителя, судебной коллегией также были отклонены, поскольку в имеющихся в распоряжении архива ведомостях начисления заработной платы таких сведений не содержится; указанные в справке сведения приведены в соответствие с содержанием ведомостей.

В настоящем споре гражданка также просила суд установить ее размер заработка исходя из средней заработной платы работников той же отрасли по данным органа статистики, а также определить размер ее заработка расчетным методом исходя из процента выплачиваемого от заработка пособия по уходу за ребенком. Между тем, по указанным требованиям Министерство культуры Омской области и архив являются ненадлежащими ответчиками. Гражданка не лишена возможности обратиться в суд с требования к пенсионному органу об установлении размера получаемой заработной платы и перерасчете пенсии.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Центрального районного суда г. Омска от, а апелляционную жалобу гражданки - без удовлетворения.

Мой комментарий: А теперь оцените ситуацию. Документы не сохранились не по вине будущей пенсионерки, однако деньгами наказали именно ее.

Отмечу также тот момент, что суд сочувствовал гражданке и явным образом подсказал в судебном решении, как ей нужно действовать в этом случае. Удивляет, почему в Пенсионном фонде женщине сразу не разъяснили надлежащий порядок отстаивания её, и тогда ей не пришлось бы бессмысленно обивать в течение нескольких лет пороги государственного архива, вместо того, чтобы через суд потребовать от пенсионного органа объективного установления размера её заработной платы и перерасчета пенсии.

Понятно, что государство не горит желанием публично признавать свою вину за провал работы по обеспечению сохранности документов, подтверждающих пенсионные права граждан за 1990-е годы, и уж тем более отвечать за это рублём. Однако данная проблема уже начала обостряться, и, думаю, принимать решения всё-таки придётся – так может быть, лучше это сделать уже сейчас, не дожидаясь социальных взрывов?

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOSB;n=246432

1 комментарий:

  1. Несмотря на сочувствие к граждане, как ахивист не могу не задать вопрос, почему в суд она подаёт на архив, который не назначает ей пенсию, а только выдаёт информацию (причём имеющуюся у него). На мой взгляд в таких ситуациях должен вступать в игру Пенсионный фонд, который на основе представлены документов (неполных) должен решать, какую пенсию выплачивать человеку. А архив хоть умри другой справки не даст. Сейчас ситуация ещё хуже, так как в 25-фз прописано, что принимать документы можно только от ликвидаторов, в результате чего все брошенные документы оказались вне закона.

    ОтветитьУдалить