суббота, 12 сентября 2020 г.

Судебная практика: Усиленная квалифицированная электронная подпись не может свидетельствовать о соответствии электронных образцов документов их подлинникам


Применение электронных документов в деловой деятельности неизбежно вызывает много вопросов, связанных с тем, что граждане и организации, начиная их использовать, не всегда осознают, что они подписывают в электронном виде: копию или подлинник, и с каким намерением. В результате судам приходится разбираться, что да как :)

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия в августе 2018 года вынесла апелляционное определение по делу № 33-1568/2018, в котором вновь возник вопрос о том, как нужно надлежащим образом заверять электронные копии бумажных подлинников.

Суть спора

В феврале 2015 года Октябрьским районным судом года Саранска Республики Мордовия были удовлетворены требования ПАО «Сбербанк России» к гражданину о взыскании задолженности по кредитному договору. На основании исполнительного листа было возбуждено исполнительное производство в отношении гражданина.

На основании договора уступки прав в марте 2018 года Сбербанк России передал свои требования по просроченным кредитам физических лиц, а также к солидарным должникам в полном объеме обществу ООО «ЮСБ». Исполнительные документы обществу не передавались.

Общество подало заявление в суд с просьбой произвести замену стороны по гражданскому делу с ПАО «Сбербанк России» на ООО «ЮСБ»; установить взыскателем задолженности по кредитному договору общество; заменить взыскателя по исполнительным листам о взыскании задолженности; выдать самостоятельные исполнительные листы по гражданскому делу в пользу общества, а в случае отказа, выдать дубликаты исполнительных листов по вышеназванному гражданскому делу.

Определением Октябрьского районного суда года Саранска Республики Мордовия в июне 2018 года заявление о процессуальном правопреемстве ООО «ЮСБ» было оставлено без рассмотрения.

Частная жалоба представителя общества

Заявление и приложенные к нему документы были поданы представителем истца с использованием электронной подачи документов через личный кабинет на официальном сайте госуслуг. Заявление было подписано усиленной квалифицированной электронной подписью представителя, доверенность была подписана усиленной квалифицированной электронной подписью директора ООО «ЮСБ», - то есть заявление было подано по всем правилам ГПК РФ и в соответствии с порядком подачи документов в электронном виде. Следовательно, все документы, прилагаемые к заявлению, в том числе договор уступки прав (требований), считаются заверенными УКЭП, то есть заверены надлежащим образом, и каких-либо дополнительных заверений на документах не требуется.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия

Судебная коллегия отметила, что частью 1.1 статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), вступившей в силу 1 января 2017 года, предусмотрено, что исковое заявление, заявление, жалоба, представление и иные документы могут быть поданы в суд на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством РФ, посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда.

Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации 27 декабря 2016 года был утвержден «Порядок подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа».

Суд установил, что представителем общества истца через сервис «Электронное правосудие» с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи в Октябрьский районный суд года Саранска Республики Мордовия было подано заявление о процессуальном правопреемстве.

При подаче искового заявления представителем общества были соблюдены требования Порядка подачи документов.

Вместе с тем, довод частной жалобы представителя заявителя о том, что документы заверены надлежащим образом УКЭП представителя заявителя и директора ООО «ЮСБ», по мнению судебной коллегии, не может повлечь отмену определения суда по следующим основаниям:
  • В соответствии с частью 2 статьи 71 ГПК РФ, письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии;

  • В соответствии с пунктом 1 статьи 2 федерального закона от 6 апреля 2011 года № 63-ФЗ «Об электронной подписи», электронная подпись - информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию.
Из приведенных норм следует, что УКЭП используется для идентификации лица, предъявляющего исковое заявление, и не может свидетельствовать верность электронных образов документов их подлинникам.

Суд подчеркнул, что наличие электронного образа заявления, приложенных к нему документов, в том числе доверенности на подписание и предъявления в суд заявления, с присоединенной усиленной квалифицированной электронной подписью представителя и директора ООО «ЮСБ», тем не менее, не позволяет удостовериться в подлинности документа и доверенности в отсутствие его оригинала либо надлежащим образом заверенной копии такого документа.

По этой причине суд первой инстанции в порядке подготовки дела к судебному разбирательству истребовал у общества подлинники документов, приложенных к заявлению, либо их копии, заверенные в установленном законом порядке.

На данном письме имеется отметка о его направлении с адреса электронной почты суда на электронный адрес представителя заявителя, указанного при отправлении заявления о процессуальном правопреемстве.

Подлинники документов или их надлежаще заверенные копии не были представлены заявителем в суд до начала судебного заседания, в связи с чем суд первой инстанции, принимая обжалуемое определение, законно и обоснованно оставил заявление о процессуальном правопреемстве без рассмотрения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия оставила без изменения определение Октябрьского районного суда года Саранска Республики Мордовия, а частную жалобу заявителя ООО «ЮСБ» - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOKI;n=336934

2 комментария:

  1. Ну и что же - по-Вашему, это правильно?

    ОтветитьУдалить
  2. В своих статьях я не раз отмечала, что – в отличие от США – Европа (и, в частности, Россия) возможно, делают большую глупость, не фиксируя намерение подписанта в усиленных электронных подписях. Иногда эти намерения ясны из контекста, а иногда нет – а ведь подпись может ставиться для утверждения документа, для согласования, для визирования, для подтверждения ознакомления с ним, для заверения верности копии, «просто» для защиты целостности электронного объекта в процессе передачи!

    Если нет уверенности в том, что, подписывая пакет документов, подписант также берет на себя ответственность за верность всех приложенных электронных копий (а такую уверенность может дать нормативная база для соответствующей системы), соблюдая при этом существующие законодательно-нормативные требования к заверению документов – нет и оснований автоматически признавать подпись пакета в качестве надлежащего заверения копий. Хуже того, у подписанта пакета иногда могут отсутствовать полномочия на такое заверение. На эту проблему, собственно, и указал суд в своём решении.

    ОтветитьУдалить