воскресенье, 29 декабря 2019 г.

Судебная практика: Личная электронная почта и конфиденциальная информация


Активное использование электронной почты в деловых отношениях ставит вопрос о том, в каких случаях сотрудники могут использовать для работы личную электронную почту и пересылать на нее служебную информацию.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в ноябре 2019 года вынесла решение по делу № 33-50688/2019, в котором признала незаконность пересылки служебной переписки на личную электронную почту сотрудника и правомочность увольнения за разглашение коммерческой тайны.

Суть спора

Гражданка была принята на работу к ответчику на должность менеджера по работе со стратегическими клиентами ООО «Провими» на основании трудового договора в январе 2016 года.

В связи с подачей гражданкой заявления об увольнении была проведена проверка в целях защиты коммерческой тайны. В результате доступа к ее рабочему почтовому ящику были установлены факты пересылки ею внутренней рабочей информации и материалов с рабочей почты на личную, что является грубым нарушением Положения о коммерческой тайне ООО «Провими».
Для справки: В соответствии со ст.3 федерального закона от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», под коммерческой тайной понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду, а под информацией, составляющей коммерческую тайну, - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, является лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании ограничило доступ к этой информации и установило в отношении ее режим коммерческой тайны.

Согласно ст. 4 федерального закона от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю такой информации с учетом положений федерального закона.
В марте 2019 года гражданка была уволена по пп."в" п.6 ст.81 ТК РФ в связи с однократным грубым нарушением работником трудовых обязанностей - разглашением охраняемой законом тайны (персональных данных другого работника), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Гражданка обратилась в суд с иском к обществу, в котором, с учетом уточнения исковых требований, просила признать незаконным увольнение на основании приказа по пп."в" п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ, обязать изменить формулировку основания увольнения на увольнение по собственному желанию и даты увольнения путем внесения соответствующей записи в трудовую книжку, а также взыскать компенсацию морального вреда в размере 50 тысяч руб.

В обоснование заявленных исковых требований она указала, что переданная ею информация со служебной на личную электронную почту не может рассматриваться как разглашение коммерческой тайны, так как направленная ею презентация не относится к коммерческой тайне, работа с личного ноутбука была разрешена ответчиком, в приказе об увольнении не указаны конкретные положения должностных инструкций, приказов, локальных актов работодателя, которые истцом были нарушены при исполнении трудовых обязанностей.

Решением Савеловского районного суда г. Москвы в июне 2019 года (номер дела в суде первой инстанции № 2-3121/19) в удовлетворении исковых требований гражданки к ООО «Провими» о признании увольнения незаконным, обязании изменить формулировку основания увольнения, взыскании денежной компенсации морального вреда было отказано.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда

Суд отметил, что согласно списку исходящих сообщений с рабочего адреса электронной почты сотрудницы, ею в период с 15 февраля по 6 марта 2019 г. была направлена на свой личный адрес электронной почты, находящейся вне корпоративной сети ответчика и не подконтрольной ему, следующая информация «Предложение Neopigg Baby Balance», «Score Card Novsin 130219», «Схема кормления Neopigg Коралл Сент», «Предложение Neopigg Коралл», «Расчет Количества кормов и Добавок R2G_Swine», «Расчет количества корма и добавок Коралл», «торги на изолейцин», «торги на премиксы» и другая информация.

В ходе рассмотрения дела гражданка не отрицала факты направления указанной информации с рабочего почтового адреса на личный электронный адрес.

Суд отметил, что согласно Положению о коммерческой тайне, утвержденному 17 июля 2013 г., под конфиденциальной информацией понимаются сведения, связанные с производством, хозяйством, составляющей коммерческую тайну, технологической информацией, управлением, финансами и др., разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб интересам Компании и/или группе компаний «Каргилл».

Согласно п. 6.1 трудового договора, истица была ознакомлена со всеми локальными нормативными актами работодателя, действующими у него на дату подписания с ней трудового договора.

При приеме на работу в январе 2016 г. гражданка подписала обязательство о сохранении коммерческой тайны, согласно которому, в том числе, обязалась не разглашать сведения, составляющие коммерческую тайну Компании (согласно действующим локальным нормативным актам), которые ей будут доверены или станут известны по работе. В этом обязательстве также прямо указано на ее ознакомление и с Положением о коммерческой тайне ООО «Провими».

В результате проведенного работодателем анализа пересланных сотрудником сообщений установлено, что они относятся к сведениям, отнесенным указанным Положением, к коммерческой тайне (п. 1, 7, 10, 26, 27 Положения о коммерческой тайне), поскольку содержат коммерческие предложения /сравнения, дорожную карту с клиентом относительно достижения результатов в процессе взаимодействия, калькулятор расчета потребления продуктов, взаимодействие с клиентом, планы работы с клиентом, что подтверждается служебной запиской ведущего юрисконсульта и объяснительной запиской гражданки.

Суд пришел к выводу о том, что гражданкой на внешний электронный адрес была направлена конфиденциальная информация, отнесенная ответчиком к коммерческой тайне и являющаяся его собственностью; ее действия являются разглашением конфиденциальной информации.

Исследовав представленные сторонами доказательства, оценив их по правилам ст.67 Гражданского процессуального кодекса РФ, руководствуясь нормами материального права и учитывая локальные нормативные акты ответчика, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 25-П от 26 октября 2017 г. «По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в связи с жалобой гражданина ФИО», суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку увольнение гражданки на основании пп. "в" п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ было произведено правомерно, и порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, предусмотренный ст. ст. 192, 193 Трудового кодекса РФ, ответчиком был соблюден.

Суд отметил, что ссылка гражданки на то, что вышеуказанная информация, переданная со служебного адреса электронной почты на её личную электронную почту, не может рассматриваться как разглашение коммерческой тайны, отклонена судом, поскольку в силу действующего законодательства, с учетом Постановления Конституционного Суда РФ от 26.10.2017 № 25-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»», отправка работником на личный адрес электронной почты не принадлежащей ему конфиденциальной информации создает условия для ее дальнейшего неконтролируемого распространения.

Суд исходил из того, что материалами дела подтверждается, что ответчик принял все необходимые меры по запрету отправки конфиденциальной информации на внешний адрес электронной почты.

Так, согласно п.4.2 заключенного между сторонами трудового договора, истица приняла на себя обязанность добросовестно исполнять свою трудовую функцию и при ее осуществлении действовать в соответствии с законодательством РФ, Правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными нормативными актами, условиями настоящего трудового договора.

При приме на работу она была ознакомлена с Положением о коммерческой тайне, действующим у ответчика и предусматривающим запрет на разглашение сведений, относящихся к коммерческой тайне, а также подписала обязательство о сохранении коммерческой тайны.

Кроме того, согласно п.3.9.3 Положения о надлежащем использовании информационных ресурсов, утвержденного 3 сентября 2013 г., пользователь не вправе отправлять деловые электронные сообщения «Каргилл» через стороннюю почтовую службу, в том числе, gmail.com.

Также из материалов дела следует, что в феврале 2019 г. коммерческим директором ООО «Провими» было разослано письмо на тему «защита информации», в котором обращалось внимание работников, которые имеют доступ к конфиденциальной информации, на соблюдение требований к её защите.

Однако, несмотря на обязательство сохранять коммерческую тайну, данное при приеме истмцы на работу, и напоминание в процессе работы, истица совершила действия по распространению коммерческой тайны.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации № 25-П от 26 октября 2017 г., юридическая ответственность за направление информации гражданином, получившим к ней доступ, на свой (личный) адрес электронной почты, не находящейся под контролем обладателя информации (при том, что тем предприняты разумные меры по охране ее конфиденциальности, включая издание необходимых локальных актов и заключение с их учетом договоров), устанавливается соответствующими законодательными актами (в частности, применительно к дисциплинарной ответственности - актами трудового законодательства и законодательства о государственной и муниципальной службе).

Довод гражданки о том, что в приказе об увольнении не указаны конкретные положения должностных инструкций, приказов, локальных актов работодателя, которые истцом были нарушены при исполнении трудовых обязанностей, отклонен судом как необоснованный, поскольку оспариваемый приказ содержит норму, по которой было произведено увольнение работника, а также основания увольнения, связанные с разглашением охраняемой законом тайны.

Согласно утвержденной унифицированной форме приказа об увольнении, для того чтобы признать действия работодателя об увольнении работника законными и обоснованными, в самом приказе должна быть ссылка на те доказательства, которые послужили основанием к увольнению работника. В данном случае такими доказательствами в приказе была указаны:
  • Служебная записка руководителя группы по продажам, птицеводство и свиноводство;

  • Служебная записка ведущего юрисконсульта;

  • Объяснительная записка гражданки.
Суд отметил, что форма приказа об увольнении в полной мере соответствует требованиям закона, в том числе положениям ст.84.1 ТК РФ, что позволило суду в полном объеме проверить обстоятельства увольнения истицы и соблюдения порядка увольнения.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Савеловского районного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу гражданки - без удовлетворения.

Мой комментарий: Использование личных электронных адресов при осуществлении деловой деятельности в России - широко распространенное явление, однако в данном случае в организации были разработаны единые требования, в которых это было запрещено. Соответственно, сотруднику стоило сто раз подумать, прежде чем их нарушать.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;BASENODE=RAMSMARB;base=MARB;n=1778123

Комментариев нет:

Отправка комментария