четверг, 12 декабря 2019 г.

Международный совет архивов: Что кроется за «Танданийско–аделаидской декларацией»?


Я уже рассказывала о ежегодной конференция Международного совета архивов (МСА), которая прошла в Аделаиде, Австралия, с 21 по 25 октября 2019 года (см.  https://rusrim.blogspot.com/2019/04/2019.html , https://rusrim.blogspot.com/2019/07/2019_21.html и https://rusrim.blogspot.com/2019/10/blog-post_28.html ).

В рамках конференции в её последний день прошёл «Саммит МСА по проблемам коренных народов» (ICA Indigenous Matters Summit), организованный Экспертной группой МСА по проблемам коренных народов» (Expert Group on Indigenous Matters, EGIM, https://www.ica.org/en/our-professional-programme/expert-groups/expert-group-on-indigenous-matters-egim ). Тема саммита - «Бросить вызов и деколонизировать архив» (Challenging and decolonizing the archive).

На этом саммите была принята «Танданийско–аделаидская декларация» (Tandanya – Adelaide Declaration) объёмом 4 страницы, см. https://www.archivists.org.au/documents/item/1545 , о которой и пойдёт речь. Любопытно, что, хотя конференция уже месяц как завершилась, МСА пока не разместил текст этой Декларации на своём сайте, и она доступна на сайте Австралийского общества архивистов.

«Танданья» (Tandanya), кстати говоря, это слова из языка народности каурна (Kaurna), означающее «место красного кенгуру» -  коренное название той местности, где возникла Аделаида.

С моей точки зрения, данная декларация – крайне вредный документ, поскольку она, с одной стороны, втаскивает архивное сообщество в политические разборки, а с другой – наплевательски относится к фундаментальным принципам архивного дела.

Начинается документ с описания того, как мерзкие колонизаторы по всему миру угнетали и уничтожали милые и добрые коренные народы, не принося с собой абсолютно ничего хорошего (ведь школы, церкви, больницы и вся современная инфраструктура, само собой, тоже были орудиями угнетения и подавления). Ну что же, когда-то такую же «картинку» нам тоже рисовали (не знаю - может быть, до сих пор рисуют) наши школьные учебники. Однако людям с университетскими дипломами, в общем-то, следует знать, что история колонизации не была чёрно-белой, и целью империй всегда было не разовое разграбление и/или уничтожение коренного населения, а создание жизнеспособных провинций, подпитывающих метрополию ресурсами и потребляющих её продукцию. Кстати, созданные колонизаторами архивы виноваты, в частности, и в том, что их материалы часто противоречат чёрно-белому видению истории.

Далее отмечается, что культурно-исторические ценности коренных народов и их видение событий не представлены в учреждениях культурно-исторической памяти, в том числе в архивах, в достаточной степени. Это правда. Архивы отражают точку зрения своих создателей, в первую очередь органов государственного управления, и архивные документы далеко не всегда точны и объективны.

Как с этим бороться? Уничтожать архивы колонизаторов пока что не предлагается (для этого время ещё не пришло, активисты ещё не завершили снос памятников и переименование городов и учреждений). Борцы за истину хотят пока «дополнить» фонды учреждений памяти, в том числе фонды архивов, некими альтернативными архивами. Здесь есть маленькая проблемка – даже в тех редких случаях, когда можно найти альтернативные источники по истории и культуре коренных народов (например, записать их устные предания), эти материалы являются музейными, но никак не архивными! Даже если они буду храниться в архивных хранилищах, архивными документами они не станут. Такого рода материалы и образованные из них фонды никак не соответствуют «колонизаторским» фундаментальным принципам архивного дела – которые, само собой, именно поэтому необходимо отправить на свалку истории.

Да, давно прошли те времена, когда МСА был органом межгосударственного взаимодействия, и его руководство и члены прекрасно понимали, что архивы – не просто учреждения памяти, а важный элемент государственной машины; и знали, что можно отнести к числу архивных документов, а что – нельзя. Хотя большая часть финансирования МСА по прежнему поступает от государственных архивных служб, сегодня в организации доминируют представители учреждений, которых архивами можно считать с определенной натяжкой – таких, как архивы университетов, у которых огромная доля музейно-библиотечной работы, а также архивов разного рода сообществ и объединений.

Далее в Декларации идут ещё более потенциально опасные идеи – например, передать в руки лидеров этнических общин права собственности и интеллектуальной собственности на связанные с историей коренных народов материалы, права на вмешательство в соответствующий научно-справочный аппарат, а также право определять, кто к этим материалам получит доступ. Как эти идеи связаны с принципами современной демократии? Да никак!

Декларация, на мой взгляд, льёт воду на мельницу тех, кто хотел бы изолировать коренные народности от современного общества, помешать тенденциям к интеграции (той самой интеграции, которую те же самые люди насильно навязывают преимущественно «белой» Европе!); тех. кто всячески раздувает старые обиды, сея вражду и недоверие между людьми...

Чтобы Вы могли сами судить о документе, я приведу дальше ряд цитат. Сначала – фрагмент из Преамбулы:
«МСА признаёт свою ответственность за переосмысление представления об архивах как о вовлекающей (engaging) модели социальной памяти; за признание и интеграцию (embrace) видения мира коренными народами и их методов создания, распространения и сохранения ценных знаний. Деколонизация наших архивных принципов с помощью методов познания коренных народов, обеспечение возможности интерпретации государственных архивных документов коренными народами означают привнесение новой динамики духовности, экологичности и философии коренных народов в европейские традиции архивной памяти. Это также поддержит справедливую и исцеляющую память о колониальном столкновении. МСА поддерживает перемоделирование традиционных архивных принципов.

Бросить вызов колониальным идеологиям в архивных условиях - это такая же задача для ряда поколений, как и сама программа колонизации. Результатом станет новая модель государственных архивов как этического пространства для встреч, уважения, переговоров и сотрудничества без доминирования или суждения отдаленной и окутывающей власти.»
Теперь фрагмент из раздела 2 «Собственность и право владения» (Property and ownership):
«2(b) В настоящей Декларации признается, что процесс защиты нематериального культурного наследия должен быть передан в руки старейшин, хранителей знаний и представителей коренных народов из общин, в которых возникли «практики, представления, выражения, знания и навыки», а не в руки национальных государств, несущих ответственность за ассимиляцию и стирание их культур; это признание включает возвращение (replevin) архивных материалов по запросу создавшего их сообщества.»
Ну, не знаю как для Вас, а для меня это – пропаганда апартеида, разделения граждан страны по этническому принципу и уничтожения сложившихся музейных и архивных коллекций, при полном игнорировании принципов демократии. Кстати, а почему бы не дать заодно всем остальным фондообразователям и их правопреемникам право требовать возврата из архивов уже переданных на архивное хранение материалов? Крушить – так крушить!

Перейдём теперь к разделу 3 «Признание и самобытность» (Recognition and identity).
3. Признание и самобытность:

... Коренные народы имеют право на признание в архивных системах представления материалов (например, при упорядочении и описании архивных документов) в качестве отдельных народов - обладателей уникального родства, самобытности и культуры.

3(a) В настоящей Декларации признается, что языки коренных народов, имеющие географическую, социальную и духовную ценность, должны стать ценными компонентными словарями и онтологиями при описании колониальных документов;

3(b) В настоящей Декларации признается, что авторитетные лица и структуры коренных народов должны принимать участие в качестве партнёров и соавторов в описании документов, находящихся на хранении в государственных архивных учреждениях, во всех тех случаях, когда эти документы непосредственно касаются самобытности конкретных общин коренных народов;

3(c) В настоящей Декларации признается, что описание документов должно учитывать динамичные и постоянно меняющиеся взаимоотношения между создателями, контекстами и носителями информации. История колониальных архивов показывает, что доказательство - это не статичный факт, а матрица разнообразных живых отношений, и, как и все отношения, они открыты для доверия и недоверия, для добросовестного использования и манипуляций. Деколонизированность архивной памяти, признающей социальное происхождение колониальных документов, должна выражаться в постоянно продолжающемся совместном и коллегиальном описательном представлении архивных материалов;

3(d) В настоящей Декларации признается необходимость признания того, что политика создания знаний - раса, пол, класс, система управления - неизбежно повлияет на документы, созданные и целенаправленно сохраненные для использования в будущем, и это должно быть признано в описании.
Перейдём к разделу 4 «Исследования и доступ», где тоже есть немало интересного:
4. Исследования и доступ: Признание того, что исследования и доступ к архивным документам являются опосредованным обществом процессом и точкой концептуального конфликта между европейскими и коренными способами познания.

4(а) В настоящей Декларации признается, что колониальные государства создали в рамках научных и государственных органов и учреждений огромные объемы документов, касающихся коренных народов. Эти документы распространялись и хранились без участия соответствующих общин коренных народов. Необходимо, чтобы соответствующие коренные народы получили определенную степень контроля над доступом к информации, созданной руководимыми государством учреждениями управления и культуры;

4(c) В настоящей Декларации признается, что доступ к документам, содержащим традиционные выражения культуры коренных народов, священные убеждения, социальные и правовые знания, должен признавать и применять социальные, правовые и культурные порядки соответствующих общин. Это должно делаться в консультации с соответствующими общинами.
Завершу цитирование фрагментом из раздела 5 «Самоопределение»:
5. Самоопределение:

5(b) В настоящей Декларации признается, что программы комплектования государственных архивов формируют компонент памяти в составе более масштабного колониального уравнения; колониальные государственные архивные документы чрезмерно отражают точку зрения поселенцев, создавая тем самым «имперские архивы» в ущерб более полному повествованию о периоде колонизации, учитывающему исторический опыт и точку зрения коренных народов;

5(c) В настоящей Декларации признается, что колониальные архивные документы использовались для патологизации колонизированных. Публичное представление общины в государственных архивных учреждениях может нанести реальный вред и повлечь за собой ущерб для соответствующей общины. Архивы могут выделить ресурсы на признание нарушений прав человека в отношении коренных народов и на создания новых доверительных отношений между колониальными государственными системами управления (state colonial jurisdictions) и общинами коренных народов;
В заключение отмечу, что подобные декларации, принимаемые, по сути дела, втихаря, когда участники конференции начали разъезжаться – отнюдь не безобидные забавы отдельных активистов из южного полушария. Сегодня эти идеи (одновременно продвигаемые и по другим каналам) пытаются осуществлять в далёкой от нас Австралии, но завтра их могут начать навязывать и нам. А у нас ведь тоже есть свои коренные народы; и мы хорошо знаем на горьком опыте, какой колоссальный ущерб может нанести расовая, национальная, религиозная или иная рознь, очень часто разжигаемая под прикрытием красивой демагогии о самобытности, примирении и т.п. …

Ну а если мои опасения окажутся преувеличенными, я буду только рада!

Источник: сайт Австралийского общества архивистов
https://www.archivists.org.au/documents/item/1545

Комментариев нет:

Отправка комментария