понедельник, 28 октября 2019 г.

Ежегодная конференция Международного совета архивов в Аделаиде, Австралия: Расизм «с человеческим лицом» и «ниспровержение устоев» архивного дела


Современный расизм на первый взгляд выглядит довольно симпатично. Его представители много говорят как об исторических, так и о ныне имеющих место несправедливостях в отношении определённых рас, народов и групп (и в их словах немало правды), ратуют за справедливость и равноправие. Однако они всегда заканчивают свои рассуждения воззванием к дискриминации представителей других рас, народов и групп ввиду цвета их кожи, пола и убеждений. Часто к этому добавляются требования воспретить представителям одних народов и рас перенимать традиции других – идея, которая раньше называлась неприятным словом «апартеид», а теперь именуется красивее – «борьба с культурной аппроприацией».

Сколько бы эти культурные и воспитанные люди ни клялись мамой, что они всей душой против расизма (во что они, скорее всего, действительно искренне верят) – они являются стопроцентными расистами, во многих отношениях даже более опасными для современного общества, чем старомодные куклуксклановцы.

Принадлежность подавляющего большинства этих людей к современным социалистам (т.е. к сторонникам гибридного общественного строя, сочетающего социализм для бедных и капитализм для богатых, который зажиточным странам Европы, а теперь и Китаю  позволяет воспользоваться преимуществами как классического капитализма, так и классического социализма, взаимно-компенсируя некоторые их недостатки) делает их национал-социалистами – в научном смысле этого слова, в отличие от общепринятого его использования в качестве ругательства.

На начавшей свою работу 21 октября 2019 года ежегодной конференции Международного совета архивов (о ней см. также https://rusrim.blogspot.com/2019/07/2019_21.html ) именно такому человеку было доверено сделать первый ключевой доклад. Знакомьтесь – доцент кафедры архивной науки университета Калифорнии в Лос-Анджедесе Мишель Касвелл (Michelle Caswell). Она выступила с докладом на тему «Экспертиза ценности как политическая стратегия: Делая угнетённых центром нашей системы ценностей» (Appraisal as a political strategy: Centering our values on the oppressed).



Суть её выступления в следующем: Традиционные архивы создавались при органах государственной власти и государственных учреждениях. Работавшие в них архивисты в основном были белыми людьми европейского происхождения (расистам тоже не чуждо чувство самосохранения – в Лос-Анджелесе вредно для здоровья произносить что-либо, что может быть интерпретировано как ущемление прав и достоинства мексиканцев и других людей латиноамериканского происхождения, отсюда и «европейское» происхождение), христианской веры, гетеросексуальной ориентации и без физических дефектов. Как следствие, в архивных фондах не находят своего отражения точки зрения «отверженных и угнетённых». 

Соответствующий слайд показан ниже – для обычных белых людей вводится «кликуха» WEBCHAM. Что-то типа «ватники»…


Хуже того, классики архивного дела настаивают, что архивист в рамках своей основной деятельности должен быть в своей работе нейтрален и не позволять собственным мнениям влиять на формирование фондов – по сути, его дело обеспечить сохранность документов во времени в том виде, в каком он получил их от источника комплектования. Субъективность архивиста потенциально может проявиться на этапе экспертизы ценности документов, и во избежание этого всё те же нехорошие классики рекомендуют разрабатывать чёткие политики, не позволяющие архивистам самовольничать.

Со всем этим, по мнению Касвелл, пора покончить. Центр тяжести следует перенести на интересы и ценности «угнетённых» - а про то, что архивы всегда создаются в интересах деловой деятельности организаций-владельцев и для защиты их прав, уважаемому доценту пока никто ещё не сказал :) Архивистам (но, наверное, не всем, а активистам «правильного» направления) следует дать право по собственному усмотрению формировать архивные коллекции.

От наглого господства белых архивистов в отрасли тоже пора избавляться (правда, работа архивиста настолько «завидная и денежная», что желающих заняться ею из числа представителей национальных и иных меньшинств немного – но это опять-таки наверняка проделки белых супремасистов).

Кстати, о белом супремасизме. Касвелл не преминула привести ключевое определение этого понятия, которое я Вам переведу:


«Белый супремасизм – политическая, экономическая и культурная система, в которой белые имеют подавляющий контроль над властью и материальными ресурсами; широко распространены сознательные и подсознательные идеи превосходства белой расы и её привилегированности; а взаимоотношения доминирования белых и подчинения цветных ежедневно воспроизводятся в широком спектре учреждений и социальных ситуаций» (автор: Франс Ли Энсли  - Frances  Lee Ansley).

Наверное, для американского юга с его рабовладельческой историей это определение вполне пристойно, но вот когда его вытаскивают на международную арену, переносят в том числе на Европу – получается, нас с Вами всех автоматически записывают в белые супремасисты, которых из архивной отрасли следует гнать калёной метлой!

Кстати говоря, современные расисты рассматривают Россию, с её приверженностью традиционным ценностям, как угрозу, и активно участвуют в антироссийской истерике, охватившей большинство англосаксонских стран.


Одно из ключевых утверждений доклада следующее: «Высшая ценность документов заключается в их способности служить интересам угнетённых людей». Этот, на мой вкус, демагогический тезис предлагается в качестве руководства к действию при проведении экспертизы ценности документов.

Правда, даже сама Касвелл признаёт, что эта конструкция достаточно коварна. Она отметила, что те, кого можно считать угнетёнными в одной ситуации (мой пример: люди, страдающие от того, что у них Айфон старой модели), в других условиях сами могут выступать в роли угнетателей… Но будьте уверены: этот вопрос на самотёк не пущен. В докладе об этом не говорится, но известно, что в США в последние годы сложилась негласная система «баллов привилегированности», которая особенно в ходу в университетах, а также в государственных органах штатов, контролируемых демократами. Эти баллы начисляются за цвет кожи, пол, национальность, нетрадиционную сексуальную ориентацию, инвалидность и т.д. В итоге идеалом угнетателя оказывается белый мужчина англосаксонского происхождения и протестантского вероисповедания, приверженный традиционным ценностям.

В конечном счёте, подход Касвелл отлично согласуется с популярным сейчас в западном мире извращённым представлением о демократии. Если традиционно демократия рассматривалась как подотчётная власть большинства (в идеале, учитывающая также и интересы меньшинства), то сейчас под демократией понимается право небольших по численности, но политически активных меньшинств навязывать свою волю всему обществу и требовать для себя незаслуженных льгот и привилегий. В том числе и сфере архивного дела.

Тревожнее всего то, что подобный доклад был выбран в качестве пленарного и получил наиболее активную поддержку среди участников конференции, проявивших активность в социальных сетях.

Отмечу, что, несмотря на обильную политическую «пену», в позиции Касвелл есть определенное рациональное зерно, которое ни в чём не противоречит традиционным принципам архивного дела. Оно заключается в том, что архивы по ряду причин заинтересованы в том, чтобы брать на себя инициативное документирование происходящих в обществе событий (по сути, музейно-библиотечную работу), включая выборочное сохранение тех документов и информации, которые, согласно существующим нормам и правилам, могли быть уничтожены. Видна и тенденция, в рамках которой общественность действительно ожидает от архивов большего в части отражения различных мнений – а архивы, если думать о среднесрочной и длительной перспективе, заинтересованы отреагировать на это, в той мере, в какой это не противоречит и не мешает их основной деятельности. В этой работе присутствует значительный элемент субъективности, и образующиеся фонды (ценность которых не отрицали те же классики архивной теории) все же нельзя признать в полной мере «архивами».

Я не видела, чтобы где-то кто-то возражал против того, чтобы архивное сообщество стало по этническому составу и прочим факторам более разнообразным – и сама только приветствую это. Я даже могу согласиться с тем, что иногда при прочих равных качествах кандидатов, предпочтение, в соответствии с явным и прозрачным образом установленной политикой, было отдано представителю определенной группы. Однако я категорически против того, чтобы унижать и препятствовать росту более достойных людей только потому, что у них «не те» гены, убеждения или стиль жизни.

Источник: Твиттер (пользователи @DTAAdelaide2019 , @markival , @MikeJonesPhD , @jheazlewood , @GustavoCastaner и др.)

Комментариев нет:

Отправка комментария