суббота, 12 октября 2019 г.

Судебная практика: Электронное согласование с сотрудником перевода в другую местность незаконно


Разговоры о необходимости кардинального совершенствования законодательства, а том числе легализации использования при документировании трудовой деятельности электронных документов, уже перешли на уровень первых лиц государства, а в Государственной Думе прошли первое чтение два законопроекта, которые начинают этот процесс.

При этом организации на свой страх и риск уже давно активно используют электронные документы, однако в случае судебных споров представление такого рода доказательств в суды не всегда бывает успешным.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в ноябре 2018 года вынесла решение по делу № 33-50084/2018, в котором работодатель ссылался на то, что перевод сотрудника на новое рабочее место был согласован с ним посредством его ознакомления с приказом в корпоративной системе электронного документооборота (КСЭД) и проставлении им соответствующей отметки о согласии в электронной форме.

Суть спора

В сентябре 2011 года между гражданином и ОАО «ТЭК Мосэнерго» был заключен трудовой договор, согласно которому он был принят на работу на должность главного специалиста. В соответствии с п.1.5 трудового договора место работы гражданина было определено - г. Москва, ОАО «ТЭК Мосэнерго». С февраля 2012 г. он был переведен на должность начальника Отдела перспективных технологий.

Приказом от 1 ноября 2017 года в связи с задействованием работников отдела перспективных технологий в реализации договора на выполнение научно-исследовательской работы, по которому работники отдела проводили комплекс экспериментальных исследований по разделению газовых смесей на территории филиала ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова», учитывая фактические организационные и технологические условия труда на период ноября-декабря 2017 года, сотрудникам отдела, в том числе его начальнику, было установлено рабочее место в здании, расположенном на территории филиала.

Согласно табелю учёта рабочего времени, гражданин отсутствовал на работе 10 и 28 ноября 2017 года, с 13 по 26 ноября 2017 года он находился в ежегодном оплачиваемом отпуске.

28 ноября 2017 года у него были затребованы письменные объяснения относительно отсутствия на рабочем месте, в этот же день был составлен акт об отказе от дачи письменных объяснений.

Приказом от 28 ноября 2017 года истец был уволен с занимаемой должности на основании пп."а" п.6 ч.1 ст.81 Трудового Кодекса РФ.

Гражданин обратился в суд

Позиция Басманного районного суда г. Москвы

При рассмотрении дела в мае 2018 года суд отметил, что факт отсутствия гражданина 10 и 28 ноября 2017 г. на территории филиала ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова» в ходе заседания суда первой инстанции был подтвержден показаниями свидетелей, и самим гражданином не оспаривался. Также судом было установлено, что в эти дни он находился на своем рабочем месте в офисе ОАО «ТЭК Мосэнерго», как это определено трудовым договором.

Свидетель в суде показала, что гражданин являлся её начальником, об издании работодателем приказа об изменении рабочего места сотрудникам отдела перспективных технологий ей известно не было, работодатель об определении нового места работы их не уведомил.

Суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении требований гражданина, поскольку:
  • Соглашения между сторонами трудового договора относительно изменения рабочего места гражданина не заключалось, по условиям трудового договора местонахождение рабочего места истца определено в г. Москве, где он и находился в дни, вменяемые ему в качестве прогулов;

  • При установлении ему нового рабочего места и переводе его в другую местность требовалось письменное согласие работника, которое работодателем получено не было (в отличие от перемещения, которое производится в пределах одной местности);

  • Обществом была нарушена процедура увольнения, работодателем работнику не был предоставлен двухдневный срок для дачи письменного объяснения, о чём он сообщил работодателю, указав, что ему необходимо проконсультироваться с юристом.
Суд принял решение об удовлетворении требования гражданина о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 29 ноября 2017 г. по 14 мая 2018 г. в размере более 1,18 млн. руб., выплате компенсации морального вреда в размере 5 тысяч- руб. и расходов на представителя в размере 15 тысяч руб.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отметила, что доводы апелляционной жалобы работодателя о том, что перевод сотрудника на новое рабочее место был согласован с работником посредством его ознакомления с соответствующим приказом в корпоративной системе электронного документооборота (КСЭД) и проставления им соответствующей отметки о согласии в электронной форме, не основаны на положениях ст. ст. 72 и 72.1 Трудового кодекса РФ. Действующим трудовым законодательством не предусмотрена электронная форма документооборота при заключении трудовых договоров и дополнительных соглашений к трудовым договорам.

Судебная коллегия также приняла к сведению объяснения гражданина о том, что с приказом о временном изменении места работы он ознакомлен не был, электронной подписи у него нет, сотрудники ИТ-службы общества могут войти в систему и поставить подпись за любого сотрудника.

Суд подчеркнул, что гражданин не был перемещен на другое рабочее место, расположенное в той же местности, т.е. в пределах города Москвы, - в рассматриваемом случае работодатель осуществил незаконный перевод сотрудника в другую местность без согласия работника.

Доводы апелляционной жалобы о том, что порядок увольнения был соблюден, что непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания, основаны на неправильном толковании положений ст.193 ТК РФ, поскольку истец не отказывался от дачи письменных объяснений и выразил намерение воспользоваться юридической помощью. Таким образом, акт об отказе работника от дачи письменных объяснений мог быть составлен работодателем только по истечении двух рабочих дней после того, как у работника были затребованы письменные объяснения.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без изменения решение Басманного районного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу АО «Теплоэнергетическая компания Мосэнерго» - без удовлетворения.

Мой комментарий: С моей точки зрения, работодатель, переводя свои взаимоотношения с работниками в электронный вид, недостаточно продумал порядок документирования юридически значимых для него и работника фактов. У него было бы больше шансов отстоять свою позицию в суде, если бы он включил описание порядка согласования переводов сотрудников в коллективном трудовом договоре и согласовал его с профсоюзной организацией (если она есть). Даже включение таких норм в личный трудовой договор сотрудника дало бы работодателю больше шансов отстоять свою позицию.

Данное решение суда наглядно продемонстрировало, что перевод кадровой документации в электронный вид поставит перед организациями немало проблем, которые придётся решать. Недостаточно издать приказ в электронном виде и направить его по системе электронного документооборота. Нужно в деталях продумать процедуру тщательного документирования факта волеизъявления работника, чего в данном случае сделано не было.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOCN;n=1086280

Комментариев нет:

Отправка комментария