суббота, 9 февраля 2019 г.

Арбитражная практика: Обращения граждан к юридическим лицам


Арбитражный суд Омской области в декабре 2017 года рассмотрел дело № А46-17955/2017, в котором коммерческая организация в очередной раз оспаривала право прокуратуры привлекать её к ответственности за неисполнения требований федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Надо отметить, что в последнее время позиция судов, - но не прокуратуры!, - по данному вопросу существенно изменилась.

Суть спора

Собственница помещений в многоквартирном доме в апреле 2017 года обратилась с электронным письмом в общество АО «Омскгоргаз» с требованием о разъяснении причин, вследствие которых в декабре 2016 года было изменено количество лиц, проживающих в помещении, собственником которого он является.

Общество направило запрос в товарищество собственников жилья «Бриз» (ТСЖ ), в котором, ссылаясь на проведенную в декабре 2016 года ежегодную сверку количества проживающих граждан с ООО ЖКХ «Ленинское», просило предоставить развернутую копию лицевого счета с указанием информации о гражданах, когда-либо зарегистрированных по указанному адресу.

Гражданка в мае 2017 года вновь обратилась в общество за получением сведений о результатах рассмотрения ее обращения; и общество вновь направило в ТСЖ «Бриз» письмо о предоставлении достоверной информации о лицах, зарегистрированных в помещении, принадлежащем гражданке. Одновременно, заявительница была уведомлена о направлении запросов и рассмотрении ее обращения по результатам полученных на них ответов.

Мой комментарий: Как видим, «Омскгоргаз» не игнорировал заявление гражданки, но для ответа на поставленные ею вопросы ему нужно было получить информацию из ТСЖ, которое не спешило с её предоставлением.

В июне 2017 года гражданка уведомила общество об нерассмотрении по существу поданного ею заявления и истечении сроков на его рассмотрение, предусмотренных федеральным законом от 2.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Полагая, что общество принадлежит к субъектам, на которые распространяются положения закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», гражданка обратилась в прокуратуру города Омска.

Прокуратурой Ленинского административного округа города Омска по результатам рассмотрения обращения обществу было выдано представление об устранении нарушений федерального законодательства. Общество было признано нарушившим требования закона ввиду того, что обращения по существу не были рассмотрены, окончательные ответы не даны, на обращение письменный ответ в течение 30 дней не был дан.

Не согласившись с представлением, общество обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением о признании его недействительным.

Позиция АО «Омскгоргаз»

Выводы прокуратуры Ленинского административного органа города Омска противоречат конституционному истолкованию закона от 2 мая 2006 г. №59-ФЗ, данному в постановлении, придерживаясь которого следует заключить, что заявитель не относится к субъектам, чья деятельность урегулирована этим законом.

Обязывая этим представлением к рассмотрению заявлений граждан – потребителей услуги (газоснабжение) в порядке, установленным законом, прокуратурой Ленинского административного органа города Омска нарушены права и законные интересы АО «Омскгоргаз» в сфере предпринимательской деятельности, поскольку его исполнение предполагает увеличение лиц, занятых рассмотрением подобных обращений.

Позиция прокуратуры

Положения закона распространяются на поведение АО «Омскгоргаз», учитывая, что общество осуществляет газоснабжение населения на основании заключённых публичных договоров, тем самым «фактически выполняет публично значимые функции».

Оспоренное представление понуждает к соблюдению закона и привлечению должностных лиц, допустивших его нарушение, к дисциплинарной ответственности, что не позволяет утверждать о нарушении им прав и/или законных интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Позиция Арбитражного суда Омской области

Согласно пункту 6.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г. №19-П, обязание рассматривать обращения граждан и их объединений применительно к организациям, не входящим в систему органов публичной власти, означает определенное вмешательство в их деятельность как самостоятельных субъектов права и, по сути, ограничение их прав и свобод, тем более что исполнение этой обязанности обременительно как с организационной точки зрения, так и с точки зрения несения дополнительных расходов, в том числе на содержание персонала.

По мнению суда, если заявитель будет признан не принадлежим к числу организаций, осуществляющей публично значимые функции, то довод заинтересованных лиц о том, что представление не нарушает прав АО «Омскгоргаз» в сфере предпринимательской деятельности нельзя признать состоятельным. Необоснованным при таком выводе является и констатация прокуратурой Ленинского административного округа города Омска нарушения обществом во взаимоотношениях с гражданкой положений закона «Об обращениях граждан».

Суд отметил, что в определении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2017 г. № 1361-О нашло отражение, что часть 4 статьи 1 ФЗ от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ не подлежит распространению на гражданско-правовые отношения, возникающие между гражданами и юридическими лицами. Гарантии прав граждан при их обращении к самостоятельным хозяйствующим субъектам могут быть установлены по усмотрению законодателя в порядке дополнительного обеспечения прав и свобод человека и гражданина с учетом в том числе характера деятельности тех или иных организаций как имеющих публично-правовое значение и конкретных условий развития политико-правовой системы РФ; введение подобного рода мер непосредственно из Конституции РФ не вытекает и относится к сфере дискреционных полномочий законодателя; их отсутствие в действующем законодательстве не расходится с конституционными основами правового положения личности (определения от 9 декабря 2002 г №349-О и от 9 ноября 2010 г. №1483-О-О).

Суд подчеркнул, что в силу Постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г. № 19-П, часть 4 статьи 1 ФЗ от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ не предполагает распространение закреплённого в ней законоположения на юридическое лицо, состоящее с обратившимся лицом (в том числе гражданином) в гражданско-правовых отношениях, тогда как именно в таких отношениях состоят АО «Омскгоргаз», как ресурсоснабжающая организация, и гражданка, в отношениях урегулированных и гражданским и отчасти жилищным законодательством (отраслями частного, а не публичного права).

Возражения прокуратуры, состоящие в том, что о выполнении обществом публично значимой функции свидетельствует заключение с потребителями публичных договоров, нельзя признать состоятельными. Заключение заявителем и абонентами публичных договоров не означает осуществление им публично значимой функции; публичный договор – вид гражданского правового договора, понятие которого дано в статье 426 Гражданского кодекса РФ.

То, что предметом таких договоров является газоснабжение, также не является достаточным основанием для признания заявителя выполняющим публично значимые функции, поскольку газ, как объект продажи, не отличается от иных объектов других договоров купли-продажи. Особенности же его поставки потребителю, обусловленные свойствами газа как объекта продажи и транспортировки, при которой требуется соблюсти специальные условия (правила), не показательны.

Более того, обращения касались правильности расчёта за поставленный газ, что находится в области не публичных, а частных правоотношений, вследствие чего разрешение возникших разногласий между заявителем и его контрагентом подлежат разрешению в частном порядке и никаким образом, вопреки позиции заинтересованных лиц, не связано с конституционным правом гражданки на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления.

Ссылку прокуратуры на ряд судебных актов суда общей юрисдикции и арбитражного суда, включая по делу № А12-28544/2016, суд во внимание не принимает, в том числе и в связи с тем, что таковые не являются преюдициальными, приняты исходя из обстоятельств, наличествующих в конкретных делах.

Определение Верховного Суда РФ от 5 мая 2017 года № 309-КГ17-5070, каторым было отказано в передаче кассационной жалобы энергоснабжающей организации для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ, во-первых, не относится к судебным актам, определяющим общую позицию, во-вторых, вынесено до принятия Конституционным Судом РФ определения от 27 июня 2017 г. № 1361-О, содержащего более очевидное толкование части 4 статьи 1 ФЗ от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ.

При таких обстоятельствах деятельность АО «Омскгоргаз» пребывает вне сферы применения закона, вследствие чего общество не могло не соблюсти его положений, в силу чего представление прокуратуры Ленинского противоречит закону и нарушает права заявителя, что указывает на наличие обязательных условий, при которых означенный ненормативный правовой акт подлежит признанию недействительным (часть 2 статьи 201 АПК РФ).

Суд признал недействительным представление прокуратуры Ленинского административного округа города Омска как не соответствующее Федеральному закону от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Позиция Восьмого арбитражного апелляционного суда

Не согласившись с решением суда, прокуратура Ленинского административного округа города Омска и прокуратура Омской области подали апелляционные жалобы, которые в марте 2018 года рассмотрел Восьмой арбитражный апелляционный суд.

По мнению прокуратуры, поскольку на АО «Омскгоргаз» как на организацию, осуществляющую газоснабжение населения на основании заключенных публичных договоров газоснабжения, распространяются требования федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» как на лицо, фактически выполняющее публично значимые функции.

По мнению суда, обязание рассматривать обращения граждан и их объединений применительно к организациям, не входящим в систему органов публичной власти, означает определенное вмешательство в их деятельность как самостоятельных субъектов права и, по сути, ограничение их прав и свобод, тем более что исполнение этой обязанности обременительно как с организационной точки зрения, так и с точки зрения несения дополнительных расходов, в том числе на содержание персонала.

АО «Омскгоргаз» как ресурсоснабжающая организация, которая находятся с гражданкой в отношениях, урегулированных и гражданским, и отчасти жилищным законодательством (отраслями частного, а не публичного права) не осуществляет публично значимой функции по отношению к потребителю поставляемого им коммунального ресурса.

Заключение заявителем и абонентами публичных договоров не означает осуществление им публично значимой функции.

Восьмой арбитражный апелляционный суд оставил в этой части решение Арбитражного суда Омской области без изменения.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в июле 2018 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Омской области в части удовлетворения требования акционерного общества «Омскгоргаз» о признании представления прокуратуры недействительным и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Судья Верховного Суда Российской Федерации в октябре 2018 года (определение № 304-КГ18-16717) отказал прокуратуре Омской области в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправка комментария