суббота, 1 декабря 2012 г.

Арбитражная практика: Федеральная налоговая служба обязана писать налогоплательщику электронные письма


Переход на электронный документооборот быстрее всего идёт тогда, когда для его стимулирования используются как «морковка», так и принуждение. Передовиками здесь всегда были налоговые органы, роль которых в переводе нашей страны на электронные рельсы трудно переоценить. Для того, чтобы заставить организации направлять налоговую отчетность в электронном виде, в своё время пришлось закрепить эту обязанность налогоплательщиков в Налоговом Кодексе. Кроме того, в Кодексе об административных правонарушениях предусмотрено наказание за несдачу отчетности именно в электронном виде.

Однако расширение сферы применения электронных документов привело к тому, что и у самого налогового органа появилась обязанность общаться с налогоплательщиками преимущественно в электронном виде, оставляя обычную почту только в качестве резервного канал связи. Такого рода дело № А40-130298/11 в феврале 2012 года рассматривал Арбитражный суд города Москвы.

Суть спора

ООО «ГЕО Капитал» представило в октябре 2010 года в налоговую инспекцию первичную налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2010 года, в которой отразило к возмещению из бюджета 2,4 тысяч рублей НДС.

Инспекцией была проведена камеральная проверка представленной декларации по НДС, по результатам которой обществу был начислен налог на НДС в сумме более 2 млн. руб.; начислены пени; недоимка и отказано в возмещении НДС.

О результатах проверки обществу стало известно только в июле 2011 года, когда в счет исполнения решения налоговым органом были списаны денежные средства на общую сумму более 251 тысяч руб. Доводы жалобы общества в Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве были отклонены. Общество обратилось в суд.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

Суд установил, что основанием для принятия оспариваемых решений послужили выводы налогового органа о том, что заявитель не предоставил документы, предусмотренные законодательством в обоснование заявленных вычетов по требованию об их предоставлению. Требование было направленное в адрес общества по почте, но возвратилось в инспекцию с отметкой о том, что организация по месту нахождения не значится.

Суд отметил, что согласно Налоговому кодексу, право уменьшения на заявленные вычеты не обусловлено представлением в налоговые органы подтверждающих документов; представление документов по вычетам не является обязанностью налогоплательщика, указанная обязанность следует только из врученного (или направленного в установленном порядке) требования о представлении документов.
Для справки: Требование о представлении документов может быть передано руководителю (законному или уполномоченному представителю) организации или физическому лицу (его законному или уполномоченному представителю) лично под расписку или передано в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. Если указанными способами требование о представлении документов передать невозможно, оно направляется по почте заказным письмом и считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма (в ред. Федерального закона от 27.07.2010 N 229-ФЗ)
Суд счел, что требование о предоставлении документов могло быть направлено обществу почтой при условии, что его невозможно было вручить иными способами.

Судом было установлено, что декларация была передана по электронным каналам связи, что следовало из протокола контроля. Электронный документооборот общества с налоговым органом предусматривает возможность направления по электронным каналам связи различных документов, в т.ч. требований, что следовало из распечатки электронного журнала. Налоговый орган, однако, по электронным каналам связи требование заявителю о представлении документов не направлял.

Требование о представлении документов было направлено по месту нахождения общества, указанному в его учредительных документах и ЕГРЮЛ, однако не было обществу вручено: почтовое отправление было возвращено органом связи со ссылкой на то, что общество по указанному адресу не значится. Факт невручения почтовой корреспонденции представитель общества объяснил технической ошибкой сотрудников органа связи, не доставивших ему корреспонденцию по адресу места нахождения.

Представитель общества в ходе рассмотрения дела также пояснил, что фактическим местом его нахождения является адрес, указанный в его учредительных документах и ЕГРЮЛ; в холле здания расположена вывеска общества с его наименованием. В материалы дела было также представлено документальное обоснование права владения и пользования помещениями в здании - договор субаренды, действующий до настоящего времени.

Суд сделал вывод о том, что общество не уклонялось от получения акта камеральной налоговой проверки, а налоговым органом не было принято достаточных мер к вручению акта проверки и извещению общества о дате, времени и месте рассмотрения материалов проверки. Налоговый орган не обеспечил обществу возможность представить имеющиеся у него документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов.

В ходе рассмотрения дела налоговым органом был получен комплект документов общества по налоговым вычетам, заявленным в декларации НДС за 3 квартал 2010 года (которыми налогоплательщик располагал на момент проведения проверки и не представил по требованию в связи с его неполучением); и каких-либо возражений по данным документам Инспекцией не было заявлено.

Суд признал недействительными принятые в отношении общества решения налоговой инспекции об отказе в возмещении НДС.

Девятый арбитражный апелляционный суд в июне 2012 года оставил без изменения решение Арбитражного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Московского округа

Федеральный арбитражный суд Московского округа рассмотрел дело в октябре 2012 года и не нашёл оснований для отмены принятых по делу решений.

Суд не принял доводы налогового органа о том, что договор с ЗАО «Производственная фирма СКБ Контур» не предусматривает обязанности налогового органа выставлять требования по телекоммуникационным каналам связи.

Суд отметил, что установленная у общества система передачи документов по телекоммуникационным каналам связи «Контур-Экстерн» позволяет направлять в том числе требования, что подтверждается представленными распечатками электронных журналов. В спорной налоговой ситуации налоговый орган  не отправил обществу требование по телекоммуникационным каналам связи, а послал его заказным письмом и тем самым нарушил порядок проведения камеральной налоговой проверки и не обеспечил обществу возможности представить запрошенные документы.

Федеральный арбитражный суд Московского округа оставил в силе решение судов первой и апелляционной инстанций.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправка комментария