вторник, 17 декабря 2013 г.

В Брюсселе прошла первая ежегодная конференция Международного совета архивов, часть 8


(Продолжение, предыдущую часть см. http://rusrim.blogspot.ru/2013/12/7.html )

День второй, секция S3P1 «Правовые вопросы – Противоречия между правом на доступ к информации и правом на защиту персональных данных» (Legal Issues – the Tension between Access to Information Rights and Data Protection Rights)

Президент Федерального архива Германии Михаэль Холлман  (Michael Hollmann) выступал на тему «Доступ и неприкосновенность частной жизни. Архивы между свободой доступа к государственной информации и защитой персональных данных» (Access and Privacy. The Archives between Freedom of Information and Data Protection).

Холлмана в Твиттере раскритиковали за то, что он выступал без презентации.  По словам одного из коллег, «Да, слайды иногда скучны. Однако когда кое-кто выступает на конференции без них, вспоминаешь, что порой они очень полезны - особенно в 9 часов утра!».

Михаэль Холлман

Холлман отметил, что переход на электронные технологии влияет на немецкое законодательство в области архивного дела и защиты персональных данных, приведя в качестве примера федеральный реестр иностранцев. Касаясь «горячего» вопроса о модернизации европейского законодательства о персональных данных, Холлман отметил, что Евросоюзу следует при подготовке подобных проектов учитывать историческую ценность документов и информации. Он призвал подписывать петицию против этих поправок, поскольку «мужчины и женщины не должны быть стерты из истории» (о петиции см. предыдущую часть), на что, естественно, очень положительно отреагировали франкоговорящие коллеги.

Холлман считает. Что архивисты способны поддерживать баланс между фундаментальными правами доступа к информации и защиты персональных данных.

Холлман сообщил, что усилия Федерального архива Германии по оцифровке своих фондов в первую очередь будут сосредоточены на переводом в электронный вид документов, касающихся Первой мировой войны.

По словам Холлмана, Федеральный архив заинтересован в приеме на хранение только баз данных.

Советник директора по вопросам нормативного регулирования и стандартизации Межведомственной службы Архивов Франции (Service interministériel des archives de France, SIAF) Бруно Рикар (Bruno Ricard) выступал на тему «Средства раскрытия информации: Раскрытие информации и распространение информации в Интернете – это одно и то же?» (Means to Communicate, Communication and On-Line Diffusion, Are They the Same Thing?)

Бруно Рикар рассказывает о требованиях французского законодательства в отношении сроков раскрытия государственных документов, в том числе содержащих персональные данные (Фото: Jean-Philippe Legois)

Право доступа к государственной информации было установлено законом 1955 года, в который в 2009 году были внесены поправки. В 1992 году появился закон о защите персональных данных. Уполномоченным органом по защите персональных данных является Национальная комиссия по информатике и свободам граждан CNIL (  http://www.cnil.fr/ ).

Одно из последствий законодательства о защите персональных данных: из описей «вычищены» имена людей. В качестве одного из сделанных CNIL исключений, в связи с со 100-летней годовщиной начала Первой мировой войны и под давлением «архивного лобби», был назван проект Исторической службы Министерства обороны Франции – портал «Память о мужчинах» (Mémoire des hommes, http://www.memoiredeshommes.sga.defense.gouv.fr ), напоминающий наш портал «Мемориал» ( http://www.obd-memorial.ru/html/index.html ), но при этом охватывающий целый ряд войн, в которых участвовала Франция.

По мнению Рикара, касающиеся персональных данных законодательно-нормативные акты должны быть проще для реализации в практике архивной работы и понятнее для общества в целом. Он привел в качестве примера Германию, где люди не могут требовать удаления персональных данных из архивных документов – они лишь вправе требовать включения дополнений, содержащих пояснения в отношении ошибочных данных.

Возвращаясь к делам, относящимся к Первой мировой войне, Рикар отметил, что проблему могут представлять данные о здоровье и об уголовных преступлениях. В таких случаях дело может быть изъято из публичного доступа – случается это редко, и срок такого изъятия определяется в каждом случае индивидуально.

Заместитель руководителя справочной службы (Resource Discovery Services) Федеральных архивов Швейцарии Мартин Фрис (Martin Fries) рассказал, «Как Федеральные архивы Швейцарии решают проблемы защиты персональных данных при предоставлении электронного доступа» (Everything online? How the Swiss Federal Archives Deal with Data Protection Issues when Providing Digital Access).

Он рассказал о соответствующей законодательно-нормативной базе (см. http://www.bar.admin.ch/archivgut/00941/00943/index.html?lang=en ).


Выступает Мартин Фрис (Фото: B2C)

Блок-схема процесса принятия решения о возможности публикации материалов
(Фото: B2C)

Мартин Фрис также рассказал об инструментах поиска информации (см. https://www.swiss-archives.ch/suchinfo.aspx ).

Проект «Онлайн-поиск». Отражена разница при поиске в интернете и в интранете Федеральных архивов (Фото: Tobias Wildi)

Интересно, что описи фондов Федеральных архивов Швейцарии не считаются «публикациями», поэтому не подпадают под законодательство о защите персональных данных. Доступ к бумажным описям свободный, а в электронном виде через Интернет – урезанный. Примерно 25% метаданных недоступны для онлайн-поиска, главным образом в связи с требованиями законодательства о защите персональных данных. В итоге исследователи в Швейцарии вынуждены использовать ту же «дыру» в законодательстве, что и голландцы – а именно, идти в читальные залы архивов и там в локальной сети архива смотреть описи без каких-либо ограничений.

В Швейцарии пока нет какой-либо политики в отношении публикации оцифрованных или изначально-электронных документов.

Бельгийский архивист Поль Дроссанс (Paul Drossens) выступил с докладом «Трудные взаимоотношения: Пример Национальных Архивов Бельгии» (A Difficult Relationship. The Case of the Belgian National Archives).

Согласно бельгийскому закону об архивах 1955 года, документы передавались на архивное хранение через 100 лет. Начиная с 2009 года, этот срок был сокращён до 30 лет.

По словам Дроссанса, соответствующее законодательство сильно усложняет описание и распространение архивных документов. Большинство лиц, стремящихся получить доступ к документам – это исследователи и лица, занимающиеся генеалогией. Как отметил в Твиттере один из коллег, «150, 100, 75, 50-летние сроки защиты персональных данных… Кажется, я слышу, как смеется американская разведслужба АНБ!».

Презентация Дроссанса на эту тему доступна по адресу http://www.slideshare.net/VVBAD/20130514-privacydrossens (на фламандском языке).

День второй, секция S3P2 «Роль архивистов и специалистов по управлению документами I» (Role of the Archivist and Records Manager I)

Секция должна была начаться с докладов Галины Дацковски (Galina Datskovsky, о ней см. http://rusrim.blogspot.ru/search/label/Emmett%20Leahy%20Award ) «Из тьмы к свету: Как специалисты по полномасштабному управлению информацией могут повести за собой по пути к тому, чтобы высветить ценность информационных активов организации» (From Darkness to Light: How Information Governance Professionals Can Lead the Way to Illuminating the Value of Organizational Information Assets) и консультанта Министерства культуры и Национальных Архивов Индии д-ра Мины Гаутам (Dr. Meena Gautam) «Право на информацию и его влияние на вопросы доступа к архивным документам. Проблемы стоящие перед архивистами и специалистами по управлению документами – Пример Индии» (Right to information and its impact on Access to Archives. Issues and challenges before the Archivists & Record Managers – Indian Case Study).

К сожалению, твитов об этих докладах не было, поэтому перехожу сразу к выступлению Архивиста университета штата Иллинойс, США, Уильяма Маера (William Maher) на тему «Боязнь и ненависть (к архивам) в мире, где сильно законодательство о свободе доступа к государственной информации» (Fear and Loathing (of Archives) in a FOIA World).

Руководитель архивной службы университета штата Иллинойс Уильям Маер

По словам Маера, в США следствием законодательства о свободе доступа к государственной информации (FOIA) стало параноидальное отношение к архивам. Он рассказал о FOIA-запросах, которые в конечном счете привели к расследованиям и судебным искам. Маер упомянул скандал с исследованиями изменений климата (в частности, сослался на интересную статью «Кто раскрыл электронную переписку, вызвавшую «климатгейт», и зачем» (Who Released The Climategate Emails And Why), см. http://www.forbes.com/sites/larrybell/2013/03/15/who-released-the-climategate-emails-and-why/ ).

Он, в частности, рассказал, как его университет, не вполне осознавая ситуацию, начал принимать на архивное хранение электронную переписку руководства. И руководство, и профессорско-преподавательский состав встретили эту инициативу с опасением. Но если поддаваться страхам, то наши возможности по документированию истории университета окажутся ограниченными.

Поэтому, по мнению Маера, руководитель архивной службы должен уметь умерять эти опасения. Для этого следует усиливать защищённость архивных документов, а при выполнении FOIA-запросов привлекать юрисконсульта университета.

(Продолжение следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2013/12/9.html )

Источник: сайт МСА / Твиттер
http://www.ica.org/14490/annual-conference-2013/brussels-2324-november-2013.html

Комментариев нет:

Отправка комментария