четверг, 12 декабря 2013 г.

В Брюсселе прошла первая ежегодная конференция Международного совета архивов, часть 7


(Продолжение, предыдущую часть см. http://rusrim.blogspot.ru/2013/12/6.html )

День первый, секция S2P2 «Доступ к информации»

Работа секции началась с выступления Дэвида Кларка (David Clarke – на фото) из университета Шеффилд-Хэлам (Sheffield Hallam University) в городе Шеффилд, Великобритания, на тему «Свобода доступа к государственной информации и экспертиза ценности архивных документов: Как граждане влияют на отбор свидетельств истории» (Freedom of Information and Archival Appraisal: Citizens Influencing the Choice of Historical Evidence)

Дэвид Кларк – по профессии журналист, преподаватель журналистики и одновременно пользователь архивов. Он,  частности,  подталкивает правительство Великобритании опубликовать имеющиеся у государства материалы по НЛО. Кларк опубликовал в 2009 году книгу «Дела об НЛО: Внутренняя информация о реальных наблюдениях» (The UFO Files: The Inside Story of Real Life Sightings), своего рода  руководство по исследованию архивных документов по НЛО в Великобритании, см. http://drdavidclarke.blogspot.be/p/ufo-files.html .

Архивные материалы по данной тематике стали, по словам Кларка, «горячей картошкой». Например, Национальные Архивы Великобритании постепенно раскрывают документы, касающиеся НЛО, и выкладывают их на своём сайте, см. http://www.nationalarchives.gov.uk/ufos . У сайта впечатляющая популярность: 4,7 миллиона просмотров и 3,9 миллиона скачиваний.

В качестве примера архивных документов, представляющих огромный интерес для исследователей, Кларк назвал документы проекта «Голубая книга» (project Blue Book) – материалы работы комиссии по НЛО, созданной ВВС США и работавшей в период с 1952 по 1969 год. По мнению Кларка, архивные документы по НЛО следует рассматривать в контексте «холодной войны».

Говоря о доступе к информации, Кларк отметил конфликт интересов общественности и государственных учреждений. По его мнению, никак нельзя оправдать то, что документы остаются недоступными спустя полвека. Подобные закрытые архивы лишь дискредитируют правительства. Кларк подчеркнул, что архивное дело – политическая дисциплина.

Архивист Генеральной дирекции архивов Италии (Direzione generale per gli archivi) Джулия Баррера (Giulia Barrera – на фото) выступила на тему «Борьба за свободу доступа к государственной информации: Опыт Италии» (Fighting for FOIA: the Italian Case).

Джулия Баррера отметила, что в Италии нет закона о свободе доступа к государственной информации, и что  Италия – единственная страна в Евросоюзе, где запрос на доступ к государственной информации необходимо обосновать.

В 1990 году был подготовлен проект закона, но дальше дело не пошло. Выпускаемые правительственные постановления служат плохой заменой такому закону. Сейчас в стране разворачивается кампания в поддержку закона о свободе доступа к государственной информации. Пока же доступа к информации приходится добиваться через суд, и судебная система, таким образом, вынуждена компенсировать недостатки политик. Усугубляет ситуацию то, что государственные органы Италии обязаны ежегодно публиковать колоссальное количество бессмысленной информации. Сложившаяся ситуация является хорошим примером более общей проблемы дисфункциональности в государственном управлении.

По мнению Баррера, государству следовало бы создать веб-страницу для выкладывания рассекреченных документов. В то же время она поставила вопрос о том, кто будет в будущем платить за поддержку в сети раскрытых государственных данных.

Одобрение коллег вызвали слова Джулии Баррера о том, что итальянские архивисты считают сложившуюся ситуацию неправильной и будут бороться за её изменение.

Ли Санминь (Sangmin Lee) из Научно-исследовательского института документоведения и архивного дела Южной Кореи (Research Institute for Korean Archives and Records, RIKAR) выступил на тему «Доступ к государственным документам в процессе разработки политик: Реформа городских органов власти Сеула благодаря доступу граждан к городским документам» (Access to Public Records in the Making of Policies: commission Reform through Citizens’ Access to City Records in Seoul City Government).

Сеул – город с 20-миллионным населением и со штатом государственных служащих в 50 тысяч человек. В плане управления документами и архивного дела это создает серьёзные проблемы.

Ли отметил, что новый мэр Сеула сделал доступ к информации существенно более открытым. Город предоставляет общественности информацию через свой интернет-портал и через вики, и поощряет вовлечение граждан в деятельность по управлению городом.

Дискуссия

В ходе дискуссии из зала был задан интересный вопрос: Как объяснить, что в ряде стран, имеющих закон о свободе доступа к государственной информации, этот закон практически не используется? Объяснением может быть отсутствие культуры проведения расследований и соответствующего обучения журналистов (как в Италии, противоположным примером может служить Великобритания). В Великобритании, по мнению некоторых, наиболее открытый доступ к документам следственных комиссий и спецслужб.

Прозвучала мысль о том, что нет ни одного исследования, в котором бы рассказывалось о том, на какие вопросы исследователей архивы не могут ответить из-за пробелов в их фондах. У граждан есть потребность в том, чтобы утраченные ими  личные документы заменялись на основании документов, хранящихся в соответствующих национальных учреждениях,  и если это не может быть сделано, то отчаянье открывает двери для коррупции и фальсификации документов.

Проблема обеспечения доступа к информации – не столько техническая или технологическая, сколько политическая.

Поднят был также вопрос о том, почему бы не создать реестр рассекреченных документов.

День первый, секция S2P3 «Истина и примирение II»

Джоэл Бланко-Ривера (Joel A. Blanco-Rivera) и Катрин Виссер (Katherine Wisser) из Симмонс-колледжа (Simmons College), Бостон, США, представили доклад на тему «Слежка, документация и неприкосновенность частной жизни: Международный сравнительный анализ документов государственных спецслужб»  (Surveillance, Documentation and Privacy: an International Comparative Analysis of State Intelligence Records).

Джоэл Бланко-Ривера и Катрин Виссер

При обеспечении сохранности документов, предоставлении к ним доступа и при отборе на уничтожение архивисты сталкиваются, в том числе, с этическими проблемами. В данном докладе рассматривались дела, содержащие собранную силовыми структурами и спецслужбами информацию об объекте наблюдения и её интерпретацию.

Одним из ключевых является вопрос доступа к делам. Решается этот вопрос по-разному. В одних странах документы являет открытыми, а доступ к ним предоставляется на основе формальной политики (примеры: Германия, штат Миссисипи (США), Австралия, Великобритания, Кения). Документы могут быть открытыми, однако четкой политики доступа может не быть (Мексика, Румыния).  Документы также могут быть закрытыми (Пуэрто-Рико), могут быть уничтожены (Япония, Южная Африка), а иногда ситуация может быть непонятной (Аргентина, Восточный Тимор).

Марио Рамирес (Mario H. Ramírez) из Университета Калифорнии и Ти-Кей Сангванд (T-Kay Sangwand – на фото) из Университета Техаса в Остине. США. Выступили на тему «Никогда не нейтральные: Архивы и архивисты в странах с недавно завершившимся внутренним конфликтом» (Never Neutral: Archives and Archivists in Post-Conflict States).

В докладе было рассказано о проекте Университета Техаса по обеспечению долговременной сохранности хрупких и уязвимых документов, отражающих борьбу за права человека в различных странах мира,  и предоставления к ним доступа (Human Rights Documentation Initiative, HRDI, см. http://lib.utexas.edu/hrdi ).

Проект HRDI является примером «посткастодиального» архива. Он собирает электронные копии материалов и обеспечивает их защищённое хранение, а также оказывает методическую помощь учреждениям, хранящим оригиналы документов (подробности см., например, здесь: http://blog.witness.org/2009/10/non-custodial-archiving-u-texas-and-kigali-memorial-centre/ ).

Вопрос: Как архивам решать вопросы уничтожения, обеспечения доступа и долговременной сохранности дел о слежке? (фото: Gustavo Castaner)

Посткастодиальная теория (postcustodial theory of archives) в действии (фото: Gustavo Castaner). Данная теория исходит из того, что архивисты занимаются не столько физическим приемом и хранением документов, сколько руководят тем, как их создатели осуществляют депозитарное хранение этих документов (см. http://www2.archivists.org/glossary/terms/p/postcustodial-theory-of-archives ).

Тема выступления руководителя библиотеки Университета Намибии Эллен Ндеши Намила (Ellen Ndeshi Namhila) была «Материалы колониальных архивов: Проблема недоисследованности» (Content Of Colonial Archives: an Under Researched Issue).

Эллен Ндеши Намила

Вопрос о недостаточной исследованности колониальных архивов был рассмотрен на примере Национальных Архивов Намибии. Намибия была колонией в течение 106 лет. Сейчас сложилась ситуация, когда на многие запросы представителей коренного населения об относящихся к ним документах архив ответить не может, в то время как аналогичные запросы белых граждан страны выполняются быстро.

Значение такого рода документов постоянно растет с момент получения Намибией независимости от ЮАР. Люди, которые прежде имели статус «туземцев», стали полноправными гражданами, однако Национальные Архивы часто не могут отыскать их документы. Такое положение не только создает проблемы для людей, но и наносит ущерб репутации Национальных Архивов – которые, по идее, должны быть учреждением, пользующимся доверием общественности.

Эллен Ндеши отметила, что в Южной Африке сейчас выполняется немало проектов по восстановлению / документированию исторической памяти, но, похоже, ни один из них не затрагивает проблемы обычных личных дел и документов. В связи с этим в докладе была поднята проблема имеющей место «элитарности» архивов и необходимости больше обращать внимание на «простого человека»

Она также отметила, что «В условиях наблюдающегося в мировом масштабе недофинансирования архивов правительствами, такие программы, как проекты поиска «скрытых архивов», систематического сбора устной истории и инновационного индексирования  будут возможны лишь тогда, когда принимающие решения лица осознают, что подобные трудозатратные работы не могут выполняться «на пустой бюджет» недоукомплектованными кадрами архивными учреждениями»

День первый, общее собрание членов МСА

Присутствовавшие на собрании коллеги отметили, что право голоса теперь имеют не только члены категорий A и B (национальные архивы и профессиональные ассоциации), но и категории C – т.е. учреждения и компании, занимающиеся управлением и обеспечением сохранности документов и архивов, а также соответствующим обучением.

Презентация испанского города Жирона, который проведет следующую Ежегодную конференцию МСА (Фото: Joan Soler Jiménez)

Жоан Боадас (Joan Boadas) представил город Жирону – организатора Ежегодной конференции МСА 2014 года. При этом прекрасная возможность показать миру свои достижения появляется у архивистов испанской провинции Каталония.

На собрании было распространено совместное коммюнике (на фото) Ассоциации французских архивистов (AAF), Ассоциации франкоговорящих архивистов Бельгии (AAFB) и секции профессиональных ассоциаций Международного совета архивов. В нем сообщается о том, что электронная петиция (см. http://www.change.org/EUdataP ), направленная против проекта внесения изменений в европейское законодательство о персональных данных, сумела собрать свыше 51 тысячи подписей. Однако, поскольку главы стран Евросоюза 25 октября 2013 года объявили о том, что принятие поправок в законодательство будет отложено до 2015 года, организаторы петиции решили прекратить сбор подписей.

Французские архивисты опасаются, что исполнение требования об уничтожении либо анонимизации персональных данных операторами по завершении их обработки (которое на самом деле и так давно уже существует как в европейском, так и в российском законодательстве) приведет к утрате исторической памяти. (Авторы петиции почему-то забыли о том, что законодательство о персональных данных не превыше других законов, которые, наоборот, требуют сохранения документов и информации. В нашей стране Роскомнадзор как-то попытался поставить закон о персональных данных превыше всех иных законов, но в итоге с треском проиграл соответствующие судебные дела. – Н.Х.)

(Продолжение следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2013/12/8.html )

Источник: сайт МСА / Твиттер
http://www.ica.org/14490/annual-conference-2013/brussels-2324-november-2013.html

Комментариев нет:

Отправка комментария