суббота, 14 марта 2020 г.

Судебная практика: Доступ к уголовным делам родственников, часть 1


Вопрос о доступе граждан к документам и информации, связанным с привлечением их родственников к уголовной ответственности, не так прост, как кажется. Несмотря на наличие законодательно-нормативных актов, имеется ряд ограничений, на которые ссылаются органы внутренних дел и отказывают в предоставлении доступа.

Головинский районный суд в апреле 2018 года рассмотрел дело, в котором внук осужденного гражданина оспаривал отказ Информационного центра ГУ МВД России в предоставлении возможности ознакомления с уголовным делом в отношении его деда.

Суть спора

Гражданин в ноябре 2017 года обратился в Информационный центр ГУ МВД России с запросом о предоставлении возможности ознакомления с уголовным делом в отношении его деда, арестованного и расстрелянного в 1933 году, и информировании его о порядке ознакомления с указанным делом. ГУ МВД РФ отказал ему на том основании, что его дед был осужден по общеуголовной статье УК, а, следовательно, Закон РФ от 18.10.1991 года №1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» на него не распространяется.

Гражданину в ответе было разъяснено, что в соответствии со ст.11 Закона РФ от 18.10.1991 года №1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» и пунктом 6 приказа Министерства культуры России, МВД России, ФСБ России от 25 июля 2006 года №375/584/352 «Об утверждении Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел», право на ознакомление с материалами прекращенных уголовных и административных дел, а также получение сведений и копий документов имеют только реабилитированные лица, а с их согласия или в случае их смерти – их родственники при предъявлении документов, удостоверяющих личность и подтверждающих родство.

Гражданин ещё дважды обращался с аналогичными обращениями в МВД и получал аналогичные разъяснения, поэтому он в конечном итоге обратился в суд за защитой своих прав.

Позиция Головинского районного суда

Суд отметил, что дед гражданина, работавший заведующим стройсектором буфетного управления Ленинского нарпита, в январе 1933 года постановлением Тройки ПП ОГПУ МО был приговорен к смертной казни (расстрелу) с конфискацией имущества на основании Постановления ВЦИК от 07.08.1932 года.
Для справки: Полномочное представительство объединенного государственное политическое управление при Совете Народных Комиссаров СССР (ПП ОГПУ) существовало в годы советской власти в 1923-1934 гг.. Всего за 1931–34 годы «тройка» при ПП ОГПУ по Московской области вынесла более 71 тысяч постановлений, из них к расстрелу - более 200 (см.: https://old.topos.memo.ru/kategoriya/mesta-massovyh-rasstrelov ).

Постановление Центрального Исполнительного Комитета СССР Совета Народных Комиссаров СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» см. здесь: https://ru.wikisource.org/wiki/Постановление_ЦИК_и_СНК_СССР_от_7.08.1932_об_охране_имущества_государственных_предприятий,_колхозов_и_кооперации )
Согласно заключению по архивному делу, утвержденному первым заместителем прокурора г. Москвы в декабре 1993 года, осуждение гражданина было признано обоснованным. В заключении было отмечено, что гражданин признал себя виновным в хищении денежных средств совместно с другими лицами и по существу предъявленного обвинения показал: «Я признаю себя виновным в том, что, находясь в преступной связи с ответственным исполнителем по снабжению РЖСКТ «Советский писатель» производил преступные операции по хищению остродефицитных стройматериалов, а также фабриковал фиктивные счета. Полученные таким образом суммы присваивались мною... таким образом мною получено в личную пользу около 5 тысяч руб.»

Прокурор Москвы в 1993 году отметил, что «оснований для принесения протеста не имеется, о чем заявительнице сообщено. В соответствии со ст.376 УПК РСФСР дело подлежит возврату для хранения в архиве ГУВД по Московской области».

Суд отметил, что в силу положений ч.1 ст.25 федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации», доступ к архивным документам может быть ограничен в соответствии с международным договором Российской Федерации, законодательством, а также в соответствии с распоряжением собственника или владельца архивных документов, находящихся в частной собственности.

Частным случаем такого ограничения является норма части 3 статьи 25 закона, которая устанавливает ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности, на срок 75 лет со дня их создания.

Частью 3 статьи 11 Закона РФ №1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» предусмотрено право реабилитированных лиц, а с их согласия или в случае их смерти - родственников, на ознакомление с материалами прекращенных уголовных и административных дел и получение копий документов.

«Положением о порядке доступа к материалам…» в пункте 5 предусмотрено, что на обращения граждан по доступу к материалам уголовных и административных дел с отрицательными заключениями о реабилитации проходящих по ним лиц архивами выдаются справки о результатах пересмотра.

На этом основании суд сделал вывод о том, что вышеуказанными законоположениями не предусмотрено право граждан на ознакомление с материалами уголовных и административных дел с отрицательными заключениями о реабилитации проходящих по ним лиц, и что оспариваемое решение ГУ МВД России соответствует требованиям действующего законодательства и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права, перечисленные в административном исковом заявлении.

Доводы административного истца о том, что установленный п.3 ст.25 федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации» 75-летний срок ограничения на доступ к информации истек, в связи с чем отказ в предоставлении информации является незаконным, не были приняты судом во внимание, как основанные на неверном толковании норм материального права.

Суд пришел к выводу о том, что законных оснований для удовлетворения административных исковых требований не имеется, а поэтому в удовлетворении административного иска должно быть отказано в полном объеме.

Решением Головинского районного суда г. Москвы в удовлетворении административных исковых требований гражданина к ГУ МВД России по Московской области о признании незаконным отказа в предоставлении ему возможности ознакомиться с запрошенными документами уголовного дела в отношении его деда и обязании ознакомить его с ними в полном объеме и без ограничений было отказано.

Позиция Судебной коллегии по административным делам Московского городского суда

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в сентябре 2018 года (делу №33а-6386) отметила, что закон не предоставляет равные возможности по ознакомлению с материалами уголовных дел в отношении лиц, по которым приняты решения о реабилитации, и лиц, по которым приняты отрицательные заключения о реабилитации.

Оснований для реабилитации гражданина, согласно заключению по архивному делу, утвержденному первым заместителем прокурора г. Москвы 03.12.1993, не имеется.

Соответственно, оспариваемое решение ГУ МВД России по Московской области отвечает требованиям действующего законодательства и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права, перечисленные в административном исковом заявлении.

По мнению суда, доводы апелляционной жалобы о том, что установленный п.3 ст.25 закона «Об архивном деле в Российской Федерации» 75-летний срок ограничения на доступ к информации истек, а порядок, установленный Законом РФ от 18.10.1991 №1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий», не должен распространяться на его требования, в связи с чем заявитель вправе беспрепятственно ознакомиться с материалами уголовного дела, - основаны на выборочном, избирательном толковании норм материального права.

Судебная коллегия отметила, что в случае, если рассматривать поставленный заявителем вопрос вне сферы законодательства, связанного с реабилитацией жертв политических репрессий, то из представленных им материалов не следует, что отсутствие у него доступа к истребуемой им из архива информации объективно препятствует ему в реализации и защите своих прав и свобод.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Головинского районного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу гражданина без удовлетворения.

Определением судьи Московского городского суда (определение №4га/5-1131/2018) в декабре 2018 года было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.com/2020/03/2_15.html )

Источник: Сайт Головинского районного суда / Консультант Плюс
https://mos-gorsud.ru/rs/golovinskij/cases/docs/content/1c4bf8ca-acdc-4ee9-850f-1a5876417bdd
https://mos-gorsud.ru/rs/golovinskij/cases/docs/content/5b68a2fd-7373-4692-a6ea-a525756fafbf
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=614945

Комментариев нет:

Отправить комментарий