пятница, 13 марта 2020 г.

Совместное заявление МСА и ИФЛА по поводу влияния законодательства о защите персональных данных на архивное дело, часть 2


(Окончание, начало см. https://rusrim.blogspot.com/2020/03/1_12.html )

Существующие практики обеспечения сохранности и доступности архивных материалов

Этический кодекс ИФЛА (IFLA Code of Ethics for Librarians and other Information Workers,  https://www.ifla.org/publications/node/11092 ), «Заявление ИФЛА о доступе к персональным данным в исторических документах» (IFLA Statement on Access to Personally Identifiable Information in Historical Records, https://www.ifla.org/publications/ifla-statement-on-access-to-personally-identifiable-information-in-historical-records ), и «Международный этический кодекс архивистов» МСА (текст на русском языке здесь: https://www.ica.org/sites/default/files/ICA_1996-09-06_code%20of%20ethics_RU.pdf ) - все они устанавливают стандарты, поддерживаемые текущей работой соответствующих экспертных комитетов на глобальном и национальном уровнях.

В них используется подход, поощряющий доступность архивных материалов по умолчанию, когда ограничения, которые необходимо ввести, строго основываются на духе и букве применимого законодательства, включая законодательство о защите неприкосновенности частной жизни (персональных данных), которое интерпретируется в соответствии с профессиональным пониманием и суждением.

Мой комментарий: У архивистов нет официального права интерпретировать законодательство, и, как показывает опыт, ключевую роль играет интерпретация законодательства, которую дают суды – в том числе применительно к деятельности архивов, музеев и библиотек.

К числу подобных ограничений несомненно относятся ситуации, когда информация может способствовать краже личности или когда она является несправедливой, не относящейся к делу либо причиняет неоправданный вред (например, в контексте законодательства о «праве быть забытым»).

Хотя названные выше документы допускают, что доступ может быть ограничен при определенных обстоятельствах, они недвусмысленно возражают против необратимого уничтожения или удаления информации, содержащейся в архивных коллекциях. Подобные действия подрывают способности менеджеров архивных коллекций принимать собственные решения о доступе на основе своих собственных суждений.

Мой комментарий: Удивительно, но из целого ряда возможных аргументов против уничтожения архивных материалов на основании законодательства о защите персональных данных, авторы заявления выбрали самый неубедительный. Я даже не знаю, есть ли что-либо, что в данном контексте волновало бы государство и общество меньше, чем задетое самолюбие архивного работника!

Бить здесь нужно было на то, что уничтожение не просто разрушает память, не просто нарушает ради интереса индивида «быть забытым» существенный интерес общества помнить, - но и нарушает целостность и аутентичность архивных фондов, а, следовательно, подрывает возможность их использования в качестве доказательств и в качестве основы для ответственных решений.

Если бы подобное Заявление писала я, то я бы опиралась в первую очередь на существующую практику правоприменения в различных странах, а не на документы международных ассоциаций, которые, при всём уважении, для юристов – звук пустой.

Рекомендации в отношении законодательства о защите персональных данных

В тех случаях, когда новые правила предоставляют отдельным лицам право получать доступ, исправлять или требовать изменения либо удаления касающейся их информации, имеющейся в фондах, хранящих архивные материалы учреждений, возникает риск лишить исследователей и других лиц возможности сегодня и в будущем получать доступ к надежным документам в составе полных коллекций, а также риск уменьшения прозрачности деятельности и подотчётности находящихся у власти лиц.

Ввиду этого мы предлагаем правительствам и другим принимающим решения сторонам следующие рекомендации:
  • Мы приветствуем законы, предоставляющие людям больше прав и возможностей влиять на то, каким образом информация о них собирается и обрабатывается;

  • В подобных правилах следует, тем не менее, обеспечить наличие исключений, дающих возможность профессиональным учреждениям, таким, как библиотеки и архивы [здесь о музеях почему-то забыли – Н.Х.], приобретать и сохранять материалы, содержащие персональные данные;

  • Хотя правила доступа к архивным материалам должны поощрять их доступность по умолчанию, они также должны допускать применение, при необходимости, исключений в интересах защиты неприкосновенности частной жизни, конфиденциальности, учёта чувствительных вопросов культурного характера (cultural sensitivities) или законной озабоченности в плане безопасности.

  • Ни при каких обстоятельствах законы не должны допускать или предписывать уничтожение или изъятие архивных материалов, хранящихся в организациях документального или культурного наследия, которыми эти материалы были отобраны на постоянное хранение и хранятся ввиду их непреходящей культурной ценности.

    Мой комментарий: Как консультант и человек, довольно много повидавший за свою профессиональную карьеру, могу сказать, что формулировка «ни при каких обстоятельствах» неразумна. Мне нетрудно назвать целый ряд обстоятельств, когда такое уничтожение будет оправданным – начиная от уничтожения оригиналов не слишком ценных архивных материалов после их оцифровки и до уничтожения документов, ставших вследствие биологического, химического или радиоактивного загрязнения опасными для человека; или же ставших необратимо непригодными к использованию вследствие повреждения или морального устаревания носителей информации…

    Ну и не будем забывать о том, что законы не запрещают сегодня архивам провести повторную экспертизу ценности документов и признать определенные документы более не имеющими ценности, которая бы оправдывала их дальнейшее архивное хранение. Знают ли об этом авторы Заявления?

  • Следует оказывать поддержку хранящим архивные материалы библиотекам, архивам и другим учреждениям в разработке строгих и эффективных кодексов этики и применении их при управлении содержащими персональные данные материалами и при принятии решений о доступе к таким материалам.

  • Хранящие архивные материалы библиотеки и архивы должны иметь возможность воспользоваться ограничением их ответственности в случае добросовестности их действий.
Мой комментарий: Оценивая документ в целом, хочу вспомнить поговорку «Тост на охоте должен быть короткий, как выстрел». То же самое справедливо и тогда, когда нужно донести что-то важное до «власть предержащих». Само Заявление должно было быть в полстраницы длиной и содержать лишь одну самую главную мысль, а все красивые словеса можно было бы перенести во вспомогательный документ. Три страницы умных рассуждений никто из тех, кому Заявление, по-видимому, адресовано, читать не станет …

Ну а по существу моя позиция следующая: Там, где архивная работа поставлена профессионально, на архивное хранение в государственные и муниципальные архивы, библиотеки и музеи попадают исключительно материалы, представляющие существенный интерес для государства и общества. Соответственно, исходя из баланса личных и общественных интересов, в таких архивах, библиотеках и музеях «право быть забытым» не имеет права на существование (если только оно прямо не будет предусмотрено договором о передаче материалов на хранение). Недовольные вправе, конечно, ходить по судам, но суды должны их – очень вежливо – «посылать по компасу».

В иных учреждениях, занимающихся хранением архивных материалов, вопрос в спорных случаях должны решать суды - опять же исходя из баланса личных и общественных интересов. Как правило, речь должна идти об ограничениях на доступ и о внесении уточнений и исправлений в научно-справочный аппарат, в то время, как уничтожение материалов должно допускаться в виде исключения, на основании конкретных положений законодательства.

Источник: сайт МСА
https://www.ica.org/en/ifla-ica-statement-on-privacy-legislation-and-archiving
https://www.ica.org/sites/default/files/statement_on_privacy_legislation_and_archiving_rights_final_en.pdf

Комментариев нет:

Отправить комментарий