воскресенье, 21 июля 2013 г.

Арбитражная практика: Подписанный другим лицом кредитный договор был признан недействительным


Данное дело показывает еще одну серую зону в «электронных» взаимоотношениях банков со своими клиентами: если все взаимодействия между ними осуществляются только в электронном виде, то на руках у банка не остается ни одного документа, содержащего собственноручную подпись уполномоченного лица. Порой в конфликтных ситуациях это обстоятельство может стать ключевым.

Арбитражный суд Пермского края в сентябре 2012 года рассматривал дело №А50-19623/2011, в котором индивидуальный предприниматель требовала признать недействительным кредитный договор, в соответствии с которым на ее счет в другом банке были переведены заемные средства в размере 3,5 миллионов рублей.

При рассмотрении дела выяснилось, что договор и другие сопровождающие его документы были подписаны другим лицом, а платежи за пользование кредитом перечислялись по системе клиент-банк и подписывались ЭЦП истицы. 

Суть спора

В соответствии с кредитным договором, заключенным в октябре 2008 года, Банк кредитования малого бизнеса (позднее переименованный в ЗАО «Банк Интеза») открыл ссудный счет клиенту – индивидуальному предпринимателю и предоставил денежные средства в сумме 3,5 миллионов рублей. Денежные средства были перечислены на расчетный счет предпринимателя, открытый в коммерческом банке «Уральский финансовый дом» (ОАО АКБ «Урал ФД»).

Операции по счету индивидуального предпринимателя в банке «Урал ФД», в том числе и погашение процентов по кредиту в 2008-2010 годах, проводились электронно. Дискета с ключами электронной подписи для работы в системе «Интернет-Банк» банка «Урал ФД» была получена по доверенности другим человеком (похоже, что это был родственник предпринимателя – Н.Х.). Дискета с ключами ЭЦП помимо воли предпринимателя находилась у её родственника.

Предприниматель утверждала, что кредит в банке она не брала и в погашение кредита ничего не платила. Она обратилась в суд с иском о признании кредитного договора незаключенным.

Позиция Арбитражный суд Пермского края

Суд отметил, что правоотношения сторон, связанные с выдачей - получением кредита отличаются своей присущей только им спецификой и связаны с совершением кредитной организацией и заемщиком целого ряда действий. Оформление кредита не ограничивается составлением одного документа (договора).

Согласно заключению эксперта, представленного в мае 2012, подписи от имени предпринимателя на 1-ом и 2-ом листах кредитного договора были выполнены не им, а другим лицом. При этом эксперт пришел к выводу, что подписи от имени предпринимателя на кредитном договоре выполнены тем же лицом, которым выполнены подписи и записи, расположенные в других документах, в том числе в заявке на получение кредитного продукта.

В материалы дела было представлено письмо банка «Урал ФД» о невозможности предоставления платежных документов, содержащих собственноручную подпись предпринимателя, поскольку операции по счету проводились только по системе электронного документооборота, и, соответственно, подписанных собственноручной подписью платежных документов у банка просто не было.

Предприниматель в ходе судебного разбирательства пояснила, что кредит в банке она не брала и в погашение кредита ничего не платила.

На запрос арбитражного суда о предоставлении сведений о том, были ли иные уполномоченные лица, которые могли распоряжаться денежными средствами, поступающими на расчетный счет, банк «Урал ФД» сообщил об отсутствии доверенностей на право распоряжаться денежными средствами по счету.

При указанных обстоятельствах, по мнению суда, имеющиеся в деле доказательства не позволяют подтвердить наличие надлежащих распоряжений клиента о списании денежных средств с расчетного счета в счет погашения кредита по кредитному договору и уплаты процентов за пользование кредитными средствами.

По мнению суда, в деле отсутствовали достаточные доказательства выражения предпринимателем волеизъявления на прямое последующее одобрение оспариваемой кредитной сделки. Действия предпринимателя не подтверждают признание и исполнение истцом спорных кредитных обязательств и одобрение кредитного договора со стороны заемщика.

Арбитражный суд Пермского края  согласился с доводами истца о несоблюдении требования о письменной форме кредитного договора и признал кредитный договор недействительным.

Позиция Семнадцатого арбитражного апелляционного суда

Апелляционный суд в ноябре 2012 года отметил, что получение кредитором денежных средств во исполнение кредитных обязательств по договору с использованием другой стороной средств электронного платежа с очевидностью не доказывает факт одобрения стороной сделки, поскольку не исключает факт неправомерных действий со стороны другого лица по завладению информацией, необходимой для осуществления платежей указанным способом.

Поскольку платежные поручения на бумажном носителе с подписью заемщика в деле отсутствуют, суд сделал вывод о том, что представленные в деле платежные поручения, не могут служить надлежащими доказательствами, подтверждающими одобрение стороной кредитной сделки.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Пермского края, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Уральского округа

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в феврале 2013 года отметил, что обстоятельствами, свидетельствующими об оформлении в письменном виде договорных отношений, могут быть иные документы, из которых бы усматривалось волеизъявление заемщика на получение кредита на определенных условиях (заявление заемщика, переписка сторон, заявление на реструктуризацию задолженности, заключение заемщиком с банком дополнительных соглашений, изменяющих условия кредитных договоров и т.п.).

Сам по себе факт перечисления денежных средств с расчетного счета истца на счет банка в погашение кредита без совокупности иных обстоятельств и доказательств, свидетельствующих об оформлении кредитного договора с данным конкретным заемщиком, автоматически не свидетельствует о заключении такого договора с истцом. Более того, при рассмотрении дела, по мнению суда, правовое значение имеет не одобрение сделки, а фактическое получение кредита и факт его использования для конкретных целей.

Поскольку кредитный договор и заявка на получение кредитного продукта подписаны не предпринимателем, которая в последующем не совершала действий по распоряжению денежными средствам, перечисленными банком, а также по исполнению названного договора, у истца отсутствовала воля на совершение действий по заключению указанного кредитного договора и, следовательно, на возникновение между ним и банком кредитных отношений.

По мнению суда, неосмотрительное поведение истца по выдаче доверенности на получение сертификата ЭЦП для проведения платежей через интернет и управления своим расчетным счетом в данной ситуации не является основанием для применения к истцу ст.10 Гражданского кодекса (злоупотребление правом Н.Х.).

Суд оставил без изменения решения судов первой и второй инстанций, а кассационную жалобу ЗАО «Банк Интеза» – без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправка комментария