среда, 27 сентября 2017 г.

Мариэлла Герсио о новой редакции итальянского Кодекса электронного правительства: «Разочаровывающий текст, не учитывающий работу, проделанную за последние годы государственными органами»


Статья известного итальянского архивиста Мариеллы Герсио (Mariella Guercio – на фото), президента Национальной ассоциации итальянских архивистов (Associazione nazionale archivistica italiana, ANAI), была опубликована 12 сентября 2017 года на «Сайте электронного правительства» (Cantiere della PA digitale).

Опубликованные недавно (см. https://www.agendadigitale.eu/documenti/il-testo-del-nuovo-cad-versione-sei-dopo-il-correttivo/ - Н.Х.) поправки, предложенные правительством в Кодекс электронного правительства (Codice dell’amministrazione digitale, CAD, http://www.agid.gov.it/cad/codice-amministrazione-digitale ), лишь отчасти принимают во внимание аспекты, которые явно касаются формирования, управления и сохранения архивных документов.

С одной стороны, действительно, изменения ограничиваются корректирующими поправками, приводящими документ в соответствии с европейским законодательством, касающимся электронных документов - например, термины «почтовый ящик» (casella di posta elettronica) и «сертифицированная электронная почта» (posta elettronica certificata) систематически заменяются на «электронный адрес» (domicilio digitale).

С другой стороны, в представленном тексте большое внимание уделяется исправлению ошибок и необходимости лучше структурировать содержание. Это, например, новые названия глав и разделов части III декрета: первоначальный заголовок «Создание, управление и сохранение электронных документов (Formazione, gestione e conservazione dei documenti informatici) теперь заменен на «Управление, сохранение и доступность документов» (Gestione, conservazione e accessibilità dei documenti). Эта часть разделена на два раздела: «Государственные документы» (Documenti della pubblica amministrazione) и «Управление и сохранение документов» (Gestione e conservazione dei documenti). Однако причина такого разделения непонятна, поскольку второй раздел также касается почти исключительно деятельности государственных органов.

Реальной новацией, которая могла быть причиной реорганизации упомянутых выше разделов, однако, является статья 40-3 (40-ter) «Система поиска документов» (Sistema di ricerca documentale). О чем это? Трудно ответить на этот вопрос, поскольку в статье проекта декрета всего лишь говорится о том, что «Президиум Совета Министров содействует разработке и тестированию системы, облегчающей поиск документов, подлежащих журнальной регистрации [...], и процессуальных дел, упомянутых в статье 41, и обеспечивающей доступ к ним в онлайн-режиме».

Я, как профессионал в данной отрасли, нахожу это предложение непонятным и, в любом случае, сбивающим с толку - в первую очередь потому, что весьма экстравагантно доверять научно-исследовательскую и проектную деятельность Президиуму Совета Министров, а не агентству «Электронная Италия» (L'Agenzia per l'Italia Digitale, AgID), чьи специфические функции в этой области признаются Кодексом электронного правительства с 2016 года.

Во-вторых, сама формулировка статьи вызывает сомнения и вопросы на техническом уровне. Предполагается ли создать единую / универсальную индексацию административных документов, независимо от функционального контекста создания документов и их массивов? Идет ли речь о применении к регистрационным журналам в десятках тысяч однородных организационных областей инструментов, способных автоматически выделять из текстов информацию и ключевые слова? Задумывается ли переосмысление форм представления актов, снова приводя их к единым словарям без поддержки со стороны профессионалов?

Знают ли те, кто предложил эту формулировку, о том, как сложно и деликатно формируются согласованные классификационные схемы, способные эффективно поддерживать административную работу, и сколько было уже сделано в этом направлении, начиная с момента создания платформ для управления документами и формулирования функциональных требований к системам управления документами и процессами (см. документ, подготовленный AgID и доступный в каталоге повторно используемых приложений, см. http://www.agid.gov.it/agenda-digitale/pubblica-amministrazione/riuso-software )? Наконец, в курсе ли ИТ-специалисты (из «Группы перехода на электронные технологии» - Team per la Trasformazione Digitale?), которым будет поручено выполнение этой задачи, тех ограничений, которые всё ещё свойственны инструментам для подготовки открытых данных?

Согласно тем сведениям, которые Группа сообщала в последние месяцы (например, Раффаэле Лилло (Raffaele Lillo) «Концепция данных и аналитики» (Data and Analytics Framework), см. https://medium.com/team-per-la-trasformazione-digitale/public-administration-open-government-data-analytics-framework-27b7180cfb25 на английском языке - Н.Х.) по вопросам интероперабельности и индексирования, или же подразумеваемых целей статьи 40-3, - появляются направления исследований, которые, по-видимому, никак не учитывают текущую реальность государственного сектора и, по сути, предвосхищают интересные пути, совершенно, однако, игнорирующие всё то, что с таким трудом развивалось в последние годы усилиями наиболее активных администраций.

Стремление идти вперед и креативность в проектировании, несомненно, желательны, если – как говорит в упомянутом документе участник Группы Раффаэле Лилло - целью является способствование изменению менталитета и поддержка новых парадигм прикладных исследований:
«Это процесс открытия и рационализации информационных ресурсов, который в идеале должен идти одновременно по двум направлениям: с одной стороны, государственные данные будут включены в единую центральную структуру, которая обеспечит стандартизацию, логичную взаимосвязанность (появится возможность связывать данные из разных источников и вертикалей, относящиеся к одному явлению или сущности) и согласованность использования (тематика API и информационных dashboard-панелей). Иными словами, можно будет использовать больше источников для того, чтобы посмотреть на явления под разными углами, непосредственно в рамках центральной структуры, не беспокоясь об упорядочении разнородных данных».
Однако данное видение, хотя и предполагает поиск новых дорог, страдает абстрактностью и может оказаться авантюрным, если будет превращено в текущую обязанность и навязано всем администрациям. Очень важен вопрос о том, правильно ли учитывается ограниченность результатов, полученных до сих пор (как в Италии, так и за рубежом) с применением многих из упомянутых в этой публикации технологий. И, во всяком случае, определённо неуместным является экспериментальное применение не отработанных в полной мере инструментов в контексте деятельности организаций, навязываемое в основной норме (которая в обновленной редакции всё же содержит ряд положительных аспектов).

Положительным, например, представляется решение объяснить и конкретизировать вопрос соответствия требованиям процесса создания электронных репродукций аналоговых документов (статьи 22 и 23-3). Также полезна новая формулировка статьи 44, которая четко разъясняет взаимосвязь со статьей 52 Указа Президента Республики №445/2000 (Decreto del Presidente della Repubblica 28 dicembre 2000, n. 445 "Disposizioni legislative in materia di documentazione amministrativa. (Testo A)", имеется в виду статья о системах электронного управления документами, см. http://www.camera.it/parlam/leggi/deleghe/00443dla.htm - Н.Х.) и определяет цели системы хранения, которые были утрачены в последней редакции 2016 года. Добавляется п.1-3 «Система сохранения электронных документов обеспечивает для содержащихся объектов качества аутентичности, целостности, надежности, читаемости, доступности, в соответствии с правилами, установленными нормами, ссылки на которые даны в статье 71 Кодекса».

Что касается нового текста статьи 71, не может не вызвать тревоги и беспокойства решение о замене опробованного подхода с использованием «Технических правил» - regole tecniche (завершившаяся, наконец, разработка которых дала гражданам и организациям стабильную и прочную нормативную базу) на содержащие технические правила руководства, разработка которых доверена AgID, с единственным условием проведения публичных обсуждений в течение тридцати дней и обязательного получения не являющихся обязывающими рекомендаций компетентных органов, уполномоченного органа по защите персональных данных в рамках его компетенции и Объединенной конференции (Conferenza unificata – государственный институт, организующий обсуждение важных вопросов с участием регионов, городов и муниципальных властей – Н.Х.).

В сущности, представленный текст не лишен определенных достоинств. Однако в целом он разочаровывает, поскольку не только не преодолевает систематическим образом фрагментарное видение процесса перехода на электронные технологии, но и подтверждает ограничения, которые возникают из-за наличия слишком большого числа центров принятия решений и отсутствия серьезной и непрерывной дискуссии до, а не после принятия законопроектов. Такая дискуссия является единственной гарантией для планирования, посредством выбора инструментов и создания стратегических альянсов, цифрового будущего нашей страны; для предотвращения грубых ошибок и абстрактности; и, прежде всего, для поддержки посредством постоянных и продуманных организационных усилий той трансформации, которую все мы желаем.

Мариелла Герсио (Mariella Guercio)

Источник: «Сайт электронного правительства» (Cantiere della PA digitale)
http://cantieripadigitale.it/it/2017/09/12/cad-guercio-testo-deludente-non-tiene-conto-del-lavoro-svolto-anni-dalle-pa/

Комментариев нет:

Отправка комментария