суббота, 2 августа 2014 г.

Арбитражная практика: Как доказать, какой документ был направлен налогоплательщику?


К сожалению, даже ведение переписки на бумаге не всегда гарантирует, что в случае возникновения споров удастся с ее помощью доказать свою позицию.

В этом пришлось убедиться инспекции Федеральной налоговой службы по г.Сергиеву Посаду Московской области, которой так и не удалось доказать арбитражному суду Московской области при рассмотрении дела №А41-33201/12 в мае 2013 года, какой же документ она направила налогоплательщику заказным письмом.

Суть спора

Налоговой инспекцией была проведена выездная налоговая проверка ООО «МОЛПРОДСЕРВИС» на предмет правильности и своевременности уплаты налогов и сборов, а также страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006–2008 годы. По итогам проверки в сентябре 2010 года налоговым органом было принято решение о привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Не согласившись с результатами контрольных мероприятий, налогоплательщик обратился в суд, наставая на том, что налоговый орган не обеспечил вручение ему акта налоговой проверки и уведомления о вызове на рассмотрение материалов проверки представителям общества.

Позиция Арбитражного суда Московской области

Суд изучил документы, представленные налоговым органом в качестве доказательства исполнения обязанности обеспечить вручение налогоплательщику акта налоговой проверки и уведомления о вызове на рассмотрение материалов проверки:
  • Реестр заказных почтовых отправлений от 20 августа 2010 года с квитанцией Почты России о приеме корреспонденции;

  • Распечатка с сайта Почты России со сведениями в отношении почтовых отправок;

  • Почтовые конверты.
Суд пришел к выводу о том, что эти документы не являются надлежащими доказательствами соблюдения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки и надлежащего извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, поскольку из содержания реестра почтовых отправлений, квитанции и конвертов невозможно установить, какой именно документ был фактически направлен налогоплательщику.

В реестре был указаны только номер и дата документа, но не указано, какой именно документ направляется (сопроводительное письмо, акт проверки, уведомление или какой-то иной документ). При таких обстоятельствах налоговый орган имел возможность поставить указанный в реестре номер на любой документ.

Суд также принял во внимание, что указанный в реестре номер (один и тот же - Н.Х.) был присвоен различным по содержанию документам, имеющимся в материалах дела:
  • Сопроводительному письму, адресованному обществу;

  • Сопроводительному письму, адресованному директору общества;

  • Уведомлению о вызове налогоплательщика.
Суд отметил, что это не соответствует правилам делопроизводства и вызывает обоснованные сомнения в содержании документа, которому изначально был присвоен данный исходящий номер.

В представленном налоговым органом реестре заказных почтовых отправлений были перечислены пять различных заказных писем, а в приложенной квитанции указаны номера почтовых идентификаторов только двух заказных писем. Следовательно, реестр и квитанцию невозможно сопоставить и сделать однозначный вывод о том, что заказные письма с почтовыми идентификаторами, указанными в квитанции, направлялись именно в адрес налогоплательщика, а не иного лица.

Кроме того, согласно п.32 Правил оказания услуг почтовой связи, при приеме регистрируемого почтового отправления или почтового перевода отправителю выдается квитанция. В квитанции указываются вид и категория почтового отправления, фамилия адресата (наименование юридического лица), наименование объекта почтовой связи места назначения, номер почтового отправления. В представленной налоговым органом квитанции нет указания на наименование адресата, что не позволяет однозначно сделать вывод о том, кому именно адресованы данные отправления.

Информация на сайте Почты России, как и представленные налоговым органом распечатки с сайта Почты России, в отношении указанных в квитанции номеров почтовых отправлений также не содержит сведений о наименовании и адресе ни получателя, ни отправителя данных почтовых отправлений.

Судом также было принято во внимание то, что, согласно содержанию представленных налоговым органом документов, которые, по его утверждению, отправлялись указанными почтовыми отправлениями, в адрес налогоплательщика был направлен акт налоговой проверки от 13 июля 2010 года. В то же время, в оспариваемом решении налогового органа о привлечении к ответственности указано, что решение принималось на основании акта налоговой проверки от 13 августа 2010 года.

По мнению суда, расхождение в датах составления акта невозможно объяснить технической опечаткой, поскольку, во-первых, месяц составления акта указан текстуально, а не цифровым способом, а во-вторых, указание на направление налогоплательщику именно акта проверки от 13 июля 2010 года содержится в трех различных документах налогового органа: сопроводительном письме, адресованном ООО «Молпродсервис», сопроводительном письме, адресованном Щеглову A.M., а также в уведомлении о вызове налогоплательщика. При таких обстоятельствах невозможно сделать однозначный вывод о том, какие именно документы направлялись налогоплательщику почтовыми отправлениями, указанными в реестре почтовых отправлений.

Арбитражный суд Московской области исходил из того, что при рассмотрении налоговым органом материалов проверки в отсутствие налогоплательщика и оспаривании последним факта надлежащего соблюдения налоговым органом процедуры уведомления налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки, налоговый орган обязан представить непротиворечивые доказательства, подтверждающие, что конкретным почтовым отправлением налогоплательщику направлялся именно акт проверки и уведомление о вызове на рассмотрение материалов проверки, а не какие-либо иные документы.

Налоговый орган не представил в материалы дела описи вложения в конкретное почтовое отправление; имеющиеся в материалах дела реестры почтовых отправлений, почтовые квитанции и уведомления о вручении/невручении почтового отправления, ввиду указанных противоречий и недостаточности содержащийся в них информации, не являются таким доказательством, так как не позволяют идентифицировать какой именно документ был направлен налогоплательщику.

Суд также отметил, что к аналогичному выводу при рассмотрении сходных обстоятельств налоговых споров неоднократно приходил ФАС Московского округа в постановлениях от 26 марта 2012 года по делу № А41-4437/11, от 11 сентября 2012 года по делу №А40-122546/11-116-328, от 21 января 2013 года по делу № А40-50811/12-99-283, а также 10 апелляционный суд в постановлении от 14 сентября 2012 года по делу №А41-2739/12, оставленном в силе ФАС Московского округа.

Арбитражный суд удовлетворил заявление ООО «Молпродсервис» и признал недействительным решение инспекции Федеральной налоговой службы по г. Сергиеву Посаду Московской области о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Позиция Десятого арбитражного апелляционного суда

Готовясь к рассмотрению дела в Десятом арбитражном апелляционном суде в марте 2014 года, налоговая инспекция проделала колоссальную работу.

В рамках рассмотрения другого дела №А41-10994/11 Арбитражным судом Московской области было установлено, что полномочия лиц, действующих от имени ООО «Молпродсервис» в качестве учредителя, руководителей, не подтверждены -
единственный участник общества вообще ни сном, ни духом об этом не знала и отрицала обстоятельство того, что назначала кого-либо на должность генерального директора общества.

Более того, с начала проведения выездной налоговой проверки до момента обращения общества в суд у общества на должности генерального директора поочередно сменилось три человека.  В ходе допроса в качестве свидетеля единственный участник общества показала, что никакие документы, касающиеся деятельности ООО "Молпродсервис", ей не передавались, каким образом и кем на акте передачи документов от ее имени была проставлена подпись – пояснить не может; свой паспорт не теряла и никому не передавала, каким образом ее паспортные данные были использованы, в том числе при заверении подписи нотариусом, не знает.

По мнению апелляционного суда, действия общества по неоднократной смене участников и руководителей являются злоупотреблением правом.

Суд отменил решение Арбитражного суда Московской области, а заявление ООО «Молпродсервис» оставил без рассмотрения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в июне 2014 года на тех же основаниях оставил кассационную жалобу ООО «Молпродсервис» без рассмотрения.

Мой комментарий: Несмотря на так благополучно завершившийся для налогового органа судебный спор, я бы на его месте все-таки обратила бы внимание на сбор надлежащих доказательств факта отправки конкретного документа и его четкой идентификации на основании уникальных регистрационных номеров. Ведь если бы налогоплательщик оказался добросовестным, то налоговый орган проиграл бы дело...

Источник: Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/ 

Комментариев нет:

Отправка комментария