вторник, 12 апреля 2011 г.

Арбитражная практика: Уничтожив документы о дебиторской задолженности, организация сама себя наказала

Предлагаю коллегам познакомиться с судебным решением, которое очередной раз демонстрирует, что правильное установление сроков хранения документов позволяет организации снять лишнюю головную боль при проведении у неё налоговых проверок, экономит силы и немалые финансовые средства.

На этот раз в хитросплетении сроков хранения пришлось разбираться Арбитражному суду города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, разбирая дело № А56-15237/2010.

Суть спора

В 2009 году налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку соблюдения ЗОА «Челябинские строительно-дорожные машины» законодательства о налогах и сборах за 2006-2007 годы.

В ходе проверки инспекция установила, что в 2007 году Общество включило в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, задолженность с истекшим сроком исковой давности, право требования которой перешло заявителю на основании договоров цессии от 30.09.2002 № 533 и от 01.04.2003, заключенных с ОАО «Предприятие по обеспечению транспортных и дорожных организаций».

При этом в ходе проверки ЗАО смогло представить налоговому органу в качестве документального подтверждения расходов лишь договоры цессии, акт инвентаризации и копию приказа о списании просроченной задолженности. Документы, подтверждающие наличие задолженности, переданной по договору цессии, и ее размер, не были представлены в связи с их уничтожением.

Налоговая инспекция приняла решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Не согласившись с этим, ЗАО обратилось в суд.

Позиция ЗАО

ЗАО считало, что для включения во внереализационные расходы дебиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности необходимыми и достаточными документами являются акт инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами, и приказ о списании просроченной задолженности, - которые у ЗАО имеются. Общество доказывало, что оно не обязано хранить документы более четырех лет.

Позиция суда

Суд в своем решении указал, что в ст. 23 НК РФ предусмотрена обязанность налогоплательщиков в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов.

Документы, подтверждающие наличие задолженности, переданной по договору цессии, списанной в 2007 году, относятся к числу документов, связанных с исчислением налогов, поскольку только на основании этих документов инспекция может убедиться в реальном существовании переданного права требования, его размере и действительности.

Обязанность по хранению и представлению этих документов на проверку лежит на налогоплательщике, и налогоплательщик обязан обеспечивать сохранность документов в течение четырех лет не с момента их составления, а именно с момента, когда эти документы послужили основанием для исчисления и уплаты налога, в данном случае - в течение четырех лет с момента списания задолженности, по которой истек срок исковой давности.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области своим решением от 10 августа 2010 года признал, что акционерным обществом обязанность по сохранению документов не была исполнена, и поэтому заявленные им расходы не могут быть признаны документально обоснованными. Вывод инспекции о занижении заявителем налога на прибыль по этому эпизоду суд счел обоснованным – в результате только сумма доначислений и пеней составила более 300 тысяч рублей, плюс штраф.

В своем постановлении Тринадцатый арбитражный апелляционный суд более подробно остановился на вопросе обеспечения сохранности документов, подчеркнув, что суммы безнадежных долгов (дебиторская задолженность) в целях принятия их в качестве внереализационных расходов для исчисления налога на прибыль должны быть подтверждены документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, с учетом положений Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Сохранность таких документов должна быть обеспечена налогоплательщиком до окончания проверки правильности налогообложения за налоговый период, в котором эта дебиторская задолженность учтена в составе внереализационных расходов.

Суд указал, что ЗАО не обеспечена сохранность первичных документов (договор на оказание эксплуатационных услуг от 01.01.2001, Акт сверки от 29.09.2002 на сумму 317 399,03 руб., договор поставки № 1032П/ДО/82 от 19.07.2001, акт сверки от 29.03.2003 в размере 656 067,04 руб.) - данные документы были уничтожены.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд оставил решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области без изменения.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа своим Постановлением от 17 марта 2011 г. оставил кассационную жалобу ЗАО «Челябинские строительно-дорожные машины» без удовлетворения.

Мой комментарий: Подведем краткий итог – полтора года судебных разбирательств, прямые финансовые потери составили более 300 тысяч рублей, плюс штраф. И все это только из-за того, что не была обеспечена сохранность четырех (!) документов, доказывавших наличие и размер дебиторской задолженности).

Источник: Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда РФ
http://kad.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправка комментария