среда, 31 августа 2011 г.

Судебная практика: Суд обязал Пенсионный фонд рассчитать пенсию на основе лицевых счетов, хранящихся в государственном архиве

В нашей стране оформление пенсий – занятие не для слабонервных. Причины отказа в признании представленных сведений о трудовом стаже и размере заработной платы нередко бывают такие, что остается лишь восхищаться «изобретательностью» пенсионного ведомства, иногда переходящей в откровенное издевательство над людьми.

Все чаще в таких случаях граждане обращаются за защитой свои прав в суды. В 2009 году Ленинский районный суд г. Ульяновска рассматривал иск пенсионера С., которому Пенсионный фонд отказал в приёме архивных ксерокопий лицевых счетов для подтверждения среднемесячного заработка при определении размера трудовой пенсии, (дело № 2-534/09).

Суть дела

При обращении в Пенсионный фонд за назначением пенсии гражданин представил для определения среднемесячного заработка архивную справку с приложением ксерокопий лицевых счетов за 1975–1980 годы Треста «П», выданную «Государственным архивом Ульяновской области», где эти документы хранились после ликвидации предприятия.

Пенсионный фонд отказался рассчитывать пенсию по представленным счетам на том основании, что в них назначение выплаченных работнику сумм было указано с помощью цифровых кодов, а справочник кодов гражданин не представил. Проблема заключалась в том, что Трест «П», передавая документы на хранение в архив, подобный справочник в архив не передавал.

Гражданин посчитал, что отсутствие справочника кодов не может служить основанием для отказа в принятии документов для определения среднемесячного заработка, и обратился в суд.

Позиция суда

Вердикт суда основывался на том, что «отсутствие справочника кодов, применяемых в полученных из ОГУ «Государственный архив Ульяновской области» копиях лицевых счетов, не сохранившегося по независящим от истца причинам, не может являться основанием к отказу в назначении пенсии, так как иное приведет к нарушению его пенсионных прав».

Поскольку действующее пенсионное законодательство не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания обстоятельств, влияющих на оценку пенсионных прав, суд использовал право принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные ГПК РФ, в том числе и показания свидетелей, в случае, когда подтверждение размера заработной платы невозможно по причинам, не зависящим от работника. В качестве свидетеля была допрошена М., бухгалтер ОАО «Т», ранее входившего, как и Трест «П», в состав Главульяновскстроя,

М. показала, что в 70-х годах прошлого века на предприятиях, входивших в состав Главульяновскстроя, начисление заработной платы осуществлялось с использованием автоматизированной системы. Учет заработной платы велся путем заполнения лицевых счетов с использованием кодов (шифров) начислений и удержаний. Коды устанавливал информационно-вычислительный центр Главульяновскстроя. По её оценке, в представленных истцом лицевых счетах все начисления заработной платы соответствуют выплатам, из которых производились удержания налогов, то  есть  подлежат  учету  при начислении пенсии.

Исследовав представленные документы, М. пояснила, что с учетом особенностей указания выплат в лицевых счетах и тех сведений о кодах, которые она помнит, поскольку сама занималась начислением заработной платы, шифры соответствуют следующим значениям: 01 – оплата по прямым сдельным расценкам; 02 – аккордная оплата; 09, 16 – премии, 24 – отпускные. Начисления по иным шифрам носили регулярный характер, в связи с чем, имеются все основания утверждать, что данные выплаты входили в состав заработной платы, с них осуществлялись удержания по обязательному страхованию и налоги. Это, скорее всего, была оплата сверхурочной работы, либо работы в выходные и праздничные дни.

Оснований не доверять показаниям свидетеля, деятельность которого была непосредственно связана с начислением заработной платы, и не заинтересованного в исходе дела, у суда не было. Кроме того, правильность расшифровки свидетелем кодов подтверждалась представленным ранее ОГУ «Государственный архив Ульяновской области» в гражданское дело № 2-2046/07 по аналогичному иску С. справочника кодов, применявшимся в МСУ «О», также входившем в состав Главульяновскстроя.

Поскольку справочники кодов, применявших для начисления заработной платы в Тресте «П», на хранение в ОГУ «Государственный архив Ульяновской области» не поступали, истец объективно был лишен возможности подтвердить размер заработной платы в спорный период другими документами, за исключением представленных лицевых счетов.

Принимая во внимание установление судом возможности расшифровки лицевых счетов за период работы С. в Тресте «П» с 1975 года по 1980 год, суд счёл, что требования о принятии для определения расчетного размера трудовой пенсии данных документов для подтверждения среднемесячного заработка подлежат удовлетворению.

Суд обязал Управление Пенсионного фонда принять у С. для определения расчетного размера трудовой пенсии копии лицевых счетов Треста «П» за период с 1975 года по 1980 год для подтверждения среднемесячного заработка и назначить ему трудовую пенсию по старости с 12 декабря 2008 года.

Мой комментарий:  Опять и опять задаю себе вопрос: почему наши граждане должны своими пенсиями отвечать за то, что государство не обеспечило - и до сих пор должным образом не обеспечивает -  надлежавшей сохранности документов, подтверждающих  пенсионные права? Может быть, стоит изменить законодательство таким образом, чтобы, в случае отсутствия документов по вине государства,  переложить на него бремя доказывания отсутствия у граждан необходимого для назначения пенсии стажа и размера заработной платы? А если оно этого сделать не сможет, то пусть Пенсионный фонд рассчитывает пенсию по сведениям, указанным гражданином в его заявлении :)

Источник: официальный сайт Ленинского районного суда  города Ульяновска
http://leninskiy.uln.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=283

Комментариев нет:

Отправка комментария