суббота, 1 июня 2019 г.

Арбитражная практика: Кража усиленной электронной подписи директора и её последствия, часть 1


В последнее время все чаще активно обсуждаются вопросы использования электронных подписей в деловой деятельности. Больше всего настораживает то, что в судебной практике фиксируется несанкционированное получение усиленных электронных подписей в аккредитованных удостоверяющих центрах с целью совершения мошенничества.

Недавно в прессе активно обсуждался случай, когда неуполномоченное лицо оформило и получило за гражданина в удостоверяющем центре усиленную электронную подпись и использовало ее для переоформления в Росреестре прав собственности на московскую квартиру.

Мне стало интересно, встречались ли такого рода случаи в судебной практике раньше – и я нашла очень интересное дело №А60-32436/2015, которое Арбитражный суд Свердловской области рассмотрел ещё в мае 2016 года. Там с помощью такой подписи от имени юридического лица был заключен электронный договор.

Суть спора

На сайте госзакупок www.zakupki.gov.ru было опубликовано извещение о закупке марли Автономной некоммерческой организацией дополнительного профессионального образования «Научно-образовательный медицинский центр» (НОМЦ).

Общество ООО «Ивановская текстильная компания» приняла участие в запросе котировок, и договор на почти 1,4 млн. рублей был подписан в марте 2015 года с использованием ЭЦП.

Фабрика передала товар, но денег не получила, после чего обратилась в суд. «Ивановская текстильная компания»  также заявила требования о взыскании убытков к удостоверяющему центру ОАО «ИнфоТеКС Интернет Траст», который выдал НОМЦ электронную подпись.

Позиция Арбитражного суда Свердловской области

Суд отметил, что договор был подписан с использованием ЭЦП. НОМЦ, возражая против иска, указал на то, что он не обращался в УЦ за получением сертификата ключа проверки электронной подписи, не получал ключей электронных подписей, а также не проводил запрос котировок и не заключал договор поставки с фабрикой.

В материалы дела была представлена доверенность, выданная гражданке, на:
  • Предоставление в удостоверяющий центр регистрационных документов центра;

  • Предоставление в удостоверяющий центр документов, необходимых для создания сертификата ключа проверки электронной подписи директора центра;

  • Получение ключевого документа, относящегося к сертификату ключа проверки электронной подписи.
Суд отметил, что из пояснений гражданки не следует, что:
  • Доверенность была выдана ей директором центра и что подпись на доверенности от имени директора была проставлен в ее присутствии;

  • Полученные от удостоверяющего центра (его агента ООО «Компания Экстрим Про») документы и материальный носитель были переданы директору центра либо уполномоченному лицу.
Мой комментарий: В переводе на простой русский язык это означает, что гражданка участвовала в уголовном преступлении и «краже личности» директора центра.

Арбитражный суд назначил по делу судебную экспертизу с целью определения принадлежности подписи на доверенности директору центра. В соответствии с заключением эксперта, подписи от имени директора центра, изображения которых расположены в строках «подпись» владельца сертификата и «подпись» руководителя организации в доверенности, выполнены не директором центра, а кем-то другим.

Судом были исследованы документы, связанные с заключением договора оказания услуг с удостоверяющим центром, которые подтверждают изготовление квалифицированного (базового) сертификата электронной подписи на имя директора центра, на основании заключенного между УЦ и АНО «НОМЦ» договора-оферты на оказание услуг удостоверяющего центра. Договор-оферта опубликован на web-сайте удостоверяющего центра.

Суд отметил, что договор-оферта был заключен путем оплаты выставленного счета. От центра в адрес УЦ поступило письмо за подписью директора центра, скрепленное печатью центра, с просьбой принять оплату от ещё одной гражданки в качестве оплаты счёта за центр.

Удостоверяющий центр принял исполнение обязательства по оплате счёта центра от гражданки; оплата поступила, в назначении платежа было указано «оплата счета … за ЭДО АНО «НОМЦ». По мнению суда, договор-оферта на оказание услуг удостоверяющего центра был заключен с АНО «НОМЦ».

После получения оплаты счета, на основании предоставленных центром сведений, УЦ создал квалифицированный сертификат ключа проверки электронной подписи юридического лица, с указанием в качестве владельца сертификата, наряду с АНО «НОМЦ», директора центра.

Суд подчеркнул, что из материалов дела не следует, что гражданка была уполномочена центром осуществить оплату стоимости услуг второго ответчика, письмо с просьбой принять от нее оплату было направлено с адреса электронной почты, принадлежность которого ответчику центром не подтверждена (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Соответственно представленные в дело документы не подтверждают, что между ответчиками был заключен договор возмездного оказания услуг, во исполнение которого Удостоверяющим центром второму ответчику были выданы документы, относящиеся к квалифицированному сертификату ключа проверки электронной подписи.

По мнению суда, не подтверждаются материалами дела факты поставки фабрикой центру спорной продукции и принятия её уполномоченным представителем центра.

Суд установил, что товар был получен кладовщиком, на накладной была проставлена его подпись, а также имеется печать с наименованием организации-ответчика.

Гражданин указал, что он был трудоустроен в организации-ответчике кладовщиком и работал примерно в течение месяца. Свое резюме он разместил на соответствующем сайте, через некоторое время ему позвонил гражданин и предложил работу. В офисе центра кладовщик никогда не был, все документы подписывал на складе, в том числе и трудовой договор. Со стороны работодателя на договоре была проставлена подпись директора центра. Гражданин, который брал его на работу, передал кладовщику печать, ключи и доверенности для получения товара в отношении ряда поставщиков (не ООО «Ивановская текстильная компания»).

Спорный товар был получен им на склад, оставлен там же и впоследствии вывезен оттуда нанимателем. Через некоторое время наниматель перестал отвечать на телефонные звонки, выплачивать заработную плату.

Центром было представлено штатное расписание на период 2015 года, согласно которому должность кладовщика отсутствует, а такие сотрудники, как наниматель и кладовщик,
не значится, кроме того, представлены копии отчетных документов в пенсионный фонд, согласно которым соответствующих отчислений за этих сотрудников не произведено.

В материалах дела имеется письмо Департамента по управлению муниципальным имуществом Администрации г. Екатеринбурга, согласно которому договор аренды помещения, где, как указал кладовщик, он получил товар, с центром не заключался.

По мнению суда, кроме товарной накладной и транспортной накладной, иных документов, подтверждающих бесспорно получение товара центром, не было представлено.
Учитывая конкретные обстоятельства настоящего дела, суд отметил, что подписанные кладовщиком документы не могут свидетельствовать о том, что центром действительно получен спорный товар.

Суд сделал вывод о том, что поскольку фабрикой не доказан факт получения товара центром, оснований для удовлетворения исковых требований не установлено

В рамках дела фабрика также просила взыскать с удостоверяющего центра убытки в размере почти 4 млн. рублей. По мнению фабрики, удостоверяющий центр нарушил требования закона в части проверки полномочий лица, выступавшего от имени заявителя, проверки достоверности регистрационной информации, обеспечения безопасного хранения ключей ЭП (ключевого документа) после их создания и до момента передачи пользователю.

Во исполнение требований с ч.2 ст. 8 Закона от заявителя - юридического лица АНО «НОМЦ» были получены следующие документы:
  • Копия протокола общего собрания участников центра;

  • Копия приказа о назначении на должность директора центра;

  • Копия страхового свидетельства государственного пенсионного страхования директора;

  • Копия свидетельства о постановке на учет центра в налоговом органе по месту ее нахождения;

  • Копия свидетельства о государственной регистрации центра.
Нарушений в указанной части судом не было установлено.

Выдача сертификата ключа проверки электронной подписи была осуществлена представителю владельца сертификата, действующей на основании доверенности.

В рассматриваемой ситуации заявителем является юридическое лицо - АНО «НОМЦ». Соответственно, при выдаче квалифицированного сертификата, созданного для юридического лица, удостоверяющий центр обязан получить от лица, выступающего от имени заявителя - юридического лица, подтверждение правомочия обращаться за получением квалифицированного сертификата.

Ответчиком от гражданки была получена доверенность, подтверждающая право уполномоченного представителя получить квалифицированный сертификат.

Суд отметил, что довод истца о необходимости истребования доверенности, удостоверенной нотариально, не основан на нормах Закона об электронной подписи и ст. 185.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку ответчик ОАО «ИнфоТеКС Интернет Траст» не допустил нарушений закона об электронной подписи, суд не усмотрел оснований для взыскания с него убытков в виде стоимости спорного товара.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований.

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.com/2019/06/2_2.html )

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправка комментария