среда, 3 сентября 2008 г.

Франция: Как сохранить память о ядерных отходах?

Как бы ни сложилась дальнейшая судьба атомной энергетики на нашей планете, ядерные отходы уже существуют, и должны контролироваться в течение длительного времени. Патрик Чартон (Patrick Charton), руководитель департамента устойчивого развития Национального агентства по управлению радиоактивными отходами (l’Agence nationale pour la gestion des déchets radioactifs, ANDRA), работает над проблемой передачи будущим поколениям сведений, связанных с ядерными отходами нашего времени. В надежде, что это сообщение будет понято.

Патрик Чартон (Patrick Charton)

Ваша задача заключается в том, чтобы сохранить память о местонахождении ядерных отходов. Что Вы конкретно делаете?

Патрик Чартон: На самом деле есть два типа этой работы: та, что должна обеспечить сохранение памяти о радиоактивных отходах на пять веков вперед, - и та, которой стали заниматься лишь в последнее время, и связанная с сохранение памяти в более долгосрочной перспективе, возможно, для будущих цивилизаций. Работа первого типа, в основном, регламентируется Агентством по ядерной безопасности (l’Agence de sureté nucléaire, ASN).  Работы второго типа – это внутренняя деятельность ANDRA, идущая в сотрудничестве с зарубежными исследователями.

Что Агентство по ядерной безопасности рекомендует в отношении сохранения  памяти в "краткосрочной перспективе"?

Предполагается обеспечить длительное хранение сведений о деятельности  центров хранения отходов. Для центров, расположенных на  поверхности, подобно Дигуйвиллю (Digulleville) в Ла-Манше, мы должны обеспечить поддержание и обновление данных в течение трёхсот лет. Для центров хранения отходов в геологических образованиях, таких, как центр в Буре (Bure), срок удлиняется  до пяти столетий. В центре в  Дигуйвилле были собраны и отобраны знания, накопленные с момента создания центра в 1969 году, исходя из предположений о том, какого  рода вопросы могут возникнуть у будущих поколений. Случались ли утечки? Несчастные случаи? Или же просто вопрос о том, что это за сооружение? Что оно собой представляет? Помимо этой деятельности по сохранению информации, каждые пять лет мы дополняем эти данные. Уже накопилось более 620 коробов архивных документов, изготовленных на специальной бумаге, рассчитанной на длительное хранение.

Для кого предназначена эта информация?

Это очень подробные, очень «технические» сведения, не предназначенные для кого попало. Они могут представлять интерес для тех, кто пожелает снести сооружения. Поэтому мы должны обеспечить параллельное сохранение памяти населением, - то, что называется «синтетическая память».  Мы не можем гарантировать, что покой объекта на стадия, когда закрытый сайт находится под наблюдением, не будет нарушен вследствие  социальных или экономических потрясений. Эта стадия длится триста лет! Если вы оглянетесь на триста лет назад, то увидите двор Людовика XIV, очень далекий от  проблем нашего времени. Поэтому мы должны также принимать во внимание окружающее население и составляющие его группы – подобно избираемым должностным лицам: всех, кто живёт поблизости от центра, даже если они не имеют туда доступ. Для этого мы подготовили документ, который можно скачать из Интернета, содержащий ключевую информацию, которая может понадобиться в конце стадии мониторинга.

Эти всё письменные или электронные  документы, но память также передается  изустно…

Совершенно верно! До сих пор я говорил о так называемой  «пассивной» памяти, но мы также работаем по сохранению «активной» памяти, организуя частые  просветительские кампании, который продлятся до тех пор, пока на это будут выделяться средства. Задача состоит, очевидно, в «увековечивании» информации.

Ядерные отходы зачастую остаются радиоактивными дольше  пятисот лет. Как добиться сохранения памяти  на очень большой срок?

В ANDRA ведутся исследования этой проблемы. Мы также взаимодействуем с зарубежными коллегами, работающими по этой тематике, с тем, чтобы иметь глобальную картину состояния дел в этой области. У каждого есть какие-то свои идеи. Например, в англо-саксонские страны и американцы изучают возможность использования маркеров на поверхности земли, подобных простоявшим века мегалитам. Однако зачастую основная трудность заключается в понимании смысла: вспомните о загадке статуй острова Пасхи! США планируют записывать сообщения на нескольких языках, включая французский, чтобы увеличить шансы их успешной передачи. Но как обеспечить понимание языка спустя тысячелетии? Поэтому они также разрабатывают «значащие» символы, указывающих на опасность непреднамеренного вторжения на объект. Опять же встает проблема восприятия: как можно быть уверенным, что эти символы не поощрять к исследованию объекта, не подогреют любопытство? Оставленный след в первую очередь означает наличие чего-то, что может оказаться интригующим…

Японцы, в свою очередь, изучают другие типы маркеров. В частности, сделанные лазером маркеры на очень устойчивом материале, которые они помещают в священное место. Там уже более тысячи лет существует храм,  который каждые двадцать пять лет разрушают и заново отстаивают в том же виде. Здесь для передачи знаний используется влияние культурных традиций.

А что в этой области предлагают французские специалисты?

Я считаю, что мы неизбежно будем сочетать несколько передовых решений. Один социолог, например, предложил создать произведение искусства, которым бы население настолько гордилось, что никогда не позволило бы ему исчезнуть. Мне эта идея кажется довольно привлекательной. Во всяком случае, стоит выбраться из мира техники,  взглянуть на прошлые цивилизации и изучить, каким образом их культура дошла до нас. Можно обратиться к археологам, историкам и антропологам. Но у нас есть время всё обдумать, поскольку закрытие центров хранения отходов ожидается не завтра.

Анн Фартуа (Anne Farthouat)

Источник:  Novethic.fr
http://www.novethic.fr/novethic/site/article/index.jsp?id=117533&titre=Comment%20conserver%20la%20m%C3%A9moire%20des%20d%C3%A9chets%20nucl%C3%A9aires

Комментариев нет:

Отправка комментария