четверг, 29 марта 2012 г.

Итоги одного исследования: Что Вы планируете делать со своими личными электронными архивами?

Данная заметка, написанная представителем факультета информатики Университета Техаса в Остине Сарой Ким (Sarah Kim), была выложена 22 марта 2012 года на блоге по вопросам долговременной сохранности «Сигнал» (The Signal), размещающемся на сайте Библиотеки Конгресса США.

В период с июня 2010 по декабрь 2011 года я взяла интервью у 20 человек о том, как они управляют и сохраняют свои электронные документы. Я спрашивала своих собеседников об их долгосрочных планах в отношении их электронных материалов. Среди респондентов были представители различных социальных слоев и профессий, в том числе полицейский, карикатурист, владелец ресторана, юрист, художник, дизайнер, библиотекарь, аспиранты, профессора на пенсии, социальный работник, государственные служащие и программист.

«Страница из альбома, весна 1985 года» (сайт Flickr, автор: litlnemo)

В ходе каждого такого интервью я спрашивала своих собеседников о том, какое будущее они планируют или ожидают для электронных документов, которые останутся после них. Полученные ответы я сгруппировала по шести категориям:
  • Всё уничтожить,

  • Ближе к концу своей жизни, создать компактную коллекцию из избранных документов,

  • Рассортировать документы и раздать их людям и организациям. Например, семейные документы передать отдельным членам семьи, а документы, относящиеся к работе -  коллегам,

  • В данный момент нет никаких конкретных планов, но в конечном итоге собираюсь оставить инструкции в завещании относительно уничтожения, передачи и/или порядка доступа,

  • Дать право душеприказчикам или иным лицам управлять, отбирать и сохранять то, что они хотят,

  • Ожидаю, что материалы в конечном итоге будут потеряны или удалены.
В отношении различных видов материалов планы у людей разные. Например, один из респондентов сказал, что хотел бы перед смертью все уничтожить, но в то же время он хочет оставить некоторые документы своей дочери, особенно её цифровые фотографии - в том числе томограммы – которые он старательно сохранял.

Другая участница исследования высказала рассказала о том,  что ближе к концу жизни она хотела бы создать компактную коллекцию. Она хочет, чтобы семья и друзья о ней помнили, но также считает, что ее документы могут быть полезными для других людей, например, для понимания истории семьи или изучения того, как люди жили в 21-м веке. Её, однако, беспокоит неприкосновенность её личной жизни, и она чувствует себя неуютно при мысли о других людях, просматривающих её личные файлы.

Ещё одна участница проекта считает, что приведение в порядок коллекции её электронных файлов - это возможность проанализировать свою жизнь. Кроме того, она предпочитает сделать это сама, говоря: «Я не хочу взваливать на других людей бремя по управлению моими файлами».

Некоторые из респондентов собираются предоставить право управления документами душеприказчикам (caretakers), в связи с тем, что эти персональные документы потенциально могут быть полезны другим людям, либо желаю, чтобы семья и друзья о них помнили. Они также склонны отдать решение этой задачи в другие руки, поскольку трудно предсказать, что именно может быть полезно для других людей, и их не беспокоит, что будет происходить после их смерти. Как сказал один из участников, «Когда я умру, пусть люди смотрят мои файлы, я не возражаю».

Вот несколько причин, которые могут повлиять на то, будут ли личные электронные документы уничтожены или сохранены:

Причины для сохранения:
  • Потенциальная полезность для других людей, например, для изучения истории семьи или других исследований,

  • Желание, чтобы семья и друзья о них помнили,

  • Сентиментальная привязанность к определенным документы, фотографиям, аудио- и видеозаписям и другим электронным материалам.
Причины для уничтожения:
  • Желание не оставлять никаких следов,

  • Беспокойство в отношении неприкосновенности личной жизни,

  • Личный характер документов (например, «Мои документы - они только для меня»),

  • Убежденность в том, что в будущем эти документы никого не заинтересуют.
В целом, забота о будущих поколениях их семьи или о потенциальной аудитории представляется одним из основных решающих факторов для принятия решения о сохранении материалов. Большинство участников проекта активно либо пассивно, но хотели бы передать, по крайней мере, некоторые личные электронные документы после своей смерти. С точки зрения архивов, это один из тех моментов, когда, по наблюдениям австралийского архивиста Сью Маккемиш (Sue McKemmish), персональные электронные документы из «свидетельства моей жизни» превращаются в «свидетельство нашей жизни».

«Страница из альбома» (сайт Flickr, автор: Tiggywinkle)

После себя они хотят оставить не столько сведения о себе, сколько о том, что может быть полезно другим. Для многих участников положительное отношение к идее передачи другим свои личных документов, по-видимому, опирается на то, что они ценят документы, доставшиеся им от предыдущих поколений семьи, документы, которые были важны для того, чтобы глубже узнать своих предшественников, для изучения историю рода и генеалогических исследований, и тем самым – для лучшего понимания самих себя.

Тема «для других» также совершенно отчетливо проявляется и в том, что ряд респондентов не хочет оставлять после себя материалы, которые они считают слишком личными. Более того, в случаях наиболее пассивного отношения, когда участники ожидают, что их электронные документы в конечном итоге будет потеряны, такое отношение также основано на идее о том, что личные документы интересны «только для меня», поэтому «никого больше они не заинтересуют».

Многие из участников, не имеющих на данный момент каких-либо планов, но надеющиеся на то, что их душеприказчики обработают их документы, говорили о потенциальной полезности своих электронных документов для других людей, для людей им неизвестных, а не только для членов их семьи и друзей. Они предпочитаю позволить другим решать, что для них полезно.

Я предполагаю, что отношение участников проекта к данному вопросу будет меняться с течением времени, так что я намерен следить за изменением из взглядов в течение ближайших десяти-двенадцати лет.

То, что мне удалось узнать от собеседников, звучит довольно просто и отнюдь не удивительно: люди рассматривают свои электронные документы как потенциально ценные для других людей, и хотят, чтобы их документы в долгосрочной перспективе принесли пользу.

Как отметили несколько участников, управление электронными документами может быть обременительной работой. Мне, однако, интересно, способно ли виртуальное присутствие «других» - членов семьи, друзей, коллег и незнакомых людей - сделать повседневное управление электронными документами более значимым и приятным видом деятельности. По-моему, это возможно.

Сара Ким (Sarah Kim)

Мой комментарий: Затронутая в данной заметке тема редко обсуждается нашими архивистами, которых сейчас – что вполне понятно – куда больше волнуют совсем другие проблемы. Однако нужно чётко понимать: в период, когда всё больше личных и корпоративных материалов создается и/или сохраняется только в электронном виде, отсутствие интереса к этим коллекциям может привести к тому, что откладывающиеся в архивах материалы по истории страны окажутся очень бедными и сухо-официальными, возможно, даже беднее фондов «бумажной эры».

Источник: блог «The Signal» на сайте Библиотеки Конгресса США
http://blogs.loc.gov/digitalpreservation/2012/03/the-results-of-one-scholars-survey-what-are-your-plans-for-your-personal-digital-archives/ 

Комментариев нет:

Отправка комментария