четверг, 15 февраля 2018 г.

Электронная дипломатика: «Метакол» и блокчейн


Данная заметка Хулиана Инзы (Julián Inza - на фото) была опубликована 29 января 2018 года на сайте Todo es electrónico («Всё электронное»).

Согласно дисциплине, известной под именем «дипломатика», в документе можно выделить три части:
  • Протокол (начальный протокол)

  • Тело документа

  • Эсхатокол (конечный протокол)
Мой комментарий: Для тех, кто незнаком со специфической терминологией дипломатики, приведу соответствующую цитату из книги C.М.Каштанова «Русская дипломатика», см. http://opentextnn.ru/history/diplomatika/kaschtanov/?id=829
Глава III. Методология и методика дипломатики

3. Изучение внутренней формы актов (стр.169-170)

Под внутренней формой мы понимаем структуру и стилистические особенности текста источника. Структура документа называется формуляром. В понятие «формуляр» включаются, по существу, схемы четырех типов:
  • наиболее общая схема построения документов в целом (назовем ее «условный формуляр»);

  • общая схема построения документов определенной разновидности (назовем ее «абстрактный формуляр»);

  • схема построения определенных небольших групп документов внутри разновидности (назовем ее «конкретный формуляр»);

  • схема построения отдельно взятого текста (на­зовем ее «индивидуальный формуляр»)...
Успехи папирологии в XIX в. определили использование в дипломатике терминов «протокол» (буквально «склеенный первым») и «эсхатокол» (буквально «склеенный последним») для обозначения здесь не первого и последнего листов папируса, а начальной и конечной частей акта.

Весь формуляр делится на три части:
  • «протокол» (по Зиккелю) или «начальный протокол» (по Фиккеру);

  • «текст»;

  • «эсхатокол» (по Зиккелю) или «конечный протокол» (по Фиккеру).
В «начальный протокол» входят invocatio, intitulatio, inscriptio, salutatio; в «текст» – arenga, promulgatio, narratio, dispositio, sanctio, corroboratio; в «конечный протокол» – datum, apprecatio. Итак, условный формуляр делится на три части, состоящие каждая из нескольких компонентов.
С началом использования электронных документов появляется новая информация, которая путешествует вместе с документами или ассоциируется с ними. Это метаданные.

В связи с этим нам приходится расширять сформулированные дипломатикой концепции, чтобы учесть особенности документов в электронной форме.

Предлагаемое понятие «метакол» охватывает относящие к документу метаданные.

В сфере государственного управления метакол может содержать ссылку на дело, частью которого документ является, ссылки на другие документы, аутентичной копией или частичной аутентичной копией которых он является, ссылки на процедуры аутентификации или проверки электронных подписей, сведения о должностных лицах, которые были ознакомлены с документом, аннотации к документу, сведения о действительности документах или допускаемых отступлениях, а также ссылки на последующие документы, которые влияют на правовые последствия данного документа. Также метакол включает сведения об авторах, изготовителях копий, статусе копий, формате, языке, электронных подписях; и дополнительную справочную информацию.

В случае документов, влекущих правовые последствия для их держателя, указываются. текущий владелец документа, последовательные индоссанты, трассат (плательщик по чеку, векселю - если применимо) и трассант (векселедатель – для переводных векселей), дата использования соответствующего права (или даты, если допускается повторное использование).

В этих случаях становится возможных специфическое использование документов. Например, электронный билет на шоу или на поездку в транспорте позволяет получить доступ первому предъявителю. В случае, если один и тот же документ такого рода будет предъявлен несколькими лицами, все, кроме первого, не смогут воспользоваться услугой, поскольку право доступа было «уничтожено» при первом использовании.

Я объясняю эти концепции электронной дипломатики на семинарах, где рассказываю о блокчейне, поскольку концепция «избежания двойного расходования», реализация которой является одной из целей блокчейна, представляет собой частный случай концепций индоссирования (endosabilidad) и «уничтожения права» (obliterabilidad), применяемых в отношении ценных бумаг разного рода, таких как обращающиеся кредитно-денежные документы и передаточные векселя.


Когда эволюционируют такие понятия, как «аутентичность документов» и «оригинальный документ», следует уточнить свой анализ, определив основные компоненты аутентичности документов и те последствия, которые они создают.

Появление блокчейнов  (синонимами являются «реестры документов» и «реестры нотариальных записей») заслуживает подробного анализа специалистами в области дипломатики, которые обнаружат, что большинство концепций дипломатики можно перенести в электронную среду.

Большинство, но не все. И вот здесь начинается само интересное!

Хулиан Инза (Julián Inza)

Мой комментарий: Понимаю, что текст сложный – и для меня тоже :)  Но главная мысль автора ясна: с одной стороны, фундаментальные принципы управления документами и архивной науки в основном остаются справедливыми и для электронных документов (хотя низкоуровневые технологические детали могут сильно отличаться). В то же время ряд электронных систем и документов обладают новыми качествами, которые могут потребовать пересмотра сложившихся теоретических представлений – и этим нужно заниматься уже сегодня.

Источник: сайт Todo es electrónico
https://inza.wordpress.com/2018/01/29/diplomatica-digital-el-metacolo-y-blockchain/

Комментариев нет:

Отправить комментарий