четверг, 19 апреля 2012 г.

«Партнерство открытого правительства»: Хорошее, плохое и уродливое

Данная статья ведущего аналитика компании Gartner Андреа ди Майо (Andrea Di Maio) была опубликована на блоге компании 17 апреля 2012 года.

На 17-18 апреля в городе Бразилиа проходит первая конференция участников «Партнерство открытого правительства» (Open Government Partnership, OGP, http://www.opengovpartnership.org/ ). Эта конференция, которая может похвастаться внушительным списком участвующих в ней высокопоставленных лиц и экспертов, направлена на укрепление начатой в прошлом году инициативы, целью которой является усиление поддержки и активности в области построения «открытых правительств» по всему миру.

Общая цель инициативы благородная, и сведение в единое русло интереса к темам открытости, прозрачности и подотчётности столь разных стран является замечательным достижением. Повестка дня мероприятия очень богата и включает как региональные сессии, в ходе которых можно обсудить сходство между соседними странами, так и тематические заседания, посвященные вопросам доступа к информации, законодательства, урокам, извлеченным из имеющегося опыта. Количество докладов от представителей государственного и негосударственного секторов хорошо сбалансировано, - и, безусловно, конференция предоставляет участникам прекрасную возможность для обмена опытом.


Есть, однако, опасность, что эта важная инициатива свернет в сторону модели передовой практики, которая была - и всё ещё остается - столь губительна для «электронного правительства». Обычно при использовании такой модели несколько стран, дальше других продвинувшихся в идейных наработках, являются источником моделей, деловых обоснований (бизнес-кейсов), стратегических планов, а другие страны следуют за ними.

Сегодня утром ко мне обратилось за консультациями региональное правительство развивающейся страны, и всплыл вопрос о модели зрелости электронного правительства, поддерживаемой ООН. Это модель - как и многие другие – отдает предпочтение услугам, оказываемым непосредственно гражданам (citizen-facing services) и не слишком помогает, когда речь заходит об услугах тех государственных органов, которые с гражданами непосредственно не взаимодействуют. Тем не менее, был поставлен вопрос о том, как соответствовать этой модели, пусть даже это не имеет никакого смысла. Мы уже наблюдали в недавнем прошлом, как погоня за высокими рейтингами привела к тому, что некоторые страны впустую потратили часть своих ресурсов на перевод в электронную форму неприоритетных для них услуг либо на развитие этих услуг до неоправданно высокого уровня зрелости, а затем при дальнейшем движении вперед столкнулись с серьезными проблемами обеспечения их устойчивости и «живучести».

Цели, направленность и срочность построения открытого правительства варьируются в различных юрисдикциях. Очень важно сохранить такое разнообразие, одновременно обеспечивая неизменность основных принципов. Существует, однако, риск того, что ради нахождения максимально широкой общей платформы для участников, обсуждение сосредоточится на вопросе «как», а не на вопросе «зачем».

Достаточно взглянуть на десять наиболее распространенных обязательств (см. http://www.opengovpartnership.org/news/revealed-top-ten-commitments-open-government-representatives-73-countries-gather-brasilia ), которые страны-участницы инициативы включили в свои планы. Подавляющее большинство из них связано с увеличением прозрачности, очень немногие затрагивают оказание реальных услуг, и практически ничего не говорится об использовании принципов «открытого правительства» для обеспечения устойчивой эффективности государственного управления.

Даже типовой план действий страны (OGP Action Plan template, http://www.opengovpartnership.org/ogp-action-plan-template ) включает самоссылающиеся формулировки при описании того, как страны должны увязывать их обязательства по построению открытого правительства с некими «главными проблемами» (grand challenges):
«Каждое обязательство должно быть оформлено в виде отдельного короткого параграфа текста, в котором указывается, что обязательство из себя представляет, как его выполнение будет способствовать большей прозрачности, подотчетности и/или вовлечению граждан, которые будут привлекаться к выполнению обязательства, и что именно государство надеется достичь, давая это обязательство. Следует также кратко сказать о том, как и в какой мере на конкретное обязательство повлияла обратная связь, полученная от общественности в ходе публичного обсуждения.»
Суть проблемы заключается в том, что меняют местами причину и следствие. Вместо того, чтобы говорить, как некое обязательство способствует прозрачности, подотчетности и вовлечению, план должен был бы показать, как прозрачность, подотчетность и вовлечение могут помочь выполнению обязательства, направленного на решение «главной проблемы». Открытое правительство закрепится и станет элементом нормальной деловой деятельности [в сфере государственного управления – Н.Х.] лишь тогда, когда оно будет использоваться для решения проблем государственного управления, а не ради одной лишь открытости.

Сейчас, вероятно, ещё слишком рано давать какие-то окончательные оценки, однако общее построение и тон этого события более похожи на самовосхваление, когда люди проповедуют перед уже обращенными. В программе конференции есть интересная сессия по подготовке делового обоснования [для открытого правительства – Н.Х.], и я надеюсь, что на ней пойдёт серьезный разговор о том, как измерить реальную отдачу и успешность открытого правительства (или отсутствие таковых).

Андреа ди Майо (Andrea Di Maio)

Источник: блог фирмы Gartner
http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2012/04/17/open-government-partnership-the-good-the-bad-and-the-ugly/

Комментариев нет:

Отправка комментария