воскресенье, 29 марта 2015 г.

Судебная практика: Непредставление больницей прокуратуре списка состоящих на диспансерном учете лиц признано незаконным


Медицинские учреждения с большой осторожностью относятся к различным запросам государственных органов о представлении информации о пациентах. Отказывая в предоставлении информации, медики ссылаются на законодательство о персональных данных. При этом они порой не учитывают, что законодательство предусматривает достаточно большой перечень исключений, когда такого рода запросы о представлении персональных данных имеют законные основания, в том числе в случаях, когда соответствующая информация необходима государственному органу для исполнения возложенных на него функций.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) в августе 2014 года рассмотрела претензии прокуратуры к Мегино-Кангаласской центральной районной больнице (дело № 33-2626/14). Больница отказалась представить по запросу прокурора список граждан, состоящих на учете у врача-нарколога и врача-психиатра.

Суть спора

В феврале 2014 года прокурором Мегино-Кангаласского района в адрес главного врача больницы было направлено требование о предоставлении в прокуратуру района списка лиц, состоящих на учете у врача-нарколога и врача-психиатра. На данное требование со стороны больницы поступил письменный отказ в предоставлении информации со ссылкой на отсутствие правовых оснований для предоставления сведений.

Прокурором было внесено представление об устранении нарушений в сфере исполнения законных требований прокурора. В удовлетворении представления прокурора больницей вновь было отказано в связи с тем, что требуемые сведения являются персональными данными граждан.

Прокурор района обратился в суд с заявлением о признании бездействия больницы в виде непредоставления информации незаконным, и об обязании предоставить список лиц, состоящих на диспансерном учете с диагнозом алкоголизм, наркомания, а также лиц, состоящих на психоневрологическом учете.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 15 Мегино-Кангаласского района в марте 2014 года исполняющая обязанности главного врача больницы была привлечена к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ.

Решением Мегино-Кангаласского районного суда РС (Я) в мае 2014 года исковое заявление прокурора было удовлетворено. Больницу обязали предоставить в прокуратуру района список лиц, состоящих на диспансерном учете с диагнозом алкоголизм, наркомания, а также лиц, состоящих на психоневрологическом учете.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия)

В апелляционной жалобе больница ссылалась на то, что предоставление запрошенной информации нарушает права неопределенного круга лиц на врачебную тайну, так как персональные данные могут быть предоставлены только в случаях, установленных федеральным законодательством. Требования прокурора в настоящем случае не подпадают под эти основания.

Суд отметил, что требования прокурора, вытекающие из его полномочий, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Полномочия надзора и выявления лиц, имеющих медицинские противопоказания для управления транспортными средствами, предоставлены именно органам прокуратуры, в рамках которых и было направлено требование о предоставление указанной выше информации ответчиком.

Решение Мегино-Кангаласского районного суда было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба больницы - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=962307 

5 комментариев:

  1. Наталья Александровна! а где Ваш комментарий (котрый Вы всегда пишете).
    На Ваш взгляд это законно. Где ссылка на фудеральный закон, определяющий такие полномочия прокурора?

    ОтветитьУдалить
  2. Ссылки на законы даны в самом решении, с которым можно ознакомиться в базе данных Консультант Плюс. Ссылку на источник я всегда привожу.

    Мой комментарий по делу дан в начале поста - органы государственной власти, наделенные функциями контроля, имеют право получать информация, необходимую им для исполнения своих функций. В данном случае информация нужна была прокуратуре для выявления лиц , имеющих медицинские противопоказания для управления транспортными средствами. Без информации из медицинского учреждения осуществить такую проверку невозможно.

    ОтветитьУдалить
  3. Уважаемая Наталья Александровна, по-моему Вы несколько лукавите, защищая "органы государственной власти". Если информация относительно неопределенного круга лиц нужна им для выполнения своих функций, то должен существовать, скажем, закон, который обяжет МО выполнять такую передачу данных. А в данном случае довольно сложно объяснить, например, зачем прокуратура запрашивает персональные данные тех лиц, которые вообще не имеют ни прав ни ТС? И если уж совсем придираться то, "лица состоящие на психоневрологическом учете" далеко не во всех случаях имеют противопоказания к управлению транспортным средством. И почему же тогда не запросили у всех больниц информацию по соматическим заболеваниям (эпилепсия, слабовидящие, и т.д и т.п.), которые не позволяют управлять ТС? В-общем, формализм и кампанейщина....

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный23 июня 2016 г., 9:40

      С 2014 года в список противопоказаний вошли ВСЕ психические заболевания.

      Удалить
    2. Скажу так: во всех странах рамки раскрытия сторонами информации – это постоянно действующее «поле боя», перевес на котором часто определяется сложившейся судебной практикой (т.е. текущей интерпретацией закона), которая нередко меняется во времени. Силовые структуры всегда стремятся получать максимум информации, а сами раскрывать минимум – и это, в общем-то, нормально, ведь каждый отстаивает собственные интересы. Соответственно, вопросы в подобных случаях нужно задавать судам (в первую очередь высшим, чьи решения определяют судебную практику), а не, скажем, прокуратуре, которая просто пользуется удобной ситуацией.

      Удалить