понедельник, 31 декабря 2012 г.

Поздравляю с Новым 2013 годом!


Дорогие читатели и коллеги,

Поздравляю Вас с Новым годом! Пусть этот год будет для Вас счастливым, щедрым на радостные события и деловые возможности! Пусть никогда не подводит здоровье и сбываются все мечты!

Dear readers and colleagues, Happy New Year to you! I wish you a happy, joyful year full of possibilities. I wish you good luck and good health!


Думаю, не нужно заглядывать в гороскопы, чтобы предсказать очень сложный год для специалистов информационных профессий, и особенно в России. С одной стороны, непрекращающееся давление «сверху» заставит все организации и многих граждан осваивать современные технологии, и это создаст возможности для тех, кто готов работать по-новому. С другой стороны, видна и тенденция к снижению статуса ряда традиционных информационных профессий, в первую очередь делопроизводителей и архивистов, особенно если правительство не откажется от идеи лишить представителей этих специальностей статуса государственных служащих.

Думаю, труднее всего придется сотрудникам государственных органов: объёмы работ будут увеличиваться, к этому добавятся наказания, введенные в ушедшем году и уже начавшие применяться на практике, а реальная зарплата при этом может даже снизиться. Вдобавок всех сильно достанут с «открытым правительством (министерством, регионом и т.п.)» и «открытыми данными» - но здесь же будет и возможность показать себя и добиться профессионального и  карьерного роста.

В коммерческом секторе, как мне кажется, уверенней всех будут чувствовать себя те коллеги, которые сумеют отойти от выполнения технической работы и стать организаторами работы с документами и информацией, будут хорошо ориентироваться в современных информационных технологиях и в постоянно меняющемся законодательстве.

Я желаю Вам удачно миновать встречающиеся на пути опасности и выполнить все свои планы!

Всего Вам самого лучшего в Новом году!

С уважением,
Наташа Храмцовская

Австралия: Пересмотр архивных методов, часть IV


(Окончание статьи Касси Финдлей о семинаре, проведенном австралийскими архивистами 29 - 30 ноября 2012 года в Сиднее, предыдущую часть см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/iii.html )

Брендан Сомз (Brendan Somes) из Национальных Архивов Австралии посвятил (НАА) свой доклад проблеме объема и разнообразия документов и неотложной потребности в переконструировании деловых процессов и систем для того, чтобы с этой проблемой справиться. Сомс рассказал о происшедших за последние годы определенных сдвигах в используемой в НАА практике архивного описания. Если в 1980-х и 1990-х годах упор делался на описание серий и источников комплектования, то с конца 1990-х годов акцент был сделан на «поштучное» описание единиц хранения. Он подчеркнул необходимость обратить внимание на качество метаданных в государственных органах – никуда не годится, когда Королевская комиссия по расследованию деятельности страховой группы HIH Insurance Group  (HIH Royal Commission) передает на хранение 600 тысяч сообщений электронной почты, у которых в поле «Заголовок» стоит «неизвестно».

Сомз также говорил об управлении аудиовизуальными документами и об обеспечении их долговременной сохранности (в том числе назвав форматы, используемые НАА для длительного хранения электронных аудиовизуальных документов – Н.Х.), и рассказал о новой системе управления активами, которую НАА использует с этой целью. Наконец, он сделал несколько замечаний о проблемах, характерных для большинства используемых государственными архивами систем управления архивными документами, и предложил модульный подход к их переконструированию.

Презентация доклада Сомза «Обновление архивных методов – Описание и обеспечение сохранности» (Reinventing Archival Methods – Description and Preservation) доступна по адресу: http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/asa.pptx

На заключительной сессии этого дня группе участников было предложено дать коллективный ответ на ряд вопросов. Группу попросили думать радикально и предлагать «опасные и подрывающие основы» альтернативы существующей практике. Ставилась цель собрать идеи для двух отчетов, которые «Круглый стол» собирается подготовить в 2013 году.

Существующие методы отбора документов на архивное хранение и на уничтожение должны умереть. Чем их следует заменить?

В ответ на этот вопрос поступали предложения как «хранить всё», так и вернуться назад к методам Дженкинсона (Jenkinson) и дать возможность решать тем, кто ведёт деловую деятельность. Обсуждалась макроэкспертиза ценности (macro appraisal), при этом был поднят вопрос о том, почему до сих пор этот подход не получил распространения в Австралии. Участники согласились, что вопросы управления рисками являются ключевыми для любой программы отбора документов на архивное хранение либо уничтожение, а также с тем, что критически-важное значение имеет прозрачность. Было предложено провести исследовательский проект по экспертизе ценности электронной почты, исходя из того, отношения с какими партнерами связаны с высоким риском.

Где и какие операции действительно требуют создания авторитетных, качественных доказательств? Как быть с соответствующими методами выявления таких операций?

В ходе обсуждении были подняты вопросы, связанные с происхождением документов из многочисленных источников (multiple provenance), включая точку зрения внешних заинтересованных сторон, а также построения концепции макроэкспертизы ценности с учетом «болевых точек» взаимодействия государства и граждан и существования ряда юрисдикций.

Прозвучал ряд интересных идей об «обратной макроэкспертизе ценности» (reverse macro appraisal) на основе описания серий и иной существующей архивной документации, а также об извлечении ценной информации из существующих перечней документов с указанием сроков хранения. По ходу этого обсуждения было предложено провести исследовательский проект для тестирования документационной стратегии «четвертого измерения» (т.е. времени – Н.Х.) на материалах по изменению климата.

Пользователей интересуют досье / персональные данные. Проблемами являются обеспечение неприкосновенности частной жизни, а также  то, что прежняя практика (например, выборочного приема документов) далека от идеала. Как удовлетворить эту потребность?

Члены группы согласились с тем, что в этой области действовать нужно очень осторожно, чтобы обеспечить неприкосновенность частной жизни. Понятие «досье» все чаще уступает место информации в транзакционных системах. Существует ряд препятствий для раскрытия информации, как законодательно-нормативных, так и системного плана.

Были интересные дискуссии по поводу того, каким образом более непосредственно вовлекать лицо, о котором идет речь в документах,  в процессы их создания и управления, например, с появлением электронного здравоохранения. Обсуждалась идея разработки  прототипа документационной системы для управления документами о детях на попечении, которые могут проходить через несколько учреждений, каждое из которых использует  собственную документную систему.

Было отмечено, что нам есть много чему поучиться у музейно-архивных учреждений об особенностях персонального делопроизводства. Была высказана мысль о том, что дальнейшие исследования в этом направлении могут иметь непосредственное отношение к деятельности Королевской комиссии по институциональным преобразованиям в качестве реакции на сексуальное насилие над детьми (Royal Commission on Institutional Responses to Child Sexual Abuse, http://childabuseroyalcommission.dpmc.gov.au/ )

Если документы не собираются и не передаются, то какое значение имеют методы, применяемые для управления ими и их использования во времени?

В мире Google организационные и юрисдикционные границы не имеют значения. Как нам создавать взаимосвязанные архивы?

Поскольку время уже подходило к концу, обсуждение этих последних вопросов было объединено. Дискутировался вопрос о доступности архивных материалов он-лайн в мире Google и Trove ( http://trove.nla.gov.au/  - проект Национальной Библиотеки Австралии, ведущий поиск по 320 миллионам различных ресурсов и объектов, имеющих отношение к Австралии и австралийцам – Н.Х.). У системы Trove много поклонников, но было отмечено, что владелец системы мог бы сделать больше для поощрения использования её прикладного API-интерфейса и дать людям возможность использовать данные и создавать на их основе что-то новое.

Проект «Электронная Новая Зеландия» (Digital NZ, http://www.digitalnz.org/ ) приводился в качестве отличного примера связанного открытого контента; и был высказан ряд отличных идей, включая использованием системы серий в качестве хорошей модели, которую можно было бы применить для создания контекстных «слоёв» вокруг выложенных в сети документов; и идею перехода к созданию сети архивов, использующих связанные открытые данные для отыскания как документов, как и сведений об элементах контекста  (учреждениях, людях).

Что дальше?

В конце второго дня было объявлено, что члены «Круглого стола по вопросам управления документами» (Recordkeeping Roundtable) возглавят разработку двух тематических документов, опираясь на дискуссии и идеи семинара. Добровольцы из числа участников семинара будут помогать в подготовке этих документов, один из которых будет посвящен вопросам доступа, а второй -  экспертизе ценности.

Цель данных документов - определить возможности для дальнейших исследований, для создания прототипов и выполнения проектов, под управлением как  «Круглого стола», так и других заинтересованных сторон, таких как университеты, государственные архивы или профессиональные ассоциации.

Мы планируем опубликовать эти тематические документы в марте 2013 года, а также опубликовать отчет о вытекающих из них инициативах на национальной конференции Австралийского общества архивистов (Australian Society of Archivists), которая пройдёт в Канберре в октябре 2013 года (см. http://www.archivists.org.au/page/Learning_and_Publications/Conference/2013_Conference/ ).

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник:  сайт Recordkeeping Roundtable
http://recordkeepingroundtable.org/2012/12/14/reinventing-archival-methods-report-whats-next/

Арбитражная практика: Сдача отчетности в Пенсионный фонд и действительность сертификата


Сдача электронной отчетности в контролирующие органы стала уже привычным делом, однако регулярно возникают споры по поводу своевременности представления документов, в ходе которых приходится доказывать факт сдачи в установленные сроки и выяснять вопрос о том, какая из сторон виновна в каждом конкретном случае.

Данное дело № А12-14272/2010, разбиравшееся в Арбитражном суде Волгоградской области в августе 2010 года, возникло из-за того, что Пенсионный фонд, введя в действие новый сертификат открытого ключа подписи, забыл отозвать старый, а автоматизированная система сдачи отчетности в Пенсионный фонд не позволяла выбрать из двух сертификатов, информация о которых присутствовала в системе, правильный.

Суть спора

В мае 2010 года управлением Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Камышине и Камышинском районе Волгоградской области (далее Пенсионный фонд) была проведена камеральная проверка правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов ОАО «Камышинский хлебокомбинат».

По результатам проверки управлением было принято решение о привлечении общества к ответственности за непредставление расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам в виде штрафа в сумме более 120 тысяч руб.

Общество обратилось в суд.

Позиция Арбитражного суда Волгоградской области

Суд установил, что общество через специализированного оператора связи 20 апреля 2010 года направило расчет по начисленным и уплаченным страховым взносам за 1 квартал 2010 года по телекоммуникационным каналам связи в электронном виде. Однако Пенсионным фондом документ не был расшифрован.

Общество повторно предоставило расчет по начисленным и уплаченным страховым взносам 4 мая 2010 года.

Специализированный оператор связи ООО «НТЦ «Тезис сообщил, что в Пенсионном фонде в связи с окончанием срока действия сертификата ключа подписи, с 5 февраля 2010 года был установлен новый сертификат.  При этом на момент отправки электронной отчетности старый сертификат не был отозван выдавшим его удостоверяющим центром ОПФР по Волгоградской области.

Соответственно, использованный обществом «старый» сертификат технически был действителен, поэтому кроме организационных мер (рассылка оператором нового сертификата с инструкцией по установке и публикацией новости о необходимости замены сертификата на сайте) ничто технически не могло воспрепятствовать отправке сообщения, зашифрованного на открытом ключе из данного сертификата. По этой причине электронное сообщение с расчетом общества по начисленным и уплаченным страховым взносам не было расшифровано.

Суд пришел к выводу об отсутствии в действиях общества состава правонарушения и вины, и признал недействительным решение управления Пенсионного фонда о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах.

Позиция Двенадцатого арбитражного апелляционного суда

При рассмотрении дела в Двенадцатом арбитражном апелляционном суде в декабре 2010 года Пенсионный фонд утверждал, что вина общества заключается в том, что оно было уведомлено о смене сертификата, при этом оно не удостоверившись в доставке электронного пакета документов, повторно отправив его только 4 мая 2010 года.

Суд отклонил довод Пенсионного фонда о том, что 20 апреля 2010 года не может считаться датой представления расчета, поскольку он не был расшифрован Пенсионным Фондом в связи с тем, что при формировании сообщения был использован утративший силу с 5 февраля 2010 года сертификат ключа подписи, о чем общество было уведомлено.

Согласно письму специализированного оператора связи, именно установка нового сертификата послужила причиной нерасшифровки Пенсионным фондом электронной посылки. На момент отправки обществом электронной посылки старый сертификат не был отозван выдавшим его удостоверяющим центром ОПФР по Волгоградской области.

Обществом 2 февраля 2010 года получено уведомление о смене Пенсионным фондом сертификата для электронного документооборота. В соответствии с инструкцией обществом был установлен новый сертификат. Однако в инструкции по его установке не было указано на необходимость удаления предыдущего сертификата.

Вместе с тем, техническое средство (компьютер) при отправлении электронного документа не запрашивает сертификат, по которому необходимо направить посылку, а выбирало сертификат автоматически. Таким образом, общество при отправке расчета не могло самостоятельно выбрать вновь установленный сертификат, поскольку это не было предусмотрено программой электронного документооборота.

В соответствии с пунктом 7 Технологии обмена документами по телекоммуникационным каналам связи в системе электронного документооборота Пенсионного фонда РФ в случае неполучения квитанции о доставке страхователь заявляет органу Пенсионного фонда о данном факте, выясняет причину отсутствия квитанции и при необходимости повторяет процедуру представления сведений. При этом в данном пункте не оговорено, в какой форме должно осуществляться такое заявление.

Представитель общества, отвечающий за сдачу отчетности, в суде пояснила, что, не получив квитанции, она неоднократно в течение нескольких дней подряд связывалась с операторами Пенсионного фонда, которые отвечают за обработку полученных электронных пакетов с запросом о получении квитанции и протокола. По ее словам, операторы, подтвердив, что электронный пакет документов от общества пришел, пояснили, что ответного документа - квитанции и протокола не будет в связи с их большой загруженностью.

Арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Волгоградской области, а апелляционную жалобу пенсионного фонда - без удовлетворения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в марте 2011 года оставил решения судов двух инстанций в силе.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
в июле 2011 года (Определение № ВАС-9583/11) не нашла оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Источник: сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
http://www.arbitr.ru/ 

воскресенье, 30 декабря 2012 г.

Австралия: Пересмотр архивных методов, часть III


(Продолжение статьи Касси Финдлей о семинаре, проведенном австралийскими архивистами 29 - 30 ноября 2012 года в Сиднее, предыдущую часть см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/ii.html )

День 2: В поисках решений

Второй день начался с панельной дискуссии, названной «Наблюдения за тем, что происходит в реальном мире». Практиков, работающих «в поле», рассказали о тех проблемах, с которыми они сталкиваются в своей работе.

В докладе Джудит Эллис (Judith Ellis), который был зачитан Касси Финдлей, говорилось о многочисленных проблемах, которыми приходится решать тем, кто работают над созданием более совершенных систем управления документами.

Презентацию доклада Эллис можно посмотреть по адресу: http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/judith-ellis-reinventing-archival-methods.pptx . Доступны также тезисы её выступления, см. http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/judith-ellis-reinventing-archival-methods-notes1.pdf 

Затем выступила Барбара Рид (Barbara Reed) с точки зрения специалиста, работающего с государственными и частными организациями над совершенствованием их концепций и систем управления документами. Барбара призвала коллег использовать более прагматичный подход, принять правило «80 / 20» (тратить 80% своего времени на выполнение 20% наиболее приоритетной работы – Н.Х.) и разработать стратегии, которые бы обеспечили захват и управление ключевыми свидетельствами деловой деятельности.

После этого было описано несколько примеров из практики, показывающих, что сейчас делается в плане обновления практики архивного дела.

Эмма Мюррей (Emma Murray) и Джулия Маккормак (Julie McCormack) из Управления государственных документов штата Виктория (Public Record Office Victoria, PROV) сообщили о пересмотре программы Управления по проведению уничтожения документов. Они отметили неэффективность используемых сейчас процессов, где медленные темпы развития нормативной базы мешают им угнаться за потребностями. Они поставили вопрос о том, оправданы ли усилия, которые затрачиваются на разработку этих документов? Они обнаружили, что в рамках нынешней системы ключевые документы государственных органов не выявляются, а выпускаемые нормативные документы оказываются слишком сложными и не выполняются (В презентации сказано, что в данный момент действует около 100 типовых перечней, из которых самыми популярными являются 59 перечней, выпущенных после 2007 года – Н.Х.)

Слайд из презентации Мюррей и Маккормак: PROV расматривает три возможных варианта: 1) оставить всё как есть, 2) делать всё самому и 3) предоставить государственным органам автономию в этом вопросе

Мюррей и Маккормак пояснили, что они заинтересованы в разработке решения, которое стало бы использоваться для снижения рисков для государственных органов штата Виктория, а не для удовлетворения бюрократических потребностей самого Управления. Процесс пересмотра ещё продолжается, и в число  предварительно обсуждаемых идеи входят создание сообществ практиков, более активное вовлечение заинтересованных сторон, использование прецедентного подхода, гибкость при проведении экспертизы ценности, единый подход к деловой деятельности низкого риска, и выделение и особое внимание деловым функциям и процессам высокого риска.

Презентация доклада Эммы и Джулии «Анализ и пересмотр программы уничтожения документов Управления государственных документов штата Виктория» (Reviewing and Redesigning the Disposal Program at Public Record Office Victoria) доступна по адресу:  http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/disposal-presentation-mccormack-murray.pptx

Ричард Лехейн (Richard Lehane) рассказал о том, как Управление государственных документов штата Новый Южный Уэльс решает вопрос захвата и управления электронными системами управления документами как архивами. Своё выступление он начал с замечания о том, что ряд дискуссий по вопросам техники обеспечения долговременной сохранности; миграции, эмуляция и т.д. -  во многих отношениях не имеет большого значения. На самом деле в число ключевых проблем входят такие, как вопрос интеграции систем управления документами и развитый поиск по всем системам. В ходе своего проекта создания электронного архива Управление стремится решить некоторые из этих вопросов на основе надёжной и гибкой методологии миграции систем управления документами и максимального использования потенциала делопроизводческих метаданных.

Тезисы доклада Ричарда «Создание интегрированного электронного архива» (Building Integrated Digital Archives) доступны по адресу:  http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/building-integrated-digital-archives-by-r-lehane.pdf

Д-р Джоан Ивенс (Joanne Evans) из Университета Монаш (Monash University) говорила о проблемах и возможностях для обучения и проведения исследований в области делопроизводческих метаданных. Эванс упомянула проект «Умные делопроизводчекие метаданные» (Clever Recordkeeping Metadata) и другие исследования вопроса о том, как  создать такие концепции метаданных, которые бы поддерживали деловую деятельность, интероперабельность и учитывали потребности архивов. По мнению Эванс, если метаданные не документируют взаимосвязи, то это, вероятно, не те метаданные, что нам нужны. Документы – это, по сути, сетевым образом взаимосвязанные объекты, и без метаданных они просто не существуют. Она призвала нас к совместной работе по автоматизации и достижению максимальной отдачи от хорошо продуманных и реализованных на практике делопроизводческих метаданных – продвигаясь от состояния «хаотической песочницы», через «процветающую оранжерею», к, в конечном итоге, «машинному отделению».

Презентация доклада Джоан доступна по адресу: http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/rk-roundtable-2012-healthy-hothouses-v2.pptx

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/iv.html )

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник:  сайт Recordkeeping Roundtable
http://recordkeepingroundtable.org/2012/12/14/reinventing-archival-methods-report-whats-next/

Арбитражная практика: Государственный архив отказался принять на хранение более 1300 дел бывших сотрудников ЦКБ МПС из-за отсутствия описей


Сохранность документов по личному составу во много зависит от того, насколько продуманы и эффективны соответствующие процедуры на всех этапах жизненного цикла этих документов. Самым критичным в судьбе документов по личному составу в настоящее время является момент ликвидации организации. Если в этот период те, кто занимаются ликвидационными мероприятиями, не примут мер по передаче документов на государственное хранение, а предпочтут более простое (с их точки зрения) и менее затратное решение, то сохранность документов может оказаться под очень большим вопросом.

Арбитражный суд города Москвы в июне 2012 года решал непростой вопрос о том, должна ли организация, которая даже не является правопреемником ликвидированной больницы, и которой документы достались в необработанном виде, продолжать их хранить - или все-таки это обязанность государственного архива (дело №А40-10159/12). И, к сожалению, бывшие сотрудники и их документы оказались в проигрыше.

Суть спора

Распоряжением Правительства РФ от 07.04.2005 г. №366-р государственное учреждение здравоохранения Центральная клиническая больница Министерства путей сообщения (ЦКБ МПС) была включена в перечень подлежащих ликвидации федеральных государственных учреждений здравоохранения, имущество которых было внесено в уставный капитал ОАО «РЖД».

В декабре 2005 года в процессе ликвидационных мероприятий документы, образовавшиеся в результате деятельности ЦКБ МПС, в том числе по личному составу, были переданы в государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И.Пирогова» (РГМУ Росздрава, позднее переименованный в РНИМУ им. Пирогова Минздравсоцразвития России). Всего было передано 1382 дела.

Попытка университета передать документы на хранение в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) не удалась, и он подал в арбитражный суд иск об обязании принять документы.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

В обоснование требований университет указывал на то, что документы, образовавшиеся в результате деятельности ЦКБ МПС, не относятся к имуществу в сфере железнодорожного транспорта, а являются федеральной собственностью, и должны поступить на хранение в соответствующий государственный архив в силу ч.4 ст.10 и ч.8 ст.23 Закона об архивном деле.

Архив, при поддержке Федерального архивного агентства (Росархив), возражал против удовлетворения исковых требований, - прежде всего потому, что документы были в неупорядоченном состоянии.

Мой комментарий: Я ещё могу понять ГАРФ, но позиция Росархива вызывает лишь презрение. Росархиву следовало не бороться  против интересов пенсионеров, а обращаться в Правительство и потребовать целевое финансирование на решение проблемы. В случае отказа нужно было выносить вопрос на публику (если нужно, через умышленные утечки информации в СМИ и к политическим активистам).

Суд пришел к выводу, что требования учреждения не подлежат удовлетворению. Правовой основой такого решения стали:
  • Закон об архивном деле, в части 8 ст.23 которого предусмотрено, что при ликвидации государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций включенные в состав Архивного фонда Российской Федерации документы, документы по личному составу, а также архивные документы, сроки временного хранения которых не истекли, в упорядоченном состоянии поступают на хранение в соответствующий государственный или муниципальный архив;

  • Приказ Росархива РФ от 06 ноября 1996 года №54;

  • Распоряжение Госкомимущества от 22 октября 2009 года №1131-р, утвердившее Положение о порядке учета архивных документов при приватизации государственного и муниципального имущества, в силу п.п.3, 6 которого документы исключаются из состава имущества приватизируемой организации и остаются в государственной или муниципальной собственности независимо от места их будущего хранения.

    Согласно п.7 Положения документы приватизируемой организации передаются в упорядоченном состоянии на временное хранение организации-правопреемнику, а при отсутствии таковой принимаются в соответствующий государственный или муниципальный архив.
В суд был представлен акта комиссионного осмотра от 24 мая 2012 года, составленный уполномоченными лицами всех заинтересованных сторон, согласно которому «документы Государственного учреждения здравоохранения Центральная клиническая больница Министерства путей сообщения Российской Федерации (правопреемник ЦКБ № 1 МПС и ЦКБ № 3 МСП) хранятся в архиве Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова, Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации в неупорядоченном состоянии. На документы отсутствуют какие-либо учетные документы (описи дел)».

Суд пришел к выводу о том, что требования университета не могут быть удовлетворены, так как документы, образовавшиеся в результате деятельности ЦКБ МПС в количестве 1382 дел, находятся в неупорядоченном состоянии, что является препятствием для их передачи в государственный архив.

Девятый арбитражный апелляционный суд в октябре 2012 года отказал университету в восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы.

Мой комментарий: Очередной раз наглядно продемонстрировано, что документы по личному составу никому не нужны - ни правопреемнику, ни государственным учреждениям. Причем университет, с моей точки зрения, при передаче имущества вполне мог отказаться от приема на хранение документов, которые согласно законодательству, являются государственной собственностью.

Мне также жаль бывших сотрудников Центральной клинической больницы Министерства путей сообщения. В случае необходимости, большинству из них и в голову не придёт, что за справками о подтверждении пенсионных прав им нужно будет писать заявления в ведомственный архив Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова. А у тех, кто преодолеет это препятствие, Пенсионный Фонд может эти справки не принять, поскольку, согласно правилам, их имеют право выдавать либо работодатели, либо государственные или муниципальные архивы.

Ещё один важный момент, задевающий меня при чтении подобных дел, заключается в том, что наши архивные учреждения при поддержке Росархива как черт от ладана открещиваются от документов, которые по закону они обязаны принять и сохранить. И ни в одном судебном деле не упоминаются какие-либо усилия, предпринятые Росархивом для конструктивного решения проблем с документами.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

суббота, 29 декабря 2012 г.

Австралия: Пересмотр архивных методов, часть II


(Продолжение статьи Касси Финдлей о семинаре, проведенном австралийскими архивистами 29 - 30 ноября 2012 года в Сиднее, начало см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/i.html )

Д-р Тим Шеррат начал своё выступление с рассказа о эмоциональной реакции посетителя, его сайта «Невидимые австралийцы» (Invisible Australians, http://invisibleaustralians.org/ ). Учитывая эмоциональный ландшафт, сложившийся вокруг наших архивов, Шеррат задает вопрос о том, почему же было такое сопротивление идее рассматривать эмоции как один из аспектов осмысленности документов и архивов. Где есть культурно-исторические коллекции, всегда присутствуют эмоции. Голоса из прошлого проникают в современное онлайн-общение. Мы живем в эпоху, когда наши чувства (выраженные в социальных сетях и т.п.) собираются и анализируются с целью продать нам больше товаров и услуг. Открытые данные являются средством установления массы мелких эмоциональных взаимосвязей; и, может быть, благодаря более широкому использованию возможностей, открывающихся для архивов в интернете, они проложат нам путь в коридоры смысла и понимания.

Доклад Тима Шеррата «Архивы эмоций» выложен по адресу: http://discontents.com.au/archives-of-emotion/

Мой комментарий: Приведу цитату из доклада Шеррата: «Почему мы так боимся признать, что архивы являются хранилищами чувств? Являются ли эмоции бессмысленными лишь потому, что их невозможно количественно измерить,  опасными, поскольку их нельзя контролировать; или же они просто не вписываются в профессиональное обсуждение таких вопросов, как доказательность, аутентичность и надёжность?»

Профессор Сью МакКемиш говорила о том, как нам следует реагировать на создание Королевской комиссии по вопросам систематического жестокого обращения с детьми (Royal Commission on institutional child abuse). Она затронула вопрос установления принципов доступа к документам детей, и высказала опасение, что частные учреждения, в отсутствие законодательно-нормативных ограничений, могут пойти на массовое шредирование этих документов. Те нынешние взрослые, которые в детстве стали объектом жестокости и насилия, особенно нуждаются в доступе к своим документам и в хорошем управлении ими.

Архивисты и специалисты по управлению документами должны обратить особое внимание на сообщества, переживающие острый кризис принадлежности (identity) и памяти, часто в контексте жестокого обращения в детстве. МакКемиш высказала несколько предложений на будущее: онлайн-общение может заменить физические сообщества в плане обеспечения общего пространства и доступа. У нас нет национальной делопроизводческой концепции поддержки прав человека или восстановления прав. Будет ли полезен десятилетний план по разработке такой концепции?

Эндрю Во рассказал о ряде отчетов, подготовленных руководителем счетной палаты и омбудсменом штата Виктория. Из них, по его утверждению, следует, что ключевые улики выявляются вовсе не в системе управления документами – настоящие доказательства всегда обнаруживаются в электронных почтовых системах. Далее он отметил различия  между транзакционными документными системами, в которых документы образуются естественным образом и бессознательно, - и EDRMS-системами управления документами и информацией, в которых документы создаются целенаправленно. По мнению Во, специализированные EDRMS-системы никогда в полной мере не справлялись с тем, как компьютеры изменили характер и методы работы. Нам следует идти туда, где идёт работа, а не туда, где осуществляется управление целенаправленно созданными официальными документами.

После обеденного перерыва мы выслушали доклад журналиста и ведущего программы «Будущее время» на Национальном радио (Radio National) Энтони Фаннела (Antony Funnell).  Фаннел начал с комментариев о природе «футуризма». Уильям Гибсон (William Gibson) как-то сказал: «Будущее уже здесь – оно лишь не распределено равномерно». Изменения - факт, и неопределенным фактором является лишь наша способность адаптироваться к ним. Способ использования данных людьми изменился и продолжает меняться: качество больше не является ключевым фактором, большее значение имеют дешевизна и быстрота, и, для средств массовой информации, свобода.

Когда-то, отметил Фаннел, при подготовке радиопрограмм в ходе изучения вопроса запрашивалась информацию из архивов ABC. Теперь тот же контент можно гораздо быстрее найти в Интернете. В современном мире YouTube и Flickr стали публичными архивами, и библиотеки и архивы – уже не то место, куда обращаются в первую очередь. И эти материалы менее уязвимы, чем Вы, возможно, думаете, учитывая копии и тиражирование: они выживут потому, что достаточно много людей хочет, чтобы они выжили, благодаря копиям и широкому использованию.

Остальную часть первого дня заняли групповые дискуссии по проблемам, которые участники связывают в настоящее время с такими темами, как Доступ (Access), Экспертиза ценности (Appraisal) и Отличительные черты профессии (Professional Identity), и сессия, на которой были подведении итоги дискуссий. В числе отмеченных группами проблем были, в частности, следующие:

Доступ и архивное описание
  • Задержки в предоставлении доступа;
  • Нереалистичные ожидания, множественность точек доступа; люди не знают, что у нас есть, и не могут использовать наши системы - кто наши пользователи?
  • Архивисты как посредники и помощники;
  • Необходимость сотрудничества с пользователями;
  • Повторное использование метаданных документов;
  • Режимы доступа фрагментированы, не соблюдаются;
  • Системы доступа не в состоянии удовлетворить ожидания пользователей, ликвидация архивной безграмотности;
  • Системы контроля, отставание в исполнении запросов, нет радикального масштабирования: настоящий вопрос заключается в том, почему мы не предоставляем интерфейсы для различных пользователей и сообществ, таких, как Ancestry.com?
  • Подозрительное отношение к пользователям; однако если поискать, то именно взаимодействие с пользователями открывает реальные возможности,
  • Краудсорсинг описания объектов.
Экспертиза ценности и обеспечение долговременной сохранности
  • Как экономически обосновать проведение экспертизы ценности?
  • Объемы документов, бурный рост числа деловых систем;
  • Отбор на постоянное хранение/уничтожение всё ещё ведется на микроуровне,
  • Государственные органы не выполняют на практике указания по срокам хранения и действиям по их истечении, установленные перечнями и другими инструментами - потому что они нереализуемы;
  • Проблемы исполнения законодательно-нормативных требований, привлечения ресурсов, обеспечение сохранности на основе управления рискам;
  • Насколько «священен» оригинал?
  • Зачем вообще проводить экспертизу ценности? Является ли она экономически оправданной?
  • Чем плохо сохранять всё подряд?
  • Миграция и обеспечение долговременной сохранности. Получаем ли мы представляющие ценность материалы? Откуда это известно?
  • Проактивный (опережающий) подход работает, а реагирование после того, как что-то уже произошло – нет.
Профессиональная идентичность
  • Какие услуги мы предлагаем и кому?
  • Нам следует более четко объяснять обществу, что именно мы делаем – сохраняем историю организаций; знаем, где найти документы; чем мы отличаемся от Google;
  • Предполагается, что кто-то где-то занимается сохранением документов; однако такая деятельность не обязательно считается важной для современной текущей деловой деятельности;
  • Необходимы навыки в области маркетинга и общения; понимание, с кем необходимо сотрудничать: это не только ИТ, но и другие сообщества. Нужно разъяснять концепции нашей работы представителям других профессий, брать на себя роль посредников. Необходимы управленческие навыки. Множество потенциальных партнеров, с которыми нужно работать (нужно ясно говорить им о том, что мы делаем);
  • «Пассивный» подход, когда ожидается, что пользователи придут в архивы. Но волнует ли пользователей источник информации, и имеет ли это значение?
  • Статистика использования оцифрованных материалов: сайт «Find and Connect» («Найти и связаться», http://www.findandconnect.gov.au/ - сайт, посвященный «забытым» австралийцам, бывшим детям-мигрантам и истории системы общественного призрения в Австралии – Н.Х.), 100 тысяч пользователей - кто знает, нашли ли они то, что искали? Новая аудитория?
  • Работа сразу с несколькими коллекциями (облегчения доступа через границы учреждений).
Анн Пико (Anne Picot) подвела итог результатах первого дня семинара. Она выразила обеспокоенность по поводу живучести «реактивного» (т.е. по факту, без опережающих действий – Н.Х.) подхода к экспертизе ценности и окончательному решению судьбы документов, и призвала всех прислушаться к совету Энтони Фаннела: будущее уже наступило. Если мы не будем вмешиваться в процесс создания документов, то нечего будет хранить в архивах. Необходимо знать, какие материалы содержат важнейшие свидетельства и доказательства. По словам Анн, проблема заключается в выделении того, что является действительно важным, - и в том, чтобы разобраться, как нам это делать. На что нам следует обратить особое внимание, аутентичность и доказательную силу каких материалов – важнейших документов нашего времени – необходимо обеспечить?

(Продолжение следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/iii.html )

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник:  сайт Recordkeeping Roundtable
http://recordkeepingroundtable.org/2012/12/14/reinventing-archival-methods-report-whats-next/

Арбитражная практика: Уничтожение персональных данных по заявлению третьего лица не позволит банку надлежащим образом соблюсти требования законодательства, чем нарушатся его законные интересы


В законе «О персональных данных» закреплена обязанность оператора персональных данных уничтожить персональные данные гражданина после достижения целей обработки. Самым интересным здесь является вопрос, как определить, что цель обработки достигнута.

В данном случае спор возник между банком и его бывшим заемщиком, который после погашения кредита потребовал уничтожить все его личные данные, включая номер паспорта, номера телефонов, адреса и прочие сведения, находящиеся в распоряжении (базе данных) банка.

Арбитражный суд Республики Бурятия разбирал этот интересный вопрос в марте 2012 года (дело № А10-125/2012).

Суть спора

В марте 2007 года между ОАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк», и гражданином М. был заключен кредитный договор, по условиям которого Банк представил М. кредит сроком на 60 месяцев.

Пунктом 5.7 договора было предусмотрено, что настоящий договор одновременно является выражением согласия заемщика на обработку, распространение использование, трансграничную передачу, обезличивание с использование средств автоматизации или без использования таких средств его персональных данных, содержащихся в настоящем договоре, в целях надлежащего исполнения условий договора, в случаях, предусмотренных Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

Согласно пункту 5.7.2 согласие может быть отозвано заемщиком путем направления банку заявление в письменной форме. В этом случае банк прекращает обработку персональных сведений и уничтожает их после исполнения сторонами условий обязательств, вытекающих из настоящего договора.

В связи с погашением полученного кредита в Банк в сентябре 2011 года поступило заявление от гражданина М. об удалении, уничтожении всех личных данных, включая номер паспорта, номера телефонов, адреса и прочие сведения находящиеся в распоряжении (базе данных) банка.

Банк отказался выполнить требование М. об уничтожении его персональных данных В декабря 2011 года М. обратился с заявлением в Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) по Республике Бурятия с требованием обязать ОАО «АТБ» - филиал в г. Улан-Удэ уничтожить персональные данные в связи с полным исполнением кредитных обязательств.

Управлением Роскомнадзора была проведена внеплановая выездная проверка в отношении оператора персональных данных ОАО «АТБ» - филиал в г. Улан-Удэ. В ходе проверки было установлено, что персональные данные М. хранятся как в информационной системе, так и на бумажных носителях, в том числе копия паспорта М. Право субъекта персональных данных на удаление своих персональных данных реализовано не было. По результатам проверки был  составлен акт и вынесено предписание банку об устранении  выявленных нарушений.

Не согласившись с данным предписанием, общество оспорило его в судебном порядке.

Позиция ОАО «АТБ» – филиал в г. Улан-Удэ

Сохранение персональных данных М. необходимо для защиты интересов банка в суде (в течении сроков исковой давности), для представления сведений по проверкам надзорных органов – Центрального Банка Российской Федерации и других надзорных органов, а также в целях налогового учета.

В ходе проверки банка Центральный Банк вправе запросить кредитное досье заемщика. Копия паспорта заемщика является неотъемлемой частью кредитного досье заемщика, а банк обязан обеспечить сохранность кредитного досье.

Копия паспорта заемщика необходима банку для соблюдения законодательства о противодействии терроризму, а также для того, чтобы контролирующий орган имел возможность проверить соблюдение банком законодательстве о противодействии терроризму. Без копии паспорта проверка соблюдения порядка идентификации клиента невозможна.

Банк обязан в пределах сроков исковой давности сохранять кредитный договор и все прилагаемые к нему документы М., в том числе и его персональные данные.
Кроме того, банк, как открытое акционерное общество, на основании ч. 2 ст. 89 ФЗ «Об акционерных обществах» обязан хранить документы, связанные с его деятельностью, в том числе и кредитный договор М.

Согласно части 5 статьи 21 закона «О персональных данных» банк обязан уничтожить персональные данные только при одновременном соблюдении двух условий:
  • Отзыв субъектом персональных данных согласия на обработку;

  • Если сохранение персональных данных более не требуется для целей обработки персональных данных.
Сохранение персональных данных заемщика, в данном случае, необходимо для банка, т.к. в информационной системе банка хранятся сведения об операциях по ссудному счету и текущему банковскому счету заемщика, которые, в свою очередь, необходимы:
  • Для исполнения Банком функций, возложенных на Банк ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации о противодействии терроризму;

  • Для защиты интересов Банка в суде (в течении сроков исковой давности);

  • Для представления сведений по проверкам надзорных органов ЦБ РФ и другим надзорным органам, а также в целях налогового учета.
Позиция Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Бурятия

В ходе проверки было установлено, что АТБ Банк обрабатывает персональные данные М. на бумажных носителях и в информационной системе.

При проведении проверки Управление разграничило обработку персональных данных АТБ Банком в отношении М. (п.п. 7 ч. 1 ст. 6 ФЗ «О персональных данных»):
  • На обработку персональных данных для осуществления прав и законных интересов АТБ Банка;

  • На обработку персональных данных для реализации прав и свобод М.
Отказ и продолжение обработки персональных данных М. в информационной системе АТБ Банка и копии его паспорта, содержащего фотографию субъекта (биометрические персональные данные), нарушают право М. на отзыв своих персональных данных, в соответствии со ст. 9, ч. 5 ст. 21 ФЗ «О персональных данных» и обязательств сторон по кредитному договору.

На продолжение обработки копии паспорта М. и его персональных данных в информационной системе у АТБ Банка основания отсутствуют.

Право субъекта персональных данных на удаление своих персональных данных в этой части реализовано не было.

Обработка персональных данных должна осуществляться на законной и справедливой основе, а также ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей (ст. 5 закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»).

Оператор персональных данных не должен нарушать права субъектов персональных данных предусмотренных ст. 24 Конституции Российской Федерации так и главе 3 закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

Позиция Арбитражного суда Республики Бурятия

Пунктом 5.7.2 кредитного договора № 7097 от 09.03.2007г., установлено, что согласие может быть отозвано заемщиком путем правления Банку заявления в письменной форме. В этом случае Банк прекращает обработку персональных сведений и уничтожает их после исполнения сторонами условий обязательств, вытекающих из настоящего договора.

Положением об обработке и защите персональных данных в «Азиатско-тихоокеанский Банк» (ОАО) пунктом 1.7.5. предусмотрено, что уничтожение персональных данных осуществляется банком в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных.

Условия обязательств, вытекающих из договора, сторонами выполнены, М. кредит оплачен. Субъектом персональных данных было направлено письменное заявление об уничтожении персональных данных.

Пункт 5 ст. 21 Федерального закона № 152-ФЗ от 27.07.2006 года регламентирует действия оператора персональных данных после получения им отзыва субъектом данных согласия на обработку своих данных: оператор обязан прекратить обработку данных, уничтожить данные в срок, не превышающим тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между оператором и субъектом персональных данных, уведомить субъекта персональных данных о таком уничтожении данных. Эти положения банком выполнены не были.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления о признании незаконным предписания Управления Роскомнадзора по Республике Бурятия.

Позиция Четвертого арбитражного апелляционного суда

Четвертый арбитражный апелляционный суд в июле 2012 года отметил, что сторонами был заключен кредитный договор, который исполнялся сторонами, что породило для каждой из сторон как гражданско-правовые права и обязанности, так и публично-правовые обязанности, которые каждая из сторон кредитного договора обязана исполнить вне зависимости от желания другой стороны гражданско-правового соглашения. Поэтому суд апелляционной инстанции считает, что наличие у кредитной организации персональных данных контрагента по договору обуславливается необходимостью обработки персональных данных для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно-значимых целей.

Статьей 5 федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» к организациям, осуществляющим операции с денежными средствами или иным имуществом, отнесены кредитные организации. Они обязаны идентифицировать клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя и установить сведения, в том числе о физических лицах.

К указанным сведениям в отношении физических лиц закон прямо относит фамилию, имя, а также отчество, гражданство, дату рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Кредитные организации, которым поручено проведение идентификации, несут ответственность за несоблюдение установленных требований по идентификации в соответствии с настоящим федеральным законом. Банковские платежные агенты несут ответственность за несоблюдение установленных требований по идентификации в соответствии с договором, заключенным с кредитной организацией.

Они также обязаны документально фиксировать информацию, полученную в результате реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер. Документы, содержащие сведения, необходимые для идентификации личности, подлежат хранению не менее пяти лет. Указанный срок исчисляется со дня прекращения отношений с клиентом.

Согласно положениям федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» организации обязаны хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета и бухгалтерскую отчетность в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет. Ответственность за организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности несет руководитель организации.

При этом действующее налоговое законодательство, законодательство о налоговом, бухгалтерском и банковском учете не допускает, чтобы первичные документы учета, к которым относится кредитный договор и приложения к нему, не содержали сведений об участниках такого соглашения в пределах возможной их идентификации.

Суд отметил, что отношения кредитора и заемщика после окончания гражданско-правовых отношений порождают для Банка финансовые обязательства перед государством, которые подлежат государственному контролю, а несоблюдение финансовых обязательств влечет для него неблагоприятные последствия.

Учитывая, что уничтожение персональных данных - это действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных, суд апелляционной инстанции считает, что требование от кредитной организации, в случае, когда гражданско-правовые отношения между кредитором и заемщиком породили у лиц данных правоотношений публичные обязанности, является нарушением прав и законных интересов, как самого оператора, так и публичных интересов, и в частности, в области государственного контроля за состоявшимися гражданско-правовыми отношениями с точки зрения налогового, банковского, бухгалтерского учета, создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Пункт 7 части 1 статьи 6 федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» допускает обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных, если, в частности, обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных.

Доказательств, что обработка заявителем персональных данных заемщика (третьего лица по делу) после прекращения гражданско-правовых отношений с клиентом (заемщиком) в силу исполнения обязательств, нарушает права третьего лица, Роскомнадзором в суд не было представлено.

Учитывая, что уничтожение персональных данных по заявлению третьего лица и в результате исполнения оспариваемого предписания не позволит банку надлежащим образом соблюсти требования законодательства, чем нарушатся его законные интересы в соблюдении требований законодательства и обусловит применение к нему мер публичного воздействия со стороны органов государственного контроля в области налогового, банковского контроля, а также в области создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, суд апелляционной инстанции посчитал, что требования заявителя подлежат удовлетворению, поскольку оспариваемое предписание нарушает права и законные интересы заявителя и не соответствует нормам действующего законодательства.

Доводы Роскомнадзора о том, что, по его мнению, банк обязан был уничтожить сведения гражданина только в электронной сети банка (при автоматизированной обработке персональных данных), а также только копию паспорта и фотографию гражданина, как часть биометрических персональных данных, судом апелляционной инстанции судом не была принята, поскольку указанное не следует из оспариваемого предписания. Суд также отметил, что федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ не предусматривает частичного уничтожения персональных данных оператором, либо в зависимости от вида носителя, на котором хранится такая информация.

На этих основаниях апелляционный суд отменил решение Арбитражного суда Республики Бурятия от «28» марта 2012 года. Предписание Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Бурятия было признано незаконным, как не соответствующее федеральному закону от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных».

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в октябре 2012 года отказал М. в  удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы.

Источник: сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
http://www.arbitr.ru/

пятница, 28 декабря 2012 г.

Австралия: Пересмотр архивных методов, часть I – Отчет о прошедшем семинаре и мысли о том, что делать дальше


Статья Касси Финдлей (Cassie Findlay), руководителя проекта по созданию электронного архива штата Новый Южный Уэльс, была опубликована 14 декабря 2012 года на сайте австралийской дискуссионной группы «Круглый стол по вопросам управления документами» (Recordkeeping Roundtable).

29 - 30 ноября 2012 года дискуссионная группа «Круглый стол по вопросам управления документами» (Recordkeeping Roundtable, http://recordkeepingroundtable.org/ ) совместно с Австралийским обществом архивистов (Australian Society of Archivists, ASA), провела в Сиднее двухдневный семинар по теме «Пересмотра архивных методов».

Семинар, в котором приняли участие около 70 человек со всей Австралии и даже пара гостей из Новой Зеландии, был стимулирующим, вдохновляющим и «зарядил» многих из нас на обдумывание того, что ещё можно сделать для изучения и проверки многих отличных идей, высказанные за эти два дня. Ниже приведен отчет об этом мероприятии, даны, по возможности, ссылки на презентации участников и предложен план продолжения этой дискуссии.

Почему нужно пересматривать методы архивной работы?

Данный семинар стал продолжение дискуссий, которые некоторые из нас вели в Австралийском обществе архивистов и в «Круглом столе», и в ходе которых все мы разделяли озабоченность тем, что наши профессиональные методы не соответствуют масштабам и сложности современных проблем в управлении документами, и подводят нас в наиболее чреватый рисками момент.

Мы быстро поняли, что это не первый призыв к пересмотру нашей профессиональной практики. В 1986 году Дэвид Бирман (David Bearman) первым заговорил о том, что наши базовые методы экспертизы ценности, описания, обеспечения сохранности и доступа принципиально неспособны справиться с объемами информации, которые архивистам приходится обрабатывать. Он призвал представителей нашей профессии полностью пересмотреть её основные методы. Хотя за прошедшие 25 лет было сделано немало, наши методы все еще плохо подходят для того, чтобы иметь дело с объемами, хрупкостью и сложностью современных архивных документов.

Вдохновленные Бирмановскими «Архивными методами», мы решили, что для нас, как профессии, пришло время посмотреть, каким образом мы могли бы в корне пересмотреть наши методы, и определить, что можно сделать для создания стабильной архивной документированной истории 21-го века.

День 1:  Постановка проблемы

После приветственного слова председателя семинара Касси Финдлей, д-р Кейт Камминг (Dr Kate Cumming) высказала свои мысли по поводу ключевых положений «Архивных методов» Бирмана и его рекомендаций по обновлению этих методов. Связав это с теми проблемами, которые по-прежнему занимают сегодня наши умы, Камминг призвала к тому, чтобы большее число представителей нашей профессии были «лояльными скептиками», готовыми поставить под сомнение сложившиеся традиции.

Тезисы доклада Кейт Камминг «Перечитывая Бирмана» (Revisiting Bearman) доступны по адресу http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/revisiting-bearman-cumming.pdf

После этого обзора идей и стратегий, предложенных Бирманом, Дэвид Робертс (David Roberts) и Барбара Рид (Barbara Reed) рассказали о том, каким образом шло их распространение и внедрение в Австралии и за ее пределами в период 1990-х годов.

В своем докладе Дэвид Робертс рассказал о проделанной в штате Новый Южный Уэльс работе по созданию системы стандартов, продолжившей начатое в Питтсбургском проекте Бирмана изучение функциональных требований к управлению документами. Наиболее заметным достижением стала разработка методологии DIRKS (сокращение от «Разработка и внедрение систем управления документами» - Н.Х.), которая вошла в австралийский стандарт AS 4390 (именно на основе этого стандарта позднее был создан первый международный стандарт по управлению документами ISO 15489 – Н.Х.), а затем в руководство, подготовленное Управлением государственных документов штата Новый Южный Уэльс (более поздняя редакции которого была опубликована уже совместно с Национальными Архивами Австралии). Проведенные в Питтсбурге работы перевернули управление документами с ног на голову, отметил Робертс, поставив в качестве основной задачи документирование различных направлений деловой деятельности путем создания и сохранения доказательств.

С презентацией доклада Дэвида Робертса «Пример из практики: Как идеи Дэвида Бирмана внедрялись в 1990х годах? Точка зрения государственного контролирующего органа» (Case study: How were David Bearman’s ideas implemented in the 1990s? A government recordkeeping regulator’s view) можно познакомиться по адресу: http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/dhr-case-study-v2.pptx

Барбара Рид рассказала о положении дел в Австралии в 1980-х и 1990-х годах, о сформировавшейся прочной идейной и практической основе, ставшей плодородной почвой для идей Бирмана. Бирман дал нам терминологию, - а также определенную уверенность в используемой нами практике. Характерный для его работ взгляд на вещи с точки зрения проектирования систем дал нам новую систему отсчета: концептуальный подход (вместо ориентации на управление физическими объектами); контроль (вместо ответственного хранения); обеспечение подотчётности сейчас, а не через 30 лет; обеспечение аутентичности документов (а не просто обеспечение их сохранности). По мнению Рид, если мы в полной мере не воспримем эти концепции, то рискуем опять скатиться к тому, чтобы стать хранителями «последней надежды», к чьим услугам прибегают, когда нет иного выхода, неотличимыми от прочих поставщиков информации.

В рамках круглого стола, посвященного анализу текущей ситуации, члены панели экспертов Эндрю Во (Andrew Waugh), Крис Херли (Chris Hurley), профессор Сью МакКемиш (Sue McKemmish) и д-р Тим Шеррат (Dr Tim Sherratt) в кратких 15-минутных докладах рассказали о своём видении проблем в текущей практической деятельности. Далее была проведена дискуссия.

Крис Херли в своём выступлении остановился на вопросе о том, являются ли наши нынешние трудности чем-то новым, и предположил, что это не так. С его точки зрения, мы всё пытаемся найти одно-единственное решение проблемы, которой присущи разнообразие и сложность. Шагами в правильном направлении стали работы Апворда (Upward), проект SPIRT и т.д., - однако попытки закрепить жесткий набор требований к управлению документами, примером которых являются спецификации типа ICA-Req (ныне утвержденные в качестве международного стандарта ISO 16175 – Н.Х.) отклонятюся слишком далеко от ключевых элементов, обеспечивающих хорошее управление документами, из-за того, что пытаются удовлетворить слишком много других требований, и не являются поэтому жизнеспособными.

Презентация доклада Криса Херли «Пересмотр архивных методов 2012 – Одинаково ли мы понимаем, в чем проблемы?» (Re-inventing archival methods 2012 - Do we agree on what the problems are?) доступна по адресу: http://recordkeepingroundtable.files.wordpress.com/2012/12/day-1-hurley-re-inventing-archival-methods-2012.pptx

(Продолжение следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/ii.html )

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник:  сайт Recordkeeping Roundtable
http://recordkeepingroundtable.org/2012/12/14/reinventing-archival-methods-report-whats-next/

Подготовка разъяснений Роскомнадзора по вопросам обработки персональных данных работников: Маленький шаг для экспертов, но большой шаг для регулятора


Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 декабря 2012 года опубликовала у себя на сайте разъяснения по вопросам, касающихся обработки персональных данных работников, соискателей на замещение вакантных должностей, а также лиц, находящихся в кадровом резерве.

Уникальность этого события заключается в том, что разъяснения подготовлены Роскомнадзором по результатам совместного обсуждения с представителями экспертного сообщества: А.В.Лукацким, М.Ю.Емельянниковым, А.Н.Волковым и А.В.Токаренко.

Один из участников этой рабочей группы Алексей Лукацкий так оценил результаты  проделанной работы: «Первый шаг сделан. Будем продолжать. С нашей стороны запал еще есть; со стороны РКН, думаю, тоже.» (см.: http://lukatsky.blogspot.ru/2012/12/blog-post_17.html ).

Михаил Емельянов в посте на своем блоге отметил, что, с его точки зрения, важным является то, что «регулятор фактически впервые предложил создать документ по весьма модной, но на практике редко используемой схеме частно-государственного партнерства» (см.: http://emeliyannikov.blogspot.ru/2012/12/blog-post_17.html ):
Схема работы серьезно отличается от краудсорсинга, который при подготовке последних документов активно используется ФСБ и особенно ФСТЭК. Не запрос мнения по заранее подготовленному проекту, отзывы на который куда-то падают и потом неведомым образом трансформируются или не трансформируются в редакцию документа (я вовсе не отрицаю возможную продуктивность использования такой схемы, просто констатирую факт), а попытка совместного поиска решения с конкретными людьми вплоть до достижения некоего компромисса, фиксируемого документально. Компромисса, поскольку взгляды двух и более людей совпадать не могут, и они должны договориться, отстаивая принципиальное и соглашаясь с тем, что таковым не является, для достижения делаемого результата.

Надо признать, что позиция Романа Валерьевича Шередина (зам. руководителя Роскомнадзора – Н.Х.), инициатора этого проекта, была абсолютно беспроигрышной. Критикуете, предлагаете, да еще публично? Отлично! Давайте вместе найдем решение и застолбим его, как позицию регулятора. Отказаться от такого предложения – признаться в собственном неконструктивизме. Впряглись. Появившаяся публикация должна быть первой ласточкой. Впереди еще очень много, требующего прояснения, для чего надо найти внятное и, главное, выполнимое на практике, решение – биометрия с фотографиями и их копиями разного качества, спецкатегории, оферты как формы договоров с субъектами персданных и т.д. и т.п. Надеюсь, идущие дорогу все-таки осилят.
Ещё один участник работы Алексей Волков в своем блоге написал, что «несмотря на то, что компромисс иногда давался нелегко - работа велась конструктивно, и это еще один хороший знак изменения позиции органа государственной власти с «истины в последней инстанции» на «конструктивную обратную связь ради общего дела». Я очень надеюсь на то, что эта практика будет продолжена, и одним разъяснением мы не ограничимся» (см.: http://anvolkov.blogspot.ru/2012/12/blog-post_16.html ).

Само содержание рекомендаций заслуживает отдельного поста (возможно и не одного). Однако в первую очередь хочется поздравить экспертов и других участников проекта с этим событием. Возможно, это маленький шаг для них самих, но какой большой шаг для регулятора!

Мне кажется, что подобный опыт можно было бы применить и в других отраслях, где требуется совместное обсуждение и выработка общей позиции по спорным моментам нашего современного законодательства.

Ещё несколько интересных моментов Алексей Лукацкий осветил в комментариях к своему посту:
 «Привлекались те, кто постоянно и публично критиковал РКН. Но не все. Задачи привлечь всех не было, хотя такой вопрос поднимался изначально. Больше 7 человек - это группа нерабочая. Мы исходили из того, что нужен результат, а не постоянные терки друг с другом, кто прав, а кто нет. И у нас среди 5-6 человек таких терок было немало. При увеличении числа экспертов ситуация становится неуправляемой.» ( http://www.blogger.com/profile/08434361034703403028 )
Коллеги, обсуждая данное неординарное событие на блоге Алексея Лукацкого, совершенно правильно отметили, что подготовленному Роскомнадзором документу следует придать юридическую силу, для чего он должен превратиться в нормативно-правовой документ и пройти регистрацию в Минюсте. Однако перед этим, как мне кажется, стоило бы провести его публичное обсуждение (точнее, попросить всех желающих направить свои замечания, с целью уточнения тех или иных спорных моментов). Тогда и более широкое профессиональное сообщество могло бы внести свой вклад в улучшение качества этого документа.

А рабочую группу хочется поздравить с Новым Годом, и пожелать ей в год мудрой  Змеи успешно продолжить свой нелегкий, но полезный для всех труд!

Источник: Сайт Роскомнадзора; блоги Алексея Лукацкого, Алексея Волкова и Михаила Емельянова
http://www.rsoc.ru/news/rsoc/news17877.htm
http://emeliyannikov.blogspot.ru/2012/12/blog-post_17.html
http://lukatsky.blogspot.ru/2012/12/blog-post_17.html
http://anvolkov.blogspot.ru/2012/12/blog-post_16.html

четверг, 27 декабря 2012 г.

Международный совет архивов: Выложен ежегодный отчет за 2011 год


21 декабря 2012 года Международный совет архивов выложил на своем сайте свой ежегодный отчет за 2011 год. Документ доступен по адресу http://www.ica.org/download.php?id=2655 (англ.) или http://www.ica.org/download.php?id=2656 (фр.).

В отчете достаточно красочно описана деятельность МСА в 2011 году.

В финансовом разделе можно найти интересные цифры, отражающие деятельность МСА. На 2011 год в МСА было зарегистрировано 1476 членов. Их членские взносы составили в сумме 800 тыс. евро (из общей доходной части бюджета в 1 млн. 300 тыс. евро). Годовые расходы составили чуть более миллиона евро.

Интересно, что в период 2010-2011 годов общая численность членов МСА увеличилась, в первую очередь благодаря пополнению числа членов категорий B (ассоциации) и D (индивидуальные члены). В то же время численность членов категории C (учреждения и компании) несколько сократилась.

Две трети членов МСА из Европы. Более-менее равномерно континенты представлены лишь в категории A (национальные архивы). Особенно сильно Европа преобладает в категории С.

Источник: сайт Международного совета архивов
http://www.ica.org/13940/secretariat-news-and-events/ica-annual-report-2012.html 

Международный совет архивов: Объявлены место и дата первой ежегодной конференции


В новости, которую на форуме Международного совета архивов (МСА) прислала Инна Туре (Inna Touré), говорится:
«МСА с радостью объявляет о том, что первую в своей истории ежегодную конференцию он проведёт в Брюсселе с 20 по 24 ноября 2013 года, в партнерстве с Национальными архивами Бельгии.

Три дня с 20 по 22 ноября будут в основном посвящены вопросам управления МСА, его стратегии и прочим деловым встречам, в то время, как профессиональная конференция пройдёт в субботу 23 и воскресенье 24 ноября. Хотя название конференции пока что уточняется, основное внимание на ней будет уделено вопросам прозрачности и доступа к информации.

Дополнительная информация будет опубликована на сайте МСА в январе.»
Это, безусловно, радостная новость, поскольку несколько ранее , 6 ноября 2012 года, на сайте МСА появилось сообщение ( см. http://www.ica.org/13796/annual-conference-news/ica-annual-conference-2013.html ) о том, что страна, первоначально согласившаяся провести конференцию, в июле 2012 года отозвала своё приглашение «ввиду резкого ухудшения экономической ситуации». Были сомнения в том, что за оставшееся время потенциальному организатору трудно будет найти необходимое финансирование на проведение 5-дневного мероприятия, поэтому обсуждался вариант сокращения продолжительности конференции до трёх дней.

Источник: рассылка МСА / сайт МСА
http://www.ica.org/13796/annual-conference-news/ica-annual-conference-2013.html

Судебная практика: Идентификационный номер налогоплательщика не может быть уничтожен по его требованию


Идентификационный номер налогоплательщика с самого момента его появления вызывал и вызывает немало споров. На этот раз гражданка хотела добиться от налоговых органов уничтожения присвоенного ей ранее идентификационного номера налогоплательщика (ИНН).

Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга оценивал аргументы сторон в апреле 2012 года.

Суть спора

Гражданка С. на основании поданного ею заявления была поставлена на учет в налоговом органе 30 ноября 2006 года, ей было выдано соответствующее свидетельство и присвоен идентификационный номер налогоплательщика.

Позднее С. обратилась в Управление Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу (УФНС) и в межрайонную налоговую инспекцию МИФНС № 7 по Санкт-Петербургу с заявлением об уничтожении присвоенного ей идентификационного номера налогоплательщика, на которое получила отказ. Считая действия налоговых органов незаконными, С. просила суд обязать их уничтожить присвоенный ей ИНН.

Позиция Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга

Суд отметил, что в соответствии с подпунктом 3 п.1 ст. 32 Налогового Кодекса, налоговые органы обязаны вести в установленном порядке учет организаций и физических лиц. В целях налогового контроля, составной частью которого является учет налогоплательщиков, физические лица, не относящиеся к индивидуальным предпринимателям, подлежат постановке на учет в налоговых органах по месту жительства на основании заявления о постановке на учет, а также без такого заявления на основе информации, предоставляемой уполномоченными на то законом органами; - при этом налоговый орган обязан незамедлительно уведомить физическое лицо о постановке его на учет, с указанием присвоенного ему идентификационного номера налогоплательщика.

Идентификационный номер налогоплательщика - физического лица представляет собой цифровой код, состоящий из двенадцати последовательных цифр, характеризующих слева направо код налогового органа, который присвоил идентификационный номер налогоплательщика, порядковый номер и контрольное число, рассчитанное по специальному алгоритму.

Суд сослался на ряд решений судов высших инстанций, которые рассматривали на протяжении более чем дести лет вопрос о правомочности использования ИНН физических лиц:
  • Решением Верховного Суда Российской Федерации от 30.05.2000 года по делу № ГКПИ00-402 было признано, что установленный порядок присвоения физическому лицу идентификационного номера налогоплательщика не является вторжением в частную жизнь, и что правило о присвоении налоговым органом физическому лицу идентификационного номера налогоплательщика при учете сведений о нем не противоречит Налоговому кодексу.

  • Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 10.07.2003 года № 287-О, вынесенном по жалобам ряда граждан, указал на отсутствие оснований утверждать, что абзац первый пункта 7 статьи 84 Налогового кодекса нарушает свободу совести и вероисповедания (предусмотренную ст.28 Конституции РФ), запрет собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия (статья 24, часть 1 Конституции РФ).

  • В определении Верховного Суда Российской Федерации от 01.03.2006 года по делу № 13В05-13 было указано, что идентификационный номер налогоплательщика по своему предназначению, определенному на уровне федерального закона, подлежит использованию наряду с другими сведениями о налогоплательщике исключительно в целях налогового учета и не заменяет имя человека; а наличие в нем некоего числа, могущего затрагивать религиозные чувства налогоплательщика, может носить случайный характер.

  • В определении Верховного Суда Российской Федерации от 01.03.2006 года по делу № 13В05-13 было указано, что в тех случаях, когда в идентификационном номере, присвоенном налогоплательщику, окажется некое число, затрагивающее его религиозные чувства, налогоплательщик не лишен возможности поставить перед налоговым органом вопрос об изменении идентификационного номера, чему нормы Налогового кодекса не препятствуют.
Суд пришел к выводу о том, что налоговым органом не было допущено нарушений при постановке С. на учет с присвоением ей ИНН, и, следовательно, основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.  Решением суда в удовлетворении исковых требований С. было отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в августе 2012 года согласилась с выводами суда первой инстанции и оставила решение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Источник: Кадис
http://www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=66076

среда, 26 декабря 2012 г.

Великобритания: Вручены награды за достижения в области электронной сохранности


Данный пресс-релиз был опубликован на сайте влиятельной британской Коалиции по электронной сохранности (Digital Preservation Coalition, DPC) 3 декабря 2012 года под заголовком «Сохраняя наследие цифрового десятилетия: DPC наградило организации, помогающие сохранять наше электронное наследие» (Saving the digital decade: DPC rewards organizations helping to safeguard our digital memory).

3 декабря 2012 года на престижной церемонии Коалиция по электронной сохранности (DPC) отметила свое десятилетие тем, что воздала должное тем проектам и отдельным лицам со всего мира, которые внесли выдающийся вклад в обеспечение сохранности электронных ресурсов для будущих поколений.

В этом году на церемонии вручения премий Коалиции, которое прошла в лондонском выставочном центре Wellcome Collection ( http://www.wellcomecollection.org ), нашли своих хозяев три награды:
  • Премия в честь десятилетия DPC за выдающийся вклад в области электронной сохранности,

  • Премия DPC в области обучения и распространения знаний,

  • Премия DPC за научные исследования и инновации.
За свой исключительный вклад в обеспечение долговременной сохранности электронных коллекций их получили три организации:
  • Вычислительный центр Лондонского университета (University of London Computer Centre) за свою новаторскую и ставшую популярной «Программу обучения по вопросам обеспечения долговременной сохранности электронных материалов» (Digital Preservation Training Programme, DPTP);

  • Проект PLANETS за разработку передовых инновационных технологий, а также

  • Археологическая информационная служба (Archaeology Data Service) университета г. Йорк за выдающиеся работы по обеспечению сохранности ценных, но уязвимых данных научных исследований.
Финалисты премий DPC 2012 года

Премию в области обучения и распространения знаний руководитель Национальных Архивов Великобритании Оливер Морли (Oliver Morley) вручил небольшой группе специалистов Вычислительного центра Лондонского университета, которые создали  «Программу обучения по вопросам обеспечения долговременной сохранности электронных материалов» - вводный курс начального уровня, развивающий критическое мышление в отношении вопросов обеспечения электронной сохранности. Курс продуман таким образом, чтобы помочь всем, кто работает в области управления информацией, понять эффективные подходы к  решению проблем электронной сохранности. Он позволяет слушателям оценить модели и примеры в контексте своих собственных организаций.

Премию за научные исследования и инновации руководитель британского Объединенного комитета по информационным системам (Joint Information Systems Committee, JISC) Мартин Хэрроу (Martyn Harrow) вручил проекту «Планеты» (PLANETS). В рамках этого проекта, с целью создать практичные сервисы и инструменты, способствующие обеспечению долговременного доступа к электронным культурным и научным активам, объединили свои усилия учреждения, занимающиеся сохранением культурно-исторического наследия, малые предприятия, ведущие поставщики технологий и научно-исследовательские учреждения со всей Европы. Был создан некоммерческий Фонд «Открытые планеты» (Open Planets Foundation), задачей которого является предоставление сообществу специалистов в области электронной сохранности соответствующих сервисов, а также обеспечения постоянной поддержки и устойчивого  будущего для созданного в рамках проекта программного обеспечения с открытым кодом. Проект PLANETS способствовал выходу дисциплины электронной сохранности на новый уровень и навсегда изменил ландшафт этой сферы деятельности, перенеся основное внимание на практичные и жизнеспособные решения, которые основательно поддерживаются научными исследованиями, ориентированными на практические потребности.

Наиболее престижная награда – премия в честь десятилетия Коалиции DPC, отмечающая её юбилей, -  была вручена за выдающийся вклад в области электронной сохранности в течение десятилетия существования Коалиции. Международный конкурс за эту награду был очень напряжённым, и после кропотливой оценки экспертами были отобраны финалисты из Нью-Йорка, Вашингтона и Лондона. Победителем, получившим приз из рук дамы Линн Бриндли (Dame Lynne Brindley), была объявлена Археологическая информационная служба  университета г. Йорк. Данная служба была создана и успешно развивалась на основе инновационной бизнес-модели, которая позволила ей обеспечить сохранность чрезвычайно широкого спектра данных, обеспечивая при этом свободный доступ к данным для всех желающих. В результате обеспечивается долговременная сохранность данных, которые в противном случае были бы быстро утрачены или морально устарели, и у Службы уже имеется внушительный послужной список научных исследований и инноваций.

Исполнительный директор Коалиции DPC Уильям Килбрайд (William Kilbride) отметил в своём выступлении: «Эти награды очень важны в плане привлечения внимания к творческим решениям, разработанным в интересах обеспечения электронной сохранности, которое имеет сейчас чрезвычайно важное значение. Мы знаем, что в значительной степени экономика, промышленность, научные исследования, государственное управление и общественная жизнь зависят от возможностей, создаваемых информационными технологиями, однако быстрое устаревание технологий означает, что данные также оказываются поразительно хрупкими. Мы - первое поколение, которому приходится думать о сохранении и передаче потомкам электронного наследия, поэтому мы должны действовать быстро, чтобы развить те навыки и методы, которые обеспечат защищённость нашего наследия».

Вклад девяти других выдающихся финалистов был также отмечен в ходе церемонии, которую вёл Ричард Овенден (Richard Ovenden), председатель Коалиции и заместитель директора одной из ведущих в мире организаций, сохраняющих культурно-историческое наследие -  Бодлеанской библиотеки Оксфордского университета (Bodleian Libraries). Это одна из многих организаций, присоединившихся к Коалиция по электронной сохранности, чтобы помочь развивать новые навыки, необходимые для сохранения их растущих электронных коллекций.

Каждый по своему, как лауреаты наград, так и финалисты конкурса продемонстрировали творческий подход, результаты которого не только заслуживают большей известности и высоких оценок, но и будут иметь важнейшее значение для дальнейшего использования высокоценных данных.

Источники: сайты Digital Preservation Coalition (DPC) / Tessella
http://www.dpconline.org/newsroom/latest-news/945-saving-the-digital-decade-dpc-recognizes-major-accomplishments-to-safeguard-our-digital-memory
http://www.digital-preservation.com/press-release-outstanding-contributions-to-digital-preservation-recognised/  (фото)

Методы сбора мнений граждан об эффективности деятельности руководителей территориальных органов ФОИВ и возможные последствия их применения


Уже упоминавшиеся мною в предыдущих постах «Правила оценки гражданами эффективности деятельности руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (их структурных подразделений) с учетом качества предоставления ими государственных услуг, а также применения результатов указанной оценки как основания для принятия решений о досрочном прекращении исполнения соответствующими руководителями своих должностных обязанностей», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. № 1284, предусматривают, что оценка эффективности деятельности руководителей, сформированная по результатам анализа мнений граждан о качестве предоставления государственных услуг, подлежит включению в число показателей эффективности и результативности профессиональной служебной деятельности руководителей, ответственных за предоставление соответствующих государственных услуг, установленных в должностных регламентах руководителей (п.5).

Мнение гражданина о качестве предоставления государственных услуг выявляется посредством использования (п.6):
  • «устройств подвижной радиотелефонной связи» (интересно, авторы документа и в жизни так называют свои мобильники и смартфоны? – Н.Х.);

  • терминальных устройств, интегрированных с электронной системой управления очередью;

  • информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
Эти мнения граждан обобщаются и анализируются с использованием автоматизированной информационной системы (АИС) «Информационно-аналитическая система мониторинга качества государственных услуг» (п.7).

В целях выявления мнения гражданина с использованием устройств подвижной радиотелефонной связи (п.8):
  • Федеральный орган исполнительной власти, предоставивший государственные услуги, или многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг, принявший заявление о предоставлении государственных услуг, передает контактные данные, необходимые для выявления мнения гражданина о качестве предоставления государственных услуг, оператору АИС «Федеральный телефонный центр сбора мнений граждан о качестве государственных услуг»;

  • Гражданину после получения им государственных услуг федеральным телефонным центром направляется «короткое текстовое сообщение» (это, если кто не догадался, официально наименование для СМС-сообщения – Н.Х.) с предложением оценить качество предоставления государственных услуг;

  • Гражданин сообщает свое мнение посредством направления ответного короткого текстового сообщения на номер, определенный оператором федерального телефонного центра;

  • Направление короткого телефонного сообщения является для гражданина бесплатным;

  • Сотрудник федерального телефонного центра может перезвонить гражданину и провести опрос по всем критериям;

  • Результаты оценки направляются федеральным телефонным центром в информационную систему мониторинга государственных услуг.
Мой комментарий: Интересно, а почему не предусмотрено получение с каждого гражданина согласия на передачу их персональных данных на обработку третьему лицу? Как быть, если гражданин не хочет, чтобы к нему приставали с опросами?

В целях выявления мнения гражданина с использованием терминальных устройств, интегрированных с электронной системой управления очередью (п.9. – мне кажется, авторы могли бы рискнуть и назвать эти устройства для краткости «инфоматами» - Н.Х.):
  • Гражданину (до получения государственных услуг) предлагается воспользоваться указанным терминальным устройством для получения номера очереди на обслуживание сотрудником, осуществляющим прием заявлений и (или) выдачу результатов предоставления государственных услуг;

  • После получения государственных услуг гражданину должно быть предложено повторно воспользоваться указанным терминальным устройством и (с указанием его номера очереди на обслуживание) оценить качество предоставления государственных услуг по критериям, определенным пунктом 3 настоящих Правил;

  • Информационная система федерального органа исполнительной власти или многофункционального центра предоставления государственных и муниципальных услуг, обеспечивающая предоставление государственных услуг и (или) электронное управление очередью, представляет результаты оценки в информационную систему мониторинга государственных услуг.
Мой комментарий: Определить номера очереди других посетителей обычно труда не представляет, что открывает интересные возможности для «троллей».

В целях выявления мнения гражданина с использованием сети «Интернет» (п.10):
  • Сотрудник, предоставивший гражданину результаты государственных услуг, обязан проинформировать его о возможности оценить качество предоставления государственных услуг с использованием сети «Интернет»;

  • Гражданин вправе оценить качество предоставления услуг посредством опросного модуля информационной системы мониторинга государственных услуг, который размещается на официальных сайтах федеральных органов исполнительной власти, на портале информационной системы мониторинга государственных услуг в сети «Интернет», а также в личном кабинете единого портала государственных и муниципальных услуг;

  • Опросный модуль информационной системы мониторинга государственных услуг должен обеспечивать возможность оценки гражданином качества предоставления государственных услуг.
На основании поступивших в информационную систему данных ежеквартально формируется сводная оценка по каждому территориальному органу федерального органа исполнительной власти (п.11). Эти сводные оценки направляются оператором информационной системы мониторинга: государственных услуг
  • В соответствующие федеральные органы исполнительной власти для их рассмотрения и анализа в структурных подразделениях центральных аппаратов указанных органов, ответственных за контроль качества предоставления государственных услуг;

  • В высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации (в части сводных оценок территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (их структурных подразделений), действующих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации).
Подразделение, ответственное за контроль качества предоставления государственных услуг, ежегодно на основании данных сводных оценок формирует ежегодную оценку гражданами эффективности деятельности руководителей (п.12).

В случае если значение показателя ежегодной оценки составляет менее 70 процентов значения, предусмотренного должностным регламентом, либо менее 70 процентов значения, достигнутого в предшествующем году, в отношении руководителя инициируется проведение служебной проверки, за исключением случая, если руководитель находится на замещаемой должности менее одного года (п.13).

При этом не учитываются значения показателей, поступившие через интернет с использованием опросного модуля. Эти показатели используются только подразделениями, ответственными за контроль качества предоставления государственных услуг, и руководителями в целях повышения качества предоставления государственных услуг.

В случае, если в результате проведения служебной проверки был подтвержден факт неисполнения или ненадлежащего исполнения руководителем по его вине возложенных на него служебных обязанностей либо положений должностного регламента, повлекший за собой снижение оценки гражданами эффективности деятельности руководителя, к нему применяются меры дисциплинарного взыскания (п.14).

Мой комментарий: Нет, я все-таки не понимаю, зачем вдобавок к системе регистрации и обработки жалоб создавать еще и этого монстра. Не пора ли провести проверку эффективности деятельности тех, кто придумывает все эти дорогостоящие «игрушки», требуя всё новых и новых ещё до того, как успел наиграться со старыми?

Источник: Сайт Правительства Российской Федерации
http://правительство.рф/media/2012/12/17/53979/file/1284_pril.doc