понедельник, 28 февраля 2011 г.

Германия: Конец «Концепции DOMEA»?

Продолжая разговор о судьбе «Концепции DOMEA» (см. http://rusrim.blogspot.com/2011/01/2011-domea.html ), предлагаю вниманию читателей пост (с сокращениями), который 24 февраля 2011 года опубликовал на своем блоге известный немецкий специалист д-р Ульрих Кампфмайер (Dr. Ulrich Kampffmeyer - на фото).

Уже довольно долго обсуждался вопрос о том, будет ли дальше развиваться концепция DOMEA 2.0. При этом снова и снова поднималась тема электронных дел (elektronische Akte). Однако в сфере сертификации, равно как и во внедрении концепции, должного прогресса не наблюдалось. Похоже, что судьба DOMEA предрешена. Это, однако, не означает, что другие «стандарты» (как, например. MoReq) или продукты (например, Favorite) автоматически возьмут верх.

Недавно принятая государственная программа «Комплексное и прозрачное управление» (Vernetzte und transparente Verwaltung, http://www.bmi.bund.de/... )  предусматривает разработку новой концепции, и тем самым DOMEA официально «списывается в дело».

Будет ли новая концепция проще? Естественно, она будет учитывать новые технологии: «2.0», социальный бизнес (деятельность некоммерческих организаций, направленная на достижение социальных целей, см. http://en.wikipedia.org/wiki/Social_business - Н.Х.), Sharepoint. Вопрос заключается в том, в какой мере удастся сократить накладные расходы процессов обработки транзакций – к тому же, без организационных преобразований и изменений в нормативной базе упростить управление невозможно. Можно ли вообще реализовать новую концепцию без последовательной реформы государственного управления?

Наибольший интерес представляют следующие пункты этой программы:
  • Электронное управление (E-Verwaltung). Новые информационно-коммуникативные технологии влияют на процессы обработки, а также на помещение в дела и архивацию соответствующих документов. Новая организационная концепция электронного государственного управления учитывает эти изменения. Она заменяет разработанную ранее федеральным министерством внутренних дел концепцию DOMEA.

  • Упрощение обмена данными (Prozessdatenbeschleuniger). Целью является развитие методов и открытых стандартов в рамках архитектуры межпроцессного взаимодействия, с целью упрощения обмена данными между деловыми организациями и государственными органами. Запланированные меры должны содействовать внедрению более совершенных, независящих от вида носителей процессов обмена данными.

  • Управление процессами (Prozessmanagement).
С «критическим по отношению к DOMEA-2.0» приветом,
Ульрих Кампфмайер (Ulrich Kampffmeyer)

Источник: блог группы по управлению информацией и документами на сайте Xing
https://www.xing.com/net/informationlifecyclemanagement/market-trends-fairs-congresses-546/de-domea-am-ende-35569636

Арбитражная практика: Правильные действия организации и их грамотное документирование позволили вернуть деньги

Судебные споры по искам, связанных с выяснением отношений между банками и их клиентами по поводу неправомочного списания денежных средств со счетов организаций, при использовании теми систем «клиент-банк» или «интернет-банкинг» (за этой формулировкой часто скрывается хищение денег путем несанкционированного использования этих систем), как правило, заканчиваются в пользу банка.

Очень редко организациям удается доказать вину банка. Тем более интересно посмотреть, какие действия организации позволили ей отстоять свои интересы в арбитражном суде, и какие действия банка привели к тому, что с него взыскали понесенные клиентом убытки. Такое решение по делу № А65-31807/2009СГ1-10 было принято 25 января 2011 года Арбитражным судом Республики Татарстан.

Суть спора

ЗАО «Поволжский региональный институт комплексного проектирования» с января 2008 года использовало систему «Клиент-Сбербанк» для проведения своих платежей.

29 августа 2008 года (это была пятница, к тому же предпраздничный день - 30 августа отмечается День Республики Татарстан – Н.Х.) по системе «Клиент-Сбербанк» в 15 час. 15 мин. банком было принято платежное поручение о перечислении суммы 1 миллион 620 тысяч руб. со счета организации в адрес получателя ООО «Паренит», в Московский банк ООО «СБ Банк». Поскольку в предпраздничный день банк закончил проведение платежей в 14 час. 00 мин, то фактическое списание суммы произошло 2 сентября 2008 г. (в понедельник).

В понедельник организации решила отозвать ошибочно проведенный платеж, и предприняла для этого ряд действий:
  • по факсимильной связи в 12 час. 30 мин. было направлено письмо о возврате ошибочно проведенного платежа;

  • в 14 час. 15 мин., сразу после окончания обеденного перерыва, в банк было прислано с нарочным уведомление аналогичного содержания,  подписанное руководителем организации.
Банком деньги, однако, все равно были переведены. Организация сочла действия банка неправомочными и обратилась в суд

Позиция суда

Суд начал с изучения положений договора, заключенного между банком и организацией, согласно которому клиент банка имеет право отозвать ранее переданный электронный расчетный документ, при условии, что банк к моменту получения уведомления клиента не произвел списание со счета клиента денежных средств.

Для принятия решения суду пришлось чуть ли не по секундам проследить все операции со спорным платежным поручением, устанавливая не только время их проведения, но и факт сохранения банком полного контроля на денежными средствами клиента после каждой такой операции, и, соответственно, возможности отменить списание денег со счета. Это делалось для того, чтобы точно установить момент времени, до которого банк был в состоянии выполнить требование клиента об отзыве платежного поручения.

Суду также потребовалось определить, что понимается под «списанием денежных средств со счета клиента». Суд отметил, что, заключая договор, стороны исходили из того, что клиент вправе отозвать платеж до того момента, пока у банка есть возможность исполнить это требование. Поэтому неисполнение банком уведомления клиента об отзыве платежного документа в случае, когда банк имел возможность его выполнить, недопустимо.

Банк пытался доказать, что денежные средства были списаны со счета истца до 09 час. 30 мин. 2 сентября 2008 г., однако суд счел, что это  не соответствуют материалам дела.

Для выяснения обстоятельств дела, судом были использованы данные из АСУ «София-ВМС» банка, из которых следовало, что платежное поручение было загружено в АС «София-ВМС» не ранее 10 час. 23 мин. 2 сентября 2008 г., а через 0,05 сек после поступления документа в систему счет истца уменьшился на сумму платежа (однако деньги из банка при этом ещё не ушли). Комментируя данное обстоятельство, суд подчеркнул, что если под «списанием со счета» понимать именно это событие, то в обычных условиях, когда платежные поручения сразу идут в обработку, клиент за столь короткий срок  не имеет реальной возможности отозвать платеж.

Суд установил момент времени, когда банк утратил контроль над денежными средствами клиента, – именно его суд счел временем реального списания денег со счета. Согласно выписке из лицевого счета, списание спорной суммы было произведено 2 сентября 2008 г. в 13 часов 43 минуты, а не в 9 часов 30 минут, как утверждал банк.

На основании распечатки из АС "София-ВМС" и пояснений сотрудника банка, суд установил, что  платежное поручение после обработки в подсистеме «Межбанковские Расчеты» было направлено в Расчетный центр Волго-Вятского Банка. Подтверждение о принятии (корректности) документа было получено в 14 часов 18 минут 55 секунд.

Региональный центр информатизации Национального банка Республики Татарстан подтвердил, что платежное поручение  поступило на обработку 2 сентября 2008 г. в 13 час. 41 мин. 20 сек. по московскому времени, и было исполнено (то есть произошло списание денежных средств с корреспондентского счета банка-плательщика) в 13 час. 43 мин. 12 сек по московскому времени.

На основании этих фактов суд сделал вывод о том, что  право клиента отозвать платеж сохранялось до того момента, пока банк сохранял контроль над денежными средствами клиента, т.е. до 14 часов 18 минут 55 секунд. Клиент же сообщил об отзыве платежа факсом в 12 час. 30 мин., нарочным в 14 час.15 мин.

На этом основании суд сделал вывод о том, что списание денежных средств произведено банком уже после получения от организации факсимильного сообщения.

В итоге Арбитражный суд Республики Татарстан взыскал со Сберегательного банка РФ в пользу ЗАО «Поволжский региональный институт комплексного проектирования» 1,62 миллиона рублей убытков. Данное решение может быть обжаловано в апелляционном суде, и, возможно, последует не менее интересное продолжение.

Источник: Сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

воскресенье, 27 февраля 2011 г.

ФСФР дала рекомендации по разработке нормативной базы для исполнения требований закона об инсайдерстве

Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) опубликовала информационное письмо от 27 января 2011 года «О мерах по реализации Федерального закона от 27.07.2010 N 224-ФЗ “О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”». В письме ФСФР изложила свою точку зрения на состав документации, которая должна быть создана в организациях, подпадающих под действие этого закона.

По мнению ФСФР,
  • порядок доступа к инсайдерской информации,

  • правила охраны ее конфиденциальности и контроля за соблюдением требований Закона об инсайдерской информации,

  • порядок утверждения перечня инсайдерской информации и ее раскрытия,

  • назначение ответственного за эту работу структурного подразделения или должностного лица
должны определяться и осуществляться организациями в соответствии со своими уставами, учредительными документами или иными внутренними документами. Хочу обратить внимание, что данные требования уже вступили в силу!

Кроме того, внутренними документами организатора торговли на финансовых рынках должны определяться:
  • порядок утверждения организаторами торговли на финансовых рынках правил предотвращения, выявления и пресечения случаев неправомерного использования инсайдерской информации, а также

  • признаки неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком.
У организаторов торгов ещё есть время на разработку необходимых нормативных актов, поскольку эти положения закона вступают в силу с 31 июля 2011 г.

ФСФР РФ также указала, что с 31 июля 2011 г., организации обязаны:
  • вести список инсайдеров;

  • уведомлять лиц, включенных в список инсайдеров, об их включении в такой список и исключении из него, а также информировать указанных лиц о соответствующих требованиях закона;

  • передавать список инсайдеров организаторам торговли, через которых совершаются операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товаром;

  • утвердить и раскрывать перечни инсайдерской информации на своих официальных сайтах в сети Интернет.
Времени на организацию на разработку и составление требуемой документации, учитывая её количество и трудоемкость этой работы, осталось не так уж много.

Источник: Консультан+
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=109805

суббота, 26 февраля 2011 г.

США: Национальный институт стандартов и технологий выпустил глоссарий терминов по информационной безопасности

Американский Национальный институт стандартов и технологий (National Institute of Standards and Technology, NIST) опубликовал на днях «Глоссарий ключевых терминов в области информационной безопасности» (NIST IR 7298 “Glossary of Key Information Security Terms”, Revision 1, http://csrc.nist.gov/publications/nistir/ir7298-rev1/nistir-7298-revision1.pdf ) под редакцией Ричарда Кисселя (Richard Kissel).

Как пишут авторы в предисловии к этому фундаментальному 211-страничному труду, данная публикация стала ответом на многочисленные просьбы практиков подготовить сводный глоссарий терминов, используемых в публикациях NIST и в других соответствующих источниках. В глоссарий вошли термины из федеральных стандартов обработки информации (NIST Federal Information Processing Standards, FIPS), специальных публикаций NIST серии 800, межведомственных отчетов NIST (NIST Interagency Report,  NISTIR), и из Инструкции 4009 Комитета по информационным системам, связанным с обеспечением национальной безопасности (Committee for National Security Systems, CNSSI).

В каждой словарной статье даны ссылки на соответствующие публикации NIST и/или на инструкцию CNSSI-4009, а также, где это уместно, на дополнительные источники. В конце документа отдельно приведен список дополнительной (выпущенной не NIST) литературы. Поскольку NIST регулярно обновляет свои публикации, в глоссарий включены определения терминов из наиболее свежих публикаций (на момент составления глоссария). В дальнейшем планируется регулярно актуализировать глоссарий, и новые версии будут выкладываться на сайте Центра доступа к ресурсам по компьютерной безопасности, который находится по адресу  http://csrc.nist.gov/

Источник: сайт NIST
http://csrc.nist.gov/news_events/index.html#feb17
http://csrc.nist.gov/publications/PubsNISTIRs.html#NIST-IR-7298

пятница, 25 февраля 2011 г.

Сегодня на заседании Государственной думы планируется рассмотреть во втором чтении проект закона «Об электронной подписи»

25 февраля 2011 года на заседание Государственной Думы будут рассмотрены во втором чтении следующие законопроекты:
  • Законопроект № 305592-5 «Об электронной подписи»

  • Законопроект № 305604-5  «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электронной подписи».
С текстами законопроектов можно ознакомиться на сайте Государственной Думы:
http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=305592-5&02
http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=305604-5&02

Отчет Исследовательской службы Конгресса США о проблемах программы «открытого правительства»

Статья ведущего аналитика компании Gartner Андреа ди Майо, озаглавленная «US Congressional Report Challenges Open Government: It Was About Time», была опубликована на блоге компании 17 февраля 2011 года.

Те, кто читал моих предыдущие заметки по поводу инициативы «открытого правительства» в федеральном правительстве США (см. для начала http://rusrim.blogspot.com/2011/01/blog-post_2761.html и http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2009/12/08/us-open-government-directive-is-disappointing/ ) знают, что я критически отношусь к способу реализации этой инициативы. Директива об «открытом правительстве» (см. http://rusrim.blogspot.com/2010/01/blog-post_15.html - Н.Х.) превратила этот процесс в упражнение, ориентированное не на получение реальной отдачи, а на исполнение «спущенных» сверху указаний. В директиве был сделан слишком большой упор на публикацию наборов данных в целях обеспечения прозрачности, а также на создание возможностей для вовлечения внешних лиц и организаций, но при этом не был поставлен фундаментальный вопрос о том, для решения каких задач все это нужно, и о целевой аудитории.

В опубликованном в конце января докладе Исследовательской службы Конгресса США «Инициатива открытого правительства Президента: Вопросы, на которые следует обратить внимание Конгрессу» (The Obama Administration’s Open Government Initiative: Issues for Congress, http://www.fas.org/sgp/crs/secrecy/R41361.pdf ) вновь высказаны в точности те же самые сомнения и возражения, о которых я писал в своих предыдущих постах (и эти посты отнюдь не увеличили число моих друзей).

Признавая потенциально положительное воздействие «открытого правительства», отчет также подчеркивает ряд его недостатков:
С другой стороны, Конгресс может обратить внимание на то, что повышение прозрачности и общественного внимания делает федеральное правительство более чувствительным к утечкам конфиденциальных материалов. Кроме того, расширение сотрудничества и участия [в государственном управлении граждан и организаций – Н.Х] может сделать небыстрый в ряде случаев процесс демократического обсуждения и выработки решений ещё более медленным. [Я бы к этому добавила, что избыточная открытость мешает принимать необходимые, но непопулярные решения – Н.Х.] Конгресс может также счесть нужным провести оценку денежных затрат, связанных с реализацией политики открытого правительства.
Что касается наборов и баз данных:
Хотя вложенные в публичном доступе наборы данных могут быть полезны во многих отношениях, неясно, как некоторые из них будут способствовать повышению прозрачности деятельности федерального правительства. [...] этот вид прозрачности не обеспечивает ни Конгрессу, ни общественности существенного понимания того, как федеральное правительство осуществляет свою деятельность и реализует политики. [...] Краудсорсинг (crowdsourcing – здесь использование потенциала общественности и негосударственных организаций в интересах государственного управления – Н.Х.) может способствовать повышению качества данных [в государственных базах данных – Н.Х.] и оперативной деятельности, но только у тех государственных органов, которые делают доступными полезные данные.

Выкладывание этих наборов данных в публичном доступе также предполагает, что у общественности имеются знания, способности и ресурсы для проведения анализа данных, выработки обоснованных идей, и для получения воспроизводимых результатов и проверяемых выводов.
По последнему пункту я уже говорил, что «открытое правительство» в первую очередь выгодно «замечательной» компании традиционно считающихся «подозрительными» лиц (лоббистов, корпораций, неправительственных организаций, политических партий), заинтересованных в этих данных.

Далее в отчете говорится:
Безответственные манипуляции с наборами данных могут позволить определенным группам или отдельным лицам представить необоснованные или же искаженные интерпретации государственных наборов данных, или же прийти к сомнительным выводам.

Кроме того, пользователи этих данных должны будут точно знать, какие именно наборы данных они ищут, особенно при взаимодействии с государственными органами, публикующими сотни тысяч наборов данных.

Вопреки интуитивным представлениям, деятельность государственных органов, выкладывающих в публичном доступе огромное количество наборов данных, может даже стать менее прозрачной, поскольку представители общественности будут не в состоянии определить, какие данные являются важными с точки зрения их потребностей. [...] Подобная публикация данных не обязательно делает их более доступными и полезными. Деятельность правительства не может стать более прозрачной, если общественность не умеет, не способна получить доступ и использовать опубликованные наборы данных.
Я действительно поднимал многие из этих вопросов с самого момента появления инициативы «открытого правительства» (см. http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2009/08/16/listing-the-downsides-of-government-20-any-hints/ ), и предупреждал коллег, работающих в других юрисдикциях, о том, чтобы они не втягивались в соревнование, кто из них опубликует больше наборов данных, создаст больше Facebook-страниц или проведёт больше конкурсов идей.

Что на самом деле мало кому удалось сделать, – а это следовало заложить в директиву, - так это увязать открытость с получением отдачи и решением основных задач, стоящих перед государственным органом. Время ещё есть, но оно быстро уходит, по мере того, как Конгресс, – который уже не столь благожелательно настроен, как во время прихода Обамы к власти, - начинает более тщательно изучать этот вопрос.

Надеюсь, что теперь некоторые из тех, кто расценил как неуважительность и неблагодарность мои комментарии по поводу ухода Бет Новек (Beth Noveck) с поста заместителя по вопросам «открытого правительства» директора Белого дома по технологиям (см. http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2011/01/11/beth-noveck-leaving-the-white-house-is-no-big-loss/ ; см. также http://rusrim.blogspot.com/2011/01/blog-post_2761.html - Н.Х.), смогут яснее (и без лишних эмоций) увидеть, почему изменение курса является острой необходимостью.

Андреа ди Майо (Andrea Di Maio)

Мой комментарий: Надо сказать, что отчет, подготовленный аналитиком Исследовательской службы Конгресса (Congressional Research Service) Венди Гинсберг (Wendy R. Ginsberg) привлек внимание американской прессы, и о нем довольно много пишут и говорят (см., например, статью Элис Липович (Alice Lipowicz) в Federal Computer Week, http://fcw.com/articles/2011/02/15/obama-open-government-risks.aspx).

В отчете приведены интересные цифры о публикации наборов данных:
По состоянию на 19 января 2011 года, на специальном веб-сайте Data.gov было выложено в общей сложности 305 тысяч доступных для скачивания наборов данных. Подавляющее большинство из них, однако, были предоставлены двумя ведомствами: Бюро переписи населения (U.S. Census Bureau), которое выложило 164,5 тысяч наборов данных; и Геологической службой (U.S. Geological Survey), давшей 113,2 тысяч наборов данных. Многие ведомства выложили на сайте три набора данных и менее [три базы был как раз минимум, установленный «партией и правительством» - Н.Х.], в их числе Национальный институт стандартов и технологий (3 набора данных), Управление по гражданским правам Министерства юстиции (1), и Федеральное управление гражданской авиации (1).
Источник: блог фирмы Гартнер
http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2011/02/17/us-congressional-report-challenges-open-government-it-was-about-time/

четверг, 24 февраля 2011 г.

Оцифрованные и электронные документы: Опыт Национальных Архивов Индии

Из их числа недавно выложенных материалов конференция британского Общества архивистов (Society of Archivists, SoA) 2010 года, я бы выделила тезисы и презентацию доклада заместителя руководителя Национальных Архивов Индии д-ра Мины Гаутам (Dr. Meena Gautam) «Оцифровка документов и обеспечение долговременной сохранности электронных материалов – Вопросы и проблемы – Опыт Национальных Архивов Индии» (это доклад упоминался также здесь: http://rusrim.blogspot.com/2010/09/blog-post_12.html ).


В тезисах отмечается, что электронные документы на хранение в Национальные Архивы Индии (NAI) не передавались. Само ведомство, однако, свои входящие и исходящие электронные документы (такие, как сообщения электронной почты) записывает на CD-диски, которые хранит в находящемся в Дели хранилище микропленок. NAI также разработало специализированную «Систему управления архивной информацией» (Archival Information Management System, AIMS). Система распространяется среди архивов штатов Индии, с тем, чтобы те тоже смогли в будущем создать свои базы данных, способные взаимодействовать с системой NAI. Созданная справочная база  содержит 230 миллионов записей.

В настоящее время NAI продолжает развитие научно-справочного аппарата, а также занимается оцифровкой документов на микроплёнках. Полученные электронные образы интегрируются в AIMS, а микроплёнки отправляются на долговременное хранение в Блопал (Bhopal).

В Индии пока что не разработаны руководства по работе с изначально электронными документами, которые, по мнению д-ра Гаутам, должны отличаться от аналогичных руководств по работе с бумажными документами.

Ещё одной проблемой, о которой шла речь, был срок ведомственного хранения документов. Сейчас в Индии документы хранятся в ведомствах 25 лет, после чего передаются на архивное хранение. Индийские специалисты понимают, что, учитывая быстроту технологических изменений, электронные документы невозможно сохранить в течение столь длительного времени в одном и том же формате.

NAI по-прежнему рассматривает перевод на микроплёнку в качестве наилучшего метода обеспечения долговременной сохранности электронных документов (с учётом возможности обратного преобразования документов на микроплёнки в электронный вид). В настоящее время правительство Индии создало Экспертную группу, перед которой поставлена задача подготовить отчет, описывающий потребности страны в плане долговременной сохранности электронных документов. Ожидается, что этот отчет сыграет важную роль в формировании национальной политики по данному вопросу.

Источник: сайт ARA
http://www.archives.org.uk/ara-conference/the-ara-conference.html
http://www.archives.org.uk/images/documents/conference-2010/Digitisation-and-digital-preservation.doc (тезисы)
http://www.archives.org.uk/images/documents/conference-2010/Digitisation-and-digital-preservation.ppt (презентация)

Закон об инсайдерстве ужесточает наказания за неправомочное использование информации

Федеральным законом № 224-ФЗ от 27 июля 2010 года внесены изменения в ряд законов и кодексов, устанавливающие различного рода наказания за неправомерное использование инсайдерской информации.

Статья 44 федерального закона «О рынке ценных бумаг» теперь предусматривает за неоднократные нарушения в течение одного года законодательства об инсайде  - приостановление действия или аннулирование лицензии на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг

В Уголовный Кодекс введена новая статья 185_6 «Неправомерное использование инсайдерской информации», предусматривающая штрафы от 300 тысяч до 1 млн. рублей или лишение свободы от 2 до 6 лет (статья вступает в силу в июле 2013 г. – Н.Х)

В Кодекс об административных правонарушениях добавлены новые статьи:
  • Статья 15.21. Неправомерное использование инсайдерской информации – штраф в размере суммы излишнего дохода либо суммы убытков, но не менее 700 тысяч рублей (статья вступила в силу 27 января 2011 г. – Н.Х)

  • Статья 15.35. Нарушение требований законодательства о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком  - штрафы от 300 до 700 тысяч рублей (статья вступает в силу 30 июля 2011 г. – Н.Х)
Статья 15.35 предусматривает наказание как раз за плохое управление информацией и документами, в том числе:
  • за нераскрытие  инсайдерской информации, которая должна быть раскрыта согласно законодательству,

  • за плохое ведение списка инсайдеров и неуведомление лиц, включенных в список инсайдеров,

  • за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уведомлению ФСФР.
Мой комментарий: Налицо очередное ужесточение требований к документированию деятельности организаций. Хочется обратить внимание на то, что положения закона распространяются не только на коммерческие структуры, но и на государственные органы и организации, а штрафовать будут не только сами организации, но и должностных лиц, допустивших нарушение законодательства, в том числе и за несвоевременное раскрытие информации государственными органами.

Источник: КонсультантПлюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=103037;div=LAW;mb=LAW;opt=1;ts=2AEB82E2464B24070D3AE1EDFFE1BAD1

среда, 23 февраля 2011 г.

США: Деятельность Национального центра по рассекречиванию

Национальный центр по рассекречиванию (National Declassification Center, NDC), входящий в структуру Национальных Архивов США, был создан в соответствии с подписанным Президентом Обамой 29 декабря 2009 года исполнительным приказом 13526, регламентирующим установление грифов и рассекречивание информации, содержащей государственную тайну, и начал свою работу в начале января 2010 года.

За это время центр выпусти два полугодовых отчета о своей деятельности. В отчете за первое полугодие 2010 года (см. http://www.archives.gov/declassification/reports/2010-biannual-january1-june30.pdf ) был сделан упор на совершенствование процессов рассекречивания документов. В нем, в частности, отмечалось следующее:
С целью повышения эффективности и управления рисками при рассекречивании федеральных документов, нами реализованы следующие улучшенные бизнес-процессы:
  • Группы, состоящие из представителей  агентства-создателя коллекции документов, Национальных Архивов, Министерства энергетики и Центрального разведывательного управление (или других членов разведывательного сообщества), оценивают качество ранее проведенных экспертиз и потенциальную «чувствительность» документов;

  • По мере необходимости, представителями участвующих в рассекречивании агентств выборочно проводится более детальная оценка качества упомянутой экспертизы. За первое полугодие такая оценка была проведена для 16,2 миллионов страниц.

  • Вся обработка документов в связи с их рассекречиванием завершается до начала  архивной обработки материалов, с тем, чтобы избежать задержек в предоставлении исследователям доступа к рассекреченным документам.

  • Новые бизнес-процессы и стратегии управления рисками были нами успешно опробованы в ходе четырех пилотных проектов обработки в общей сложности 2,7 миллионов страниц из состава 74 коллекций и восьми групп документов.
Нами завершены работы по обеспечению долговременной сохранности всех федеральных секретных документов на специальных носителях, у которых срок проведения экспертизы на возможность рассекречивания наступает в 2011 году. Эти документы в настоящее время переведены в форматы, которые могут быть проанализированы представителями заинтересованных ведомств.

Создана лаборатория по работе с секретными документами на специальных носителях, помогающая агентствам проводить экспертизу созданных ими на специальных носителях секретных документов в разнообразных форматах.
В недавно опубликованном втором полугодовом отчете (см. http://www.archives.gov/declassification/reports/2010-biannual-january1-december31.pdf ) приведены статистические данные об объёмах подлежащих рассекречиванию документов, а также о производительности центра:
  • Всего было подлежащих обработке страниц  (на 1 января 2010 года): 417,9 миллиона (это примерно 41,7 погонных км документов – Н.Х.);

  • Страниц, прошедших экспертизу в январе - декабре 2010 года: 83 миллиона (8,3 погонных км; или 830 тысяч дел 1-сантиметровой толщины – Н.Х.)

  • Из них рассекречено и переведено на режим открытого хранения: 12 миллионов страниц (1,2 погонных км, 14,4% от числа прошедших экспертизу – Н.Х.)

  • Остались необработанными (на 31 декабря 2010 года): 334 миллиона страниц (33 погонных км – Н.Х.).
Источник: раздел Национального центра по рассекречиванию на сайте Национальных Архивов
http://www.archives.gov/declassification/

Закон об инсайдерской информации и вопросы управления документами

Федеральный закон № 224-ФЗ от 27 июля 2010 года «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вводит новые дополнительные требования к документированию работы с инсайдерской информацией в организациях. Закон, за исключением отдельных положений вступил в силу 27 января 2011 года.

Инсайдеры и перечни инсайдерской информации

Согласно закону (ст.3), исчерпывающие перечни инсайдерской информации должны быть утверждены нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков (Статья 3 вступает в силу по истечении одного года после дня официального опубликования, т.е. 30 июля 2011 г. – Н.Х.). Кроме того, организации, перечисленные в ст. 4 закона, должны разработать и утвердить собственные перечни инсайдерской информации. Все эти перечни должны быть выложены в сети Интернет на официальных сайтах этих органов и организаций.

В ст.4 дан перечень организаций и лиц, которые считаются инсайдерами. В отдельную группу инсайдеров выделены федеральные органы исполнительной власти, исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, органы управления государственных внебюджетных фондов, имеющих в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации право размещать временно свободные средства в финансовых инструментах Банка России (п. 9 ст. 4).

К инсайдерской информации этих органов и организаций, относится:
  • информация о принятых ими решениях об итогах торгов (тендеров);

  • информация, полученная ими в ходе проводимых проверок, а также информация о результатах таких проверок;

  • информация о принятых ими решениях в отношении других инсайдеров о выдаче, приостановлении действия или об аннулировании (отзыве) лицензий (разрешений, аккредитаций) на осуществление определенных видов деятельности, а также иных разрешений;

  • информация о принятых ими решениях о привлечении к административной инсайдеров, а также о применении к ним иных санкций;

  • иная инсайдерская информация, определенная их нормативными актами.
Для них установлен и несколько иной порядок раскрытия инсайдерской информации, по сравнению с другими инсайдерами (ст.8). Они обязаны раскрывать или предоставлять инсайдерскую информацию на их официальных сайтах в сети Интернет не позднее следующего рабочего дня с момента ее появления (возникновения), если иной порядок и сроки раскрытия или предоставления такой информации не установлены федеральными законами (ч.2.ст.8). Для всех остальных порядок и сроки раскрытия или предоставления инсайдерской информации устанавливаются нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков (ч.1.ст.8).

Ведение списков инсайдеров обещает стать увлекательным занятием

Все юридические лица – инсайдеры обязаны вести списки тех, кого они относят к «своим» инсайдерам (ст.9). (Статья 9 вступает в силу 30 июля 2011 г. – Н.Х). Замечу, что, согласно п.1. ст.6, только включение в список инсайдеров делает легитимной передачу инсайдерсокой информации определенному лицу (правда, этого пункт сформулирован неудачно, и допускает неоднозначное толкование).

Они также обязаны уведомлять лиц, включенных в список инсайдеров, об их включении в такой список и исключении из него. Правда, ничего не говориться о том, как поступать лицу, «безвинно» записанному в инсайдеры и оспаривающему такое решение.

При этом лица, включенные в списки инсайдеров, обязаны уведомлять о совершенных ими операциях организацию-составителя списка (ст.10).

Эта часть закона мне кажется плохо проработанной и открывающей возможности для злоупотреблений (скажем, ничто не препятствует организации записать в свой список сотрудников других организаций без их согласия).

Требования к разработке нормативной базы

Организации - инсайдеры обязаны разработать (ст.11):
  • порядок доступа к инсайдерской информации,

  • правила охраны ее конфиденциальности, и

  • правила контроля за соблюдением требований настоящего Федерального закона и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов
Организаторы торговли должны (ст.12, - вступает в силу  30 июля 2011 г. – Н.Х):
  • установить правила предотвращения, выявления и пресечения случаев неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком, в том числе критерии сделок (заявок), имеющих признаки неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком
Организаторы торговли будут направлять в федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков уведомления обо всех выявленных в течение каждого торгового дня нестандартных сделках (заявках) и о результатах проведенных проверок.

Так что работа всем предстоит большая и интересная, и документов придется создать немало.

Про персональные данные также не забыли

Описывая полномочия федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков, разработчики закона не забыли о том, что при проведении контроля понадобится вести с заграничными коллегами активный обмен информацией, которая может содержать сведения конфиденциального характера, в том числе и персональные данные. Чтобы впоследствии не утруждать ФСФР получением от физических лиц согласия на обработку их персональных данных, в закон прямо включено право на обмен такой информацией:
Статья 14. Полномочия федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков

9. Федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков вправе обмениваться информацией, необходимой для предотвращения, выявления и пресечения неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком, доступ к которой ограничен федеральными законами, в том числе персональными данными, сведениями, составляющими коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну (за исключением государственной и налоговой тайны), с соответствующим органом (организацией) иностранного государства на основании соглашения с таким органом (организацией), предусматривающего взаимный обмен указанной информацией, при условии, что законодательством этого иностранного государства предусмотрен не меньший уровень защиты (соблюдения конфиденциальности) представляемой информации, чем уровень защиты (соблюдения конфиденциальности) представляемой информации, предусмотренный законодательством Российской Федерации, а в случае, если отношения по обмену информацией регулируются международными договорами Российской Федерации, в соответствии с условиями таких договоров.
Мой комментарий: Законодательство вводит требования к созданию ряда новых видов документов. С моей точки зрения, самым неприятным «развлечением» будет ведение списка инсайдеров и взаимодействие с ними. Поскольку закон предусматривает, что именно организация должна известить всех тех, кто включен в её инсайдерский список, то необходимо будет с самого начала продумать технологию оповещения, поскольку факт извещения о включении в список нужно будет, во избежание неприятностей, задокументировать.

Источник: КонсультантПлюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=103037;div=LAW;mb=LAW;opt=1;ts=2AEB82E2464B24070D3AE1EDFFE1BAD1

вторник, 22 февраля 2011 г.

Управление документами: На какой стандарт ставить?

Данная заметка Ульриха Кампфмайера (Dr. Ulrich Kampffmeyer – на фото) была опубликована 16 февраля 2010 года в новостях на форуме базирующейся на сайте Xing группы «Управление информацией и документами».

Стандарты управления документами – это довольно широкое поле деятельности, пребывающее в настоящее время в состоянии  неопределенности.

Уже скоро будет опубликованы спецификации MoReq2010 (см. http://rusrim.blogspot.com/2011/02/moreq2010_16.html ), идёт разработка новых стандартов менеджмента документов серии ISO 3030x, а требования Международного совета архивов к системам управления электронными документами ISO 16275 (ICA-Req) в ближайшее время будут утверждены в качестве Международного стандарта ИСО...

Как MoReq2010, так и стандарты серии ISO 3030x будут иметь систему сертификации. Поставщики программного обеспечения, однако, заботятся о сертификации своих продуктов только тогда, когда для таких стандартизованных продуктов есть рынок. В США такой рынок есть только для продуктов, соответствующих стандарту DoD 5015.2-STD.

Кроме того, остается вопрос «индивидуальной подстройки» стандартов при их адаптации в качестве национальных стандартов. Собственно, возможность такой «индивидуальной настройки» должна предусматриваться международными стандарты – как это сделано в MoReq.

Однако, возможно, ничего этого и не потребуется, поскольку развитие технологий идёт быстрее, чем ожидалось, и технологии «2.0» и «социальных сетей» предлагают совсем другие модели использования. И, естественно, с выходом на рынок таких стандартных программных продуктов, как Sharepoint, появляются и новые точки зрения на то, что же такое «управление документами» - см., например, Центр управления документами в Sharepoint (Sharepoint Records Center). Да и подход SAP к управлению документами частично отклоняется от «академической» точки зрения.

Возникает вопрос: что ждёт управление документами в будущем, - как вообще, так и, естественно, в Германии?

Ульрих Кампфмайер (Dr. Ulrich Kampffmeyer)

Источник: новости группы «Управление информацией и документами»
https://www.xing.com/net/informationlifecyclemanagement/records-management-2657/de-records-management-auf-welchen-standard-setzen-35371484/35371484/#35371484

Законодательством определены новые понятия в области управления информацией

Федеральным законом № 224-ФЗ от 27 июля 2010 года «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» введены новые понятия, которые касаются вопросов управления информацией (ст.2).
Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

1) инсайдерская информация - точная и конкретная информация, которая не была распространена или предоставлена (в том числе сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну), распространение или предоставление которой может оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров (в том числе сведения, касающиеся одного или нескольких эмитентов эмиссионных ценных бумаг, одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, одного или нескольких хозяйствующих субъектов, указанных в пункте 2 статьи 4 настоящего Федерального закона, либо одного или нескольких финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров) и которая относится к информации, включенной в соответствующий перечень инсайдерской информации, указанный в статье 3 настоящего Федерального закона;

4) предоставление информации - действия, направленные на получение информации определенным кругом лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах;

5) распространение информации - действия:

а) направленные на получение информации неопределенным кругом лиц или на передачу информации неопределенному кругу лиц, в том числе путем ее раскрытия в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах;

б) связанные с опубликованием информации в средствах массовой информации, в том числе в электронных, информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (включая сеть Интернет);

в) связанные с распространением информации через электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть Интернет);
Мой комментарий: Введение нового, регулируемого законодательством вида информации, который, к тому же, идет «поперек» существующей классификации информации ограниченного доступа, ставит перед юристами и специалистами по управлению документами ряд вопросов:
  • Нужно ли явным образом идентифицировать документы, содержащие инсайдерскую информацию, и вести их отдельный учёт?

  • Нужно ли под роспись ознакомить персонал с перечнями инсайдерской информации и с ответственностью за её разглашение? (отчасти на этот отвечает ст.9)

  • В случае разглашения инсайдерской информации, одновременно относящейся к одному из охраняемых законодательством видов тайны, какое законодательство выгоднее использовать организации с целью наказания нарушителя? Какой вариант развития событий будет выгоден самому нарушителю?
Требования закона IMHO таковы, для что некоторых организации может оказаться необходимым введение отдельного грифа доступа и, соответственно, вида допуска, а также ведение отдельного учёта допущенных лиц и доступа к соответствующим документам!

Забавно, что к инсайдерской информации не относятся (ст.5 п.2) «осуществленные на основе общедоступной информации исследования, прогнозы и оценки в отношении финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, а также рекомендации и (или) предложения об осуществлении операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами». Авторы закона, похоже, не понимают, что тут не всё так просто: в ряде случаев, горы общедоступной информационной «руды» - это одно дело, а «выплавленная» из неё аналитика (подготовленная конкретной компанией в своих интересах) – совсем другое.

Можно придраться и к термину «общедоступная информация». Являются ли общедоступными, скажем, исторические данные о биржевых курсах, которые, в отличие от оперативной информации, можно получить, лишь купив их у компаний, специализирующихся на их сборе и упорядочении?

Наконец, нельзя не отметить наличие в определении нечеткого понятия «существенное влияние». Помнится, совсем недавно подобного рода формулировки были (и вполне обоснованно) отнесены к числу коррупциогенных факторов. Общеизвестно, что, например, на курсы акций может повлиять практически любая информация – например, о состоянии здоровья ключевого сотрудника организации или о его намерении найти другую работу.

Отмечу также, что у нас достаточно редко в понятийном аппарате даются определение действий. В данном случае определение на уровне закона понятий «предоставление информации» и «распространение информации» можно только приветствовать.

Наконец, интересно то, что закон как бы лишает термин «инсайдер» привычного негативного оттенка (когда «инсайдер» воспринимается как нарушитель), и превращает его в нейтральный «технический» термин.

Источник: КонсультантПлюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=103037;div=LAW;mb=LAW;opt=1;ts=2AEB82E2464B24070D3AE1EDFFE1BAD1

понедельник, 21 февраля 2011 г.

Международный Совет Архивов: Принципы доступа «в прицеле» МСА?

Заметка опубликована на сайте МСА 16 февраля 2011 года

Где проходит грань между службой обеспечения доступа и справочной службой? Чем отличается доступ к документам государственных органов и частных организаций? Чем доступ в целях защиты прав человека отличается от доступа с целью проведения иных исследований?

Эти и многие другие вопросы интенсивно обсуждались группой, работающей над формулировкой «Стандартных принципов доступа к архивам» Международного Совета Архивов.


Заседания группы, в которую вошли представители шести регионов и семи секций МСА, состоялись 7 и 8 февраля 2011 года в конференц-залах Национальных архивов Франции. Члены группы работали с проектом, подготовленным небольшим редакционным коллективом. Проект документа включает введение, проект принципов, технический отчет и глоссарий. Редколлегия в настоящее время готовит, по итогам обсуждения, новый вариант документа, а отредактированный текст принципов будет представлен для сведения членам исполнительного комитета МСА на его предстоящем заседании. К лету будет подготовлен текст проекта для публичного обсуждения.

Работа выполняется в рамках проекта Комитета МСА по передовой практике работы и стандартам.

Источник: Сайт Международного Совета Архивов
http://www.ica.org/7547/news-events/principles-on-access-in-the-crosshairs-of-ica.html

Росархив выложил на сайте тексты договоров с ведомствами об условиях депозитарного хранения ими документов Архивного фонда

18 февраля 2011 г. Федеральное архивное агентство опубликовало тексты заключенных во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 27.12.2006 г. № 808 (см. http://base.consultant.ru... ) договоров с федеральными ведомствами о сроках и условиях хранения документов Архивного фонда Российской Федерации, находящихся в федеральной собственности (см. http://archives.ru/documents/agreement.shtml ). Всего на сайте размещено 7 таких договоров (в то время, как всего ведомств и организаций, осуществляющих депозитарное хранение, 21).

В частности, в договорах установлены следующие сроки депозитарного хранения ведомственными архивами документов Архивного фонда РФ:
  • для Государственного учреждения «Всероссийский научно исследовательский институт гидрометеорологической информации – Мировой центр данных» Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды - от 150 до 350 лет (договор от 14.09.2007);

  • для Федерального государственного унитарного научно-производственного предприятия «Российский федеральный геологический фонд» - от 100 до 300 лет (договор от 30.05.2007);

  • для Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» - 100 лет (договор от 20.10.2010 г.);

  • для Федеральной службы исполнения наказаний - 100 лет (договор от 29.01.2008 г.);

  • для Федеральной миграционной службы - 85 лет (договор от 04.05.2009 г.);

  • для Министерства обороны - 75 лет (договор от 26.06.2007);

  • для Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков - 75 лет (договор от 20.11.2007 г.);
Мой комментарий: Как видим, Россия пока не следует наметившейся в ведущих странах мира тенденции максимального сокращения сроков ведомственного хранения документов, направленной, прежде всего, на то, чтобы сделать документы более доступными для исследователей и других заинтересованных лиц, и тем самым способствовать прозрачности и подотчётности деятельности государственных ведомств.

Источник: Официальный сайт Росархива
http://archives.ru/documents/agreement.shtml

Арбитражная практика: Отсутствие первичных документов не позволило индивидуальному предпринимателю получить налоговый вычет

Достаточно часто судебные решения служат наглядной иллюстрацией того, что пренебрежительное отношение к установленным правилам документирования своей деятельности приводит, в случае споров, к серьезным неприятностям и существенным финансовым потерям. К числу таких решений относится и постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 января 2011 года по делу № А56-12924/2007.

Суть спора

По итогам выездной налоговой проверки правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты индивидуальным предпринимателем Ш. налогов и сборов за 2003-2006 годы, налоговая инспекция привлекла его к налоговой ответственности. Среди нарушений было, в том числе, указано и неправомерное применение не подтвержденного первичными документами профессионального налогового вычета. Предприниматель не согласился с таким решением и обжаловал его в арбитражный суд.
Для справки: Ст. 221 НК РФ предусматривает, что при исчислении базы, облагаемой НДФЛ, право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют индивидуальные предприниматели в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.
Отмечу, что разбирательство в судах трех инстанций заняло 3 года 9 месяцев!

Позиция судов

Суд, прежде всего, изучил предъявляемые к индивидуальному предпринимателю требования, содержащиеся в «Порядке учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей», утвержденном приказом Министерства финансов РФ № 86н и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам № БГ-3-94/430 от 13 августа 2002 года. Суд выделил следующие положения данного нормативного документа, относящиеся к составлению и хранению первичных учетных документов:
  • Пунктом 9 «Порядка» установлено, что выполнение хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, должно подтверждаться первичными учетными документами. При оформлении любой хозяйственной операции по приобретению товара к накладной на отпуск товара или другому документу, в котором фиксируется отпуск товаров, как-то: товарному чеку, счету-фактуре, договору, торгово-закупочному акту, - должен прилагаться документ, подтверждающий факт оплаты товара, а именно: кассовый чек или квитанция к приходному кассовому ордеру, или платежное поручение с отметкой банка об исполнении, или документ строгой отчетности, свидетельствующий о фактически произведенных расходах.

  • Согласно пункту 11 «Порядка», первичные учетные документы должны быть составлены в момент совершения хозяйственной операции, а если это не представляется возможным - непосредственно по окончании операции.

  • В соответствии с пунктом 48 «Порядка», индивидуальные предприниматели обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность первичных учетных документов, книг учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов.
Суд сделал вывод о том, что получение налогоплательщиком профессионального налогового вычета при исчислении НДФЛ должно быть обусловлено наличием у него документально подтвержденных фактически произведенных затрат на приобретение товаров с целью осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В рассматриваемом случае суд установил, что предпринимателем представлены первичные документы (поручения банку, платежные поручениями, расходные накладные, кассовые чеки, счета-фактуры, накладные), подтверждающие фактически произведенные расходы в сумме 1,4 миллиона рублей.

Остальную сумму расходов (1,2 миллиона руб.) индивидуальный предприниматель пытался подтвердить, предъявив платежные поручения в адрес ряда коммерческих организаций. Суд, однако, счел, что наличие одних только платежных поручений не позволяет соотнести хозяйственные операции с фактами оплаты; и отметил отсутствие документов, подтверждающих хозяйственные операции с данными поставщиками, по которым представлены платежные поручения в оплату товаров.

Кроме того, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 4 октября 2010 года указал, что сами по себе платежные поручения не подтверждают реальность хозяйственных операций с поставщиками, и не являются доказательством того, что эти расходы связаны с извлечением доходов от предпринимательской деятельности.

В конечном итоге суд сделал вывод о неподтвержденности предпринимателем произведенных расходов на сумму 1,2 миллиона рублей и отказал индивидуальному предпринимателю в удовлетворении требований. Эта позиция была подтверждена и судами вышестоящих инстанций.

Источник: сайт Высшего арбитражного суда
http://kad.arbitr.ru/

воскресенье, 20 февраля 2011 г.

Международному Совету Архивов пора менять стиль работы

16 февраля 2011 года на своем сайте ( http://www.ica.org ) Международный Совет Архивов (МСА) с гордостью сообщил о том, что принятая в сентябре 2010 года на Генеральной ассамблее  МСА в Осло Всеобщая декларация по архивам переведена ещё на несколько языков: португальский, словенский, румынский, уэльский и иврит, - чему, конечно, можно только порадоваться.

Русской версии на сайте нет – и совсем не потому, что нет перевода. Свой перевод Декларации (см. http://rusrim.blogspot.com/2010/10/blog-post_6088.html ) я несколько раз отсылала в секретариат ИСО, который даже не соизволил подтвердить получение электронных писем.

Теперь из опубликованной новости стало ясно, в чём дело. Оказывается, ветры перемен прошли мимо МСА, который предпочитает работать в стиле прошлого века. МСА размещает на своем сайте только официально одобренные переводы, «проштампованные» или Национальными Архивами страны, или национальной ассоциацией архивистов.

Обоснование такого подхода выдвинуто, на первый взгляд, убедительное – мол, нужно проверить качество перевода. Но дело-то в том, что Декларация – это всего лишь страничка текста, которую несложно обратно перевести на английский с помощью любого автопереводчика… Смешно после этого читать, что «МСА поощряет использование и распространение декларации своими членами».

Отдельно стоит отметить и «активность» Росархива, который за полгода так и не перевел эту страничку текста. Вот так наша страна и восстанавливает свои утраченные позиции в МСА…

Источник: сайт МСА
http://www.ica.org/7561/news-events/new-languages-for-the-uda.html
http://www.ica.org/1055/news-events/the-universal-declaration-on-archives-adopted-by-the-annual-general-meeting-in-oslo.html

Великобритания: Выложены материалы конференции британского Общества архивистов 2010 года

В сентябре прошлого года я давала материалы о проходившей тогда конференция Общества архивистов (Society of Archivists, SoA) под девизом «Мы то, что мы храним» (We are what we keep), см. http://rusrim.blogspot.com/2010/09/blog-post_03.html http://rusrim.blogspot.com/2010/09/blog-post_1737.html и http://rusrim.blogspot.com/2010/09/blog-post_12.html .

С тех пор общество влилось в состав объединенной Ассоциация архивистов и документоведов Великобритании и Ирландии (Archives & Records Association, ARA). На днях на сайте ARA был выложен ряд презентаций и тезисов докладов участников этой конференции, см. http://www.archives.org.uk/ara-conference/the-ara-conference.html

Источник: сайт ARA
http://www.archives.org.uk/ara-conference/the-ara-conference.html

Великобритания: Уничтожены носители информации, содержавшие данные из базы идентификационных карт

Как сообщалось ранее, Великобритания приняла решение прекратить выдачу и использование электронных идентификационных карт, и уничтожить накопленную базу данных (см. http://rusrim.blogspot.com/2010/12/blog-post_2744.html )

10 февраля завершилось уничтожение 500 жёстких дисков и 100 резервных магнитных лент, которое проводилось на заводе фирмы RDC в Витхеме (Witham) в Эссексе. В уничтожении последних носителей поучаствовал министр по делам иммиграции Дамиан Грин (Damian Green, на фото).


С точки зрения управления документами (а также информационной безопасности и защиты персональных данных), интересна применяемая технология уничтожения. Носители сначала размагничиваются, затем шредируются, а обломки предполагается ещё и сжечь в специальных печах.

Источник: сайт газеты The Register
http://www.theregister.co.uk/2011/02/10/id_cards_trashed/

суббота, 19 февраля 2011 г.

США: Федеральная стратегия использования облачных вычислений

13 февраля 2011 года была официально опубликованная «Федеральная стратегия использования облачных вычислений» (Federal Cloud Computing Strategy), подготовленная федеральным ИТ-директором Вивеком Кундрой (Vivek Kundra).

Это 43-страничный документ доступен по адресу http://www.cio.gov/documents/Federal-Cloud-Computing-Strategy.pdf

Стратегия описывает, как федеральное правительство может ускорить переход на безопасное и защищённое использование облачных вычислений. В неё предлагается концепция перехода «в облака» федеральных органов. В документе также рассматривается вопрос о том, как государственные органы могут решать проблемы, связанные с внедрением облачных вычислений, такие, как защита персональных данных, проведение закупок, стандарты и др.

В настоящее время федеральное правительство США начало проводить политику «Облака в первую очередь» (Cloud First), в рамках которой каждое федеральное агентство должно в течение 18 месяцев перевести «в облака» три услуги (знакомый подход, не правда ли? – Н.Х.)

Кундра надеется, что переход на облачные вычисления позволит на 30% сократить расходы на поддержание федеральных центров обработки данных, а также поможет ускорить процесс их консолидации (благодаря тому, что уменьшится число приложений, поддерживаемых каждым таким центром). К 2015 году планируется ликвидировать 800 таких центров.

На закупку облачных услуг может быть перенацелено до 20 миллиардов долларов из 80 миллиардов, выделяемых в настоящее время на информационные технологии.

Мой комментарий: Мне показалось, что данный документ куда больше похож на рекламную брошюру поставщика облачных услуг, чем на государственную стратегию. Совсем мало внимания уделяется анализу условий, при которых использование облачных вычислений неоправданно – в итоге «облака» предлагаются в качестве универсального лекарства, которым они, естественно, не являются. Очень поверхностно проанализированы связанные с облачными вычислениями риски (хотя, если что, придраться к авторам документа будет сложно – все нужные слова о необходимости «бдить» сказаны). Обращает на себя внимание и то, что в документ не попали соответствующие рекомендации Национальных Архивов по управлению документами информацией в облачной среде.

Источники: блог Кевина Джексона (Kevin L. Jackson) «Cloud Musings» / сайт федерального ИТ-директора
http://kevinljackson.blogspot.com/2011/02/federal-cloud-computing-strategy.html
http://www.cio.gov/pages.cfm/page/IT-Reform-Series-Federal-Cloud-Computing-Strategy-Published

пятница, 18 февраля 2011 г.

Правительство планирует внутренний документооборот органов государственной власти сделать электронным с 1 января 2012 года

Распоряжением Правительства РФ  от 12 февраля 2011 г. № 176-р утвержден «План мероприятий по переходу федеральных органов исполнительной власти на безбумажный документооборот при организации внутренней деятельности».

Как отметил в посвященном этому документу посте на своем блоге Виктор Гриднев (см. http://www.gridnev.info/?p=243 , там же выложен текст документа), план «вновь сделан в стиле “быстрее, выше, сильнее”». Он включает 10 пунктов, на реализацию которых, естественно, никаких дополнительных средств из бюджета выделено не будет. Два ключевых пункта должны быть выполнены уже в апреле 2011года. Это:
  • Внесение изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 15 июня 2009 г. № 477 «Об утверждении Правил делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти» (п.1). - То, что работа над новой редакцией Правил ведется, руководители Росархива и ВНИИДАД уже рассказывали на осенних конференциях. Отвечает за эту работу Минкультуры России.

  • Определение требований к информационным системам электронного документооборота федеральных органов исполнительной власти, учитывающих, в том числе, необходимость обработки посредством данных систем служебной информации ограниченного распространения (п.2). Требования должны быть утверждены приказом Минкомсвязи России.
Эти пункты важны не только потому, что они первые по срокам исполнения. От того, насколько качественно они будут реализованы, зависит выполнение двух последующих пунктов,  распространяющихся уже на все федеральные органы государственной власти.

С моей точки зрения, четвертый пункт плана - «Приведение инструкций по делопроизводству федеральных органов исполнительной власти в соответствие с Правилами делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июня 2009 г. № 477, и другими нормативными правовыми актами» - не должен вызвать у федеральных ведомств каких-либо серьезных затруднений, тем более, что срок на доработку инструкций дается вполне разумный – 6 месяцев после утверждения новой версии Правил.

С созданием (за два месяца!) государственных требований к системам электронного документооборота тесно связан п.3, который требует, чтобы к июню 2011 г. (т.е. в течение двух месяцев!) все ведомства создали либо модернизировали свои СЭД в соответствии с этими требованиями. Сроки исполнения обоих этих пунктов вызывает недоумение.

Мировая практика разработки подобных требований показывает, что только подготовка проекта занимается у специально создаваемой группы экспертов как минимум полгода-год. После этого крайне желательно провести публичное обсуждение проекта с участием представителей компаний-разработчиков программного обеспечения, специалистов в области управления документами и других профессионалов.

На приведение используемых органами государственной власти систем электронного документооборота в соответствие с требованиями, как правило, дается два-три года (продолжительность срока может быть больше или меньше в зависимости от того, насколько серьёзно нужно переделать существующие системы), поскольку за это время разработчики ПО успеют подготовить новые версии своих продуктов, удовлетворяющие установленным требованиям.

Как ведомства будут решать эту задачу за два месяца, да еще в пределах имеющегося бюджета, представить сложно. Велика вероятность того, что будут построены очередные «потемкинские деревни» в информационных технологиях.

Далее, к апрелю 2011 года Росархив должен утвердить рекомендации по подготовке федеральными органами исполнительной власти перечней документов, создание, хранение и использование которых в федеральных органах исполнительной власти должно осуществляться в форме электронных документов. Надо сказать, что в мировой практике ничего подобного не встречается, и Россия собирается идти своим путем -  опять, как «нормальные герои», в обход…

На основе этих рекомендаций федеральные ведомства должны к маю разработать и утвердить приказами свои перечни документов, создание, хранение и использование которых должно осуществляться в федеральном органе исполнительной власти в форме электронных документов (по смыслу документа, только в этой форме!).

С моей точки зрения, создание таких перечней – пустая трата времени. Если их делать всерьёз, то на это уйдет много времени и сил, а к моменту завершения работы они уже успеют устареть. Если же их делать «на скорую руку», то эти перечни способны сильно навредить организации, если в них попадут или документы, подлежащие длительному хранению, или же документы, которые в отдельных случаях придётся всё же исполнять или получать на бумаге. Поэтому я бы рекомендовала включить в подобные ведомственные перечни побольше мало- и неиспользуемых государственным органом видов неответственных документов небольшого срока хранения; это позволило бы успешно отчитаться перед вышестоящими инстанциями, а тем временем организация могла бы без нервотрепки, постепенно переводить основные документопотоки в электронный вид.

Помимо этого, к маю все ведомства должны разработать и представить в Росархив и Минкомсвязи ведомственные планы по поэтапному переходу на безбумажный документооборот. Здесь все будет нормально - планы у нас составлять умеют :)

Мониторинг процесса перехода федеральных органов исполнительной власти на безбумажный документооборот и подготовка ежегодного доклада о выявленных сложностях и перспективах в Правительственную комиссию по внедрению информационных технологий в деятельность государственных органов и органов местного самоуправления возложена на Росархив, Минкомсвязи и Минэкономразвития. Отчеты должны быть выпущены в декабре 2011 и 2012 года.

К июню 2011 года должностные лица федеральных органов исполнительной власти должны быть обеспечены средствами электронной цифровой подписи, в целях их использования в электронном документообороте.

Ну и, наконец, с 1 января 2012 года в ведомствах должен начаться безбумажный документооборот документов, включенных в соответствующие перечни, - и будет нам счастье. Жаль только, что опять забыли про хранение электронных документов, и разработка соответствующих рекомендаций постановлением не предусмотрена.

Источник: Официальный сайт Правительства РФ
http://government.ru/gov/results/14167/

Штат Новый Южный Уэльс (Австралия) планирует создать свой первый государственный электронный архив

Статья Кассандры Финдлей, ответственного сотрудника Управления государственных документов штата (State Records), была опубликована 14 февраля 2011 года на специальном сайте Управления, посвященном вопросам электронной архивации.

В 2011 году Управление государственных документов (отвечает за управление архивами штата, организацию архивного дела и делопроизводства – Н.Х.) начнет работы по внедрению решения, способного, в качестве электронного архива штата, принимать, обеспечивать долговременную сохранность и доступ к изначально электронным документам государственных органов Нового Южного Уэльса.

Проблема электронных документов

Государственные органы штата большую часть своей деловой деятельности выполняют сегодня в онлайн-среде. Руководства, рекомендации и инструменты для электронного управления документами поощряют переход государственных учреждений на сбор электронных документов и управление ими, поддерживая тем самым предоставление государственных услуг в электронном виде, а также другие инициативы по улучшению деятельности государственных органов.

В виде электронных документов в настоящее время фиксируется как корпоративная память отдельных государственных учреждений, так и архивные ресурсов правительства и жителей штата.

Многие из используемых государственными органами электронных форматов документов  являются проприетарными (коммерческими). Эти форматы создаются копаниями-разработчиками программного обеспечения исключительно для использования в их собственных продуктах, и точные описания форматов являются тщательно охраняемыми корпоративными секретами (стоит отметить, что в последние годы такое случается всё реже – Н.Х.). Многие электронные документы могут быть открыты, и их содержимое правильно отображено, только с помощью того программного обеспечения, в котором они были созданы. В результате, если исходное программное приложение, использованное для создания документов, и/или операционная система оказываются недоступными, или же если стоимость соответствующих лицензий оказывается неподъёмной для пользователей, то в длительной перспективе не обеспечивается доступ к этим электронным документам.

Даже широко распространенные форматы могут не читаться после нескольких циклов технологических изменений. Архивы должны оставаться пригодными к использованию в течение столетий, а некоторые виды документов временного срока хранения - в течение десятилетий, -  за это время успеет смениться ряд поколений технологических решений.

Стратегия «Будущие доказательства» (Future Proof strategy)

Разработанная Управлением стратегия «Будущие доказательства» направлена на защиту и управление электронными документами государственных органов Нового Южного Уэльса. Двумя главными целями стратегии являются:
  • Улучшение управления электронными документами в государственных органах Нового Южного Уэльса, и

  • Создание электронного архива для правительства штата.
Для достижения первой из этих целей, для государственных органов были разработаны стандарты управления электронными документами. Эти стандарты устанавливают четкие ориентиры в плане создания и управления надежными и достоверными электронными документами, и обеспечения доступа к ним.

Проект создания электронного архива штата

Управление государственных документов радо сообщить, что, в поддержку достижения второй из двух основных целей стратегии «Будущие доказательства», получено финансирование на трёхлетний проект создания электронного архива, который начнет выполняться с 2011 года – т.е. как раз в год нашего 50-летнего юбилея!

Создаваемая инфраструктура электронного архива будет интегрироваться и дополнять возможности существующих в Управлении систем и процессов управления и использования бумажных архивных документов, в соответствии с законом о государственных документах штата (State Records Act) от 1998 года. Электронный архив будет соответствовать международным стандартам и наилучшей практике работы доверенных электронных хранилищ; будут также применяться общие инструменты и подходы, используемые другими австралийскими государственными архивными учреждениями.

Для правительства и жителей Нового Южного Уэльса создание электронного архива штата будет означать:
  • Повышение эффективности государственных органов и качества услуг вследствие хранения электронных документов в более доступных форматах и сохранения их аутентичности и надежности.

  • Обеспечение долговременной сохранности и доступности аутентичных электронных документов, фиксирующих права граждан, обстоятельства жизни и историю; и, наконец

  • Удобный единый онлайн-доступ к электронным архивам и к архивам оцифрованных бумажных документов, открывающий жителям Нового Южного Уэльса намного более широкий доступ к документирующим нашу историю архивам штата.
Кассандра Финдлей (Cassandra Findlay)

Источник: Сайт инициативы «Будущие доказательства» Управления государственных документов штата Новый Южный Уэльс
http://futureproof.records.nsw.gov.au/state-records-to-implement-nsws-first-digital-state-archives-solution/

Мои публикации в январе-феврале

В январе-феврале 2011 года были опубликованы следующие мои статьи:
  • Законодательство США об электронном правительстве: от правительства, «которое работает лучше», через «электронное правительство» к «открытому правительству» // Информационные технологии: инновации в государственном управлении: Сб. науч. Тр./РАН; ИГП. Сектор информ. Права; ИНИОН. Центр социал. Науч.-информ. Исслед. Отдел правоведения. – М. – 2010. – С. 140-156.

  • Федеральные правила делопроизводства в региональной интерпретации // Секретарь-референт. -  2011. - № 1. - С. 17-21. http://www.eos.ru/eos_delopr/eos_analitics/detail.php?ID=79567 

  • Проблемы применения нового перечня типовых управленческих архивных документов // Делопроизводство и документооборот на предприятии.- 2011.- № 1.

  • Персонифицированный учет: электронное взаимодействие и новые сроки хранения // Делопроизводство и документооборот на предприятии.- 2011.- № 2.

  • Микрография, или как сохранить наши данные «от электронного разложения» // Делопроизводство и документооборот на предприятии.- 2011.- № 2.

четверг, 17 февраля 2011 г.

Италия: Новая редакция «Кодекса электронного правительства» - часть II

(Окончание)

Во время пресс-конференции, посвященной введению в действие новой редакции «Кодекса», министр Брунетта подробно рассказал об основных внесённых в него изменениях:
  • Обеспечение юридической значимости документов, независимо от вида носителя (статьи 20-23(4)). Новая редакция «Кодекса» вводит систему электронно создаваемой маркировки, помещаемой на распечатываемые самим гражданином электронные документы для подтверждения соответствия бумажных документов электронным.

  • Юридическая значимость электронных документов (ст. 22, 23, 23(2), 23(3)). Новая редакция «Кодекса» содержит указания относительно юридической значимости электронных копий документов, рассматривая различные возможные варианты (электронная копия бумажного документа, электронный дубликат и др.).

  • Обеспечение долговременной сохранности электронных документов (ст. 43-44). Предусматривается, что процессом обеспечения сохранности документов управляет ответственное лицо, которое вправе воспользоваться услугами дающих соответствующие гарантии государственных или частных поставщиков услуг. В государственных органах такие лица вправе удостоверять процесс оцифровки и сохранения, используя (если это необходимо) услуги аккредитованных служб хранения. Норма вводит понятие аккредитованных служб хранения (Conservatori accreditati), получающих от уполномоченного органа по внедрению ИКТ в государственном управлении (DigitPA, см. http://www.digitpa.gov.it/ ) подтверждение выполнения ими требований по безопасности и надежности, обеспечивающих сохранность электронных документов.

  • Сертифицированная электронная почта (ст. 6 и 65). Сертифицированная электронная почта (Posta elettronica certificata, PEC) становится средством быстрого, более безопасного и надёжного общения с государственными органами. Граждане могут использовать PEC в качестве средства идентификации, избегая тем самым использования электронных цифровых подписей. Тот же эффект распространяется на сообщения, пересланные по PEC с соблюдением технических регламентов. Ограничивается число случаев, в которых требуется использовать ЭЦП, и предусматривается возможность использования более простых способов подписания, если это не влечет ущерба для безопасности и надежности.

  • Сайты государственных органов и прозрачность государственного управления (ст. 54). Новый «Кодекс» расширяет обязательный контент официальных сайтов государственных органов. Предусматривается публикация объявлений о проведении конкурсов. «Кодекс» обязывает государственные органы поддерживать актуальность данных и информации, которые по закону должны быть размещены на сайте.

  • Удовлетворенность граждан (ст. 54 и 63). Государственные органы обязаны принимать соответствующие меры для постоянного мониторинга удовлетворенности своих "клиентов" он-лайн услугами.

  • Публикация форм в Интернете (ст. 57). Государственные органы обязаны публиковать в сети перечень документов, необходимых для получения государственных услуг (включая действующие формы), и не вправе требовать использования форм, которые не были опубликованы. Невыполнение требования о публикации форм будет учитываться при оценке деятельности соответствующих ответственных лиц.

  • Передача информации через Интернет (ст. 58). Государство не вправе запрашивать информацию, которая у него уже есть. Во избежание повторного представления гражданами одних и тех же данных, органы, отвечающие за ведение государственных баз данных, должны будут подготовить соответствующие соглашения для обеспечения свободного доступа других государственных органов к имеющейся у них информации.

  • Информационное взаимодействие между коммерческими организациями и государственными органами (ст. 5а). Обмен информацией и документами (в том числе для статистических целей) между коммерческими организациями и государственными органами должен идти только с использованием ИКТ.

  • Доступ к интернет-услугам (ст. 64 и 65). Для получения доступа к государственным услугам, предоставляемым через Интернет, могут, помимо электронного удостоверения личности и национальной сервисной карты, использоваться и иные инструменты, обеспечивающие идентификацию запрашивающего услуги человека.

  • Подписи (ст. 1 п. 1, и ст. 28 п. 3-бис). Вводится понятие усиленной электронной подписи (firma elettronica avanzata), которую можно будет использовать для подписания полностью легитимных электронных документов. В результате либерализуется рынок электронных цифровых подписей, с условием, что информация о владельце сертификата и о пределах его полномочий содержится в отдельном электронном сертификате, доступном в сети.

  • Электронное удостоверение личности и национальная сервисная карта (ст. 64). Обе эти карты могут использоваться для целей электронной идентификации.

  • Системы электронных платежей (ст. 5). Новый «Кодекс» разрешает использование ряда инструментов (кредитные, дебетовые и предоплаченные карты, прочие существующие инструменты для проведения электронных платежей), для оплаты услуг государственных органов. Государственным органам разрешается также пользоваться услугами частных компаний для получения платежей.

  • Электронные реестры, электронные дела и прозрачность государственного управления (ст. 40-бис и 41). Предусмотрено, что любое сообщение, переданное посредством сертифицированной электронной почты между государственными органами, или между государственным органом и гражданином/организацией, должно быть зарегистрировано в электронной системе. Орган, отвечающий за соответствующий процесс, формирует документы и данных в электронное дело, снабжённое специальным идентификатором.

  • Базы данных, имеющие национальное значение (ст. 60). В новом «Кодексе» перечислены базы данные национального значения: национальный реестр географических данных, национальный реестр населения, национальная база данных государственных контрактов, реестры судебных решений, реестр юридических лиц, автоматизированные архивы по вопросам иммиграции и предоставления убежища.

  • Информационная безопасность (ст. 51). Новый «Кодекс» уделяет большое внимание вопросам, касающихся обеспечения непрерывности деловой деятельности и восстановления после катастроф. Государственные органы должны подготовить соответствующие планы, обеспечивающие, в случае стихийного бедствия, непрерывность их деятельности по предоставлению ключевых услуг и восстановление нормальной работы.

  • Открытые государственные данные (ст. 52 и 68). Новый Кодекс обращает особое внимание на ответственность государственных органов за обновление, распространение и предоставление возможности коммерческого использования государственных данных согласно принципам «открытого правительства».
Источник: сайт министерства по вопросам государственного управления и инноваций Италии / сайт ePractice.eu
http://www.innovazionepa.gov.it/lazione-del-ministro/cad/nuovo-codice-dellamministrazione-digitale.aspx
http://www.epractice.eu/en/news/5277464

Арбитражная практика: Хотя письмо было направлено на имя директора, штраф заплатит сама организация

Иногда организации, оспаривая в судебном порядке наложенные на них контролирующими органами штрафы, используют интересную тактику защиты - пытаются переложить штрафные санкции с юридического лица на его руководителя (должностное лицо), и снизить, таким образом, размеры штрафа. В рассматриваемом случае суд счел представленную аргументацию необоснованной.

Суть спора

Рассматривая очередную жалобу о нарушении Федерального закона «О защите
конкуренции», Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Карелия предложило руководителю муниципального учреждения «Недвижимость-ИНВЕСТ» (МУ «Н-ИНВЕСТ») в срок до 20 апреля 2010 года представить документы, касающиеся проведения нескольких открытых конкурсов, которые бы подтверждали опубликование извещений о проведении конкурсов; информацию о нормативных правовых актах, которыми руководствовалось учреждение при проведении конкурса; копии документов по утверждению конкурсных документаций, составов конкурсных комиссий для проведения конкурсов.

Поскольку документы представлены не были, то в отношении МУ «Н-ИНВЕСТ» было возбуждено дело об административном правонарушении, и организация была  оштрафована на 300 тысяч рублей.

Свое несогласие с этим решением МУ «Н-ИНВЕСТ» обосновывал, в том числе, следующим: поскольку запрос антимонопольного органа о представлении документов был адресован руководителю учреждения, то МУ «Н-ИНВЕСТ» не является субъектом правонарушения. Дело здесь в том, что если юридическое лицо, согласно ч.5 ст.19.8 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП РФ), может быть оштрафовано на сумму от 300 до 500 тысяч рублей, то штрафные санкции на должностное лицо значительно ниже - от десяти до пятнадцати тысяч рублей. Так что организации было за что побороться.

Позиция суда

Арбитражный суд Республики Карелия,  принимая решение по делу № А26-5768/2010, исходил из того, что за непредставление сведений по требованию государственных органов по ст.19.8 КоАП РФ к административной ответственности могут быть привлечены сразу несколько лиц: само юридическое лицо, его руководите ль и иные должностные лица. Обязанность представлять информацию по требованию антимонопольного органа может быть возложена как на некоммерческие организации, так и на их должностных лиц (ст.25 ФЗ «О защите конкуренции»).

Письмо УФАС Карелии от 31 марта 2010 года было адресовано руководителю МУ «Н- ИНВЕСТ», который, в соответствии с уставом и трудовым договором, является единоличным исполнительным органом учреждения, осуществляет организационные и распорядительные функции по всем вопросам деятельности учреждения.

В этой связи суд решением от 5 августа 2010 года признал законным привлечение к ответственности именно организации, а не её руководителя, и признал вынесенное УФАС Карелии постановление о штрафе законным и обоснованным.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд своим постановлением  от 13 ноября 2010 г. не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции, дополнительно отметив, что письмо о предоставлении информации было направлено УФАС в адрес руководителя МУ "Недвижимость ИНВЕСТ" по юридическому адресу учреждения, который согласно уставу учреждения, совпадает с его местом нахождения и почтовым адресом.

Доводы апелляционной жалобы о том, что письмо УФАС о предоставлении информации было направлено административным органом в адрес должностного лица, а не юридическому лицу - МУ "Недвижимость ИНВЕСТ", в связи с чем у заявителя не возникло обязанности по предоставлению запрашиваемой информации, были признаны судом апелляционной инстанции необоснованными, и жалоба организации была оставлена без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего Арбитражного суда
http://kad.arbitr.ru/

среда, 16 февраля 2011 г.

Италия: Новая редакция «Кодекса электронного правительства» - часть I

30 декабря 2010 года в Италии вступила в силу новая редакция «Кодекса электронного правительства» (Codice dell'Amministrazione Digitale, CAD), утвержденная законодательным декретом № 235/2010 (Decreto legislativo n. 235/2010). Наряду с законодательным декретом 150/2009 (т.н. «реформой Брунетты»), который ввел принципы прозрачности и подотчётности в государственном управлении, данный «Кодекс» считается опорой процесса обновления системы государственного управления в Италии.

Таким образом, обновлена, с учетом произошедших изменений в технологиях, нормативно-правовая база электронного правительства, созданная в 2005 году.

Как отмечается в информации, опубликованной на сайте министерства по делам государственного управления и инноваций, законодательный декрет 235/2010, решительно поддержанный министром Брунеттой (Brunetta), должен начать процесс, который даст Италии современное, электронное, менее  бюрократическое государственное управление. Благодаря новому «Кодексу», электронное правительство уже не будет лишь «декларацией о намерениях». Опираясь накопленный за эти годы опыт, новый кодекс вводит ряд новых правил, которые должны непосредственно повлиять на практику государственного управления и качество оказываемых услуг. Реформа вводит ряд обязательных требований для государственных органов, обеспечивает реальные права граждан и организаций, а также уверенность операторов  в действительности и законности электронного государственного управления. В соответствии с планом построения электронного правительства, данная версия «Кодекса» будет действовать до 2012 года.

Новый «Кодекс» основывается на двух основных принципах:
  • Эффективность реформы: Вводятся меры поощрения и наказания. Предусматривается поощрение передовых органов государственной власти (включая возможность использования в этих целях части достигнутой за счет внедрения ИКТ экономии) и наказание отстающих;
  • Поощрение инноваций в сфере государственного управления: Упрощая и  автоматизируя процедуры государственного управления, государство должно сэкономить средства, которые могут быть использованы для финансирования проектов с целью стимулирования инноваций и участвующего в них персонала.
В ближайшие месяцы у граждан и коммерческих организаций появится возможность взаимодействовать через Интернет со всеми местными и центральными органами власти. В частности:
  • В течение следующих трех месяцев, органы государственной власти начнут использовать сертифицированную электронную почту (PEC) или иные эквивалентные технологические решения для всех видов взаимодействия, при которых требуется посылать отправителям (ранее зарегистрировавшим свой адрес электронной почты) уведомление о доставке;

  • В течение ближайших четырех месяцев, правительство должно определить орган государственной власти, на который будет возложена вся ответственность за внедрение ИКТ;

  • В течение следующих 6 месяцев, на сайтах органов центрального правительства начнут размещаться объявления о проводимых конкурсах;

  • В течение следующих 12 месяцев будет выпущены технические регламенты (regole tecniche), которые в полной мере обеспечат юридическую силу электронных документов и их бумажных копий, способствуя тем самым получению максимальной отдачи от перехода государственных органов на электронный документооборот. Государственные органы теперь не вправе требовать использования форм, если те не выложены на их сайтах. Граждане теперь будут лишь однократно предоставлять свои данные государственным органам: это уже будет задачей владеющего этими данными государственного органа обеспечить доступность этой информации для других заинтересованных государственных органов;

  • В течение следующих 15 месяцев, государственные органы подготовят соответствующие планы действий на случай чрезвычайных ситуаций, с тем, чтобы обеспечить, в случае стихийного бедствия, непрерывность предоставления основных услуг и впоследствии - возврат к нормальной работе.
(Окончание следует)

Источник: сайт министерства по вопросам государственного управления и инноваций Италии / сайт ePractice.eu
http://www.innovazionepa.gov.it/lazione-del-ministro/cad/nuovo-codice-dellamministrazione-digitale.aspx
http://www.epractice.eu/en/news/5277464