четверг, 31 июля 2014 г.

США: Несмотря на обеспокоенность проблемами безопасности, медицинские учреждения уже сейчас широко используют облачные вычисления


Заметка Дика Вейзингера (Dick Weisinger) была опубликована 14 июля 2014 года на блоге компании Formtek – поставщика ECM-решений.

Как показали итоги опроса, проведенного американским Обществом информационных систем и систем менеджмента в здравоохранении (Healthcare Information and Management Systems Society, HIMSS), учреждения здравоохранения уже в значительной степени используют облачные вычисления, см. http://www.himssanalytics.org/research/AssetDetail.aspx?pubid=82160&tid=127 .
Для справки: Опубликованный в июне 2014 года отчет проводившей опрос компании HIMSS Analytics объёмом 31 стр. доступен по адресу: http://apps.himss.org/content/files/HIMSSAnalytics2014CloudSurvey.pdf

Как отмечается в отчете, «Медицинские учреждения используют облачные сервисы в качестве жизнеспособной альтернативы традиционным ИТ-услугам. Свыше 80 процентов из 150 респондентов, принявших участие в «облачном» опросе HIMSS Analytics 2014 года, сообщили, что их медицинское учреждение в настоящее время использует облачные сервисы. Половина уже использующих облачные сервисы респондентов применяют эти услуги для размещения приложений, поддерживающих клиническую деятельность; при этом большинство использует программное обеспечение как услугу (SaaS). В число других ключевых областей, в которых в настоящее время используется облачные сервисы, вошли обмен информацией о здоровье, хостинг программных приложений для управления кадрами и соответствующих данных, а также резервное копирование и обеспечение возможности восстановления после катастроф. Три четверти респондентов используют либо частное, либо гибридное облако.»

«Перспектива облачных сервисов позитивная, особенно среди тех учреждений здравоохранения, которые уже используют облачные сервисы. Почти все такие учреждения сообщили о планах по расширению использования облачных сервисов в будущем. Среди областей, в которых, по мнению респондентов, масштабы применения облачных сервисов будут расширяться, названы хостинг архивных данных, резервное копирование и поддержка восстановления после катастроф, а также хостинг оперативных данных.»

«Несмотря на эти позитивные выводы, не все медицинские учреждения готовы внедрять облачные сервисы. На самом деле те учреждения, которые в настоящее время не используют облачные сервисы, в меньшей степени собираются использовать их в будущем.»
75 процентов обследованных организаций заявили, что предпочитают использовать частные или гибридные облака. Также выяснилось, что:
  • 83% респондентов использует облачные сервисы,

  • 86% уже размещает приложения в облаке,

  • 79% респондентов используют облако для восстановления после катастроф и для резервного копирования;

  • 78% считают облако своей основной системой хранения данных;

  • 77% архивируют данные в облаке.
Не удивительно, что учреждения здравоохранения считают вопрос безопасности одним из главных при оформлении контрактных взаимоотношений с поставщиком облачных услуг:
  • 58% считают важным обеспечение физической безопасности, предлагаемое поставщиком услуг,

  • 47% сообщили о проведении ими проверок технической безопасности, обеспечиваемой поставщиком услуг,

  • 41% считают важными организационные меры безопасности, предлагаемые поставщиком облачных услуг (под эти понимается разработка политик безопасного использования ИТ-услуг пользователями, ответственность всех пользователей за сохранение конфиденциальности информации, управление доступом и его протоколирование, ознакомление персонала и т.п. – Н.Х.).
В отчете сделан вывод о том, что «будущее облачных сервисов представляется в положительном свете, особенно среди тех учреждений здравоохранения, которые уже используют облачные сервисы».

Дик Вейзингкр (Dick Weisinger)

Источник: блог компании Formtek
http://formtek.com/blog/health-care-in-the-cloud-despite-security-concerns-early-cloud-use-widespread/

Утверждены формы заверительных надписей об удостоверении равнозначности электронного документа и документа на бумажном носителе


Министерство юстиции активно разрабатывает подзаконные нормативно-правовые акты, необходимые для осуществления нотариальных действий в смешанном документообороте.

Приказом Министерства юстиции РФ от 4 июля 2014 г. № 153 внесены изменения в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. № 99 «Об утверждении форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах».

Приказом утверждены две новые формы удостоверительных надписей:
  • Форма № 78 «Удостоверительная надпись об удостоверении равнозначности электронного документа документу на бумажном носителе»;

  • Форма № 79 «Удостоверительная надпись об удостоверении равнозначности документа на бумажном носителе электронному документу».
Удостоверительная надпись об удостоверении равнозначности электронного документа документу на бумажном носителе содержит следующую формулировку: «настоящий электронный документ равнозначен документу, представленному мне на бумажном носителе, и имеет ту же юридическую силу». Документ заверяется квалифицированной электронной подписью нотариуса.

Удостоверительная надпись об удостоверении равнозначности документа на бумажном носителе электронному документу содержит следующую формулировку: «настоящий документ на бумажном носителе равнозначен представленному мне электронному документу и имеет ту же юридическую силу». Кроме того, в ней указывается, что «квалифицированная электронная подпись лица, подписавшего представленный мне электронный документ, проверена, ее принадлежность заявителю подтверждена».

Источник: ИА "ГАРАНТ"
http://www.garant.ru/hotlaw/federal/553856/ 

среда, 30 июля 2014 г.

Начато публичное обсуждение нового стандарта по защите персональных данных ISO/IEC 29190 «Модель оценки способности обеспечить неприкосновенность частной жизни»


С 4 июля 2014 года на сайте Британского института стандартов (BSI) выложен для публичного обсуждения проект нового стандарта Международной организации по стандартизации ISO/IEC 29190 «Информационные технологии - Методы и средства обеспечения безопасности - Модель оценки способности обеспечить неприкосновенность частной жизни» (Information technology - Security techniques - Privacy capability assessment model) объёмом 26 страниц, см. http://drafts.bsigroup.com/Home/Details/53006 , а также http://www.iso.org/iso/home/store/catalogue_tc/catalogue_detail.htm?csnumber=45269  . Обсуждение продлится до 2 сентября 2014 года.


Настоящий стандарт является высокоуровневым руководством для организаций по вопросам проведения ими оценки своих возможностей по управлению процессами, потенциально затрагивающими неприкосновенность частной жизни (т.е. процессами, в рамках которых обрабатываются персональные данные – Н.Х.). В нём, в частности:
  • определены шаги, выполняемые в ходе оценки процессов на предмет их способности обеспечить защиту персональных данных;

  • определен набор уровней способности обеспечить защиту персональных данных;

  • даны рекомендации в отношении ключевых направлений деятельности в рамках процессов, для которых следует оценить способности обеспечить защиту персональных данных;

  • даны рекомендации для специалистов, осуществляющих оценку процессов;

  • даны рекомендации о том, как интегрировать оценку способности обеспечить защиту персональных данных в деловую деятельность организаций.
Настоящий стандарт адресован лицам, ответственным за руководство, управление и эксплуатацию средств организации по защите персональных данных; а также тем, кто отвечает за консультирование соответствующих заинтересованных сторон. Модель оценки учитывает различные потребности заинтересованных сторон в защите персональных данных, и позволяет на выходе сформировать рекомендации для различных заинтересованных сторон: от специалистов по корпоративному стратегическому планированию до руководителей и сотрудников основных деловых подразделений.

Источники: сайт Британского института стандартов / сайт ИСО
http://drafts.bsigroup.com/Home/Details/53006
http://www.iso.org/iso/home/store/catalogue_tc/catalogue_detail.htm?csnumber=45269 

Уточнен порядок ведения кредитных историй


Для принятия грамотных решений в отношении своих контрагентов организациям достаточно часто требуется максимальная доступность кредитной информации о заемщиках. По мнению экспертов, для более полного раскрытия такой информации необходимо обобщить в кредитных историях не только информацию о полученных в банках кредитах, но и нужна «возможность распространения через бюро кредитных историй данных, полученных от предприятий розничной торговли и компаний коммунальных служб».

Федеральный закон от 28 июня 2014 года № 189-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О кредитных историях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» уточнил порядок представления информации источниками формирования кредитной истории хотя бы в одно бюро кредитных историй, включенное в государственный реестр бюро кредитных историй, без получения согласия на ее представление (статья 5):
  • Кредитные организации, микрофинансовые организации и кредитные кооперативы обязаны представлять всю имеющуюся информацию в отношении заемщиков, поручителей, принципалов (часть 3.1);

  • Организации, являющиеся заимодавцами по договорам займа (за исключением кредитных организаций, микрофинансовых организаций и кредитных кооперативов), вправе представлять имеющуюся информацию в отношении заемщиков, поручителей, а также обязаны представлять в бюро кредитных историй информацию о погашении займов, информация о которых была ранее передана в бюро кредитных историй (часть 3.2);

  • Организации, в пользу которых вынесены вступившие в силу и не исполненные в течение 10 дней решения суда о взыскании с должника денежных сумм в связи с неисполнением им обязательств по внесению платы за жилое помещение, коммунальные услуги и услуги связи, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов (речь идет о службе судебных приставов – Н.Х.), при взыскании неисполненных алиментных обязательств, обязательств по внесению платы за жилое помещение, коммунальные услуги и услуги связи вправе представлять имеющуюся информацию о денежных суммах, а также информацию, содержащуюся в титульной части кредитной истории в отношении должников.
Они также обязаны сообщать информацию об исполнении решения суда (полном или частичном), информация о котором ранее направлялась в бюро кредитных историй, а также обязаны направить уведомление должнику о передаче информации о нем в бюро кредитных историй в порядке, установленном Банком России. Бюро кредитных историй обязано включить такую информацию в состав кредитной истории (часть 3.3);

Источник формирования кредитных историй - организация, в пользу которой решение суда и служба судебных приставов вправе представлять соответствующую информацию в бюро кредитных историй в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации, или в форме документа на бумажном носителе (часть 5.1). Если представление информации осуществляется в отношении более чем четырех субъектов кредитной истории в течение одного года, то источник формирования кредитных историй обязан представлять информацию в форме электронного документа.

Все остальные источники формирования кредитных историй представляют информацию в бюро кредитных историй только в форме электронного документа (часть 5).

Согласие субъекта кредитной истории на раскрытие информации, содержащейся в основной части кредитной истории, может быть получено пользователем кредитной истории в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации, или в письменной форме на бумажном носителе с собственноручной подписью субъекта кредитной истории при предъявлении субъектом кредитной истории пользователю кредитной истории паспорта или иного документа, удостоверяющего личность (часть 9).

Бюро кредитных историй имеет право в любое время запросить у пользователя кредитной истории подлинный экземпляр или копию согласия субъекта кредитной истории на получение основной части кредитной истории, заверенную уполномоченным должностным лицом пользователя кредитной истории. Подлинный экземпляр согласия субъекта кредитной истории на получение основной части кредитной истории хранится в течение пяти лет после окончания срока действия договора займа (кредита). В случае, если договор не был заключен, согласие на получение основной части кредитной истории хранится в течение пяти лет со дня окончания срока действия согласия. Хранение согласий субъектов кредитных историй должно осуществляться в форме, позволяющей проверить их целостность и достоверность (часть 12).

При этом сокращен на пять лет срок хранения кредитных историй в кредитных бюро, и расширен список оснований аннулирования кредитных историй (теперь это не только истечение срока хранения).
Федеральный закон от 30.12.2004 N 218-ФЗ «О кредитных историях»

Статья 7. Хранение и защита информации

1. Бюро кредитных историй обеспечивает хранение кредитной истории в течение 10 лет со дня последнего изменения информации, содержащейся в кредитной истории.

Кредитная история аннулируется (исключается из числа кредитных историй, хранящихся в соответствующем бюро кредитных историй):
  • по истечении 10 лет со дня последнего изменения информации, содержащейся в кредитной истории;

  • на основании решения суда, вступившего в силу;

  • по результатам рассмотрения указанного в части 3 статьи 8 настоящего Федерального закона заявления субъекта кредитной истории в случае, если по результатам рассмотрения такого заявления принято решение о полном оспаривании информации, содержащейся в его кредитной истории.
Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=164869 

вторник, 29 июля 2014 г.

Управление государственных документов австралийского штата Виктория опубликовало обновленные спецификации, поддерживающие стандарт хранения документов


Данное сообщение было опубликовано 11 июля 2014 года на сайте Управления государственных документов австралийского штата Виктория (Public Record Office Victoria, PROV).

Управление государственных документов радо сообщить о публикации пересмотренных спецификаций, поддерживающих стандарт хранения PROS 11/01 (Storage Standard – дополнительную информацию об этом стандарте и спецификациях к нему см. http://rusrim.blogspot.ru/2011/02/blog-post_01.html ; информацию о ходе пересмотра спецификаций см. http://rusrim.blogspot.ru/2014/04/blog-post_22.html - Н.Х.).

В первоначальные спецификации, выпущенные в 2011 году, был внесен ряд существенных изменений. В частности, были разделены требования к хранению документов органами исполнительной власти штата и требования к сертифицированным Управлением поставщикам услуг хранения (Approved Public Record Office Storage Suppliers, APROSS). Были также проведены перегруппировка, объединение и удаление ряда требований.

Новые спецификации и взаимосвязанные с ними контрольные списки (checklists) можно скачать по следующим ссылкам:
Мы хотели бы поблагодарить всех, кто высказал свое мнение в процессе публичного обсуждения.

Также были подготовлены проекты дополнительных Руководств (Guidelines), помогающих исполнять на практике сформулированные в спецификациях требования. Они сейчас выложены для публичного обсуждения в разделе сайта, посвященном пересмотру стандартов, см. http://prov.vic.gov.au/government/recordkeeping-standards-project/storage-standard-review . В их число входят:
Публичное обсуждение новых руководств продлится до 25 июля 2014 года.

Источник: сайт PROV
http://prov.vic.gov.au/government-recordkeeping/pros-1101-storage-standard-revised-storage-specifications-issued 

Утверждены «Требования к формату электронного документа, изготавливаемого для удостоверения его равнозначности документу на бумажном носителе»


Приказом Министерства юстиции РФ от 4 июля 2014 года № 152 утверждены «Требования к формату электронного документа, изготавливаемого для удостоверения его равнозначности документу на бумажном носителе».

Мой комментарий: Поражает безграмотность названия нормативного документа. Чувствуется, что в Минюст уже, видимо,  пришло «поколение ЕГЭ» :) Почему нельзя было сказать по-человечески, например, так: «Требования к формату нотариально заверяемой электронной копии бумажного документа»?

Для совершения нотариального действия по удостоверению равнозначности электронного документа документу на бумажном носителе, предусмотренного статьей 103.8 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I, нотариус или лицо, замещающее временно отсутствующего нотариуса, изготавливает электронный образ документа на бумажном носителе, представленного лицом, обратившимся за совершением данного нотариального действия (п.1).

Электронный образ документа на бумажном носителе формируется в виде одного многостраничного файла изображения в формате TIFF (Tagged Image File Format). Сканирование документа должно производиться с разрешением не менее 300 dpi (точек на дюйм), в оттенках серого, глубина цвета не менее 8 бит на пиксель со сжатием LZW (Lempel-Ziv-Welch) (п.2).

Мой комментарий: Специалисты Минюста явно не в курсе того, что в ряде случаев цвет необходим для правильного восприятия документа, и в этих случаях сканирование в цвете – отнюдь не «роскошь».

Если электронный документ требуется для представления в орган государственной власти, орган местного самоуправления или внебюджетные фонды и нормативным правовым актом установлены требования к формату такого документа, нотариус изготавливает электронный образ документа с учетом этих требований в соответствующем формате (п.3).

Мой комментарий: Согласно этому положению, нотариусам перед удостоверением документа придется по справочно-правовым системам проверять, имеюттся ли какие-либо требования к форматам, не изменились ли они и т.д. И все равно будут риски того, что нотариус при изготовлении электронной копии ошибётся, что впоследствии может привести к непризнанию и не принятию документа.

В формируемый файл электронного документа, являющийся электронным образом документа, включается удостоверительная надпись, совершенная нотариусом в электронном виде (п.4).

Электронный образ документа, содержащий удостоверительную надпись, подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса в формате PKCS#7 (отделенная электронная подпись в кодировке DER) (п.5).

Электронный документ, содержащий удостоверительную надпись и подписанный усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса, передается (представляется) нотариусом лицу, обратившемуся за совершением нотариального действия, способом, согласованным с этим лицом (например, по электронной почте, на отчуждаемых машинных носителях, таких как CD/DVD-ROM, флэш-карты или иные устройства, используемые для переноса информации) (п.6).

Мой комментарий: Возникает вопрос, как будет фиксироваться факт передачи электронного документа, если нотариус пошлет его по электронной почте, и как нотариус будет доказывать, что он действительно направил документ заявителю.

Источник: ИА "ГАРАНТ"
http://www.garant.ru/hotlaw/federal/553852/ 

понедельник, 28 июля 2014 г.

Правительство сочло возможным перейти на электронный документооборот на год раньше, чем планировалось ранее


В ходе прошедшего 13 февраля 2014 года заседания Правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности был одобрен в основном проект Регламента обмена электронными документами при взаимодействии федеральных органов исполнительной власти между собой, а также определен срок (27 апреля 2015 года), до которого федеральным органам исполнительной власти необходимо привести ведомственные системы электронного документооборота в соответствие требованиям Регламента.

В пояснительной записке к проекту постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменения в постановление Правительства Российской Федерации от 6 сентября 2012 г. № 890 «О мерах по совершенствованию электронного документооборота в органах государственной власти»» причина изменения сроков введения электронного документооборота объясняется тем, что «уже в апреле 2015 года будет обеспечена готовность систем электронного документооборота федеральных органов исполнительной власти к переходу на обмен электронными документами при взаимодействии между собой и с Правительством Российской Федерации», поэтому «целесообразно сократить срок такого перехода на один год, то есть до 31 декабря 2016 года».

Теперь пункт 2 Постановления Правительства звучит следующим образом:
Постановление Правительства РФ от 6 сентября 2012 года № 890 «О мерах по совершенствованию электронного документооборота в органах государственной власти»

2. Установить, что переход на обмен электронными документами при взаимодействии федеральных органов исполнительной власти между собой и с Правительством Российской Федерации осуществляется по мере готовности к такому обмену информационно-технологической инфраструктуры, входящей в состав информационных систем электронного документооборота указанных органов, имея в виду, что этот переход необходимо завершить до 31 декабря 2016 г., а перед началом обмена электронными документами каждый из участников информационного взаимодействия должен подтвердить готовность своей информационной системы электронного документооборота к подобному обмену.
Мой комментарий: Оптимизм Минкомсвязи мне непонятен – практика вроде бы не даёт для него оснований.  Несмотря на серьезные успехи, достигнутые в области использования электронных документов и электронных каналов взаимодействия в государственном управлении, нерешенных проблем у органов государственной власти более чем достаточно. Бумажный межведомственный документооборот пока что меньше не стал. Ряд федеральных органов исполнительной власти, с моей точки зрения, не готовы к электронному документообороту даже в техническом и кадровом отношении, не говоря уже о необходимости перестраивать деловые процессы …

Для сравнения скажу, что такая страна, как США, к 2019 году скромно планирует обеспечить управление и хранение изначально-электронных документов, и в первую очередь электронной почты, в электронном виде (попросту говоря, покончить с их распечатыванием). Задача перехода на 100% электронное взаимодействие там даже не ставится…

Хотя я очень хотела бы на этот раз ошибиться в своей оценке, но, думаю, скорее всего, этот переход произойдёт примерно так же, как и переход на электронное взаимодействие через СМЭВ при оказании государственных услуг – все дружно отчитаются об исполнении, но при этом втихаря увеличат расходы на фельдсвязь и курьеров :)

Источник: Кодекс / Единый портал для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения
http://docs.cntd.ru/document/420209547
http://regulation.gov.ru/get.php?view_id=12&doc_id=34351

Франция: Опубликованы труды проведенного в 2013 году коллоквиума «Когда архивация становится электронной…»


Как напомнил на днях сайт дипломатического ведомства Франции, 5-6 февраля 2013 года отделение Национальных Архивов в Пьеррефит-сюр-Сен (Pierrefitte-sur-Seine) совместно с Дипломатическим архивом министерства иностранных дел провели коллоквиум по электронной архивации (о которой также см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/2013_25.html . Во Франции под «архивацией» понимается и архивное дело, и управление документами/делопроизводство – Н.Х.).

В ходе двухдневного мероприятия, ставшего символом партнерства между двумя учреждениями, участники стремились продвинуть архивную мысль, отталкиваясь от конкретных примеров внедрения систем электронной архивации как в государственном секторе (в Министерстве иностранных дел и международного развития, в Министерстве обороны, в Министерстве финансов, в Евросоюзе), так и в частном секторе (компании Orange France Telecom и Groupe La Poste). Кроме того, организаторы постарались придать этой дискуссии международный характер, пригласив коллег из Федеральных архивов Швейцарии поделиться своими мыслями по этому вопросу.

Основные усилия в течение этих двух дней были направлены на консолидацию архивных понятий и представлений и на адаптацию методов архивации с проектирования и ввода в эксплуатацию систем электронной архивации (systèmes d’archivage électronique, SAE – в российской терминологии это СЭД и ECM-системы – Н.Х.).

Теперь организаторы выложили в сети труды данного коллоквиума – «том» объёмом 106 страниц, который доступен по адресу http://www.diplomatie.gouv.fr/fr/IMG/pdf/Actes_colloque_AE_fevr-2013_diffusion-numerique_cle04a718.pdf .

В трудах коллоквиума опубликованы следующие доклады:
  • Анн Бюрнель (Anne Burnel) «На пути к новой практике архивации» (Vers une nouvelle pratique archivistique);

  • Лурд Фуэнте-Хашимото (Lourdes Fuentes Hashimoto), Реми Вердо (Rémy Verdo), Франсуаз Ватель (Françoise Watel) «Традиции управления документами в Дипломатическом архиве, и их адаптация к электронной среде» (La tradition de records management aux Archives diplomatiques et son adaptation à l’environnement électronique)

  • Андреас Келлерхальс (Andreas Kellerhals), Кристина Охнесорге (Krystyna Ohnesorge), Стефан Неллен (Stefan Nellen) «Электронные архивы – повседневная поддержка государственного управления и обновление теоретических представлений: опыт Федеральных архивов Швейцарии» (Les archives numériques en Suisse : entre une pratique quotidienne en développement continu et un renouveau des concepts théoriques);

  • Софи Брюнтон (Sophie Bruneton), реми Рок (Rémy Roques), Сандрин Суляс (Sandrine Soulas) «Электронная архивация в группе La Poste, или о важности управления документами» (L’archivage électronique à La Poste ou la nécessité du records management);

  • Аньес Данжио-Барроз (Agnès D'angio-Barros), Элен Люмо (Hélène Lhoumeau), Эдуард Вассер (Édouard Vasseur) «Электронная архивация в государственных органах: Опыт архивных служб трех министерств в рамках законодательно-нормативного регулирования деятельности государственных архивов» (L'archivage électronique dans l'administration publique: expériences croisées de trois services d’archives ministériels dans le contexte réglementaire des archives publiques);

  • Мари Лапердри (Marie Laperdrix) и Тома ван дер Валле (Thomas van de Walle) «Когда архивация становится электронной: Изменяется ли профессия архивиста?» (Quand l'archivage devient électronique: un changement pour la profession d'archiviste?);

  • Заключительное слово директора Национальных Архивов Аньес Маньен (Agnès Magnien).

Министерство труда и социальной защиты наделено полномочиями устанавливать сроки хранения выплатных дел, документов о выплате и доставке пенсий


Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2014 года № 659 внесены изменения в Положение о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации».

С 1 января 2015 года Министерство наделено полномочиями самостоятельно принимать акты, устанавливающие сроки хранения выплатных дел, документов о выплате и доставке страховой пенсии, накопительной пенсии и пенсий по государственному пенсионному обеспечению, в том числе в электронной форме.

Мой комментарий: Очередному ведомству предоставлено право устанавливать сроки хранения документов, связанных с его деятельностью. Я бы, правда, добавила бы обязательное нормативное требование о согласовании этих сроков с Федеральным архивном агентством. (или хотя бы об извещении о них архивного ведомства).

Для справки: Сейчас, похоже, для установления сроков хранения до сих пор используются документы советского времени, один из которых в свое время был даже отменен. – это Перечень 1988 года и примерная номенклатура дел районного (городского) отдела социального обеспечения, утвержденная Приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 28 декабря 1978 года № 147. Это не единичный случай, с аналогичной ситуацией я сталкивалась, когда разбиралась со сроками хранения медицинских документов.

Возможно, получив новые полномочия, Министерство сможет разработать свой отраслевой Перечень документов с указанием сроков хранения. 

Перечень типовых документов, образующихся в деятельности госкомитетов, министерств, ведомств и других учреждений, организаций, предприятий,с указанием сроков хранения (утв. Главархивом СССР 15.08.1988)

Вид документаСрок храненияСтатья Перечня
Лицевые счета:
б) получателей пенсий и государственных пособий
5 лет после прекращения выплаты пособий и пенсий; для единовременных пособий - 1 год п. 311
Протоколы заседаний комиссий по назначению пенсий75 лет ЭПКп. 664
Пенсионные дела (представления, ходатайства, анкеты, выписки из протоколов, копии личных документов, заявления, справки о заработной плате, трудовом стаже)а) персональных пенсионеров и членов их семей - Пост.
б) ведомственных пенсионеров - 5 лет ЭПК после прекращения выплаты пенсий
п.669
Пенсионные дела (заявления, заключения врачей, выписки из протоколов, справки о заработной плате и трудовом стаже) пенсионеров, получающих общеустановленные пенсии5 лет после прекращения выплаты пенсийп.670
Книги, журналы учета пенсионных дел5 летп.680


Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=165668

воскресенье, 27 июля 2014 г.

Службе судебных приставов разрешили готовить ответ на обращения физических или юридических лиц в рамках исполнительного производства 32 рабочих дня


Законодательно-нормативное регулирование такой традиционной для наших государственных органов работы, как работа с обращениями граждан, в последнее время приобрело новый импульс. Это привело к тому, что в настоящее время порядок работы с обращениями регулируется не только «классическим» законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», но и значительным числом других законов и подзаконных нормативных актов.

Такая ситуация в первую очередь связана с необходимостью более четкого регулирования порядка работы с обращениями в конкретных сферах деятельности; но одновременно подобный «квадратно-гнездовой» метод регулирования приводит к тому, что многие граждане, организации и даже суды не всегда понимают, какие законодательно-нормативные требования предъявляются к конкретным видам обращений.

В последние годы судебные исполнители регулярно привлекались к ответственности по статье 5.59 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП), предусматривающей административную ответственность за нарушение установленного законодательством порядка рассмотрения обращений граждан должностными лицами государственных органов и органов местного самоуправления.
Для справки: Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ устанавливает, что письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения.
Прокуратура регулярно рассказывает о случаях привлечения должностных лиц службы судебных приставов к административной ответственности за нарушение сроков рассмотрения обращений граждан.
Пример 1. Проверкой прокуратуры г. Губкинский Ямало-Ненецкий Автономного округа в июне 2014 года было установлено, что судебным приставом-исполнителем с марта 2014 года не был дан ответ на письменное обращение местной жительницы. Прокуратурой города в отношении судебного пристава-исполнителя было возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 5.59 КоАП РФ, по результатам рассмотрения которого мировым судьей судебного участка г. Губкинский должностному лицу назначено административное наказание в виде штрафа в размере 5 тыс. рублей.

Пример 2. Гражданин обратился в Отдел судебных приставов по Вашкинскому району УФССП России по Вологодской области с заявлением, в котором просил предоставить информацию о ходе и результатах исполнения решения суда о взыскании в его пользу задолженности по заработной плате. Начальник районного отдела судебных приставов мер к рассмотрению обращения гражданина не принял, письменный ответ заявителю не направил. Данный факт был установлен в ходе прокурорской проверки. Мировым судьёй Вологодской области по судебному участку № 45 было вынесено постановление о привлечении должностного лица к административной ответственности в виде штрафа в размере 5 тыс. рублей. Решением Вашкинского районного суда в феврале 2014 года постановление мирового судьи оставлено в силе.
Сейчас в ряде органов государственной власти для того, чтобы вывести работу по ряду видов обращений граждан из-под действия закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» и статьи 5.59 КоАП, их «переводят» в разряд государственных услуг. Это же сделала и Федеральная служба судебных приставов.

Приказами Министерства юстиции РФ №86 от 23 апреля 2014 года и № 92 от 28 апреля 2014 года утверждены:
  • Административный регламент Федеральной службы судебных приставов по предоставлению государственной услуги по предоставлению информации по находящимся на исполнении исполнительным производствам в отношении физического и юридического лица;

  • Административный регламент Федеральной службы судебных приставов по предоставлению государственной услуги по рассмотрению заявлений в рамках исполнительного производства об исправлении допущенных в постановлении судебного пристава описок или явных арифметических ошибок, о продлении сроков в исполнительном производстве, об отложении исполнительных действий и об отложении применения мер принудительного исполнения, о приостановлении или прекращении исполнительного производства, об отмене постановления судебного пристава об окончании исполнительного производства, о проведении проверки правильности удержания и перечисления денежных средств по судебному акту, акту другого органа или должностного лица, о розыске должника, его имущества или розыске ребенка, о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.
Результатами предоставления государственной услуги по предоставлению информации по находящимся на исполнении исполнительным производствам в отношении физического и юридического лица являются направление заявителю:
  • информации по находящимся на исполнении исполнительным производствам в отношении физического и юридического лица;

  • уведомления о наличии (отсутствии) исполнительного производства на исполнении;

  • уведомления об отказе в предоставлении государственной услуги.
Результатом предоставления государственной услуги по рассмотрению заявлений в рамках исполнительного производства является направление заявителю постановлений и уведомлений:
  • о внесении изменений (об отказе во внесении изменений) в ранее вынесенное постановление,

  • о продлении (об отказе в продлении) сроков в исполнительном производстве,

  • об отложении (об отказе в отложении) исполнительных действий и отложении (об отказе в отложении) применения мер принудительного исполнения,

  • о приостановлении или прекращении (об отказе в приостановлении или прекращении) исполнительного производства,

  • об отмене (об отказе в отмене) постановления судебного пристава об окончании исполнительного производства,

  • об объявлении розыска (об отказе в объявлении розыска) должника, его имущества или розыска ребенка,

  • о временном ограничении (об отказе во временном ограничении) на выезд должника из Российской Федерации,

  • об отказе в предоставлении государственной услуги или об отсутствии исполнительного производства на исполнении,

  • о результатах проведения проверки правильности удержания и перечисления денежных средств по судебному акту, акту другого органа или должностного лица.
При этом сроки предоставления государственных услуг различаются:

Вид услугиСрок предоставления государственной услуги
Рассмотрение заявлений в рамках исполнительного производства32 рабочих дня со дня поступления заявления в ФССП России, ее территориальные органы и их структурные подразделения
Предоставление информации по находящимся на исполнении исполнительным производствам в отношении физического и юридического лица 17 рабочих дней со дня поступления заявления в ФССП России, ее территориальные органы и их структурные подразделения.

Для получения государственной услуги в электронном виде заявителю предоставляется возможность направить заявление в электронной форме, в том числе с использованием Единого портала (п.36 в обоих Административных регламентах).

При обращении заявителя в электронной форме за получением государственной услуги заявление и прилагаемые к нему документы в электронной форме должны быть подписаны электронной подписью заявителя в соответствии с Законом об электронной подписи (п.37 в обоих Административных регламентах).

Мой комментарий: Работа с этими видами обращений отличается от практики приёма «просто» обращений граждан (так, например, положения закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» предоставляют гражданам право направлять свои письма по электронной почте, а также через интернет-приемные).

Следует учитывать, что, поскольку теперь направление документов и информации считается государственной услугой, нарушение сроков их регистрации и исполнения подпадает под другую, более жесткую, с моей точки зрения статью КоАП 5.63 «Нарушение законодательства об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

Источник: Консультант Плюс, Сайт Новости прокуратуры РФ   
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=165220
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=165216    
http://procrf.ru/news/187843-po-postanovleniyu-prokurora-vashkinskogo-rayona-nachalnik-otdela-sudebnyih-pristavov-privlechen.html 
http://procrf.ru/news/226282-za-narushenie-poryadka-rassmotreniya.html 

Арбитражная практика: При проведении государственного контроля не запрещено запрашивать документы, составляющие врачебную тайну


Когда при проведении проверок контролирующие органы выявляют те или иные нарушения, многие проверяемые организации пытаются оспорить их выводы в суде. При этом достаточно часто в качестве одного из аргументов используется незаконность истребования при проведении проверки информации и документов, содержащих те или иные виды защищаемых законодательством тайн.

Арбитражный суд Кемеровской области в сентябре 2010 года рассмотрел дело № А27-8381/2010, в котором ООО Медицинский центр «Медпроф» пытался оспорить результаты проверки его деятельности на том основании, что Управление лицензирования медико-фармацевтических видов деятельности Кемеровской области не имело право истребовать документы, составляющие врачебную тайну.

Суть спора


Управлением лицензирования медико-фармацевтических видов деятельности Кемеровской области в мае 2010 года была проведена внеплановая выездная проверка Медицинского центра по соблюдению лицензионных требований и условий при осуществлении медицинской деятельности по психиатрии-наркологии, медицинскому (наркологическому) освидетельствованию.

Основанием для проведения такой проверки послужило требование прокуратуры Кемеровской области и письмо Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Кемеровской области, согласно которому Медицинским центром были выданы медицинские свидетельства об отсутствии наркологического расстройства лицам, которым ранее Кемеровским областным наркологическим диспансером было отказано в выдаче такого медицинского заключения по причине нахождения их на наркологическом учете. На основании полученных в Медицинском центре заключений лица, состоящие на наркологическим учете, получили водительские удостоверения.

По мнению центра, Управлением были затребованы документы, не относящиеся к предмету проверки, в нарушение п.3 статьи 15 Закона № 294-ФЗ, а также документы, составляющие врачебную тайну, в нарушение статьи 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

Полагая, что проведение проверки было незаконным и что были нарушены его права и законные интересы, Медицинский центр обратился в суд.

Позиция Арбитражного суда Кемеровской области

Суд отметил, что Управлением проводилась проверка соблюдения Медицинским центром лицензионных требований и условий при осуществлении медицинской деятельности. Управлением истребовались документы, относящиеся к предмету проверки, а именно, документы, относящиеся к учетной и отчетной медицинской документации (амбулаторные карты, карты формы №25/у-04, ведомости учета врачебных посещений, журнал учета работы врачебной комиссии), а также документы, касающиеся профессиональной подготовки врачей-специалистов, осуществляющих лицензируемую деятельность.

Статьи 15 Закона № 294-ФЗ, а также 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране граждан от 22.07.1993г. № 5487-1 не устанавливают запрет уполномоченным органам истребовать при проведении государственного контроля документы, составляющие врачебную тайну.

Должностные лица органа государственного контроля (надзора) не вправе распространять информацию, полученную в результате проведения проверки и составляющую государственную, коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ.

Проверяющим необходимо было установить, что действительно осуществлялся осмотр лиц наркологами и психиатрами, что не составляет врачебную тайну; амбулаторные карты истребовались с целью подтверждения факта осуществления медицинской деятельности врачами психиатрами-наркологами, не имеющими соответствующей послевузовской профессиональной подготовки, а снятые копии амбулаторных карт не содержат сведений о каких-либо заболеваниях.

Суд отметил, что Управление, в силу имеющихся у него полномочий на проведение лицензионного контроля за осуществлением медицинской деятельности, вправе запрашивать сведения, относящиеся к предмету проверки, в том числе, составляющие врачебную тайну.

Суд отказал ООО Медицинскому центру «Медпроф» в удовлетворении заявленных требований.

Седьмой арбитражный апелляционный суд в октябре 2010 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Кемеровской области, а апелляционную жалобу общества – без удовлетворения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в январе 2011 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от Седьмого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу общества - без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/ 

суббота, 26 июля 2014 г.

Передача информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу предусмотрена только в электронной форме


Переход на использование электронных документов в нашей стране идет достаточно активно, и наибольшие успехи достигнуты в сфере сдачи различного рода отчетности в органы государственной власти в электронном виде. Наиболее активно в этом направлении работают налоговые органы, но и другие ведомства стараются не отставать.

Если на первом этапе, как правило, предусматривалась возможность подачи отчетности либо на бумажном носителе, либо в электронном виде, то сейчас все чаще государственные органы начинаю оставлять только один вариант – электронный.

Так, например, в «Положении о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу адвокатами, нотариусами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг», утвержденном постановлением Правительства РФ от 16 февраля 2005 года № 82, предусматривалось, что информация в службу «представляется в виде письменного документа на бумажном носителе, подписанного соответственно адвокатом, нотариусом, индивидуальным предпринимателем, осуществляющим предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг, или уполномоченным лицом организации, осуществляющей деятельность в указанной сфере, и заверенного печатью (при ее наличии), или в виде электронного документа, подписанного с использованием в установленном порядке электронной цифровой подписи».

Постановлением Правительства РФ от 8 июля 2014 года № 629 были внесены изменения, и с 18 июля 2014 года предоставление информации будет осуществляться только в электронном виде:
Положение о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу адвокатами, нотариусами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг (утв. постановлением Правительства РФ от 16 февраля 2005 года № 82)

3. … Информация представляется в электронной форме по информационно-телекоммуникационным сетям, в том числе через официальный сайт Федеральной службы по финансовому мониторингу в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", либо на электронном носителе информации.

Такая информация может также представляться в электронной форме посредством использования инфраструктуры, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме, в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 8 июня 2011 г. № 451 «Об инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме», либо иных государственных информационных систем при условии обеспечения надлежащего уровня защиты передаваемой информации, определяемого Федеральной службой по финансовому мониторингу.

Направляемая в электронной форме информация подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью.
Для справки: Положение регулирует порядок передачи в Федеральную службу по финансовому мониторингу информации о сделках или финансовых операциях, указанных в пункте 2 статьи 7.1 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=165415    

Арбитражная практика: Субсидиарная ответственность руководителя в 52 миллиона рублей


Дела о привлечении бывших руководителей к субсидиарной ответственности из-за утраты документов показывают, что ни один руководитель не признает своей вины и будет пытаться переложить её на кого угодно.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в июне 2013 года рассмотрел дело № А56-62694/2011, в котором бывший руководитель пытался доказать суду, что к субсидиарной ответственности нужно привлечь не его, а ликвидатора организации. Это ему не удалось, поскольку именно он не передал документацию организации ни ликвидатору, ни конкурсному управляющему.

Суть спора


В феврале 2013 года конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя ООО «ПГ-Стром» в размере 52,9 млн. руб. – суммы требований кредиторов, включенных в реестр требований.

В обоснование заявления конкурсный управляющий указал на правонарушение, предусмотренное пунктом 5 статьи 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а именно - неисполнение обязанности по передаче документов бухгалтерского учета конкурсному управляющему, что повлекло за собой невозможность формирования конкурсной массы и расчетов с кредиторами.

В апреле 2013 года ликвидатор был привлечен к участию в деле в качестве соответчика.

Позиция бывшего руководителя

Бывший руководитель возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что он являлся генеральным директором общества с декабря 2006 года по апрель 2011 года, а субъектом ответственности является то лицо, которое осуществляло полномочия руководителя на момент вынесения определения о введении процедуры наблюдения или принятия решения о признании должника несостоятельным, а именно ликвидатор, который произвел инвентаризацию имущества и составил промежуточный баланс.

Процедура наблюдения уже вводилась в отношении ООО «ПСК «ПГ-СТРОМ» по заявлению ООО «БайкалРегионСтрой» в июне 2010 года, дело о несостоятельности было прекращено в феврале 2011 года в связи с отсутствием должника и прекращением хозяйственной деятельности.

По мнению бывшего руководителя, существенного ущерба кредиторам по отношению к размеру их требований в связи с отсутствием документации не причинено, что является основанием для уменьшения ответственности.

Конкурсным управляющим не был конкретизирован перечень документации, необходимой к передаче; факт наличия и неправомерного удержания бывшим руководителем документов не был доказан, равно как не была подтверждена необходимость представления документов для завершения процедуры конкурсного производства. Непредставление документов конкурсному управляющему само по себе состава правонарушения не представляет.

Позиция ликвидатора

Документация не была передана ликвидатору бывшим генеральным директором, бухгалтерская отчетность за шесть месяцев 2010 года и далее в налоговый орган не представлялась, бухгалтерский и налоговый учет обществом не велся.

Позиция Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Суд отметил, что конкурсный управляющий обращался с требованием о предоставлении документации, касающейся финансово-хозяйственной деятельности должника, как к бывшему руководителю, так и к ликвидатору.

Бывший руководитель в октябре 2012 года направил конкурсному управляющему патенты и простые векселя. Бывший ликвидатор в августе 2012 года направил в адрес конкурсного управляющего документы бухгалтерской и налоговой отчетности, созданные при осуществлении мероприятий по ликвидации общества. Бухгалтерская и налоговая документация за период с 2009 года передана не была и установить ее местонахождение не удалось.

Бывшим генеральным директором были переданы ликвидатору лишь учредительные документы и печать общества. Требования о передаче документации, адресованные конкурсным управляющим бывшему руководителю, остались без исполнения. В июле 2012 года бывший генеральный директор сообщил, что документация, кроме ранее переданной ликвидатору, отсутствует. Оставшаяся документация и офисное имущество удержаны компанией «Петровский Форт» за долги по аренде. Доступа к ним бывший руководитель не имеет с середины 2009 года.

По мнению суда, утрата документации имела место в период осуществления руководства обществом бывшим руководителем, до назначения ликвидатора, которому названная документация не была передана. Непредставление документов конкурсному управляющему явилось следствием неисполнения бывшим руководителем обязанности по обеспечению ее сохранности.

Доказательства того, что им предпринимались какие-либо меры, направленные на обеспечение сохранности или восстановление документации, бывшим руководителем не были представлены.

Суд отметил, что вина в отсутствии документов должника должна быть возложена на бывшего руководителя, в связи с чем имеются основания для привлечения его к ответственности. Поскольку отсутствие бухгалтерской документации должника за значительный период времени препятствует формированию конкурсной массы и, следовательно, делает невозможным расчеты с кредиторами, не может быть принят довод бывшего руководителя о незначительности ущерба, причиненного неисполнением обязанности по обеспечению сохранности документации - тем более, что ранее в бухгалтерском балансе было отражено наличие у должника имущества, а именно основных средств в размере 40 тысяч рублей, запасов на общую сумму 1,5 миллиона рублей и дебиторской задолженности на сумму 774 тысяч рублей.

Однако бухгалтерские документы, подтверждающие наличие данного имущества, ликвидатору и конкурсному управляющему не были переданы. Отсутствие первичных документов привело к тому, что у конкурсного управляющего в ходе процедуры конкурсного производства отсутствовала возможность принять меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, предъявить требования о взыскании дебиторской задолженности к третьим лицам, и, как следствие, сформировать конкурсную массу и произвести расчеты с кредиторами.

Поскольку ликвидатору спорные документы не передавались, и, в то же время, им предпринимались действия по восстановлению документации, оснований для привлечения его к ответственности не имеется.

Арбитражный суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника бывшего руководителя должника в сумме более 52,9 миллиона рублей.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в сентябре 2013 года оставил без изменения определение арбитражного суда первой инстанции, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
в декабре 2013 года оставил без изменения определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу бывшего руководителя - без удовлетворения.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

пятница, 25 июля 2014 г.

Трент Джанда: Воплощая электронные медицинские документы в реальность


Статья Рейда Девенпорта (Reid Davenport) была опубликована 30 июня 2014 года на американском сайте FCW ( http://fcw.com/ ).

Когда в начале каждой недели доктор Трент Джанда (Dr. Trent Janda – на фото) заходит в офис капитана 3-го ранга Марка Уильямса (Lt. Cmdr. Mark Williams), тот знает, что ему лучше быть начеку.

По словам самого Джанты, «ничто не пугает его сильнее, чем когда я прихожу в понедельник утром и говорю: «Знаешь, я тут подумал ... ».

Джанда является менеджером проекта «Интегрированной медицинской информационной системы» (Integrated Health Information System, IHiS) Береговой охраны США (Coast Guard), а Уильямс – её техническим лидером. Двое мужчин встречаются практически еженедельно, и после таких встреч Уильямс часто связывается с управлением информационных технологий с тем, чтобы выяснить, возможно ли внедрить в систему IHiS новые идеи Джанды.

«Обычно моя работа – проработать детали и обсудить с нашими инженерами, являются ли эти предложения технически возможными и экономически эффективными», - поясняет Уильямс. «Мне кажется, что иногда мы в государственных органах слишком сомневаемся или сопротивляемся изменениям, поэтому здорово работать с кем-то, кто  всегда смотрит вперед и не боится технологических новинок».

Джанда всегда думает о том, как внедрить новейшие технологии в систему IHiS. Однако Джанда-врач куда в большей степени стремится совершенствовать систему управления оказанием медицинских услуг, способную интегрировать в себе гражданские и военные документы, чем Джанда-любитель технологий.

Помимо того, что он за восемь лет военной службы дослужился до звания армейского капитана, Джанда в 1999 году стал лицензированным врачом и с 2002 практикует как семейный врач.

«Я сам поставщик медицинских услуг, и знаю, как это раздражает, когда приходится пользоваться системой, которая не делает то, что Вам нужно», - говорит Джанда. «Возникает чувство неспособности оказывать услуги на том уровне, на котором Вы можете и хотите это делать. Мне кажется, что у нас на государственной службе, как на военной, так и на гражданской, много любящих свою работу людей, действительно стремящихся обеспечить нашим людям хороший медицинский уход, однако нередко мы вынуждены пользоваться инструментами, которые просто не соответствуют нашим потребностям; и не получаем шанса по-настоящему принять участие в поисках решения».

Для военного здравоохранения проблемой является изолированность информационных ресурсов. Например, первичные медицинские документы военнослужащих не интегрированы с системами, используемыми для оценки состояния здоровья до и после участия в боевых действиях. Эту проблему Джанда намерен решить.

Во время службы в армии Джанда приобрел большой опыт работы с ЭМК-системой AHLTA (системой управления электронными медицинскими документами) Министерства обороны США. По приходе в 2008 году в Береговую охрану его первоначальной задачей была интеграция Береговой охраны в эту систему, которую теперь Министерство обороны собирается заменять.

«Как только мы начали это работу, то сразу поняли, что нам не просто [ЭМК-системы] недостаёт», рассказывает Джанда. «Нам не хватало системы управления документами, не хватало системы аттестации, и по ходу проекта мы все время выявляли старые системы, которые либо отсутствовали, либо требовали замены. Очень быстро мы пришли вот к этой большой Интегрированной медицинской информационной системе».

На этом Джанда не остановился. Его группа в конечном итоге объединила усилия с Государственным департаментом, после того, как он и один из главных специалистов Госдепа по медицинской информатике осознали, что ищут аналогичные решения. Им обоим требовалось перевести медицинские документы в электронный вид и обеспечить управление медицинской помощью, оказываемой внешними организациями. В 2011 году руководство подписало межведомственное соглашение о коллективном использовании системы IHiS гражданскими и военными пользователями.

Два элемента отличают систему IHiS от других попыток создания военных ЭМК-систем. Во-первых, в отличие от AHLTA, IHiS создавалась не самим государственным органом. Вместо этого Береговая охрана и Государственный департамент привлекли компанию Epic Systems и других поставщиков, в том числе Leidos и SAIC, к формированию того  фундамента, на котором они могли бы строить систему дальше. Выбраны были компании, которые работали с медицинскими организациями, участвующими в программах медицинского страхования (health maintenance organization, HMO, см.  http://en.wikipedia.org/wiki/Health_maintenance_organization ) и с другими крупными учреждениями.  «Береговая охрана – небольшое ведомство, и если они успешно работали с крупными организациями и учреждениями, то наши риски были невелики», - объяснил Джанда.
О системе IHiS в двух словах
   
В 2009 году Береговая охрана планировала серьёзно модернизировать свою ориентированную на «бумагу» систему управления медицинскими документами, подключившись к системам AHLTA и «Объединенной системе здравоохранения» (Composite Health Care System – информационная система, используемая всеми военно-медицинскими учреждениями, см. http://en.wikipedia.org/wiki/Composite_Health_Care_System - Н.Х.) Министерства обороны.

Однако, когда чиновники Министерства обороны сообщили Береговой охране о своих планах вывода этих систем их эксплуатации, очевидным выбором стало создание новой ЭМК-системы.

Теперь, после того, как на неё были потрачены пять лет и 50 миллионов долларов, Интегрированная медицинская информационная система будет введена в эксплуатацию - начиная с двух больниц этим летом и постепенно расширяясь дальше. Ожидается, что по завершении процесса развертывания в системе буду храниться документы 300 тысяч служащих и членов их семей, а темпы прироста составят 10 процентов.
Во-вторых, тип ухода, предоставляемый Береговой охраной и Государственным департаментом, отличается от того, что обеспечивают армия, ВМФ и ВВС. Если у Министерства обороны имеются специалисты и ресурсы для организации стационарного лечения, то Береговая охрана основное внимание уделяет первичной медицинской помощи, а для получения прочих медицинских услуг направляет пациентов во внешние медицинские учреждения.

«У нас довольно большой процент людей, которые никогда не посещают наше ведомственное лечебное учреждение и пользуются услугами частных врачей», - говорит Джанда. «Но мы оплачиваем эти медицинские услуги и по-прежнему несем ответственность за их благополучие».

Аналогичным образом Государственный департамент в основном координирует, чем сам оказывает медицинскую помощь своим сотрудникам за рубежом. Так, примерно 30% зарубежного персонала Госдепартамента – это лица, находящиеся на действительной военной службе, которые несут ответственность за безопасность посольств США. Координация оказания этим людям медицинских услуг осложняется тем, что их медицинские документы, как и медицинские документы сотрудников дипломатической службы и членов их семей, по-прежнему ведутся в бумажной форме.

После того, как в июле 2014 года начнется поэтапный ввод системы IHiS в эксплуатацию (и Уильямс надеется, что полное развертывание системы завершится в следующем году), пользователи смогут получать доступ к своим медицинским документам и общаться со своими врачами из любого места. Все соответствующие государственные учреждения смогут лучше управлять оказанием медицинской помощи своим сотрудникам.

Посредством захвата всей этой информацию и организации обмена данными с Министерством обороны и Департаментом по делам ветеранов будет создан «электронный документ, практически охватывающий всю жизнь пациента», отметил Джанда. «Все мы будем вносить свои данные в один и тот же электронный документ».

И хотя, как отметил менеджер проекта в компании Leidos Дан Филден (Dan Fielden), иногда не совсем ясно, как правильнее обращаться к Джанде – как ко врачу, капитану или же по названию одной из нескольких прочих выполняемых им должностных обязанностей, - несомненно, что именно он является движущей силой проекта IHiS.

«Весь этот проект на самом деле реализация видения доктора Джанды, и мы лишь помогаем ему воплотить его в жизнь», - подчеркнул Филден. «Он всегда думает наперед о том, какие наилучшие технологии мы могли бы использовать, - и для нас это одновременно и благословение, и проклятие. Порой только мы соберемся пойти по определенному пути, как открываем для себя новый элемент технологий, который будет более эффективным и продуктивным».

Рейд Девенпорт (Reid Davenport)

Источник: сайт FCW
http://fcw.com/Articles/2014/06/30/Janda-electronic-medical-records.aspx?s=fcwdaily_020714&Page=1

Новые ГОСТы на сайте Росстандарта. Что почитать?


Я уже сообщала об этом документе, см. http://rusrim.blogspot.ru/2014/03/3.html . Поводом вернуться к нему стало то, что он на днях был выложен на сайте Росстандарта в июльском (2014 года) разделе.

Итак, ГОСТ 2.501-2013 «Единая система конструкторской документации. Правила учета и хранения», объёмом 24 стр., введён в действие с 01.06.2014 года, http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&page=0&month=7&year=2014&search=&RegNum=1&DocOnPageCount=15&id=177993

Стандарт разработан Федеральным государственным унитарным предприятием «Всероссийский научно-исследовательский институт стандартизации и сертификации в машиностроении» (ВНИИНМАШ), Автономной некоммерческой организацией Научно-исследовательский центр CALS-технологий «Прикладная логистика» (АНО «НИЦ CALS-технологий «Прикладная логистика»). Внесен Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии.

Как отмечается в документе,
«Настоящий стандарт устанавливает общие требования к учету, хранению бумажных и электронных конструкторских и технологических документов (далее — документы) на изделия всех отраслей промышленности.

На основании настоящего стандарта могут быть разработаны стандарты организаций, учитывающие особенности учета и хранения конструкторских и технологических документов в зависимости от объема документации, условий документооборота и используемых автоматизированных систем учета и хранения данных об изделии.»
К сожалению, об управлении электронными конструкторскими документами в стандарте сказано скупо. Ниже приведены практически все основные положения, касающиеся этого вопроса:
4.13. В случаях, когда в организации одновременно применяют электронные и бумажные КД {ТД). допускается их взаимное преобразование друг в друга. Взаимное соответствие преобразованных документов обеспечивается участниками преобразования и хранения этих документов.

Документы, полученные в результате взаимного преобразования, должны иметь соответствующие ссылки друг на друга.

Организация документооборота в условиях применения средств вычислительной техники должна обеспечивать (при необходимости) совместимость ручной и автоматизированной обработки документов.

КОММЕНТАРИЙ: Преобразование бумажного подлинника в его электронную копию (электронная копия бумажного подлинника осуществляют с целью ее размещения в автоматизированной системе управления документами для санкционированного доступа к ней всем заинтересованным лицам. Подлинность этой копии удостоверяют электронной цифровой подписью лица, изготовившего копию.

С подлинников электронных КД и ТД изготавливают бумажные копии с целью обеспечения производства (рабочие копии). Бумажная копия электронного КД (ТД) должна иметь указание на имя файла электронного конструкторского (технологического) документа, с которого была изготовлена бумажная копия, версию этого документа и подпись лица, изготовившего копию.

Изготовленные копии должны быть учтены в карточках учета документов.

4.14. Подлинники электронных КД (ТД) и копии электронных КД (ТД) других организаций хранят в автоматизированных системах управления документами и/или на отдельных электронных носителях. Автоматизированные системы управления документами должны обеспечивать выполнение требования настоящего стандарта.

Хранение подлинников на отдельных носителях осуществляют по возрастанию обозначений документов в пределах изделия. Условия хранения на отдельных носителях должны обеспечивать их сохранность, быстрый поиск и пригодность к использованию.

КОММЕНТАРИЙ: Для обеспечения восстановления баз данных автоматизированных систем при хранении подлинников следует выполнять резервное копирование.

Правила выполнения резервного копирования (периодичность, регистрацию и др.) устанавливает организация.

6.3. Наличие архивных копий отражают в карточках учета (см. форму 2, приложение Б).

Для документов в бумажной форме на видном месте папки (альбома) и на лицевой стороне каждой архивной копии ставят штамп «АРХИВНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР». Ниже штампа указывают причину и дату принятия на хранение архивной копии.
Архивная копия электронного документа должна иметь в реквизитной части соответствующий признак.

Допускается хранение архивных копий в виде микрофильмов или электронных копий бумажных документов.

КОММЕНТАРИЙ: Рекомендуется хранить архивные копии на неперезаписываемом электронном носителе.

6.4. Контрольная копия электронного документа должна иметь в реквизитной части соответствующий признак.

На лицевой стороне каждого листа бумажной контрольной копии на видном месте ставят штамп «КОНТРОЛЬНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР» (за исключением контрольных копий типографских изданий и сброшюрованных текстовых документов. на которых штамп ставят только на обложке и на титульном или первом листе).

8.2.4. Восстановленные подлинники должны быть подписаны ответственным лицом по указанию руководителя подразделения, выпустившего подлинники или ведущего наблюдение за изготовлением изделия.

...Правильность восстановленного подлинника электронного документа должна подтверждаться электронной цифровой подписью ответственного лица.
Обращаю внимание читателей на живучесть «электронной цифровой подписи», хотя федеральный закон «Об электронной подписи» был принят в апреле 2011 года, а закон «Об электронной цифровой подписи» перестал действовать с 1 июля 2013 года…

Источник: сайт Росстандарта
http://standard.gost.ru/wps/portal/

Среди мер правового регулирования, предусмотренных в государственной программой «Развитие культуры и туризма» на 2013 - 2020 годы, лишь два пункта посвящены архивам


Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 года № 317 утверждена «Государственная программа Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013 - 2020 годы». Она заменила одноименную программу, утвержденную Распоряжением Правительства РФ от 27.12.2012 № 2567-р, о проекте которой я писала в 2012 году, см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/11/2013-2020.html и http://rusrim.blogspot.ru/2012/11/2013-2020_24.html . Одной из пяти задач новой программы является «обеспечение сохранности, пополнения и использования архивных фондов».

Изучение этого документа показывает, что у его разработчиков, как мне кажется, не совсем стыкуются цели и желаемые результаты, во всяком случае в том, что касается вопросов, связанных с развития архивного дела в нашей стране.

Целевые индикаторы и показатели подпрограммы по архивной отрасли:
  • Показатель 1.12 «Доля документов федеральных архивов, находящихся в условиях, обеспечивающих их постоянное (вечное) хранение, в общем количестве архивных документов», который должен составить к 2018 году 24%).

  • Показатель 1.13 «Средняя численность пользователей архивной информацией на 10 тыс. человек»
В основные мероприятия Перечня ведомственных целевых программ и основных мероприятий государственной программы «Развитие культуры и туризма» на 2013 - 2020 годы включено мероприятие 1.4 «Развитие архивного дела», от которого ожидаются следующие результаты:
  • Повышение эффективности комплектования, хранения, учета и использования архивных документов;

  • Повышение уровня безопасности хранения архивных документов;

  • Рост востребованности архивов у населения;

  • Повышение качества, доступности и разнообразия архивных услуг;

  • Увеличение количества архивов, находящихся в удовлетворительном состоянии;

  • Рост числа архивов, оснащенных современным оборудованием;

  • Повышение эффективности расходования бюджетных средств на предоставление архивных услуг и обеспечение деятельности архивов;

  • Повышение качества архивного менеджмента, прозрачности, подотчетности и результативности деятельности архивов
Приведенные в документе «основные направления реализации» вызывают у меня определенное недоумение, поскольку, с моей точки зрения, вылонив все, что запланировано в программе (см. ниже), получить перечисленные выше результаты вряд ли получится:
  • Оказание государственных услуг (выполнение работ) в области архивного дела и обеспечение деятельности федеральных государственных учреждений, находящихся в ведении Росархива;

  • Оказание государственных услуг (выполнение работ) в области архивного дела и обеспечение деятельности государственных архивов, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации;

  • Оказание муниципальных услуг (выполнение работ) в области архивного дела и обеспечение деятельности муниципальных архивов, находящихся в ведении муниципалитетов;

  • Подготовка и проведение мероприятий в рамках празднования 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов, в т.ч.:

    • Информационное пополнение и программно-аппаратная поддержка тематического раздела "Победа" интернет-портала "Архивы России".

    • Создание цифровых копий документов фонда "Государственный комитет обороны" и документов германского происхождения, перемещенных в СССР после Второй мировой войны, ныне хранящихся в архивах Российской Федерации, и размещение их на сайте "Документы советской эпохи" интернет-портала "Архивы России".

    • Создание цифровых копий кинохроники Великой Отечественной войны, хранящейся в Российском государственном архиве кинофотодокументов;

    • Проведение в российских архивах работы по поиску и установлению судеб военнослужащих, погибших в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов и др.
Мой комментарий: Отмечу, что программа «Развитие культуры и туризма» рассчитана на девять лет (!). Как-то мелковато в качестве результатов девяти лет работы видеть только оказание услуг в области архивного дела и проведение работ, связанных с празднованием 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, которое будет в 2015 году - а еще четыре года чем собирается заниматься Росархив?

Еще более непонятными, с точки зрения реализации программы в области архивного дела, являются запланированные меры «правового регулирования в сфере реализации государственной программы Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013 - 2020 годы». Из 45 пунктов только два напрямую связаны с архивным делом. Микультуры и Росархив в 2014 году должны подготовить проекты:
  • Распоряжение Правительства РФ, которым будет утверждена методика определения общего объема средств, которые будут предусмотрены в Федеральном фонде компенсаций в виде субвенций бюджетам субъектов РФ на осуществление полномочий по комплектованию документами Архивного фонда РФ и другими архивными документами территориальных органов федеральных органов государственной власти, иных государственных органов РФ, федеральных организаций, расположенных на территории субъекта РФ, организации их хранения, учета и использования в государственных архивах субъекта РФ (за исключением федеральных организаций, выступающих источниками комплектования федеральных государственных архивов);

  • Федеральный закон, которым будут внесены внесение изменений в Федеральный закон «Об архивном деле в Российской Федерации» (в части установления особенностей по хранению документов о личном составе)
Мой комментарий: Не совсем понятно, как эти важные, но точечные законодательно-нормативные изменения могут решить десятилетиями копившиеся проблемы архивной отрасли.

Если решение проблем с субвенциями на хранение в региональных архивах документов территориальных органов федеральных органов государственных можно только приветствовать, то инициатива Росархива по резкому сокращению сроков хранения кадровой документации вообще вызывает у специалистов большие сомнения, тем более, что Росархив не удосужился провести широкое публичное обсуждение проблемы обеспечения сохранности кадровой документации и внятно обосновать свою позицию по данному вопросу.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=162185 

четверг, 24 июля 2014 г.

Положение дел в России с использованием электронных документов в качестве доказательств и с сертификацией систем, используемых для их хранения


Целевая группа по вопросам сертификации систем электронной архивации (во французской терминологии это СЭД- и ECM-системы, обеспечивающие сохранность юридически значимых электронных документов) при подкомитете SC3 технического комитета TC171 Международной организации по стандартизации (ИСО) изучает положение дел в мире с использованием электронных документов в качестве доказательств и сертификацией систем, используемых для их хранения.

Речь идет о требованиях, выполнение которых обеспечивает надежную сохранность электронных документов в информационных системах, и об организации сертификации таких систем.

Мне, как члену этой группы, нужно дать ответ «за страну», поэтому, уважаемые коллеги, я хотела бы посоветоваться с Вами. Ниже приведены заданные вопросы и ответы, которые я предполагаю на них дать.

Буду очень благодарна за любые замечания и предложения. Их можно оставить в виде комментариев к данному посту или прислать мне по адресу sspchram@tochka.ru .

Наташа Храмцовская

Вопросник,
подготовленный целевой группой технического подкомитета TC171/SC3 по сертификации систем управления документами

1. Использование электронных документов в Вашей стране и их допустимость в качестве доказательств

1.1. Могут ли электронные документы приниматься судами в качестве доказательств?  Да
  • Изначально-электронные документы? Да

  • Оцифрованные (отсканированные) документы? Да
1.2. При каких условиях допускается принятие электронных документов в качестве доказательств в суде?
  • Есть ли условия, связанные с процессом их создания? Да

  • Есть ли условия, связанные с процессом их хранения? Возможны

  • Есть ли условия, связанные с распространением?  Возможны
В сфере договорных отношений, регулируемых Гражданским кодексом РФ, стороны могут использовать практически любые технологии, однако порядок их использования (в том числе вопросы создания и хранения документов) должен быть четко оговорен в договорах и соглашениях.

В прочих случаях обычно требуется наличие электронной подписи, соответствующей требованиям Федерального закона «Об электронной подписи» от 06.04.2011 № 63-ФЗ, http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=165011 . Вид подписи нередко устанавливается в соответствующих нормативно-правовых актах. В большинстве случаев требуется использовать усиленную квалифицированную электронную подпись.

Некоторые виды документов, согласно закону, могут быть созданы только в электронном виде.


1.3. Возможно ли уничтожение оригиналов бумажных документов после их оцифровки? При каких условиях?

В общем случае бумажные оригиналы не могут быть уничтожены до истечения установленных сроков хранения. Отдельные исключения прямо предусматриваются законами и нормативными актами (пример: переписные листы).

В сфере договорных отношений, регулируемых Гражданским кодексом, стороны могут договориться об уничтожении оригиналов отсканированных документов, если это не затрагивает интересы третьих сторон и государства.


Может ли электронная копия заменить бумажный оригинал в качестве допустимого доказательства в суде? При каких условиях?

Это возможно при условии:
  • Законодательство не требует обязательного представления в суд именно оригинала и/или документа на бумажном носителе,

  • Копия должна быть надлежащим образом заверена (возможные способы заверения зависят от обстоятельств; в настоящее время в стране вводится электронный нотариат),

  • Стороны в споре не оспаривают аутентичность копии.
1.4. Применимы ли эти условия только в сфере деятельности государственных органом (министерства, органы власти и т.д.), в частном секторе (корпоративная деятельность, торговля, и т.д.), иле же в обоих этих областях?

Условия в больше степени зависят от применимого права (гражданское, уголовное, административное), чем от сектора.

2. Процесс оценки систем, обеспечивающих управление и обработку электронных документов

2.1. Установлена ли официальная процедура оценки подобных систем?

Официальной процедуры оценки нет.

Существуют законодательно-нормативные требования к системам государственных и муниципальных органов по обеспечению информационной безопасности, исполнение которых проверяют уполномоченные федеральные органы государственной власти.

Примечание: Разработчик информационной системы (внутри которой используется СКЗИ) должен иметь лицензию ФСБ в соответствии с требованиями Федерального закона от 04.05.2011 №99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (п.1(1) ст.12, см.
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=148978 ). Если же информационную систему предполагается использовать в органе исполнительной власти, то она должна пройти сертификацию в ФСБ на предмет корректности использования криптографических средств и т.д.

В 2011 году была предпринята попытка ввести требования к системам управления документами, используемыми государственными и муниципальными органами власти. Был опубликован Приказ Минкомсвязи РФ от 02.09.2011 N 221 «Об утверждении Требований к информационным системам электронного документооборота федеральных органов исполнительной власти, учитывающих в том числе необходимость обработки посредством данных систем служебной информации ограниченного распространения», http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=121840
. На практике, однако, данные требования не исполняются и их соблюдение не контролируется.

Были также малоуспешные попытки ввести добровольные системы сертификации, такие, как РОСС RU.З363.04ОЕ00 - Система добровольной сертификации «Документационное обеспечение управления» (источник: сайт http://ростестстандарт.рф )

2.2. Если да, то является ли она обязательной или добровольной?

Обязательных процедур оценки нет. Желающие могут на добровольной основе пройти сертификацию на соответствие требованиям системы добровольной сертификации «Документационное обеспечение управления».

2.3. Кто выполняет оценку? Органы или частные лица, которым это поручено (или которые выбраны) органами власти? Частные организации или отдельные лица? Как проводится обучение этих специалистов? Как осуществляется управление и контроль над их деятельностью?

В рамках системы добровольной сертификации «Документационное обеспечение управления» оценку проводит частная организация, привлекающая с этой целью частных лиц-экспертов, имеющих авторитет в отрасли. Сведений об обучении данных лиц и о контроле над их деятельностью нет.

2.4. На какие документы опираются правила оценивания?

2.4.1. Международный стандарт – какой (какие)?

Система добровольной сертификации «Документационное обеспечение управления» опирается на собственный перевод на русский язык европейских спецификаций MoReq2.

2.4.2. Национальные законы или нормативные акты – какие?

Существует Приказ Минкомсвязи РФ от 02.09.2011 N 221 «Об утверждении Требований к информационным системам электронного документооборота федеральных органов исполнительной власти, учитывающих в том числе необходимость обработки посредством данных систем служебной информации ограниченного распространения», http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=121840 , который фактически содержит подборку требований из MoReq2. Однако в настоящее время на практике данный приказ не исполняется.

2.4.3. Какое влияние оказывает в Вашей стране стандарт ISO 14641 «Электронная архивация» (Electronic archiving) (к настоящему времени опубликована первая часть стандарта - ISO 14641-1:2012 «Электронная архивация – Часть 1: Требования к проектированию и эксплуатации информационных систем для обеспечения долговременной сохранности электронной информации» (Electronic archiving - Part 1: Specifications concerning the design and the operation of an information system for electronic information preservation). О нем см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/01/blog-post_5411.htmlН.Х.). Знают ли о нем? Используется ли он в качестве руководства?

Существует ряд публикаций на русском языке, рассказывающих о стандарте ISO 14641 и его французском прототипе NF Z 42-013. В то же время о данном стандарте знает лишь очень узкий круг наиболее квалифицированных профессионалов. В практической деятельности и при подготовке/повышении квалификации специалистов данный стандарт пока что не используется.