среда, 31 октября 2012 г.

Австралия: Национальные Архивы установили срок перехода на безбумажные технологии


Данная заметка была опубликована на сайте PSNews 26 октября 2012 года.

Национальные Архивы Австралии приняли решение о том, что через три года все ведомства и учреждения федерального правительства Австралии обязаны будут управлять вновь созданной информацией в электронном виде.

Управление документами станет электронным с 2015 года

Генеральный директор Национальных Архивов Дэвид Фрикер (David Fricker - на фото) заявил, что, по его ожиданиям, к 2015 году вся информация, созданная в электронном виде государственными органами Австралии, будут храниться и управляться электронно и передаваться на хранение в Национальные Архивы в электронном виде.

По словам Фрикера, «Установленный нами крайний срок не станет сюрпризом для 200 министерств и агентств федерального правительства, которым нужно будет его соблюсти. В течение нескольких последних лет мы поощряли их переход от бумажных на электронные технологии хранения и управления информацией. Мы и дальше будем обеспечивать консультативную и методическую помощь агентствам в управлении электронной информации таким образом, чтобы она оставалась доступной и пригодной для использования».

Фрикер сообщил, что подготовленная Национальными Архивами программа обучения  «Электронная грань» (Digital Edge) обеспечит получение персоналом государственных органов, по мере приближения установленного на 2015 года крайнего срока, необходимых навыков и понимания вопросов управления электронной информацией.

Руководитель архивной службы страны отметил, что в условиях взрывного роста объемов и сложности информации уже невозможно, непрактично и экономически неэффективно продолжать использовать основанные на бумажных технологиях деловую практику и методы хранения.

По словам Фрикера, «В 2009 году одно только хранение уже существующих бумажных документов обошлось органам федерального правительства в 220 миллионов австралийских долларов, и, конечно, эти расходы будут лишь увеличиваться, если не предпринять согласованных усилий по прекращению создания бумажных документов»,

«Когда два года тому назад Национальные Архивы проводили обследование государственных органов, они оценили, что теми ежегодно создается 115 погонных километров бумажных документов, на что тратится около 1,7 млн. пачек бумаги формата А4».

Министр по делам искусств Саймон Крин (Simon Crean) подчеркнул, что переход на электронные технологии позволяет получить ряд преимуществ. Он сказал, что «Переходя на электронное управление документами и информацией, мы не только экономим на бумаге и площадях хранения,- наша деятельность становится более жизнеспособной и требует меньших затрат. Это решение, при котором выигрывают все. Подобно тому, как интернет революционизировал практику работы, мы получим такую же отдачу по мере того, как электронная информация и электронные системы станут все более доступными и распространенными».

Крин отметил, что «Хотя кое-кто все ещё ощущает потребность распечатывать информацию на бумаге «на всякий случай», реальность заключается в том, что мы живём в глобальной электронной среде, в условиях которой лишь очень немногие документы требуется хранить в бумажном виде». По словам министра, для государственных органов жизненно важно оправдать ожидания общества и в полной мере принять переход на электронные технологии.

Мой комментарий: Итак, ставки растут. США обещают переход на безбумажные технологии в 2019 году, Россия – в 2017, а Австралия собралась поставить рекорд и справиться к 2015 году. Правда, у австралийцев есть хорошие заделы в виде отработанных технологий, законодательно-нормативной и методической базы, действующего федерального и нескольких региональных государственных электронных архивов, - так что, возможно, у них всё более-менее получится.

Конечно, все разговоры об экономии – это лишь политкорректное в сложных экономических условиях надувание щёк, в которое не верит никто из работающих в отрасли профессионалов – тем более, что сейчас можно говорить лишь о переводе на более-менее безбумажные технологии внутренней деятельности государственных органов. В Австралии пока что хватает граждан, которые не хотят или не могут отказаться от использования бумажных документов, и, соответственно, государство тоже не сможет закрыть бумажный канал взаимодействия с населением и сэкономить на этом. 

Правильнее было бы говорить о том, что существенно более высокая эффективность электронных технологий и открываемые ими новые возможности позволят с лихвой компенсировать те значительные дополнительные расходы, которые будут связаны с отказом от традиционной практики бумажного делопроизводства и архивного хранения. Будем также надеяться, что австралийские коллеги не наломаю дров и не станут преждевременно отказываться от бумаги там, где она по-прежнему хорошо работает :)

Источник: сайт PSNews
http://www.psnews.com.au/Page_psn336f1.html 

Судебная практика: Запрашиваемая организацией информация должна быть представлена ей в отцензурированном виде


В законе «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» есть пара положений, которые обязывают государственные органы «изымать из предоставляемой информации сведения с ограниченным доступом» (ст.11.3), и  «в случае, если часть запрашиваемого документа содержит информацию, доступ к которой ограничен, государственный орган, орган местного самоуправления обязаны предоставить информацию из запрашиваемого документа, не отнесенную к информации, доступ к которой ограничен.» (ст.19.4), т.е. цензурировать документы.

В данном случае, организация запросила у муниципального органа информацию о предоставлении земельного участка физическому лицу. Поэтому, подтверждая правомочность истребования организацией информации, вышестоящая судебная инстанция потребовала провести деперсонификацию документов.

Вопрос о правомочности отказа в предоставлении информации рассматривал Истринский городской суд Московской области в ноябре 2011 года (дело № 33-28457).

Суть спора

НП «Новораково-газ» обратилось в Администрацию Истринского муниципального района Московской области с просьбой предоставить информацию:
  • копии акта выбора земельного участка,

  • копии постановления Главы администрации Истринского муниципального района о предоставлении земельного участка.
Администрация Истринского района отказала в предоставлении запрашиваемых документов в отношении земельного участка со ссылкой на то, что эти документы не являются сведениями, доступ к которым не может быть ограничен в соответствии с федеральным законодательством, а также не относятся к информации о деятельности органов местного самоуправления.

Получив отказ, НП «Новораково-газ» обратилось в суд с заявлением.

Позиция Истринского городского суда Московской области

В ходе судебного разбирательства было установлено, что НП «Новораково-газ» является собственником газопровода низкого и высокого давления в деревне Новораково Бужаровского сельского округа Истринского района Московской области.

Партнерству стало известно, что органом местного самоуправления были утверждены границы земельного участка, который затем был предоставлен в собственность третьих лиц. Вместе с тем, согласно карте-плану охранной зоны газопровода низкого давления, принадлежащий партнерству газопровод частично расположен в границах земельного участка. Таким образом, информация, которую партнерство запросило у органа местного самоуправления, непосредственным образом затрагивала интересы партнерства.

При этом суд отметил, что акт выбора земельного участка, а также постановление о предоставлении земельного участка на определенном праве конкретному юридическому либо физическому лицу бесспорно относятся к информации о деятельности органов местного самоуправления.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отказ Администрации Истринского муниципального района в предоставлении запрашиваемой информации противоречит положениям Федерального закона от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», нарушает права и интересы НП «Новораково-газ». Доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, исключающих возможность предоставления заявителю запрашиваемой информации, заинтересованное лицо суду не было представило.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда  в декабре 2011 года не нашла оснований к отмене постановленного по делу решения.

Вместе с тем, принимая во внимание положения п. 3 ст. 11 Федерального закона от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», ст. 7 Федерального закона РФ от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», судебная коллегия сочла необходимым дополнить абзац 4 резолютивной части решения словами (после слов "Московской области): «с обезличиванием персональных данных физических лиц, в отношении которых вынесено данное постановление (при наличии таковых)».

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=MARB;n=347813

вторник, 30 октября 2012 г.

Европейская конференция по управлению информацией 2012 года


С 5 по 7 ноября 2012 года в Бельгии при поддержке профессиональных ассоциаций ARMA International (управление информацией и документами), PRISM International (внеофисное хранение) и NAID-Europe (уничтожение информации) пройдёт Европейская конференция по управлению информацией (2012 European Information Management Conference).

Посвященная конференции брошюра доступна по адресу: https://www.eiseverywhere.com/...pdf 

Конференция обещает быть довольно интересной. Моё внимание привлекли, например, следующие запланированные доклады:

Новый неосвоенный мир предложенных Евросоюзу правил защиты персональных данных

Долгое ожидание закончилось ... ну, почти. Вице-президент Евросоюза Вивиан Рединг (Viviane Reding) и ее команда вышли с предложением о преобразовании ныне действующей Директивы Европейского Союза о защите персональных данных в Правила защиты персональных данных (Директива не является нормативным документом прямого действия, и каждая страна-член Евросоюза самостоятельно модифицирует национальное законодательство, приводя его более-менее в соответствие с Директивой. Это долгий процесс, и национальные законы все равно существенно отличаются друг от друга. Правила, напротив, нормативный акт прямого действия, обязательный для всех – Н.Х.). В случае принятия этого предложения, что кажется весьма вероятным, резко изменится ландшафт в области защиты персональных данных в европейском регионе, в том числе значительно увеличится материальная ответственность операторов персональных данных и поставщиков услуг в сфере управления документами и информацией. В ходе данной сессии генеральный директор Ассоциации компаний, оказывающих услуги по уничтожению документов и информации (National Association for Information Destruction, NAID) Боб Джонсон (Bob Johnson) расскажет о возможных последствиях и о возникающих в результате возможностях и проблемах.

Метаданные: Ключевой элемент управления и обмена информацией

В данном докладе будет обсуждаться роль метаданных в управлении информацией и документами. Во всё более взаимосвязанном мире чрезвычайно важно иметь возможность обмениваться информацией, а для этого нужно договориться о методах и стандартах обмена. Ханс Хофман (Hans Hofman) из Национальных Архивов Голландии  даст краткий обзор стандартов метаданных для документов (ISO 23081 в трёх частях) и затем обсудит вопросы, связанные с захватом метаданных и с тем, как он используется в ходе переноса (миграции) информации из одной системы в другую. Речь пойдёт о том, как гарантировать возможность использования, целостность, надежность и аутентичность информации, а также о требованиях к возможным моделям импорта и экспорта информации.

Архивирование баз данных: Опыт Национальных Архивов Бельгии

С этим докладом выступит Люси Верахтен (Lucie Verachten), архивист Национальных Архивов Бельгии. В базах данных хранится масса информации, и, как следствие, они становятся все более сложными. Архивирование баз данных играет всё более важную роль в плане обеспечения долгосрочной доступности данных и их пригодности к использованию. Кроме того, чтобы хранимая в базах данных информация  была полезной для будущих пользователей и исследователей, она должна быть полностью описана. Важно сохранять полезную информацию, но не менее важно избавляться от лишней информации. В ходе осуществляемого Национальными Архивами Бельгии проекта архивирования баз данных изучаются различные аспекты этого процесса, такие как форматы, метаданные, процедуры и правовые вопросы.

Безопасное и защитимое: Проблемы уничтожения электронных носителей информации

Мало в каких вопросах, связанных с уничтожением информации, встречается столько  заблуждений и путаницы, как в вопросе уничтожения электронных носителей информации. Дело осложняется не только существованием и эволюцией целого спектра носителей различных видов, в том числе твердотельных накопителей и гибридных приводов; с уничтожением также связаны экологические и нормативные обязательства и последствия. В ходе этой сессии группа экспертов по управлению ИТ-активами, в состав которой войдут специалисты-практики и поставщики услуг, обсудит разумный подход к уничтожению данных, хранимых в электронном оборудовании. Будет также  рассказано о разработке соответствующей политики организации.

Источник: сайт конференции
https://www.eiseverywhere.com/ehome/index.php?eventid=35482&
https://www.eiseverywhere.com/file_uploads/e229d0fb07eb16d540d36977f2217cb8_NAIDPRISMEuroConfMailer2012webfinal.pdf 

Минфин разъяснил, какие документы, касающиеся проверяемого налогоплательщика, налоговый орган вправе запросить у контрагента


Публикация официальных ответов федеральных ведомств на вопросы юридических лиц стала хорошей традицией последнего времени. Эти документы, во-первых, показывают, с какими проблемами сталкиваются организации. Во-вторых, представляет интерес как позиция государственного органа в отношении конкретной ситуации, так и её законодательно-нормативное обоснование.

На этот раз Минфин в своем письме от 9 октября 2012 года № 03-02-07/1-246 ответил на следующий вопрос:
Вопрос: Юридическое лицо получило от налогового органа требование о представлении документов (информации) о налогоплательщике в соответствии со ст. 93.1 НК РФ. Помимо договора оказания услуг, счета-фактуры, книги продаж и накладных, налоговым органом у организации было затребовано штатное расписание работников организации, а также приказы о направлении работников юридического лица в командировки в адрес налогоплательщика.

Из пояснений налогового органа следует, что документы, содержащие персональные данные работников организации, необходимы ему в целях установления в штате юридического лица работников, которые могут оказывать услуги по запрашиваемому договору оказания услуг. …

Документы, запрашиваемые налоговым органом у организации относительно ее работников, являются внутренними документами организации, не содержат информации о налогоплательщике и не относятся к его деятельности. Также запрашиваемые документы (штатное расписание юридического лица, приказ о направлении в командировку работников) содержат персональные данные физических лиц, которые могут быть переданы третьим лицам только с соблюдением законодательно установленного порядка (ст. 88 ТК РФ).

Имеет ли право налоговый орган в рамках ст. 93.1 НК РФ истребовать у контрагента проверяемого налогоплательщика информацию о персональных данных работников организации-контрагента (штатное расписание, приказы о направлении в командировки)?
По мнению Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики, поскольку статья 93.1 Налогового Кодекса «не содержит конкретный перечень истребуемых налоговыми органами документов, содержащих информацию, касающуюся деятельности проверяемого налогоплательщика», то к таким документам относятся любые документы, содержащие информацию, касающуюся деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента). Этим Министерство и ограничилось - не решилось оно открыто признать неправомерными действия подчиненной ему службы...

Мой комментарий: Как мне кажется, организация в данном случае вправе отказать в предоставлении штатного расписания и приказа о направлении в командировку своих работников, поскольку к деятельности проверяемой организации эти документы никакого отношения не имеют. Однако тогда. - учитывая, что налоговая инспекция не очень любит отказов в предоставлении документов, - вполне возможно, что организации свою правоту придется отстаивать в суде.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=QUEST;n=115928

понедельник, 29 октября 2012 г.

Международная организация по стандартизации опубликовала технический отчет по хранилищам электронных документов, поддерживаемым доверенной третьей стороной


22 октября 2012 года Международная организация по стандартизации (ИСО) опубликовала технический отчет ISO/TR 17068:2012 «Информация и документация – Хранилище электронных документов доверенной третьей стороны» (Information and documentation - Trusted third party repository for digital records).

Назначение Технического отчета сформулировано следующим образом:

«В связи с широким развитием информационно-коммуникационных технологий, значительная часть связанных с продукцией и услугами транзакций между различными сторонами (например, между физическими лицами, коммерческими организациями и государственными органами) осуществляется в электронном виде в электронно-цифровой среде.

Поскольку разнообразные электронные транзакциями стали частью повседневной жизни, наблюдается значительная социальная потребность в доверенной безбумажной среде для проведения транзакций.

Во избежание потенциальных проблем (от правовых проблем, и до вопросов, связанных с обеспечением долговременной сохранности), которые могут возникнуть в процессе создания, распространения и хранения электронных документов в электронной транзакционной среде, могут создаваться хранилища электронных транзакционных документов доверенной третьей стороны (Trusted Third Party Repository, TTPR).

Данный технический отчет описывает услуги и процессы, которые должны предоставляться доверенным хранилищем третьей стороны в течение срока хранения документов, с тем, чтобы обеспечить доказуемую надёжность и аутентичность доверенных ему электронных документов клиентов. Сформулирован критерий «доверительности» (trustworthiness) и конкретные требования к услугам, оборудованию, программному обеспечению и системе управления. Также в документе в общих чертах описаны роли и ответственность доверенного хранилища третьей стороны и его клиентов.

Технический отчёт применим к управлению электронными документами, созданными или полученными в ходе деловых транзакций между частными лицами, между организациями, или между частными лицами и организациями, как в государственном, так и в частном секторах. Он содержит руководство по созданию и управлению TTPR-хранилищем.

Документ предназначен для использования:
  • специалистами, оценивающими достоверность электронных транзакционных документов, такими, как «электронные нотариусы»,
  • руководителями организаций,
  • специалистами по управлению электронными документами и информацией,
  • персоналом TTPR-хранилищ.
Технический отчет применим только к прямым взаимоотношениям между доверенной третьей стороной и клиентом.»

Следует также отметить, что это был тот редкий случай, когда в основу стандарта ИСО был положен национальный стандарт, подготовленный не англоязычной страной. А, в данном случае, Южной Кореей. Проект возглавляла д-р Жасмин Янг (Jasmine Jang), директор корейского Национального агентства по развитию ИТ-отрасли (National IT Industry Promotion Agency, NIPA).

В работе над данным стандартом приняли участие и российские эксперты из национального технического подкомитета NR459/ПК6 «Жизненный цикл электронного документооборота».

Источник: сайт ИСО
http://www.iso.org/iso/home/store/catalogue_tc/catalogue_detail.htm?csnumber=58087

Конференция ВНИИДАД-2012: Мои впечатления


24-25 октября 2012 года на площадке Российского государственного архива социально-политической истории прошла ежегодная XIX Международная научно-практическая конференция «Документация в информационном обществе: «облачные» технологии и  электронный документооборот».

Похоже, что выбор актуальной тематики помог увеличить число как слушателей, так и спонсоров. За спонсорскую поддержку, естественно, пришлось расплачиваться прослушиванием большого блока докладов от поставщиков. Надо отдать им должное, все они постарались свести до минимума рекламную «нагрузку» своих выступлений, многие выступали живо и интересно.

В начале пленарного заседания был очень эмоциональный момент, когда М.В.Ларин предложил участникам почтить минутой молчания память Татьяны Вячеславовны Кузнецовой.

На фото: Как обычно, у участников конференции была возможность приобрести  публикации ВНИИДАД

К сожалению, продолжилась печальная традиция, когда у первых лиц всегда находятся дела поважнее (типа посещения российско-польской конференции, посвященной жутко актуальным событиям XVII века, http://archives.ru/press/26-10-12-conference.shtml ), чем участие в одной из немногих конференций, собирающих представителей подведомственной им отрасли. Нет, лично мне абсолютно не нужны ни типовые парадные приветствия, ни лицезрение наших VIP-ов в президиуме в течение первого получаса, после чего они благополучно отправляются восвояси. Участвуя в конференциях ВНИИДАД с 2004 года, я не помню ни одного случая, чтобы руководители Росархива всю конференцию просидели в зале среди «народа» и выслушали, что говорят и о чем спорят архивисты и специалисты по управлению документами. А ведь им было бы полезно (хотя, возможно, и неприятно) услышать, что именно и какими словами говорят коллеги в кулуарах о руководителях,  неспособных отстаивать интересы архивистов и документоведов в правительстве и помалкивающих о скандальной затее с лишением их с января 2013 года статуса федеральных государственных служащих.

К слову сказать, сайт Минкультуры, в ленте новостей которого не пропущено ни одно цирковое представление в дальнем селе, не счел нужным сообщить о конференции. Нет пока информации и на сайте Росархива, хотя это прямое нарушение законодательства – ведь на конференции выступал заместитель руководителя агентства О.В.Наумов…

Судя не только по названию конференции и тематике докладов, но и по тем вопросам, которые активнее всего обсуждались в кулуарах, внимание коллег сейчас в основном сфокусировано на проблемах управления электронными документами и освоением информационных технологий, особенно в связи с электронным межведомственным взаимодействием и оказанием электронных государственных услуг. Проблемы традиционных документов и архивов, естественно, никуда не исчезли, но, как и на международных конференциях, они как-то отошли на второй план, - что на самом деле не очень хорошо. Бумажные документы переживут ещё не одну программу перехода на безбумажный документооборот, и учитывая то, что в скором времени на бумаге будут создаваться преимущественно документы постоянного и длительного хранения, этому направлению работы по-прежнему стоит уделять внимание.

На данной конференции лично меня, пожалуй, больше всего заинтересовали доклады коллег из Украины и Литвы, в которых они рассказали о разработке нормативно-методических документов и о создании электронных архивов.

Директор Украинского НИИ архивного дела и делопроизводства Александр Гаранин рассказал о достижениях и планах украинских архивистов


Дануте Контримавичене из Нового государственного архива Литвы описала, как обеспечивается подготовка и сдача электронных документов в стандартном контейнерном формате ADOC, а также доступ к архивным документам

Я в своем докладе (он попал в середину второго дня конференции, и его, естественно, никто из начальства не слышал) рассказала о том, каким видели дальнейшее развитие архивного дела участники прошедшего в августе Конгресса Международного Совета Архивов в Брисбене, и какие из этих идей стоило бы учесть в готовящейся Концепции развития архивного дела в Российской Федерации на период до 2020 года (см. http://archives.ru/press/22-10-12-proekt.shtml ). Основным у меня был вот этот слайд:

Как и прежде, главным для меня на конференции было общение в кулуарах. По разным причинам в «официальные» доклады не попадает, наверное, и десятой доли того, что можно узнать за чашечкой кофе (здесь самое время поблагодарить организаторов и спонсоров за традиционное гостеприимство!).

Источник: сайт ВНИИДАД
http://www.vniidad.ru/index.php?option=com_content&view=category&id=251&Itemid=788

воскресенье, 28 октября 2012 г.

Международная организации по стандартизации выпустила стандарт по доступности веб-контента


12 октября 2012 года на сайте Международной организации по стандартизации (ИСО) было сообщено о выходе нового стандарта ISO/IEC 40500:2012 «»Информационные технологии - Рекомендациям концерна W3C по доступности веб-контента (WCAG) 2.0» (Information technology - W3C Web Content Accessibility Guidelines (WCAG) 2.0).

Данный документ содержит широкий спектр рекомендаций по повышению доступности веб-контента для более широкого круга людей с ограниченными возможностями, включая слепых и слабовидящих, глухих и плохо слышащих, имеющих проблемы с обучением, ограниченные возможности по пониманию, передвижению, страдающих дефектами речи и т.д.. Следование данным рекомендациям часто также будет способствовать доступности и пригодности к использованию веб-контента для обычных пользователей.

Критерии успешности WCAG 2,0 представлены в виде проверяемых технологически-нейтральных утверждений. Рекомендации по соответствию этим критериям при использовании конкретных технологий, а также общие сведения, касающиеся интерпретации критериев успешности, приводятся в отдельных документах.

Обзор WCAG 2.0, сам стандарт WCAG 2.0, технические и обучающие материалы, способствующие внедрению WCAG 2.0, а также сведения о переводах WCAG 2.0, свободно доступны по адресу http://www.w3.org/WAI/intro/wcag#iso .

Источник: сайт ИСО
http://www.iso.org/iso/iso_catalogue/catalogue_tc/catalogue_detail.htm?csnumber=58625

суббота, 27 октября 2012 г.

Конференция iPRES2012: Ещё раз о том, что «Долговременная сохранность есть знание» - Многообещающие результаты проекта SCAPE


Предлагаю вниманию читателей шестую статью голландский специалиста в области архивного и библиотечного дела Инге Ангевааре (Inge Angevaare – на фото) о  9-й международной конференции по обеспечению долговременной сохранности электронных объектов iPRES2012. Статья была опубликована 5 октября 2012 года на блоге голландской Национальной коалиции по обеспечению сохранности электронных материалов (Nationale Coalitie Digitale Duurzaamheid, NCDD).

Кристоф Беккер (Christoph Becker) из Венского технического университета и проект SCAPE ( http://www.scape-project.eu/ ) подтвердили на утренней сессии 5 октября то, о чём другие коллеги уже говорили на прошедших накануне сессиях конференции iPRES2012: значительная часть деятельности по обеспечению долговременной сохранности электронных материалов и её планированию вращается вокруг знаний.

Никто не может предсказать будущее, но мы, как сообщество, вполне могли бы намного лучше использовать имеющиеся знания, опыт коллег, успехи и неудачи, новые тенденции и т.д. Все эти знания могут помочь нам в оценке альтернатив и в принятии обоснованных решений, касающихся наших коллекций. Соответствующую работу называют «мониторингом долговременной сохранности» (preservation watch), и в рамках проекта SCAPE выполняются перспективные исследования, нацеленные на то, чтобы эту работу упростить. Статья, подробно рассказывающая о проекте, доступна по адресу http://www.ifs.tuwien.ac.at/~becker/pubs/becker-ipres2012.pdf .

В пятницу 5 октября на утренней сессии выступали три докладчика, но организаторы позаботились, чтобы все остальные соавторы также были представлены – хотя бы виртуально, в виде именных табличек.

Любой процесс разработки плана по обеспечению долговременной сохранности выглядит примерно так:

На слайде показана среда планирования долговременной сохранности. На первом этапе определяются требования (относящиеся к объектам технологиям, критериям использования и политикам). Далее идёт оценка альтернатив (показана взаимосвязь с блоком «действия»). Далее результаты анализируются, и по итогам анализа формируются рекомендации. На основании рекомендаций формируется план обеспечения сохранности (взаимосвязь с блоком «Хранилище»). Сформированный план и результаты мониторинга поступают снова на вход этапа определения требований. Все этапы опираются на базу знаний (узкий высокий блок справа). – Н.Х.

На каждом этапе этого процесса нам нужна информация из внешнего мира. Что там происходит? Какие у нас есть альтернативы? На следующем слайде выписаны типичные вопросы, ответы на которые должен дать мониторинг:

Слайд: Что отслеживать?
  • Сколько организаций располагают контентом в формате X? Не последние ли мы, кто использует такой формат?
  • Какие программные компоненты успешно прошли тестирование их способности анализировать объекты формата Y?
  • Сталкивался ли кто-нибудь с проблемами стабильности работы данного компонента процесса миграции при обработке графических файлов очень большого размера?
  • Надежно ли работает для данной пары форматов инструмент контроля качества миграции Q, проверяющий эквивалентность текстового контента документа до и после миграции?
  • Связано ли дальнейшее использование какого-либо из форматов, встречающихся в коллекции Z, с риском критически высокого уровня?
Ответы на эти вопросы найти нелегко, так как они рассеяны по различным источникам:

Слайд: Где находится нужная нам информация?
  • Ни на один из типичных вопросов не удастся найти ответы в одном месте
  • Внутренние движущие силы
  • Внешние движущие силы
  • Источники информации
    • о форматах  - инструменты PRONOM, UDFR, P2, …)
    • об инструментах – соответствующие веб сайты с описаниями инструментов
    • об экспериментах – myExperiment и т.д.
    • об организациях и имеющемся у них контенте
    • о пользовательских технологиях
    • о технологиях, используемых создателями документов
  • Эти сведения нужно собрать и установить взаимосвязи
Проект SCAPE движется по направлению к амбициозной цели: свести воедино информацию изо всех этих источников и организовать сервис автоматизированного мониторинга:

Слайд: Сервис автоматизированного мониторинга
  • База знаний (объекты и их свойства, изменение характеристик во времени, триггеры, связанные с условиями и событиями),
  • Гибкий и расширяемый сервис (хорошо определенная, гибкая модель данных; адапторы для различных информационных источников),
  • Функциональные возможности мониторинга (внутренний и внешний; отслеживаются исполнение установленных требований, риски и возможности)
Слово «автоматизированный» имеет здесь ключевое значение, поскольку предшественник данного инструмента - инструмент PLATO, разработанный в рамках проекта PLANETS,  требовал чересчур много ручной работы и в результате не мог реально использоваться  в сколько-нибудь заметных масштабах. Основная задача проекта SCAPE заключается в том, чтобы сделать разработанные в рамках проекта PLANETS инструменты масштабируемыми, что неизбежно включает автоматизацию. На следующем слайде показаны важнейшие цели сервиса мониторинга SCOUT:

Слайд: Ключевые задачи SCOUT
  • Обеспечить выполнение модулем планирования автоматизированного мониторинга представляющих интерес объектов и характеристик,
  • Дать возможность пользователям и программным компонентам задавать вопросы, касающиеся представляющих интерес объектов и характеристик,
  • Выполнять функции центрального хранилища соответствующих знаний, которые могут быть использованы в интересах обеспечения долговременной сохранности,
  • Собирать информацию из различных источников посредством использования адаптеров,
  • Дать возможность пользователям – людям добавлять специфические знания,
  • Оповещать заинтересованных действующих лиц о важных событиях,
  • Функционировать в качестве расширяемого компонента.
Способность оповещать является очень интересной особенностью данного инструмента: когда в мире что-то происходит, что влияет на Ваши коллекции, Вам автоматически посылаются оповещения. О таком мечтает большинство электронных архивов!

Лично на меня эта работа произвела впечатление, но одновременно проект кажется мне  уж очень амбициозным. Поэтому я спросила Беккера, не постигнет ли этот проект судьба десятков ему подобных, когда немалая работа по разработке чего-либо проделывается только для того, чтобы все бросить, когда закончится финансирование. Беккер рассчитывает на поддержку инструмента по окончании проекта фондом Open Planets Foundation ( http://www.openplanetsfoundation.org/ ). Такая поддержка, безусловно, помогла бы. В то же время Беккер признал, что многое - если не все - зависит от вовлеченности сообщества в дело реального предоставления всей необходимой информации. На первый взгляд, затраты и усилия на это должны будут оправдать себя, - ведь разве все мы не хотим вот этого:

Слайд: На дворе 2014 год. У вас есть контент, обязанности, но нет никаких планов действий. Что будете делать?
  • Использовать набор инструментов
  • Использовать c3po (прототип программного инструмента для анализа электронной коллекции и формирования её профиля)
  • Использовать средства планирования и мониторинга SCAPE
  • Подключить своё хранилище к средству планирования и мониторинга SCAPE
  • Подготовить модель своей политики (компонента мониторинга начнет отслеживать контент и политики и выявлять нарушения политик)
  • Быстро разработать планы обеспечения долговременной сохранности
  • Реализовать планы обеспечения долговременной сохранности в своем хранилище (используя, например, платформу SCAPE)
(Заметили слово «быстро» в пятом пункте [втором пятом пункте :) – Н.Х.]?)

Не всю аудиторию удалось сразу же убедить. Петер Дорн (Peter Doorn) из архива голландского Архива научных данных (DANS, http://www.dans.knaw.nl/en ) очень хотел бы увидеть какие-нибудь примеры практического использования этого сервиса, прежде, чем принимать решение о его пригодности для архива DANS. Перла Инноченти (Perla Innocenti) из HATII поинтересовалась, насколько гибким будет этот инструмент. Беккер уверил, что проект SCAPE ориентирован на разработку инструментов для реальных пользователей, и эти инструменты, соответственно, должны быть практичными. Будем надеяться, что SCAPE оправдает эти обещания!

В рамках SCAPE разрабатывается ряд других инструментов, таких как C3PO, модель политики и MyExperiment,  см. веб-сайт для получения более подробной информации (я пропустила эти доклады [эти чёртовы параллельные сессии!], но в ближайшие несколько недель соответствующие статьи будут опубликованы в трудах конференции.)

Представитель принимающей конференцию стороны Симус Росс (Seamus Ross) во время заключительного заседания выступает в роли сотрудника стола находок.

PS: Хотя конференция и завершилась, но я буду писать о ней где-то ещё в течение недели. У меня накопилась масса заметок и фотографий, но обработка всей этой информации потребует определенного времени. Следите за моим блогом!

Инге Ангевааре (Inge Angevaare)

Источник: блог голландской Национальной коалиции по обеспечению сохранности электронных материалов
http://www.ncdd.nl/blog/?p=3294

пятница, 26 октября 2012 г.

Международная организация по стандартизации: Опубликован стандарт формата PDF/A-3


17 октября 2012 года Международная организация по стандартизации (ИСО) сообщила о публикации третьей части стандарта ISO 19005, описывающего версии формата PDF для длительного хранения документов. Это  ISO 19005-3:2012 «Управление контентом – Электронный документный файловый формат для долговременной сохранности – Часть 3: Применение ISO 32000-1 с поддержкой встроенных файлов (PDF/A-3)» (Document management - Electronic document file format for long-term preservation - Part 3: Use of ISO 32000-1 with support for embedded files (PDF/A-3))

Данная часть стандарта ISO 19005 специфицирует использование версии 1.7 формата PDF (стандарт ISO 32000-1) для долговременного хранения статического визуального представления постранично организованных электронных документов, дополнительно допуская включение контента произвольного типа в виде встроенных файлов или приложений. По сути, это расширенная версия формата PDF/A-2.

Специалисты рекомендуют данный формат использовать с осторожностью, поскольку это не просто ещё один член семейства PDF/A. При включении произвольных файлов придется самостоятельно подумать как о том, каким образом они будут отображаться и что делать в случае их морального устаревания, так и о возможных рисках с точки зрения информационной безопасности.

Источник: сайт ИСО
http://www.iso.org/iso/home/store/catalogue_tc/catalogue_detail.htm?csnumber=57229

Арбитражная практика: Как оформлять бумажные копии электронных медицинских карт?


Я уже рассказывала об одном судебном деле, в котором страховая компания пыталась не оплатить оказанные лечебным учреждением медицинские услуги на том основании, что в организации велись только электронные медицинские карты. На этот раз та же страховая компания попробовала не заплатить уже другой организации, снова подняв вопрос о правомочности использования электронных медицинских карт. Кроме этого, она утверждала, что представленные ей для проверки распечатки из медицинской информационной системы были неправильно оформлены.

Арбитражный суд г.Москвы рассмотрел дело № А40-75740/11 в октябре 2011 года.

Суть дела

В 2010 году между ЗАО «Группа компаний «Медси»» и ЗАО «МАКС» был заключен договор оказания медицинских услуг. В феврале и апреле 2011 года ЗАО «Медси» предоставило в рамках договора (на общую сумму более 31 млн. руб.) и неоднократно направляло в адрес ЗАО «МАКС»  счета, счета-фактуры, акты об оказанных медицинских услугах и реестры подлежащих оплате медицинских услуг. Мотивированный отказ от подписания указанных актов от ответчика истцу не поступал.

Тем не менее, оказанные в феврале и апреле 2011 года медицинские услуги не были оплачены в полном объеме, недоплата составила более 11 млн. рублей. ЗАО «Медси» обратилось в арбитражный суд.

Позиция Арбитражного суда г. Москвы

Изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, ознакомившись с отзывом на
заявление, суд счел, что требования ЗАО «Медси» подлежат удовлетворению.

ЗАО «МАКС» была проведена медико-экономическая экспертиза первичной медицинской
документации застрахованных лиц, которым были предоставлены медицинские услуги в  апреле 2011 года. На проверку было затребовано 436 медицинских карт, из которых две были указаны дважды, итого 434 медицинские карты. Представлено на проверку было 399 карт, из них:
  • 63 карты по форме 025/у-04;

  • 309 карт в виде компьютерной распечатки из медицинской информационной системы, сшитой и заверенной подписью главного врача ЛПУ и печатью ЗАО «Медси»;

  • 27 карт в виде компьютерной распечатки из медицинской информационной системы;
Позже дополнительно было предоставлено на проверку 62 карты по форме 025/у-04 и в виде компьютерной распечатки из медицинской информационной системы, сшитой и заверенной подписью главного врача ЛПУ и печатью ЗАО «Медси».

ЗАО «Медси» предоставило на проверку все заявленные ЗАО «МАКС» медицинские карты, подтверждающие фактически оказанные услуги по договору. ЗАО «МАКС» указывает в качестве причины отказа от оплаты оказанных услуг отсутствие документов по форме, установленной приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22.11.2004 № 255 на день проверки. В то же время ЗАО «МАКС» фактически отказалось от проведения контроля по картам, предоставленным в виде распечатки медицинской информационной системы (что само по себе допустимо и соответствует нормам действующего законодательства, а также подтверждают факт оказания медицинских услуг).

Пор мнению суда, ведение электронной истории болезни предусмотрено стандартом ГОСТ Р 52636-2006 «Электронная история болезни. Общие положения». Требования и предписания указанного стандарта предусматривают порядок оформления бумажного носителя электронной истории болезни; при этом содержание первичной медицинской документации в электронном виде полностью соответствуют требованиям Приказа Минздравсоцразвития РФ от 22.11.2004 г. №255 «О порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг».

Претензии ЗАО «МАКС» к форме оформления первичной медицинской документации по своей сути являются формальными и в действительности не препятствуют проведению им необходимого контроля за данными медицинскими услугами. Они не дают правовых оснований ЗАО «МАКС» не оплачивать фактически оказанные медицинские услуги. Более того, форма предоставления медицинских карт в рамках проведения ответчиком контроля объема, сроков и качества оказанных медицинских услуг договором не определена.

ЗАО «Медси» обратилось в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения и социального развития с обращением о разъяснение надлежащего изготовления дубликата медицинской карты амбулаторного больного виде распечатки из медицинской информационной системы, прошитой в установленном прядке и заверенной подписью уполномоченного лица, а также содержащей печать лечебно- профилактического учреждения.

В своём ответе Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития сообщила следующие: «Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития рекомендует ЗАО «Группа компаний «Медси» изготавливать дубликат медицинской карты амбулаторного больного в виде компьютерной распечатки из медицинской информационной системы, в случаях, когда оригинал медицинской карты амбулаторного больного был утерян пациентом или не подлежит восстановлению. При этом дубликат должен быть прошит и заверен личной подписью уполномоченного лица, а также содержать печать лечебного учреждения. На титульном листе проставляется штамп «дубликат» или «копия», аналогичный порядок заверения лечебными учреждениями копий амбулаторных карт действует при их изготовлении по требованию пациента о предоставлении копий медицинских документов, отражающих состояние его здоровья в рамках ст. 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.93 г. №5487-1 (в ред. от 18.07.2011 г.)».

В итоге суд решил взыскать с ЗАО «МАКС» в пользу ЗАО «Группа компания «Медси» более 12 млн. рублей (основная задолженность и пени).

Девятый арбитражный апелляционный суд рассмотрел дело в январе 2012 года и оставил решение суда первой инстанции в силе, а апелляционную жалобу ЗАО «МАКС» без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Московского округа

Федеральный арбитражный суд Московского округа в мае 2012 года рассмотрел кассационную жалобу ЗАО «МАКС», в которой утверждалось, что нижестоящие суды ошибочно посчитали карты в виде распечатки из медицинской информационной системы надлежащим доказательством на основании положений ГОСТ Р 52636-2006, приказа Минздравсоцразвития РФ от 22.11.2004 г. № 255 и ст. 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г. №5487-1, поскольку эти нормативные акты содержат положения, проигнорированные ЗАО «Медси».

По утверждению ЗАО «МАКС», медицинские карты, представленные в виде ксерокопии, должны оформляться в соответствии с положениями ГОСТ Р 52636-2006. Однако карты, представленные в виде прошитых и заверенных главным врачом поликлиники компьютерных распечаток не могут считаться медицинскими документами и, как следствие, не подтверждают факта назначения и оказания медицинской услуги, поскольку в нарушение положений ГОСТ Р 52636-2006 не подписаны автором (лечащим врачом).

Суд, однако, поддержал позицию нижестоящих судов и оставил их решения в силе.

Мой комментарий: Если в предыдущем арбитражном споре все первичные медицинские документы ведись в лечебном учреждении только в электронном виде, то в данном случае использовался смешанный документооборот. Претензии у страховой компании были только к распечаткам из электронной базы и порядку их заверения (отсутствовала подпись лечащего врача).

ЗАО «Медси» неплохо подготовилось к судебному процессу, предусмотрительно получив от уполномоченного федерального органа разъяснения о порядке изготовления и заверения копии медицинской карты. Хотя эти разъяснения были даны в виде не имеющего нормативного значения письма, для суда это был дополнительный аргумент в пользу лечебного учреждения.

Источник: Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

четверг, 25 октября 2012 г.

Ассоциация ARMA International опубликовала очередное издание «Глоссария терминов в области управления документами и информацией»


Международная ассоциация ARMA International опубликовала очередную, четвертую редакцию «Глоссария терминов в области управления документами и информацией» (Glossary of Records and Information Management Terms).

Данный 78-страничный документ имеет статус технического отчета ARMA TR 22-2012 Американского национального института стандартов (American National Standards Institute, ANSI) . Цена в электронном магазине ARMA – 65 долларов США.

Четвертое издание Глоссария включает около 900 терминов из различных дисциплин, взаимосвязанных с управлением документами и информацией, в том числе относящихся к архивному делу, информационным технологиям, праву и управлению деловой деятельностью.

Глоссарий предназначен для всех тех, чья работа связана с какими-либо аспектами управления информацией. Данный технический отчет также включает несколько приложений, в том числе перечень международных и американских национальных стандартов в области управления документами и информацией; перечень национальных библиотек и архивов стран, участвующих в работе технического подкомитета Международной организации по стандартизации (ИСО) TC46/SC11 «Информация и документация – Управление документами/архивами»; а также контактную информацию соответствующих профессиональных и деловых ассоциаций.

Предыдущая, третья редакция Глоссария доступна по адресу http://chattanooga-arma.org/Documents/CRM/Glossary%203Ed%20PDF.pdf

Источник: сайт ARMA International
https://www.arma.org/...

Федеральная служба по финансовым рынкам установила сроки хранения документов внутреннего контроля профессиональных участников рынка ценных бумаг


Среди федеральных органов государственной власти есть такие, которые при разработке нормативно-правовых актов в подконтрольной им сфере деятельности никогда не забывают о документах и сроках их хранения.

Вот и на этот раз в «Положении о внутреннем контроле профессионального участника рынка ценных бумаг», утвержденном приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 24 мая 2012 г. № 12-32/пз-н, ФСФР России не забыла установить требования к порядку хранения отчетности контролеров профессиональных участников рынка ценных бумаг.

Контролер ежеквартально представляет отчет о проделанной работе своему руководителю, а также совету директоров (наблюдательному совету) для рассмотрения на его заседании (п.6.2.).

Отчеты о проверке нарушений подготавливаются контролером в письменном виде в одном экземпляре (п.6.3), а квартальные отчеты - в письменном виде в 2 экземплярах. Все экземпляры отчетов, представленные контролером руководителю, возвращаются контролеру с отметками, свидетельствующими об ознакомлении с ними руководителя.

Контролер организует учет и хранение отчетов путем формирования отдельного дела отчетов контролера. Отчеты контролера хранятся не менее 5 лет, если иное не установлено нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Контролер филиала также организует учет и хранение отчетов путем формирования отдельного дела отчетов контролера филиала (п.6.4). Все экземпляры отчетов контролера филиала, представленные контролеру головной организации, хранятся контролером головной организации в деле отчетов контролера.

При подготовке, представлении, организации учета и хранения отчетов контролером используется система документооборота, установленная внутренними документами профессионального участника (в том числе использование электронных документов с электронной подписью) (п.6.5.).

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=135391

среда, 24 октября 2012 г.

США: Конференция Национальных Архивов по вопросам долговременной сохранности «Одиссея обеспечения сохранности 2012»

19 октября 2012 года Национальные Архивы США провели в Вашингтоне свою 26-ю ежегодную конференцию по вопросам обеспечения долговременной сохранности документов и информации, на этот раз под девизом «Одиссея обеспечения сохранности 2012 – Дороги, ведущие в будущее» (A Preservation Odyssey: Paths to the Future), приуроченная к ежегодно проводимому в США в октябре «месяцу архивов».

Программа конференции доступна на сайте Национальных архивов по адресу http://www.archives.gov/preservation/conferences/2012/details.html#schedule

На конференции обсуждалось, как новые проблемы и новые возможности влияют на формирование стратегий обеспечения долговременной сохранности. В рамках этой темы докладчики рассматривали такие вопросы, как консервация, перевод в новые форматы, технологии хранения данных, а также направления развития этих видов деятельности, ведущие к появлению новых решений. На сессии по вопросам образования и информационно-пропагандистской деятельности было рассказано об инновационных методах обмена информацией и вовлечения пользователей посредством социальных сетей и обучения.

С ключевым докладом на конференции выступил известный американский филантроп и один из основателей группы Carlyle г-н Дэвид Рубинштейн (David M. Rubenstein).

Как и ожидалось, конференция привлекла представителей различных областей, в том числе специалистов по управлению уходом за коллекциями и обеспечением сохранности, руководителей учреждений, занимающихся сохранением культурно-исторического наследия, архивистов, кураторов и библиотекарей, специалистов по реставрации, консервации и обеспечению сохранности, а также студентов.

Интересно, что данная конференция привлекла внимание наших СМИ. Вот что написал корреспондент ИТАР-ТАСС Андрей Шитов (полностью его заметка доступна по адресу http://tasstelecom.ru/news/one/13711 ):
Способов вечного хранения цифровой информации пока не создано. Единственной гарантией для специалистов остается "дублирование, дублирование и еще раз дублирование". Это подтвердили корреспонденту ИТАР-ТАСС участники конференции "Одиссея сохранности 2012: пути в будущее", состоявшейся в пятницу в Национальном архиве США.

На сессии по технологиям цифрового архивирования выступал президент компании Arkival Technology Рональд Уайсс. Он напомнил, что если сейчас в мире потребление информации на традиционных "бумажных" и новых электронных носителях соотносится, как 80 к 20, то уже через 5 лет оно, по прогнозам, станет диаметрально противоположным. При этом создатели новейших информационных технологий (IT) о долгосрочном хранении информации как правило не задумываются. Маркетологи подсчитали, что при современных темпах технического прогресса у самих создателей новинок имеется всего лишь около трех лет на то, чтобы выйти на рынок, завоевать свою нишу, получить желанную прибыль и начать уступать место следующим.

Начальник архива визуальной информации со спутников наблюдения Земли Геологической службы США Джон Фондин рассказал, что там вся информация дублируется по меньшей мере трижды, причем две копии хранятся на разных дисках и в разных местах в самом центре, а еще одна - в спецхране за его пределами….»
Источник: сайт Национальных Архивов США / сайт ТАСС Телеком
http://www.archives.gov/preservation/conferences/2012/
http://tasstelecom.ru/news/one/13711

Арбитражная практика: Попытка страховой компании не заплатить за медицинские услуги со ссылкой на ведение медицинских карт в электронном виде не увенчалась успехом


Расширение сферы применения электронных документов неизбежно влечет за собой возникновение различного рода споров, связанных с их использованием в деловой деятельности. Бывает, что ссылаясь на «нелегитимность» электронных документов, контрагенты пытаются не оплачивать уже оказанные услуги и поставленные товары, особенно в тех случаях, когда этот вопрос на законодательном уроне ещё как следует не урегулирован.

В данном случае спор, как мне кажется, был ещё более интересным из-за того, что он шел вокруг электронных историй болезни, распечатки которых на бумажных носителях страховая компания никак не хотела принимать в качестве первичной медицинской документации, чтобы не оплачивать медицинскому учреждению оказанные гражданам медицинские услуги на сумму более 18 млн. рублей. Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел дело №А40-76535/10-151-644 в октябре 2010 года.

Суть спора

Между ЗАО «Многопрофильная врачебная практика «Семейный Доктор»» и ЗАО «МАКС» в 2008 году был заключен договор на предоставление медицинских услуг по добровольному медицинскому страхованию. По факту оказания медицинских услуг лицам, застрахованным в ЗАО «МАКС», общество «Семейный доктор» выставило ответчику 61 счет (!) за услуги, оказанные за период с августа 2009 по апрель 2010 на общую сумму более 18 млн. рублей. Ни один из этих счетов не был оплачен.

По каждому из данных счетов ЗАО «МАКС» по истечении одного-двух месяцев с момента их получения направило в адрес ЗАО «Семейный доктор» акты медико-экономической экспертизы, в которых в качестве причины отказа от оплаты оказанных услуг было указано на отсутствие документов на день проверки.

ЗАО «Семейный доктор» обратилось в арбитражный суд.

Позиция Арбитражного суда г. Москвы

Суд установил, что многие акты ЗАО «МАКС» были оформлены без фактического проведения экспертизы. В одном из писем ЗАО «МАКС» сообщало о том, что, представляя распечатки из электронных карт, ЗАО «Семейный доктор» нарушает требования договора, поскольку необходимо предоставлять на экспертизу только медицинскую документацию по форме № 025/у-04, предусмотренную Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22.11.2004 № 255.

ЗАО «Семейный доктор» с такой позицией не было согласно и ссылалось на то, что ведёт электронные истории болезни согласно ГОСТ Р 52636-2006 «Электронная история болезни. Общие положения», подчеркивая, что содержание первичной медицинской документации в электронном виде соответствует требованиям Приказа № 255, и что «требования данного ГОСТа предусматривают порядок оформления бумажного носителя электронной истории болезни»,

Суд счёл, что основной причиной неоплаты выставленных счетов было мнение специалистов ЗАО «МАКС» о нарушение требований законодательства по оформлению первичной медицинской документации, представленной ЗАО «Семейный доктор». Из-за этого ЗАО «МАКС» фактически отказалось от проведения контроля, сославшись на отсутствие первичной медицинской документации. Суд сделал вывод о том, что претензии ЗАО «МАКС» не являются результатом проведенного контроля и не могут быть представлены ни в виде заключения, ни в виде акта экспертизы, которым оформляется уточнение итогов медико-экономического контроля.

Из содержания ряда актов медико-экономической экспертизы ЗАО «МАКС» суд установил, что тому было известно о ведении обществом «Семейный доктор» историй болезни больных в электронном виде (в течении всего периода действия спорного договора). По мнению суда, электронная форма оформления оказания медицинской услуги не препятствовала ЗАО «МАКС» провести контроль над оказанными медицинскими услугами и составить соответствующие заключения. Указанные акты также свидетельствовали, что ЗАО «МАКС» было известно о том, что в ЗАО «Семейный доктор» не велось иной документации по форме 0254 при оформлении оказанных медицинских услуг.

Поэтому суд первой инстанции пришел к выводу о том, что претензии ответчика к форме оформления первичной медицинской документации по своей сути являются формальными и в действительности не препятствуют проведению ответчиком необходимого контроля за оказанными медицинскими услугами. При этом суд сослался на протокол, оформленный экспертами ЗАО «МАКС» в ходе экспертизы по одному из спорных счетов, в котором не говорится о непредставлении необходимой документации, а высказывается несогласие с формой ее оформления.

Правовые основания для отказа от оплаты выставленных счетов были предусмотрены в приложении к заключенному договору страхования. Применительно к первичной медицинской документации, основанием для отказа от оплаты счета могло быть:
  • отсутствие без уважительных причин медицинской документации, подтверждающей факт оказания медицинских услуг;

  • дефекты оформления медицинской документации, препятствующие проведению контроля объема и качества медицинских услуг.
Суд счел, что ЗАО «МАКС» не представило доказательств, подтверждающие отсутствие медицинской документации и наличие дефектов медицинской документации. Суд также отметил, что последующее несогласие ЗАО «МАКС» в период действия договора с электронной формой оформления оказанных медицинских услуг не может служить доказательством нарушения договора обществом «Семейный доктор».

По мнению суда, несогласие ответчика с электронной формой оформления медицинской услуги и отказ от проведения экспертизы не дают правовых оснований ЗАО «МАКС» не оплачивать медицинские услуги, оказанные истцом. При этом, ЗАО «МАКС», предъявляя в рамках договорных отношений претензии к оформлению первичных медицинских документов с точки зрения требований законодательства, выходит за пределы предоставленных ему законом и договором полномочий, поскольку в компетенцию ЗАО «МАКС» не входит определение соответствия первичной медицинской документации истца действующему законодательству.

Осуществляя контроль, ЗАО «МАКС» вправе был проверить объем, качество и сроки оказания медицинских услуг, а также правильность оформления платежно-расчетных документов и их соответствие фактически оказанному объему медицинских услуг, прейскуранту и программе страхования.  Контроль и надзор за соблюдением ЗАО «Семейный доктор» законодательства, действующего в сфере хозяйственной деятельности медицинского учреждения, является компетенцией уполномоченных государственных органов, к которым ЗАО «МАКС» не относится.

Суд также признал несостоятельным довод ЗАО «МАКС» о нарушении истцом условий договора (не предусмотрено ведение возможность ведения первичной медицинской документации в электронном виде), так как в договоре не оговаривается, в каком именно виде должна вестись медицинская документация. Поэтому ЗАО «Семейный доктор» в данной части должен соблюдать требования не договора, а законодательства, и нести ответственность за соблюдение данных требований не перед ЗАО «МАКС», а перед уполномоченными государственными органами контроля.

В материалах дела, как отметил суд, отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о наличии со стороны уполномоченных государственных органов замечаний к истцу по порядку и форме ведения медицинской документации при оказании медицинской помощи физическим лицам.

Суд не принял довод ответчика о том, что его экспертам были предоставлены компьютерные распечатки, не содержащие лент ЭКЗ, ЭЭГ, рентгеновских и УЗ-снимков и т.п., так как подобные требования не установлены спорным договором, а также Приказом № 255 в отношении формы № 025/у.

На основании изложенного Арбитражного суд города Москвы решил взыскать с ЗАО «МАКС» задолженность в размере более 19 млн. рублей.

Позиция Девятого арбитражного апелляционного суда

Девятый арбитражный апелляционный суд рассмотрел апелляционную жалобу ЗАО «МАКС» в январе 2011 года, в которой общество настаивало на том, что выводы суда первой инстанции были основаны на недопустимых доказательствах, а именно на бумажных копиях электронных историй болезни.

Суд решил, что доводы апелляционной жалобы о невозможности ведения истории болезни в электронном виде не могут быть приняты во внимание и служить основанием для отмены судебного решения, - сославшись на то, что 27 декабря 2002 года был принят федеральный закон №184 ФЗ «О техническом регулировании», определивший новые подходы к системе стандартизации. Данный закон ввёл принцип добровольного применения национальных стандартов, а также отменил отраслевые стандарты. Вступивший в силу 1 января 2008 года национальный стандарт «Электронная история болезни. Общие положения» (ГОСТ Р 52636--2006) — первый стандарт в области медицинской информатики, в котором требования к созданию бумажной копии электронной персональной медицинской записи сформулированы в разделе 14.

Девятый арбитражный апелляционный суд оставил решение Арбитражного суда города Москвы без изменения, а апелляционную жалобу ЗАО «МАКС» - без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Московского округа

Федеральный арбитражный суд Московского округа в марте 2012 года рассмотрел кассационную жалобу ЗАО «МАКС», в котором оно вновь утверждало, что в Российской Федерации единственным легитимным документом, обеспечивающим неизменность и достоверность данных о пациенте и его состоянии здоровья, о проведенных осмотрах или обследованиях (в том числе лабораторных или инструментальных), о консультациях, назначениях, выполненной операции или процедуры и т.д. являются амбулаторные медицинские карты по форме 025/у, утвержденной приказом Минздравсоцразвития от 22.11.2004 № 255.

По утверждению ЗАО «МАКС», в материалы дела были представлены бумажные распечатки из незащищенной электронной подписью базы данных, которые не являются ни традиционной медицинской документацией, ни электронной историей болезни, предусмотренной законом или соглашением сторон.

Кроме того ЗАО «МАКС» ссылалось на то, что условия договора предусматривали ведение медицинской документации в установленном законом порядке.

По утверждению ЗАО «МАКС», в суд не были представлены доказательства, что так называемые электронные истории болезней ведутся в ЗАО «Семейный доктор» в соответствии с указанными нормами и являются электронными документами, то есть с обязательным реквизитом - электронной подписью, которая исключает возможность последующего исправления документа.

Разбирая жалобу, суд подробно остановился на вопросе легитимности электронных историй болезни.

Первичная медицинская документация ведется ЗАО «Семейный доктор» в форме электронной истории болезни на основании ГОСТ Р 52636-2006, который применяется субъектами на добровольной основе (ст. 12 Федерального закона «О техническом регулировании»). При этом, согласно ГОСТ Р 1.0-2004 «Стандартизация в Российской Федерации», если национальный стандарт применяют добровольно, то его требования становятся обязательными для соблюдения.

Суд сделал вывод о том, что с момента принятия обществом«Семейный доктор» решения о применении ГОСТ Р 52636-2006, требования данного стандарта являются для него обязательными, и именно в силу данного факта ЗАО «Семейный доктор» в своих доводах ссылается на указанный документ.

В силу раздела 5 ГОСТ Р 52636-2006 системы ведения «электронной истории болезни» подразделяются на два класса: индивидуальные и коллективные, при этом, индивидуальная система характеризуется тем, что она не предполагает отчуждения медицинских записей и документов от автора (п. 6.1. ГОСТ), то есть ведется одним автором, который и использует электронные персональные медицинские записи. В этом случае, действительно, хранящаяся в электронном виде документация не имеет самостоятельного статуса и не является официальным медицинским документом, в силу чего подлежит обязательной распечатке на бумажном носителе и подписанию автором (п. 5.1. ГОСТ).

В соответствии с п.5.2 стандарта, в коллективных системах электронные персональные медицинские записи отчуждаются от их автора, то есть запись может быть непосредственно извлечена из электронного архива другим медицинским работником и использована в качестве официального медицинского документа.

Любой медицинский работник, имеющий соответствующие права доступа, может использовать извлеченную из электронного архива запись так же, как и собственноручно подписанную автором медицинскую запись на бумаге. При этом под использованием электронной записи следует понимать ее чтение в электронном виде, принятие на ее основании медицинских решений, распечатывание и вклеивание в историю болезни в качестве официального медицинского документа, передачу ее другим лицам, имеющим соответствующие права.

ЗАО «Семейный доктор» использует коллективную систему «электронной истории болезни».

Требования к созданию бумажной копии электронной персональной медицинской записи определены в разделе 14 ГОСТ Р 52636-2006. Так, передача «электронной истории болезни» другим лицам может быть осуществлена путем предоставления ее электронной или бумажной копии (разделы 13 и 14 стандарта). Порядок изготовления бумажной копии созданного в электронном виде документа подразумевает его распечатку в любой необходимый момент времени.

Суд принял во внимание то, что у ЗАО «Семейный доктор» в силу использования коллективной системы ведения электронной истории болезни отсутствует необходимость хранить бумажные копии истории болезни. Дата распечатки сведений, в данном случае, не имеет какого-либо юридического значения и не определяет дату создания самой электронной записи, в связи с чем утверждение ЗАО «МАКС» о том, что дата распечатки свидетельствует об отсутствии у ЗАО «Семейный доктор» первичной медицинской документации на момент подачи иска является несостоятельным.

При таких обстоятельствах суд счел, что нижестоящие суды правомерно исходили из того, что обществом «Семейный доктор» были предоставлены ЗАО «МАКС» на проверку распечатанные на день проведения контроля бумажные копии электронной истории болезни лиц, застрахованных в ЗАО «МАКС», оформленные в соответствии с обязательными для ЗАО «Семейный доктор» требованиями стандарта ГОСТ Р 52636-2006 .

Федеральный арбитражный суд Московского округа решил оставить без изменения решения нижестоящих судов, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Позиция Коллегии судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в июле 2011 года также сочла, что возражения страховщика обосновываются лишь представлением медицинским учреждением недопустимых доказательств, а именно – в электронной форме, и отказала в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора.

Мой комментарий: Данный пример наглядно показывает, что при переходе на использование того или иного вида документов в электронном виде нет мелочей, и органам государственной власти стоит обратить на это серьезное внимание.

С одной стороны, налицо серьезная победа электронной информатики. Суд признал, что в принципе вести медицинскую документацию в электронном виде можно, и что её можно использовать, например, во взаимоотношениях со страховщиками.

С другой стороны, не нужно переоценивать результаты этого судебного разбирательства, поскольку в ходе спора не ставились под сомнение ни данные, содержащиеся в медицинских картах, ни авторство записей в медицинской карте (да и некоторые аргументы судов были далеко не бесспорны). Поэтому, с моей точки зрения, разработчикам электронных медицинских систем нужно уделять серьезное внимание обеспечению в этих системах неотказуемости и возможности, в случае спора, подтвердить целостность и аутентичность информации.

Следует помнить, что медицинские документы в суды будут представляться не только тогда, когда идёт спор об оплате оказанных медицинских услуг, но и при оспаривании качества услуг и добросовестности врачей.

При реализации масштабных федеральных и региональных программ информатизации медицины нужно не забывать о легитимизации использования новых технологий и об обеспечении юридической значимости и доказательной силы документов и информации, создаваемых и хранимых в медицинских информационных системах.

Источник: Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

вторник, 23 октября 2012 г.

Конференция iPRES2012. Обеспечение долговременной сохранности электронных материалов: Что у нас получается как у сообщества? Часть II


(Окончание седьмой статьи Инге Ангевааре о конференции iPRES2012, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2012/10/ipres2012-i_22.html )

Становятся ли коммерческие услуги более зрелыми?

Большинство учреждений, занимающихся сохранением культурно-исторического наследия,  не использует  облачных решения крупных коммерческих партнеров. Достаточно вспомнить слова Майкла Кардена (Michael Carden) из Национальных Архивов Австралии, сказанные им недавно в докладе на Конгрессе Международного совета архивов 2012 года (см. http://rusrim.blogspot.com/2012/09/i_10.html  - Н.Х.). Карден сказал, что «обеспечение электронной сохранности является частью основной деятельности архивов, и, следовательно, не должно передаваться на аутсоринг, эту работу нужно выполнять на своей площадке (in-house)».

Генеральный директор и директор по ИТ-технологиям Архивно-библиотечной службы Канады Рон Сюрет (Ron Surette) с этим не согласен. «Основным является вопрос о контроле. Вполне возможно сохранять контроль над информацией, хранимой коммерческими партнерами». Как тогда насчёт «доверия»? По мнению Сюрета, «Если эти коммерческие компании терпят неудачу, то они сталкиваются с куда большими проблемами, чем некоммерческие учреждения. С учетом этого, я склонен доверять им больше. Но, конечно, никогда не следует полагаться на единственного поставщика; всегда нужно иметь определенную избыточность».

Рон Сюрет (справа) беседует с коллегами из городского архива Амстердама Йосом Текемой (Jos Taekema, слева) и Сандером Юзановичем (Sander Ujzanovitch).

Сюрет предположил, что желание сделать всю работу самостоятельно, возможно, связано с нежеланием терять рабочие места. Интересно, что на конференции был стендовый доклад об американской распределенной сети обеспечения электронной сохранности «Хронополис» (Chronopolis, http://chronopolis.sdsc.edu/ ), созданной на основе закулисного сотрудничества суперкомпьютерного центра в Сан-Диего с некоммерческим поставщиком облачных услуг DuraCloud (http://www.duracloud.org/ ). А во время сессии APARSEN по вопросам доверия (см. мою статью на эту тему), Райво Руусалепп (Raivo Ruusalepp) высказал мысль о том, что несмотря на всё недоверие к решениям коммерческих поставщиков услуг, для множества небольших организаций использование таких услуг может оказаться единственным способом достижения какого-то уровня электронной сохранности без крупномасштабных инвестиций. Руусалепп является в Эстонии консультантом по вопросам обеспечения сохранности архивов коммерческих организаций.

Райво Руусалепп на сессии APARSEN

Обилие моделирования и создания концепций в европейских проектах

От себя лично могу добавить, что организации типа DuraCloud, по крайней мере, предоставляют весьма практичные решения для хранения страховых копий и проверки состояния данных - даже если не в полной мере реализуют меры по обеспечению доверия и планированию действий по обеспечению сохранности. В то же время крупнейшие европейские проекты (на долю которых пришлось примерно 70-80% всех докладов) похоже,  больше сосредоточивают основные усилия на теоретических исследованиях, таких, как создание моделей, оценка концепций и т.д., которые на слайдах выглядят красиво, но который порой - я признаю это – трудно бывает понять

Пусть расцветает тысяча цветов - либо больше внимания прикладным вопросам?

В конце своего выступления Стив Найт спросил, следует ли нам, как говорится в известной поговорке, дать распуститься 1000 цветов, или же лучше усилить проектно-конструкторское направление в области обеспечения электронной сохранности. На слайде показаны некоторые ответы, данные участниками конференции «Будущее совершенное»:

Представитель Национальной библиотеки Новой Зеландии, слайд из презентации которого приведен выше, отстаивает подход «1000 цветов», ссылаясь в первую очередь на то, что в каждой организации электронная сохранность будет обеспечиваться в уникальных условиях (тем самым подменяя суть поставленного Найтом вопроса) – Н.Х.

Найт также процитировал предложение Лоры Кэмпбелл (Laura Campbell) из Библиотеки Конгресса США, сделанное на конференции «Согласование национальных подходов к обеспечению электронной сохранности» (2011, стр. 29, http://www.educopia.org/sites/default/files/ANADP_Educopia_2012.pdf ), о создании «...международного органа или ассоциации по вопросам электронной сохранности, который бы уделил основное внимание аспектам политики в этой области. Состоящие из экспертов консультативные группы могли бы помогать такому координирующему органу с  определением материалов, подверженных наибольшему риску, а также тех, которые наиболее важно сохранить. Консультативные группы могла бы сосредоточить своё внимание на контенте и меняющихся формах коммуникаций, или на тенденциях в определенных дисциплинах. Ценной услугой стало бы создание координирующим органом единого реестра контента, сохранность которого уже обеспечена, в виде виртуальной международной коллекции, вне зависимости места хранения материалов. Здесь речь идет не о самом по себе органе по вопросам сохранности, а о результатах. Во-вторых, можно было бы расширить понятие национальной электронной коллекции до международной электронной коллекции. Думаю, стоит обсудить вопрос о том, как такую коллекцию можно было бы сделать широко доступной.»

На мой взгляд, это интересная идея, заслуживающая дальнейшей проработки. Возможно, нам стоит – как предложил Найт -  взять за основу требования к организации электронной сохранности, которые были разработаны ANADP:

Подробности см. в трудах конференции ANADP, стр. 89-115.

Слайд: Организация электронной сохранности - Согласование национальных подходов …
  • Долговременная поддержка, организация и финансирование обеспечивающей сохранность цепи,
  • Достаточно большие масштабы для того, чтобы деятельность была экономически эффективной,
  • Эффективное взаимодействие между источниками комплектования, архивами и потребителями всех типов информации,
  • Упор на не на уникальные особенности, а на эксплуатацию возможностей, связанных имеющимся сходством,
  • Получения прямо сейчас достаточной отдачи, чтобы обосновать проект перед финансирующими организациями и обществом в целом,
  • Разделение труда с электронно-цифровой точки зрения: Все мы работаем в глобальном информационном пространстве.
И теперь, наверное,  нам лишь осталось сформировать план-график работы?

Завершающее заседание проходило в бальном зале. Наконец-то  у нас было столько места, сколько душа пожелает!

Инге Ангевааре (Inge Angevaare)

Источник: блог голландской Национальной коалиции по обеспечению сохранности электронных материалов
http://www.ncdd.nl/blog/?p=3338

В Москве решено создать государственную информационную систему для регистрации начислений и платежей


В Москве будет создана «Государственная информационная система, обеспечивающая в городе Москве регистрацию начислений и платежей» (ИС РНиП). Положение о системе утверждено Постановлением Правительства Москвы от 9 октября 2012 года № 544-ПП.

Государственная информационная система автоматизирует регистрацию в городе Москве следующих начислений и платежей (п.1):
  • Государственной пошлины за предоставление государственных услуг органами исполнительной власти города Москвы;

  • Платы за предоставление государственных услуг органами исполнительной власти города Москвы;

  • Платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных услуг органами исполнительной власти города Москвы;

  • Платы за услуги, предоставляемые в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" государственными учреждениями и другими организациями, которые осуществляют деятельность в городе Москве и в которых размещается государственное задание (заказ);

  • Платы за иные услуги, предоставляемые государственными учреждениями, государственными унитарными предприятиями города Москвы;

  • Платы за услуги, предоставляемые коммерческими и некоммерческими организациями, подключаемыми к ИС РНиП на основании договора.
Участниками взаимодействия в ИС РНиП являются (2.7.):
  • Оператор ИС РНиП;
  • Организации, предоставляющие услуги;
  • Кредитные организации;
  • Платежные агенты, банковские платежные агенты;
  • Департамент финансов города Москвы.
ИС РНиП будет выполнять функции регистрации начислений, платежей и зачислений и предоставления плательщикам, предоставляющим услуги организациям и органам исполнительной власти города Москвы соответствующей информации (п.3).

Кроме того установлены сроки хранения информации о начислениях, платежах и зачислениях: (п.3):
  • Оператор ИС РНиП хранит информацию о начислениях, платежах, зачислениях в течение пяти лет, исчисляемых со дня зачисления (п.9.10);

  • Иные участники взаимодействия хранят информацию о начислениях, платежах, зачислениях в течение пяти лет, исчисляемых со дня зачисления (п.10.6).
Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=MLAW;n=139001

понедельник, 22 октября 2012 г.

Конференция iPRES2012. Обеспечение долговременной сохранности электронных материалов: Что у нас получается как у сообщества? Часть I


Предлагаю вниманию читателей седьмую статью голландский специалиста в области архивного и библиотечного дела Инге Ангевааре (Inge Angevaare – на фото) о  9-й международной конференции по обеспечению долговременной сохранности электронных объектов iPRES2012. Статья была опубликована 6 октября 2012 года на блоге голландской Национальной коалиции по обеспечению сохранности электронных материалов (Nationale Coalitie Digitale Duurzaamheid, NCDD).

Вопрос о том, насколько успешно мы действуем как сообщество специалистов по электронной сохранности, был поставлен признанным гуру в этой сфере деятельности Полом Уитли (Paul Wheatley) из университета г. Лидс (Leeds University), но он по ходу конференции эхом отзывался и в других докладах, на круглых столах и семинарах. Что мы делаем как сообщество? Добились ли мы заметного продвижения вперед или же застряли в старых проблемах? Сокращаем ли мы разрыв между теорией и практикой? Привлекаем ли мы знания и инструменты других дисциплин, особенно ИТ? Решаем ли мы поставленные задачи? Очевидно, что на эти вопросы нельзя дать однозначный ответ; но позвольте мне рассказать Вам о тех точках зрения, которые на этой неделе были высказаны в ходе конференции iPRES2012.

Пришлось доставить дополнительные стулья, чтобы разместить прибывших последними участников пленарного заседания, проходившего в среду 3 октября. Даже первый ряд был полностью заполнен.

Пол Уитли выступал на первом пленарном заседании в среду 3 октября. Представитель принимающей стороны Симус Росс (Seamus Ross) в своем приветственном слове сказал, что на него произвели впечатление статьи, подготовленные к этой конференции iPRES: «Они показывают, как далеко мы продвинулись как направление деятельности. Это строгая, вдумчивая работа, тесно связанная с практическими потребностями».

Судя по поднятым рукам, примерно треть участников представляла библиотеки, ещё треть - архивы, а оставшаяся треть - другие организации

Стив Найт: «10 лет спустя мы всё ещё очень много говорим об одном и том же»

В последующем основном докладе Стив Найт (Steve Knight) из Национальной библиотеки Новой Зеландии придерживался иной точки зрения. Он извлек заметки, сделанные на предыдущих конференциях, особенно на iPRES-2008, и пришёл к выводу о том, что «Мы все еще очень много говорим об одном и том же. Такие инструменты, как DROID PRONOM и т.д., как тогда не работали как следует, так и по-прежнему не работают должным образом сейчас. Список предложений, составленный на новозеландской конференции «Будущее совершенное» (Future Perfect, http://archives.govt.nz/advice/government-digital-archive-programme/future-perfect-2012-digital-preservation-design ) этого года не слишком отличаются от аналогичного списка четырех- или десятилетней давности. Найт отметил «несоответствие» между такими стандартами, как OAIS, и «тем, что нам нужно делать сейчас». Он также процитировал вывод, сделанный на конференции «Согласование национальных подходов к обеспечению электронной сохранности» (Aligning National Approaches to Digital Preservation, ANADP, http://www.educopia.org/sites/default/files/ANADP_Educopia_2012.pdf ) о том, что наши нынешние системы обеспечения сохранности в значительной степени не проверены (см. также моё пост об этой конференции,  http://www.ncdd.nl/blog/?p=133 ).

Стив Найт: «OAIS помог нам начать, но теперь он уже не ведёт нас вперед».

Пол Уитли: «Мы дублируем усилия»

Позднее в своем совместном докладе с Морин Пеннок (Maureen Pennock) об инструменте cRIsp  (см. одну из моих предыдущих статей о конференции), Пол Уитли (Paul Wheatley) указал на многочисленное дублирование в исследованиях по вопросам электронной сохранности. Определенная степень дублирования - или, скорее, опробования различных моделей и подходов, - полезна и необходима. Но когда видишь вот этот список инициатив по моделированию расходов, продемонстрированный Уитли ...

... то начинаешь удивляться, действительно ли все это эффективно и необходимо.

От любительства через мастерство к массовому применению

Накануне во время семинара по стоящим перед исследователями проблемам (research challenges workshop) Найт представил статью Питера МакКинни (Peter McKinney, http://digitalpreservationchallenges.files.wordpress.com/2012/09/mckinney.pdf ), описывающую различные стадии развития электронной сохранности, от человека, занимающегося этими вопросами в качестве хобби к профессионалу, мастеру своего дела, а затем к организатору массового применения. МакКинни утверждает, что переходы от стадии к стадии не являются четкими. Некоторые организации могут по-прежнему находиться на стадии любительства, в то время как другие уже перешли на стадию профессионального мастерства. Но - и это моя точка зрения - очень немногие из нас, судя по всему, достигли «индустриальной» стадии. Однако, учитывая объёмы данных, с которыми нам приходится иметь дело, именно к индустриальной стадии нам нужно стремиться. МакКинни предлагает проводить масштабные «военные учения» по электронной сохранности с использованием реальных данных, чтобы точно установить, где мы находимся и какие проблемы нам необходимо исследовать. Да, это могли бы быть поистине интернациональные усилия по тестированию!

Майкл Дей (Michael Day) из UKOLN (UK Office for Library and Information Networking, http://www.ukoln.ac.uk/  - британский центр компетенции в области цифровой инфраструктуры, информационной политике и управления данными - Н.Х.) и Шейла Мориссей (Sheila Morrissey) из некоммерческой организации «Итака» (Ithaka) участвуют в семинаре по проблема, стоящим сейчас перед исследователями

На семинаре не все согласились с такими терминами, как любительство (hobbyism) и ремесленничество (artisanship). Так, Шейла Мориссей из «Итаки» (организации, стоящей за электронным архивом Portico, http://www.ithaka.org/ ) утверждала, что уже делается немало «индустриальной» работы – просто она делается не «нами», не сообществом специалистов по электронной сохранности, представленным на этой конференции. Эту «индустриальную» работу делают организации типа Google и Amazon, крупные поставщики облачных услуг. Не пытаемся ли «мы» изобрести колесо?

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.com/2012/10/ipres2012-ii_23.html )

Инге Ангевааре (Inge Angevaare)

Источник: блог голландской Национальной коалиции по обеспечению сохранности электронных материалов
http://www.ncdd.nl/blog/?p=3338