понедельник, 31 июля 2017 г.

Касси Финдлей (Австралия): Идеи об использовании методов документационного анализа для планирования внедрения технологии блокчейн в документные системы, Часть 1


Статья известного австралийского специалиста Касси Финдлей (Cassie Findlay) была опубликована 15 июня 2017 года на её блоге CassieFindlay.com

Фото с Национального саммита «навести порядок в документах» (Setting the Records Straight) - Николя Лоран (Nicola Laurent). Желтые таблички отмечают различные права – «на участие», «на доступ». «на раскрытие информации».

Специалисты по управлению документами стремятся создавать системы, обеспечивающие для того сообщества, которому мы служим, возможность полагаться на заслуживающие доверия доказательства, а также защиту общественной  памяти во времени. Однако ныне существующие внедрения документных систем несовершенны и допускают не лучшую практику управления документами, неравноправие в плане доступа к ним и возможность утраты документов.

Реализованные на практике системы управления документами не смогли идти в ногу тенденциями к децентрализации и к обеспечению для субъектов персональных данных личного контроля над ними. Появление децентрализованного доверия на базе вычислений, как это видно на примере технологий «блокчейна» (blockchain – также используется термин «распределенные реестры» - Н.Х.), позволяет нам представить себе новые модели управления документами, которые также смогут дать пользователям документов большую уверенность относительно их долговечности и доступности, и откроют для частных лиц новые возможности для сохранения их собственных документов.

В этой заметке я рассматриваю вопрос о том, как детям, переданных на воспитание вне своей семьи (out of home care), дать возможность создавать и сохранять свои собственные документы, в свете инноваций в области децентрализованных механизмов доверия и, в частности, технологии» блокчейн; а также обсуждаю, каким образом использовать основной навык специалистов по управлению документами – умение проводить анализ деловых процессов с точки зрения управления документами (appraisal – далее «документационный анализ») для лучшего понимания того, как технологии «б блокчейн» может стать частью решения этой проблемы.

Мой комментарий: В этот раз, уважаемый читатель, я предлагаю Вам трудную для восприятия статью – и, скажу сразу, со многими соображениями автора я не согласна. Мне, однако, кажется, что усилия на её чтение не будут напрасными, поскольку Вы. Возможно, почувствуете, какие проблемы сегодня волнуют ведущих зарубежных специалистов, и как они собираются их решать.

Введение

Специалисты по управлению документами владеют основательным набором методов для обеспечения создания и надлежащего управления документами о деловой активности конкретного человека, сообщества, организации или юрисдикции. Здесь используется широкая трактовка понятия «деловой деятельности», охватывающая любые действия и транзакции, в рамках которых участвующими в них сторонами считается необходимым в какой-либо форме создавать и сохранять их свидетельства / доказательства. В соответствии с Международным стандартом ISO 15489-1: 2016 «Управление документами», документы - это:
«Информация, созданная или полученная организацией или отдельным лицом, и сохраняемая в дальнейшем в качестве доказательства и актива, - для выполнения требований законодательства, или же в интересах деловой деятельности.»

Источник: Стандарт ISO 15489-1:2016 «Информация и документация – Управление документами. Часть 1: Понятия и принципы» (Information and documentation - Records management - Part 1: Concepts and principles, предыдущая редакция стандарта адаптирована в России как ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007)
Документы представляют собой контекстуализированные (говоря по-русски, «привязанные» к условиям и обстоятельствам деловой деятельности – Н.Х.) и контролируемые следы событий или транзакций, созданные и хранимые – от несколько секунд до тысячелетий – с разнообразными целями, чтобы удовлетворить потребности меняющегося круга заинтересованных сторон. Сейчас в различных секторах общества (частном, государственном и др.) документы чаще всего создаются и хранятся в виде наборов данных, сгруппированных и неразрывно связанных с метаданными, которые описывают их контекст и используются для управления ими.
Документные системы разрабатываются и внедряются для хранения и управления документами и их метаданными во времени. Традиционно такого рода системы создавались и контролировались такими структурами, как органы государственной власти и корпорации, в целях обеспечения подотчетности и эффективного ведения деловой деятельности. Однако в последнее время эти структуры не сумели идти в ногу с наблюдающимися в обществе тенденциями в сторону децентрализации и перехода на модели ведения деловой деятельности и сохранения персональной памяти посредством вовлечения заинтересованных лиц (participatory models); их системы по-прежнему являются в основном централизованными, а контент систем контролируется и защищается организацией-владельцем. Не уделялось внимания разработке систем, которые бы соответствовали потребностям и поддерживали деятельность отдельных индивидуумов или сообществ.

Мой комментарий: В отличие от автора, меня, например, совершенно не впечатляет поднятая в последнее время шумиха по поводу блокчейна и распределенных реестров. Я не сомневаюсь в том, что и распределенные реестры (которые сами по себе не являются чем-то сильно инновационным), и действительно очень необычная новая модель доверия, показавшая свою работоспособность в рамках криптовалюты Биткойн, найдут свои ниши и войдут в арсенал методов, используемых для совершенствования государственного управления и деловой деятельности. В то же время я уверена, что подавляющее большинство систем останется централизованными и подконтрольными единственному владельцу – просто потому, что такие решения обычно проще, надёжнее, эффективнее, а уж в плане решения правовых вопросов вообще намного лучше.

Любой обычный реестр можно реализовать на основе технологии блокчейн/распределенных реестров; точно так же, как никелированный топор можно использовать и вместо бритвы, и вместо зеркала – но вот нужно ли?

Для целей данной статьи технологии «блокчейн» определяются как платформы и приложения, использующие базы данных в виде цепочек блоков (блокчейны). Блокчейн - это «открытый, распределенный реестр, способный документировать транзакции между двумя сторонами эффективно, проверяемым и неподверженным изменениям образом. Сам реестр также может быть запрограммирован так, чтобы инициировать транзакции автоматически». [Источник: Марко Янсити (Marco Iansiti), Карим Лахани (Karim R. Lakhani) «Правда о блокчейне» (The Truth About Blockchain), «Гарвардское деловое обозрение» (Harvard Business Review), Гарвардский университет, январь 2017 года, https://hbr.org/2017/01/the-truth-about-blockchain ].

Эти технологии представляют собой новую парадигму создания и управления документами посредством предоставления нам инструментов для создания деловой среды, в которой нет нужды в проверяющей транзакции доверенной третьей стороне. Они обеспечивают неподверженное цензуре и изменениям, обеспечивающее привязку ко времени документирование обмена ценностями или информацией, результаты которого останутся доступными для всех тех, у кого есть соответствующие права доступа, до тех пор, пока жив Интернет и те ресурсы, которые необходимы для его функционирования. Здесь есть потенциал для того, чтобы дать отдельным лицам и сообществам больше власти над созданием и хранением деловых документов и над формированием памяти.

На данный момент варианты применения для технологии блокчейн в основном были найдены в сферах финансов, управления собственностью, контрактами и личными профилями (identity). В этих сферах можно наблюдать потребность как в решениях для хранения больших объемов документов, так и в более специфических, индивидуализированных решениях для конкретных нужд, таких, как:
  • Централизованные земельные кадастры, контролируемые и / или поддерживаемые государственными органами;

  • Системы, поддерживающие создание и хранение подписанных контрактов с розничными торговцами или поставщиками услуг, документы о которых сохраняются обеими сторонами или одной стороной, с ограниченным доступом для пользователей;

  • Системы финансового менеджмента, используемые банками для регистрации обмена денежными средствами; а также

  • Системы подтверждения личности, такие, как реестры метрических записей о рождении или же системы подтверждения права на открытие банковских счетов.
Подъём этих технологий совпал с новой волной идейного осмысления и экспериментов с ориентированными на отдельного человека моделями управления документами, направленными на решение проблемы обеспечения неприкосновенности частной жизни / защиты персональных данных, на повышение эффективности взаимодействия с органами власти и корпорациями; на поддержу людей, имеющих настоятельную потребность, но  ограниченные возможности для ведения личной документации – таких, как отданные на воспитание дети или перемещенных в результате конфликта лица.

Для нас, как представителей профессии специалистов по управлению документами, представляет интерес возможность использования моделей, в которых «владельцами» выступают равноправные участники или сообщества; а также модели ведения личной документации, удовлетворяющие требованиям к долговечным, заслуживающим доверия документам, отражающим личный опыт, транзакции и взаимодействия, которые сохраняются как для собственных целей, так и для информационного обмена в соответствии с данными владельцем инструкциями.

Появляются очень интересные проекты, направленные на создание систем для  документов, лично управляемых отдельным человеком в форме данных; в сочетании с растущей зрелостью и всё более широким распространением технологий и сервисов блокчейна. Специалисты по управлению документами должны вносить свой вклад в разработку этих новых форм ведения документации и управления ею. Здесь есть надежда на то, что, наконец, придёт отклик на звучащие начиная с 1990-х годов призывы Криса Херли (Chris Hurley) и Сью МакКемиш (Sue McKemmish) о создании наборов функциональных требований для пост-кустодиальных (когда документы физически архиву на хранение не передаются и хранятся самим создателем, а архив управляет ими «по месту» посредством предоставления нормативно-методической поддержки – Н.Х.) личных архивов. [См. Сью МакКемиш (S. McKemmish), «Свидетельство обо мне» (Evidence of me), Австралийский библиотечный журнал (The Australian Library Journal), 45(3), 1996, стр.174-187]

(Продолжение следует см. http://rusrim.blogspot.ru/2017/08/2.html )

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник: блог Касси Финдлей
https://cassiefindlay.com/2017/06/15/appraisal-blockchain/

Ответ на вопрос: Электронный справочник сроков хранения документов


Вопрос: Мы хотим в организации разработать Перечень документов, которые у нас используются, и внести в него не только документы, предусмотренные нормативно-правовыми актами (постановления Правительства, ГОСТы и др.), так и образующиеся в процессе деятельности отделов и служб.

Прошу разъяснить порядок определения сроков хранения документов, вносимых в Перечень (если сроки хранения не оговорены в нормативно-правовых актах), и его утверждения.


Ответ: С моей точки зрения, Вы совершенно правильно поставили задачу по включению в Перечень документов, создание которых предусмотрено нормативно-правовыми актами. Я бы даже рекомендовала в Перечне предусмотреть графу, где бы можно было бы указать, на основе какого нормативного акта документ должен быть создан (даже если в этом акте срок хранения не был установлен). Благодаря этому в любой момент можно будет проверить актуальность информации.

В статьях Перечня я также рекомендовала бы указывать, какими законами, нормативными документами или Перечнями они установлены.

Если срок хранения определенного вида документов нормативно-правовыми документами не установлен, либо если он организацию не устраивает, организация (естественно, не нарушая требования действующего законодательства) вправе сделать это самостоятельно. Традиционный и, наверное, наилучший способ – принятие решений об установлении сроков хранения на Экспертной комиссии (если ее нет, то стоит её создать), с последующим утверждением первым лицом. В состав ЭК обычно входят юристы, специалисты по безопасности и руководители структурных подразделений, и на её заседания приглашаются все, кто заинтересован в судьбе документов конкретного вида. Решение об установлении сроков хранения оформляется протоколом ЭК, на который потом можно будет сослаться в Перечне (а также, при необходимости, предъявлять контролирующим органам).

Сроки хранения можно также устанавливать и в Ваших внутренних нормативно-правовых актах. Например, при введении в оборот нового вида документов можно сразу устанавливать ему срок хранения.

Теперь о том, как, собственно, устанавливать сроки. Согласно закону об архивном деле, сроки хранения устанавливаются законами, нормативными правовыми актами и некоторыми Перечнями (причем, замечу, лишь в той степени, в которой эти перечни не противоречат действующему законодательству).

Таким образом, начинать всегда нужно с выявления существующих требований или, если их нет, требований к аналогичным видам документов. В качестве методических материалов можно использовать – для того, чтобы определить некую отправную точку – и устаревшие перечни, и существующий отраслевой опыт. На этом Вы определяете, сколько нужно хранить документы в интересах государства.

Далее, у организации может быть собственная заинтересованность в документах, требующая хранить их дольше (а в некоторых случаях – и меньше! :)). Нужно будет посоветоваться (для этого как раз и удобна ЭК) с юристами и другими заинтересованными сторонами о том, какую роль документы данного вида играют в деловой деятельности организации, какие риски связаны с их отсутствием, что говорит судебная практика.

Принимая решения, помните:
  • Если Вы ошибаетесь, но действуете при этом согласно утвержденному нормативному документу (Перечню), это серьёзное смягчающее обстоятельство. ЭК принимает решения коллективно т.е. найти конкретно виноватого сложно :)

  • В нашей стране за несоблюдение Перечней как таковое не наказывают. Наказывают за неисполнение положений нормативно-правовых актов, и организация может понести ущерб ввиду того, что сама себя оставит в нужный момент без документов. Закон свят, а общие Перечни часто ближе к другой стороне Силы :)
Некоторые простые правила:
  • Срок хранения малонужных документов обычно около года;

  • Документы, по которым возможны судебные споры, желательно хранить не менее 3 лет (это общий срок исковой давности) с момента совершения соответствующей операции;

  • Документы, связанные с налогами, - это 4 года с момента последнего использования в налоговом учета (что, бывает, случается и через 10 календарных лет); бухгалтерские – 5 лет, с такой же оговоркой.

  • НТД по объектам – хранится, как минимум, в течение срока существования объекта + еще годика 3 на случай судебных исков;

  • Если не уверены в сроке хранения, ставьте отметку «ЭПК», по сути, позволяющую удлинить срок хранения до бесконечности. Для очень многих документов «5 лет ЭПК» универсально-подходящий срок, конечно, при условии, что ЭПК реально будет проводиться перед уничтожением документов.

воскресенье, 30 июля 2017 г.

Судебная практика: Банк обязали выплатить моральную компенсацию за незаконную обработку персональных данных


Ставшее уже традиционным поздравление своего клиента с праздником, направленное по электронной почте, обернулось для ПАО КБ «Уральский Банк реконструкции и развития» (КБ «УБРиР») большими неприятностями. Гражданка очень удивилась тому, что банк, с которым она никогда не имела дела, знает ее фамилию, имя и отчество. Но она еще более удивилась, когда посетила отделение банка, где ей радостно сообщили, что она у них обслуживается, ей открыт текущий счет, на который ей регулярно начисляется заработная плата.

Дзержинский районный суд города Перми в мае 2016 года рассмотрел дело № 2-84/2016 (2-4361/2015), в котором гражданка не только требовала уничтожить свои персональные данные, но и выплатить ей денежную компенсацию.

Суть спора

На электронный адрес гражданки пришло электронное письмо с поздравлением от банка. В дополнительном офисе банка ею была получена информация о том, что на её имя был открыт текущий счет по зарплатному проекту, а также выдана банковская карта.

Однако гражданка банковскую карту не получала, в зарплатных проектах не участвовала, счета в банке не открывала, никаких правоотношений с банком не оформляла. В заявлениях в банк гражданка:
  • Просила прекратить рассылку любой информации (служебной информации банка, рекламных предложений) по телефонной связи (в том числе сотовой), электронной почты, SMS-сообщений, адресной почтовой связи;

  • Предоставить ей оформленные документы с её подписью: договор, согласие на обработку персональных данных, заявление на выпуск банковской карты и др.
Банк за предоставление копий документов сначала потребовал произвести оплату исходя из тарифов банка, но потом выдал их без взимания платы. В банке были получены заверенные копии документов:
  • Договора обслуживания счета с использованием банковских карт;

  • Заявления на выпуск банковской карты;

  • Копии паспорта.
При этом в договоре и в заявлении на выпуск карты были указаны персональные данные гражданки (ФИО, дата рождения, место рождения, реквизиты паспорта, адрес места регистрации, домашний номер телефона). Данные организации-работодателя, номер рабочего телефона, девичья фамилия матери, номер мобильного телефона ей не принадлежали, однако копия паспорта соответствовала подлиннику и все подписи на договоре и заявлении на выпуск карты были скопированы именно с неё.

В банк было подано заявление с просьбой провести служебную проверку и дать необходимые ответы. Банк предложил предоставить в его отделение образцы подписи для проведения независимой экспертизы, что гражданка и сделала.

По результатам проведенной банком почерковедческой экспертизы было установлено, что подписи от её имени, изображения которых расположены в копиях исследуемых документов, были выполнены не ею.

Исходя из признания банком фактов отсутствия её подписи на документах, использования без её согласия персональных данных, открытия на её имя счета, по которому проводились денежные операции, похожие по признакам на отмывание денежных средств, - гражданка потребовала от банка в претензионном порядке моральную компенсацию. Банк отказал в удовлетворении этого требования.

Гражданка направила обращение в Роскомнадзор с просьбой провести проверку законности и правомерности обработки её данных оператором ПАО КБ «УБРиР». Роскомнадзор дал ответ, в котором сообщалось, что в ходе рассмотрения обращения были установлены признаки нарушения обязательных требований законодательства в области персональных данных. Материалы обращения были направлены в прокуратуру для решения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении банка.

По мнению гражданки, действиями банка ей был причинен моральный вред, а именно, она была вынуждена доказывать свою добросовестность в части отсутствия правоотношений с банком, волноваться за использование счета и карты неустановленным лицом в нарушение действующего законодательства на протяжении длительного период времени. Кроме того, банк устно и письменно неоднократно утверждал, что подписи на имеющихся в банке документах выполнены именно ею. В письменной форме гражданка была вынуждена оправдываться в фальсификации её подписи, давать образцы подписи в банк для проведения почерковедческой экспертизы. Действия банка стали причиной затрат времени на поездки в банк, посещение юриста, обращение в Роскомнадзор, ЦБ РФ, переживания, волнения, вызванные конфликтной ситуацией, а также её продолжительностью.

Исходя из анализа движения денежных средств по карте, были выявлены признаки операций по отмыванию денежных средств, что могло сказаться на её репутации и порядочности, привести к конфликту с законом и привлечению её к уголовной ответственности. Таким образом вышеуказанные разбирательства плохо сказались на её здоровье, настроении, работоспособности.

Позиция Дзержинского районного суда г. Перми

В судебном заседании было установлено, что договор обслуживания счета с использованием банковских карт с ПАО КБ «УБРиР» гражданкой не заключался, и с заявлением на выпуск банковской карты она в банк не обращалась. Суд признал доказанным утверждения гражданки о том, что она не давала своего согласия на обработку её персональных данных банком.

Банк в нарушение ч.1 ст.9 ФЗ «О персональных данных» не удостоверился надлежащим образом в действительности и подлинности согласия гражданки на обработку её персональных данных.

По мнению суда, в данном случае банк, действуя как лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность на свой риск, в силу закона был обязан с достоверностью установить подлинность согласия субъекта персональных данных на их обработку, принять все меры осмотрительности, убедиться в том, что волеизъявление заключить договор и предоставленные персональные данные для их обработки и передачи исходят от надлежащего лица, самого субъекта персональных данных.

Не исполнив требований действующего законодательства надлежащим образом, банк нарушил неимущественные права гражданки на охрану ее персональных данных, что в силу приведенных выше норм закона является основанием для взыскания с него денежной компенсации морального вреда.

Суд также принял во внимание бездействие банка по обращению гражданки о нарушении ее прав, её вынужденные обращения с письменными заявлениями о разъяснении сложившейся ситуации и пресечении незаконных действий, необходимость доказывания в судебном порядке отсутствия правоотношений с банком, и исходя из характера причиненных гражданки нравственных страданий, обстоятельств причинения вреда, индивидуальных особенностей гражданки, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении предъявленных к банку требований о компенсации морального вреда.

Суд также пришел к выводу о том, что требования о возложении обязанности прекратить обработку персональных данных и уничтожить их как на бумажных, так и на электронных носителях, в том числе и копию паспорта с направлением соответствующего письменного уведомления гражданке также подлежат удовлетворению.

Суд обязал ПАО КБ «Уральский Банк реконструкции и развития» прекратить обработку персональных данных, уничтожить их, а также взыскать с банка в пользу гражданки компенсацию морального вреда.

Мой комментарий: Как мне кажется, ситуация с выполнением судебного решения здесь неоднозначная, т.к. согласно требованиям законодательства, банк всё равно будет обязан в течение нескольких лет сохранять документы, связанные с обслуживанием счета, который был открыт на имя гражданки.

Источник:  Сайт Росправосудие / сайт Дзержинского районного суда г. Перми https://rospravosudie.com/court-dzerzhinskij-rajonnyj-sud-g-permi-permskij-kraj-s/act-502723719/
https://dzerjin--perm.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=191581223&delo_id=1540005&new=0&text_number=1

суббота, 29 июля 2017 г.

Новый ГОСТ на сайте Росстандарта: Классификация целей обработки персональной медицинской информации


На сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии ( http://www.gost.ru/wps/portal/ ) в июньском 2017 года разделе ( http://protect.gost.ru/default.aspx?control=6&month=6&year=2017 ) выложен, помимо прочих, следующий документ:

ГОСТ Р 57508-2017 «Информатизация здоровья. Классификация целей обработки персональной медицинской информации» объёмом 20 страниц, вступает в силу с  01.07.2019 года, см.  http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&id=209947

Стандарт подготовлен Федеральным государственным бюджетным учреждением «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ЦНИИОИЗ Минздрава) и ООО «Корпоративные электронные системы», на основе собственного перевода на русский язык англоязычной версии одноименных международных технических спецификаций  ISO/TS 14265:2011, Health Informatics - Classification of purposes for processing personal health information, см. https://www.iso.org/standard/54547.html и https://www.iso.org/obp/ui/#iso:std:iso:ts:14265:ed-1:v1:en . Стандарт внесён Техническим комитетом по стандартизации ТК 468 «Информатизация здоровья» при ЦНИИОИЗ Минздрава.

Как отмечается во вводной части стандарта, «настоящий стандарт идентичен международному документу ISO/TS 14265:2011 «Информатизация здоровья. Классификация целей обработки персональной медицинской информации»».

«Фундаментальный принцип использования персональных медицинских данных состоит в важности знания цели первичного сбора данных, а также того, совпадают ли цели всех последующих действий по обработке этих данных с этой целью или совместимы с ней. Применение этого принципа в сочетании со стандартизованным списком целей образует основу принятия решений о совместимости разрешенной цели для различных пользователей, систем, организаций или доменов политик, которым может требоваться общий доступ к персональным медицинским данным.»

«Определение целей использования данных является первым критичным шагом в цепочке действий по сбору данных и различной обработки этих данных. Только в том случае, когда цель использования данных известна, можно оценить, является ли доступ к данным или другая деятельность по их обработке допустимой, например:
  • какие именно данные допускается собирать;

  • как их следует использовать,

  • кому их следует раскрывать.

  • в течение какого времени они должны быть доступны.»
«Настоящий стандарт определяет совокупность высокоуровневых категорий целей обработки персональной медицинской информации (то есть сбора, использования, хранения, доступа, анализа, создания, связывания, передачи, раскрытия или удерживания), которая может служить платформой, используемой для классификации различных конкретных целей, определяемых областями применения политик (например организациями здравоохранения, региональными органами управления здравоохранением. юрисдикциями, странами), а также для согласованного управление информацией при оказании медицинской помощи и при передаче записей электронных медицинских карт, пересекающей границы организаций и юрисдикций.»

«Область применения настоящего стандарта ограничена персональной медицинской информацией (ПМИ), определенной в ИСО 27799 как информация об идентифицируемом лице, связанной с его физическим или психическим здоровьем или с предоставлением ему медицинской помощи.»

Стандарт вводит 14 классификационных групп:
  • Оказание медицинской помощи отдельному субъекту

  • Оказание экстренной медицинской помощи отдельному субъекту

  • Обеспечение деятельности по оказанию медицинской помощи отдельному субъекту, осуществляемой внутри организации

  • Обеспечение оплаты медицинской помощи, оказанной отдельному субъекту

  • Управление организацией оказания медицинской помощи и контроль ее качества

  • Обучение

  • Санитарно-эпидемиологический контроль

  • Экстренные санитарно-эпидемиологические мероприятия

  • Управление организацией здравоохранения

  • Научные исследования

  • Маркетинговые исследования

  • Юридическая процедура

  • Использование субъектом медицинской помощи

  • Неуточненная
В терминологической части можно отметить следующие определения:
2.12 деперсонификация (de-identificat»on): Общее название любого процесса удаления связи между совокупностью идентифицирующих данных и субъектом данных. [ИСО/ТС 25237:2008, definition 3.18]

2.15 явное согласие (explicit consent, express consent): Непосредственно данное добровольное разрешение, выраженное устно или письменно.

Примечание: Адаптированное определение из ИСО 18308:2011.

2.16 подразумеваемое согласие (implied consent): Произвольное соглашение о том, что делается или предлагается, которое может быть обоснованно выведено из действия или бездействия субъекта данных.

2.17 управление информацией (information governance): Процессы, посредством которых организация получает гарантию того, что риски для ее информации, а потому и работоспособность и целостность организации эффективно идентифицируются и управляются. [ИСО 27799:2008, определение 3.2.8]

2.18 информированное согласие (informed consent): Согласие, данное на основе знания.
Источник: сайт Росстандарта
http://www.gost.ru/wps/portal/

Судебная практика: Даже при отсутствии фамилии человек имеет право на наследство


В нашей стране мы уже привыкли к тому, что у человека в обязательном порядке должны быть фамилия и имя, а вот отчество требуется «при его наличии».

Московский районный суд г. Калининграда в мае 2015 года рассмотрел д дело № 2-1685/2015, в котором гражданин просил признать незаконным отказ нотариуса выдать ему свидетельство о праве на наследство из-за того, что у него отсутствовала фамилия.

Суть спора

После смерти супруги гражданин обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Однако по истечении шестимесячного срока нотариус не выдала ему свидетельство о праве на наследство, потребовав привести паспорт и свидетельство о заключении брака в соответствие с нормами действующего законодательства, после чего будет рассмотрен вопрос о возможности выдачи свидетельства о праве на наследство по закону.

Нотариус посчитала, что, поскольку в его паспорте и свидетельстве о браке отсутствуют сведения о фамилии, эти документы не соответствуют действующему законодательству. В результате гражданин был вынужден обратиться в суд. Решением Центрального районного суда за ним было признано право собственности на долю квартиры в порядке наследования. Решение вступило в законную силу.

Поскольку в состав наследственного имущества, помимо квартиры, вошли также денежные вклады, гражданин вновь обратился к нотариусу, представил копию решения суда и просил выдать ему свидетельство о праве на наследство на денежные вклады.

Нотариус вынесла постановление об отказе в совершении нотариального действия (выдаче свидетельства о праве на наследство), указав, что в материалах наследственного дела имеется копия свидетельства о заключении брака, в котором отсутствуют сведения о фамилии (до и после заключения брака) супруга, что не соответствует требованиям закона «Об актах гражданского состояния», в решении суда отсутствуют сведения о документах, которые документально подтверждают родственные отношения заявителя с наследодателем, кроме того, отсутствуют сведения об основаниях признания права собственности гражданина на долю в праве на квартиру.

По мнению гражданина, данное постановление является незаконным, поскольку в соответствии со ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате, нотариус обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие в осуществлении их прав и защите законных интересов. Таким образом, на нем лежит обязанность оказать содействие в реализации им как гражданином РФ на получение наследственного имущества, положенного ему по закону.

Право на имя является одним из важнейших личных неимущественных прав гражданина. В решении суда имеется ссылка на копию актовой записи о его рождении, из которой видно, что при рождении он был зарегистрирован именно под именем, без указания фамилии. Он получил на свое имя паспорт, военный билет, загранпаспорт, свидетельство о праве собственности на долю квартиры, зарегистрировал брак и осуществлял все свои гражданские права и нес обязанности. За всю его жизнь никто, кроме нотариуса, не подвергал сомнению его право на имя.

Вступившим в законную силу решением Центрального районного суда было установлено, что он является наследником первой очереди, и при таких обстоятельствах у нотариуса не было законных оснований для отказа в выдаче ему свидетельства о праве на наследство.

Гражданин обратился в суд и просил отменить постановление нотариуса и обязать его выдать ему свидетельство о праве на наследство по закону на денежный вклад после смерти жены.

Позиция Московского районного суда г. Калининграда

Представитель гражданина в судебном заседании пояснил, что его родители в соответствии с их национальными обычаями одного из детей регистрируют без фамилии, поэтому и гражданин, и его отец зарегистрированы без фамилий. При получении всех документов в Российской Федерации у него не было проблем из-за отсутствия фамилии.

Судом установлено, что при регистрации рождения гражданина в запись акта о его рождении в отделе регистрации, произведенную в 1957 году в отделе регистрации г. Баку, не были внесены сведения о его фамилии, сведения о фамилии отца также отсутствуют.

В соответствии со ст. 7 и 8 Конвенции о правах ребенка, ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя. Государства - участники обязуются уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства.

Согласно ст. 19 Гражданского кодекса РФ, гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. Гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. Перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем.

Суд подчеркнул, что данная норма ГК РФ не может быть расценена как императивная норма права, требующая обязательного наличия у гражданина фамилии для индивидуализации его как личности в обществе и получения им правоспособности.

Соответственно отсутствие фамилии у гражданина не может служить основанием для отказа в выдаче ему документов, удостоверяющих личность и его гражданское состояние, даже при наличии в регламентирующих их выдачу нормативных актах указания на необходимость внесения данных сведений.

Суд отметил, что в 1976 году райвоенкоматом г. Баку АЗССР гражданину был выдан военный билет, в 2003 году РОВД Мурманской области заявителю ему был выдан паспорт гражданина РФ, в 2014 году ФМС выдало заявителю заграничный паспорт. Все эти, в силу действующего законодательства являющиеся документами, удостоверяющими личность гражданина, документы не содержат сведений о его фамилии.

В 2005 году гражданин вступил в брак, что подтверждается свидетельством, выданным ЗАГС. После заключения брака жене присвоена была фамилия, а мужу фамилия не присваивалась.

Таким образом, у заявителя имеются в наличии выданные в соответствии с законодательством РФ документы, удостоверяющие его личность и факт вступления в брак; данные документы недействительными в установленном законом порядке не признавались, и содержащиеся в них сведения достаточны для его идентификации как индивидуально определенного участника общественных отношений.

Поскольку в материалах наследственного дела имеются сведения о заключении брака, дате его заключения, имевшихся у наследодателя денежных средствах на счетах, сведениях о дате открытия счета, у нотариуса не имеется препятствий и для соблюдения требований ст. 1150 ГК РФ при определении размера доли заявителя на наследственное имущество, равно как и для определения круга наследников исходя из сведений, имеющихся в наследственном деле, вступившего в законную силу решения суда, которым определены наследники, их доли в праве на наследственное имущество.

Суд признал, что отказ в совершении нотариального действия был совершен незаконно, в связи с чем заявление гражданина подлежит удовлетворению в полном объеме.

Суд признал незаконным постановление нотариуса об отказе в совершении нотариального действия – отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону после смерти супруги.

Суд обязал нотариуса выдать гражданину свидетельство о праве на наследство по закону на денежные вклады согласно причитающейся ему доле в праве на наследственное имущество.

Источник: Сайт Московского районного суда.
https://moskovsky--kln.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=11024644&delo_id=1540005&new=0&text_number=1
http://moskovsky.kln.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=1213

пятница, 28 июля 2017 г.

Госархив Китая провел отраслевой семинар с целью оценки развития электронного документооборота и электронной архивации


Данная заметка была первоначально напечатана 17 июля 2017 года в газете «Китайские Архивы» (《中国档案报》)  и затем выложена на интернет-сайтах архивов.

16 июля 2017 года в Пекине прошел организованный Государственным архивным управлением Китая (国家档案局 , далее Госархив) отраслевой семинар по оценке положения дел с электронным документооборотом. На семинаре присутствовал и выступил с докладом заместитель директора Госархива Ван Шаоджун (Wang Shaozhong, 王绍忠 – на фото). Во встрече приняли участие представители центрального правительства, министерств и ведомств, руководители различных подразделений и соответствующих департаментов провинций, автономных районов и городов центрального подчинения, а также участники первой волны пилотных проектов перехода на электронный документооборот.

Ван Шаоджун отметил, что в соответствии с такими документами, как «Мнения об укреплении и совершенствовании архивной работы в новой ситуации»《关于加强和改进新形势下档案工作的意见》(документ выпущен ЦК КПК и Госсоветом КНР 5 мая 2014 года, см. http://news.xinhuanet.com/politics/2014-05/05/c_126464500.htmН.Х.) и «Национальное управление электронными документами в 13-м пятилетнем плане»《国家电子文件管理“十三五”规划》, документ выпущен ЦК КПК и Госсоветом КНР 3 ноября 2016 года, см. http://www.gz-ei.com/downloadsfront.do?method=picker&flag=all&id=9425e0e6-2be2-4bb6-b798-49c32a659f7d&fileId=22&memstate=/members_login.html&isDownloadPermissions=trueН.Х.), переход на электронный документооборот стал задачей партии и государства, направленной на укрепление архивно-документационной работы в новых условиях. Развитие электронного документооборота имеет большое значение и окажет существенное воздействие. В то же время управление электронными документами – ключевое звено, соединяющее информатизацию и электронные архивы, и его развитие является общей задачей информатизации архивной деятельности и информатизации государственного управления. Это также основной путь для трансформации и совершенствования архивно-документационной работы в государственных органах, поэтому данному вопросу необходимо придавать большое значение и целеустремленно внедрять на практике.

Ван Шаоджун подчеркнул, что при внедрении электронного документооборота следует уделять особое внимание вопросам безопасности,  а также упорядоченному, эффективному и продуктивному продвижению этой работы. Для того, чтобы сделать следующий шаг, необходимо точно определить направление усилий по проектированию и оценке, обратив особое внимание на ряд взаимоотношений.

Во-первых, необходимо разобраться во взаимоотношениях между базовыми требованиями архивно-документационной деятельности и потребностями в информации. Нам следует действовать в соответствии с принципами,  правилами и требованиями информационных технологий, - уделяя в то же время в полной мере внимание теоретическим основам, базовым процедурам и требованиям традиционного архивного дела, развитию основных навыков работы, гармонизируя базовые требования архивного дела с потребностями в информации.

Во-вторых, необходимо разобраться во взаимоотношениях между технологиями и управлением. Мы должны следовать принципу «технологической нейтральности», поощрять применение зрелых, надёжных, экономичных и всесторонних технических методов для создания хранилищ документированного контента. Одновременно следует дать в полной мере проявить себя управлению, поскольку управление и технология – как две руки, и они обе должны быть сильными.

Третий вопрос – взаимоотношение между потребностями в ресурсах и обеспечением долговременной сохранности. При создании электронных хранилищ документов следует сфокусировать внимание на необходимых ресурсах, но в то же время нам следует в полной мере учитывать требования, связанные с обеспечением долговременной сохранности электронных ресурсов, и активно готовится к дальнейшим этапам внедрения.

Четвертый вопрос – взаимосвязь текущего взгляда на положение дел и прогноза на  среднесрочную перспективу. Следует активно отслеживать развитие новых технологий, серьёзно их изучать и с должной осмотрительностью внедрять, обеспечивая непрерывное совершенствования электронного документооборота и электронных хранилищ документов.

На встрече о своём опыте рассказали и продемонстрировали функциональные возможности систем центральный аппарат таможенной службы и архивная служба города Джуншаня (中山市档案局分). Участники встречи смогли обменяться мнениями и посетить центральный аппарат таможенной службы.

Госархив будет и впредь оказывать архивно-документационным службам разного уровня методическую поддержку с тем, чтобы повышать общую осведомленность, развивать ответственное отношение, стремление к высокому качеству работы, осведомленность об инновациях и вопросах безопасности при освоении электронного документооборота и создании и тестировании электронных хранилищ документов, с тем, чтобы обеспечить надёжность, долговечность и научность результатов.

Источники:
http://mp.weixin.qq.com/s/m9IxBdFZ0NXVeG-TMEXDXg
http://www.zgdazxw.com.cn/news/2017-07/18/content_195204.htm

Требования к государственным топографическим картам и планам


Приказом Минэкономразвития России от 6 июня 2017 года № 271 утверждены «Требования к государственным топографическим картам и государственным топографическим планам, включая требования к составу сведений, отображаемых на них, к условным обозначениям указанных сведений, требования к точности государственных топографических карт и государственных топографических планов, к формату их представления в электронной форме, требования к содержанию топографических карт, в том числе рельефных карт».

Требования устанавливают правила создания государственных топографических карт и государственных топографических планов (п.1), которые создаются в электронном виде и могут быть изданы в аналоговой графической форме (п.2).

Формат государственных топографических карт и планов должен (п.41):
  • Обеспечивать представление всей информации, которую содержат карты и планы;

  • Реализовывать векторную форму их представления;

  • Допускать их автоматическое преобразование в форматы государственных информационных систем;

  • Быть независимым от программных и технических средств, используемых при создании, обновлении и использовании государственных топографических карт и планов;

  • Обеспечивать хранение пространственных метаданных государственных топографических карт и планов;

  • Обеспечивать возможность двухмерного, трехмерного представления положения объектов, отображаемых на картах и планах.
Мой комментарий: Карты и планы будут создаваться изначально в электронном виде. Это огромные массивы данных, и вопрос обеспечения их долговременной сохранности в электронном виде уже встал в повестку дня.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=219559

четверг, 27 июля 2017 г.

Будущее будет гибридным: Гибридный архивист


Заметка Стефани Тейлор (Stephanie Taylor – на фото) была опубликована 5 июля 2017 года на блоге CoSector Университета Лондона (University of London).

Прилагательное «гибридный» чаще всего используется для описания библиотечной или архивной коллекции, представляющей собой смесь электронного и аналогового контента. Первоначально «гибридная» стадия казалась переходным этапом, и предполагалось, что в один прекрасный день весь контент будет электронным. Недавно я выступала с докладом на конференции по электронной сохранности в сфере искусств, социальных и гуманитарных наук (Digital Preservation for the Arts, Social Sciences and Humanities, DPASSH, http://dpassh.org/ ), и там я высказала мысль о том, что гибридные коллекции стали стандартными, типовыми для повседневной деловой деятельности многих архивов.

По мере того, как электронный контент становится все более привычным и распространенным, становится также более ясно и то, что в будущем не весь контент будет создаваться в электронном виде, и что, по целому ряду причин, не все аналоговые материалы будут оцифрованы.

Гибридный архивист

В моём докладе объяснялась идея о том, что нам нужен «гибридный архивист» для курирования и управления гибридными коллекциями. Как и сами коллекции, гибридный архивист соединяет в себе традиционные и новые архивные навыки и знания. Моя собственная карьера была главным образом сфокусирована на работе с электронными материалами, сначала в библиотеках, а теперь в сфере электронной сохранности. В своей нынешней роли, я обучаю архивистов, библиотекарей, специалистов по управлению документами и представителей других профессий тому, как обеспечивать долговременную сохранность электронного контента. Как в учебной программе, так и в рамках нашей консультационной работы моя команда ставит своей целью не только обучить людей использованию новейших технологий и инструментов, но и научить их, как в дальнейшем продолжать своё обучение самостоятельно; а также подготовить их к поддержанию партнерских отношений с техническим персоналом. Мы хотим, чтобы они чувствовали себя комфортно и уверенно, имея дело с новыми технологиями.

Мое внимание ко всему новому одновременно позволило мне осознать ценность традиционных архивных знаний и навыков. Благодаря людям, с которыми мы работаем, я  вижу, что существующая солидная база архивной профессии является фантастической основой для дальнейшего развития и формирования расширенного набора знаний и навыков. Назову некоторые традиционные навыки, которые, с моей точки зрения. являются наиболее важными.

Отбор и экспертиза ценности

Люди, сталкиваясь с большими объёмами электронного контента, часто склонны впадать в одну из двух крайностей: либо они либо думают, что следует сохранять абсолютно всё, либо полагают, что нам вообще не следует прилагать какие-либо усилия для обеспечения долговременной сохранности, поскольку контент, если он электронный, каким-то волшебным образом сумеет сам о себе позаботится. Конечно, как то, так и другое неправильно. Нам нужно то, что было нужно всегда – навыки и знания архивиста, который может отобрать контент, провести экспертизу его ценности и принять обоснованные решения о том, что следует хранить в течение длительных сроков или постоянно.


Понимание долгосрочной перспективы

Осознание того, что подразумевает «долгосрочная перспектива», является ещё одной невероятно ценной часть знаний архивиста. Даже сегодня электронный контент часто рассматривается исключительно с точки зрения ИТ-специалистов. Технологии, как и те люди, которые создают и управляют ими «на передовой», имеют сравнительно короткие характерные времена жизненного цикла: два года могут показаться очень долгим временем; семь лет тому назад – это уже доисторическая эпоха. Однако в случаях, когда  создается ценный электронный контент, нам следует задуматься о его долговременной сохранности и доступности, как это понимает архивист - на протяжении десятилетий, столетий, даже тысячелетий. Проблема обеспечения долговременной сохранности электронных материалов пока далека от решения, но нам нужен архивный взгляд на долгосрочную перспективу, с тем, чтобы наметить цели и понять, к чему мы стремимся.

Электронные технологии – это всего лишь ещё один вид носителей информации

Архивисты коллективно, как представители профессии, существуют и работают в течение очень длительного периода времени, и им удалось справиться с переходом от глиняных табличек к пергаменту, а затем к бумаге, пройдя на этом пути и через множество иных видов носителей. Они изучили различные способы создания контента, различные использовавшиеся на практике носители, а также выяснили, как их сохранять в длительной перспективе. Поэтому, с точки зрения архивиста, электронные технологии – это всего лишь ещё один вид носителей информации, у которого есть свои уникальные особенности и проблемы, который требует использования новых инструментов и некоторых новых методов - но так уже бывало и раньше. Со временем, когда электронный контент и меры по обеспечению его долговременной сохранности станут более интегрированными в наш мир, электронная сохранность перестанет быть отдельно стоящим видом деятельности и превратится в ещё одно «ответвление» архивного опыта.

Обмен информацией, обучение и тренировка

Архивисты всегда работали в тесном контакте с людьми, которые используют их архивные коллекции. С появлением электронного контента действительно открываются захватывающие возможности для обмена информацией с более широкой аудиторией и открытия архивов разными способами и для разных целей. В то же время остаются востребованными базовые навыки распространения и предоставления доступа к архивным материалам, обучения людей использованию этого контента, и, свою очередь, учёбы у пользователей с целью повышения качества работы архивов и её нацеленности.

На недавнем мероприятии в Национальных Архивах Великобритании я подслушала, как  почтенная высокопоставленная представительница архивной профессии объясняла, какую она видела ценность в предоставлении ясной онлайн-информации и рекомендаций по вопросам доступа и использования коллекций. «Я бы не исходила из предположения, что пользователи лучше поймут все нюансы нашей электронной коллекции, чем если бы я просто бросила им средневековый свиток и ожидала, что они разберутся, что с ним делать, без каких-либо объяснений!», - заявила она. И я думаю, что она была права. Знание того, как применять некоторые технологии, не делает нас экспертами по всему на свете.

Я предвижу впереди как проблемы, так и множество восхитительного и воодушевляющего. Надеюсь, мы все сможем внести вклад в развитии навыков «гибридного архивиста», и признание ценности и значения традиционных архивных навыков и знаний в формировании этого нового профессионала - это очень важный первый шаг в будущее.

Стефани Тейлор (Stephanie Taylor)

Дополнительная информация: Слайды к докладу Стефании Тейлор «Будущее будет гибридным» на конференции DPASSH доступны по адресу https://www.slideshare.net/DanielBoonstra/the-future-is-hybrid-steph-taylor-dpaash-2017

Мой комментарий: С моей точки зрения, «гибридных архивистов» (как особой когорты, отличающейся от «просто» архивистов) всё-таки не будет, поскольку через два-три десятилетия хорошие навыки работы с электронными технологиями станут столь же обязательными для архивистов, как и для представителей любых других профессий.

Поскольку бумажных документов и унаследовано немало, и создается и передается на архивное хранение не меньше, а даже больше, чем раньше, то и в будущем архивисты будут уметь работать с «бумагой», - однако внутренний бумажный документооборот архивов, различные рукописные журналы учёта отомрут, и вспоминать о них будут, как о  кошмарном сне.

В общем, более правильно, как мне кажется, говорить о том, что пошёл процесс вымирания чисто бумажных архивистов и специалистов по управлению документами, которые, если где и уцелеют, то лишь в очень специфических нишах, таких, как архивы древних актов – и то лишь как отдельные уникальные носители древнего знания.

Хочу отдельно остановиться на вопросе о понимании длительной перспективы. На самом деле архивисты склонны в этом плане к самообольщению. За постоянными сроками хранения, однако, скрывается куда более суровая реальность: оценивая те технологии и методы, которые архивисты сегодня применяют (или не применяют) в отношении обычных офисных документов государственных органов (качество полочного оборудования, микроклимат, меры по предотвращению ветшания далеко не идеальной офисной бумаги, опадения краски и т.д.), равно как и изменение во времени критериев ценности (и, как следствие, регулярные «макулатурные кампании» - теперь уже в виде уничтожения оригиналов после оцифровки), основная их масса вряд ли перешагнет 300-летний рубеж. Тем временем в таких отраслях, как атомная, многим документам устанавливаются временные сроки хранения длительностью в тысячелетия, и принимаются весьма затратные меры для того, чтобы документы не только реально выдержали столь долгое хранение, но и могли быть поняты потомками. Так что в вопросе тоже есть место сотрудничеству представителей ряда специальностей.

Источник: блог CoSector
https://blog.cosector.com/the-future-is-hybrid-the-hybrid-archivist

Доклад Росархива: Проблемы, стоящие перед архивной наукой и архивами


В докладе «О проблемах комплектования государственных и муниципальных архивов электронными документами», с которым заместитель руководителя Федерального архивного агентства (Росархива) А.В.Юрасов выступил в июне 2017 года на заседании Научно-методического совета архивных учреждений Приволжского федерального округа, в Пензе, было подчеркнуто, что «в нашем случае уже сейчас очевидно, что реализация положений Правил 2015 года, разработка новых «Правил работы государственных и муниципальных архивов, музеев и библиотек, научных организаций» ставит перед архивной наукой и самими архивами ряд проблем, без решения которых организовать комплектование архива электронными документами, а также хранение и возможность использования электронных документов не представляется возможным».

По мнению Росархива, к таким проблемам относятся:
  • Проблемы, связанные с дальнейшим развитием и совершенствованием нормативного и методического обеспечения комплектования, хранения, учета и использования электронных документов в ведомственных архивах, государственных и муниципальных архивах;

  • Проблемы организационного характера;

  • Проблемы технического и технологического обеспечения комплектования, хранения, учета и использования архивных электронных документов.
Первоочередными проблемами нормативно-методического характера была названа необходимость разработки:
  • Требований к системам электронного документооборота, обеспечивающим выделение электронных документов, подлежащих передаче на хранение в архив, из массива электронных документов, находящихся на оперативном хранении, их конверсию в формат архивного хранения и подготовку к передаче в ведомственный архив (архив органа власти, организации);

  • Рекомендаций по организации конверсии и миграции электронных документов, находящихся на хранении в архивах органов власти, государственных и муниципальных архивах, в случае устаревания программно-аппаратной среды, технологической смены форматов архивного хранения, выхода из строя носителей архивных документов.
А.В.Юрасов сообщил, что ВНИИДАД по заказу Росархива в 2017 году разрабатывает «Типовые функциональные требования к системам электронного документооборота и системам хранения электронных документов в архивах государственных органов». По его мнению, «без использования специализированного программного обеспечения, в полной мере соответствующего требованиям архивного законодательства и поддерживающего все архивные процессы от комплектования до использования, будет невозможно организовать хранение электронных документов и их использование на современном техническом и технологическом уровнях».

Мой комментарий: В настоящее время в информационных системах органов государственной власти всех уровней уже накоплено и хранится огромное количество электронных документов. Организовать их хранение можно и без нового специализированного программного обеспечения – разработка и внедрение которого в масштабах страны потребует, не будем забывать об этом, огромных средств, - и ГА РФ, да и РГАНТД (об успешном опыте которого, в докладе почему-то забыли упомянуть) эти результаты могут продемонстрировать.

К требующим решения проблемам организационного характера был отнесен «комплекс проблем, связанных, прежде всего, с созданием хранилищ электронных документов и организацией хранения электронных документов в архиве, включая выбор средств хранения (сервер, физически обособленные носители и др.), размещение электронных документов в соответствующих средствах хранения архива и др.»

Среди выделенных проблем назван вопрос о кадровом обеспечении архивов специалистами, подготовленными для работы с электронными документами.
«Следует отметить, что в настоящее время подготовка архивистов в системе высшего профессионального образования все еще отстает от требований времени, в процессе обучения специалисты-архивисты получают слабую подготовку в области информационных технологий и не всегда в состоянии выполнять те архивные работы, которые требуют применения современных технических средств и информационно-коммуникационных технологий.»
Проблемы технического и технологического характера – еще один комплекс проблем, требующих решения: «Архивы, осуществляющие хранение электронных документов, должны иметь соответствующее оборудование и программные средства для проведения архивных работ, таких как ведение учета архивных электронных документов, проверки воспроизводимости электронных документов, проведение конвертации, миграции и копирования электронных документов, организации доступа к электронным документам и др.»

К числу технических и технологических проблем также отнесены проблемы, связанные с созданием типовой информационной системы государственного и муниципального архива, обеспечивающей управление массивом электронных архивных документов, проблемы обеспечения режима их хранения.

А.В.Юрасов отметил, что:
  • «Если электронные документы будут поступать в государственные и муниципальные архивы по информационно-телекоммуникационным каналам, то в этом случае необходимо хранилище, оснащенное специальным серверным оборудованием.

  • «Если же документы будут поступать на обособленных материальных носителях, то и для их хранения потребуется специальное хранилище, оборудованное шкафами или роботеками с поддерживаемым температурно-влажностным режимом, отличающимся от режима хранения документов на бумажной основе.
Подводя итог, докладчик подчеркнул, что сегодня электронные документы в архивах – это реальность. По мере развития информационно-коммуникационных технологий количество их будет возрастать, поэтому проблема выработки надежной и эффективной модели организации хранения электронных документов в государственных и муниципальных архивах и, прежде всего, – модели комплектования архивов электронными документами, - одна из важнейших задач.

Мой комментарий: Впервые за последние годы Росархив представил хороший проблемный доклад по актуальному вопросу организации хранения электронных документов. Сделан большой и важный, но только первый шаг. Проблемы названы, и Росархив представил свое видение того, как он будет их решать.

Отмечу, что предложенные решения  по выходу из сильно запущенной ситуации пока не очень впечатляют, т.к. в основном они сводятся к тому, чтобы попытаться «натянуть» уже существующие нормативно-правовые акты на проблему хранения электронных документов. Как показывает опыт, из этого ничего хорошего не получится.

Как мне кажется, пришло время, с учетом изменившихся обстоятельств, иной структуры общества и государства, изменившихся потребностей, а также новых технологий, основательно пересмотреть все аспекты делопроизводства и архивного дела - и для этого нужна серьёзная архивная наука.

Источник: официальный сайт Федерального архивного агентства
http://archives.ru/reporting/report-yurasov-2017-nms.shtml

среда, 26 июля 2017 г.

Хиппи и яппи: Намечается ли раскол архивной профессии?


Заметка канадского архивиста из университета штата Альберта в Летбридже (Lethbridge) Эндрю Черневича (Andrew Chernevych – на фото) была опубликована 4 июля 2017 года в социальной сети LinkedIn.

Для справки: «Яппи» (Yuppie, от Young Upwardly-mobile Professional) - демографическая группа, охватывающая молодых перспективных специалистов-горожан.


Сообщество архивистов – это сегодня «дом, разделившийся сам в себе», и недавно завершившаяся ежегодная конференция Ассоциации канадских архивистов (ACA) стала тому прекрасной иллюстрацией. В своем президентском обращении д-р Лючиана Дюранти (Luciana Duranti) призвала архивистов наладить партнерские отношения со специалистами по управлению документами и с ИТ-специалистами. День спустя руководитель архивно-библиотечной службы Канады д-р Ги Бертьом (Guy Berthiaume) советовал им же  синхронизировать свои усилия с GLAM-сектором (от Galleries - Libraries - Archives - Museums) учреждений, занимающихся сохранением культурно-исторического наследия. Эти два призыва вроде бы не противоречили друг другу, но в то же время были четко адресованы разной аудитории.

Д-р Дюранти говорила с «яппи», в то время, как д-р Бертьом обращался к «хиппи». Позволь мне объяснить.


Яппи - это «структурно-функциональные» архивисты, которые верят в электронное светлое будущее, в святую дипломатику и магию блокчейна. Они стремятся к научной точности и хотят добиться респектабельности юристов.

Хиппи - это взращенные в гуманитарной среде ценители истории, которые в блаженстве обитают в мире культуры и смысла. Контент для них король, генеалоги - друзья, а электронные документы – скан-копии. Они обеспечивают сохранность истории для будущих поколений и обожают старые газеты.

Яппи - это когорта выпускников магистерских программ в области архивной науки (MAS), думающих «по правилам» и стремящихся стать частью системы, в то время, как хиппи - это пестрое сборище находчивых и изворотливых бунтовщиков, которые хотят как-то изменить жизнь своих сообществ.

Яппи предпочитают корпоративную среду и крупные организации; хиппи трудятся в малых и средних общественных учреждениях. Первые стремятся занять положение экспертов; последние – мастера на все руки – это «упорядочиватели-одиночки», ставшие общественными активистами.

Как ни удивительно, но эти два племени до сих пор используют единый базовый язык и понятия отрасли и разделяют общую самоидентичность. Но эта общая  почва долго не просуществует, сдвиг в сторону электронно-цифровых технологий толкает их в разные стороны. В то время, как электронные архивисты и специалисты по управлению документами думают о технологиях, модели континуума и посткустодиальном будущем, - хиппи, кураторы рукописей и манускриптов, не очень-то заботятся об участии в этой гонке и о «цифровом катехизисе» (катехизис – изложение основ чего-либо в вопросах и ответах – Н.Х.). Раскол кажется неизбежным. Его последствия могут предвещать гибель архивной профессии, какой мы её знаем.

Эндрю Черневич (Andrew Chernevych)

Мой комментарий: Как мне кажется, автор взглянул на состояние профессии и её перспективы с несколько необычной точки зрения. Я, например, задумалась, к какой группе я бы отнесла себя? Наверное, по роду своей деятельности я намного ближе к «яппи»; но во мне есть кое-что от «хиппи». Наверное, «чистых» хиппи и яппи всё же не так много, и, возможно, нам хватит разделяемой всеми нами любви к истории и любопытства к возможностям новых технологий для того, чтобы предсказания о расколе профессионального сообщества на отдельные лагеря не оправдались.

На данный вопрос можно взглянуть и иначе: и те, и другие необходимы для поддержания определенного «экологического баланса». Борьба яппи за статус в обществе и в организациях, их включение в актуальные программы реформ государственного управления и в оперативную деловую деятельность поднимают статус (и зарплату) всех архивистов. Одновременно хиппи важны для того, чтобы профессия не забывала свои исторические и гуманитарные корни.

Источник: LinkedIn
https://www.linkedin.com/pulse/hippies-vs-yuppies-archival-profession-splitting-up-andrew-chernevych

Реестр коррупционеров


С 1 января 2018 года в России будет вестись «Реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия». Нормы, устанавливающие порядок его ведения, установлены  и пФедеральным законом от 1 июля 2017 года № 132-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части размещения в государственной информационной системе в области государственной службы сведений о применении взыскания в виде увольнения в связи с утратой доверия за совершение коррупционных правонарушений»

Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» дополнен статьей 15.
Статья 15. Реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия

1. Сведения о применении к лицу взыскания в виде увольнения (освобождения от должности) в связи с утратой доверия за совершение коррупционного правонарушения, за исключением сведений, составляющих государственную тайну, подлежат включению в реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия.

2. Реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, подлежит размещению в государственной информационной системе в области государственной службы в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

3. Порядок включения сведений в реестр лиц, уволенных в связи с утратой доверия, порядок исключения сведений из указанного реестра, порядок его ведения и размещения в государственной информационной системе в области государственной службы определяются Правительством Российской Федерации.
В данный реестр будут включаться сведения о следующих должностных лицах:
  • Замещающих государственную должность РФ, государственную должность субъекта РФ, муниципальную должность (статья 13.1 ч. 3 ФЗ от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» );

  • Занимающих должность в Центральном банке РФ, лицу, замещающих должность в государственной корпорации (компании), публично-правовой компании, Пенсионном фонде РФ, Фонде социального страхования РФ, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, иной организации, созданной РФ на основании федерального закона, отдельную должность на основании трудового договора в организации, создаваемой для выполнения задач, поставленных перед федеральным государственным органом (статья 13.2 ч. 2 ФЗ от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»  );

  • Работниках Прокуратуры (п. 3 ст. 41.9 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»);

  • Сотрудниках органов внутренних дел (ст. 38.2 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 года № 4202-1);

  • Сотрудниках таможенного органа (п.3 ст. 29.2 ФЗ от 21 июля 1997 года №114-ФЗ «О службе в таможенных органах Российской Федерации»);

  • Военнослужащих (п.1.1 ст. 51 ФЗ от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»;

  • Сотрудниках Следственного комитета (ч.3 ст. 30.2 ФЗ от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации»;

  • Сотрудниках органов внутренних дел (ч.3 ст. 82.1 ФЗ от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

  • Сотрудниках федеральной противопожарной службы (ч.3 ст. 84 ФЗ от 23 мая 2016 года № 141-ФЗ «О службе в федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»
Одновременно еще в трех законах закреплена возможность включения информации о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения в связи с утратой доверия:
  • Работников (ч.7 ст 81 Трудового кодекса РФ);

  • Гражданских служащих (ч.3 ст. 59.2 ФЗот 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»;

  • Муниципальных служащих (ч.7 ст. 27.1 ФЗ от 2 марта 2007 года № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации».
Мой комментарий: В пояснительной записке к законопроекту отмечалось, что он направлен на реализацию поручения Президента РФ, предусматривающего формирование списка лиц, уволенных в связи с утратой доверия.

В записке также сообщалось, что по данным Минтруда России в федеральных государственных органах, органах исполнительной власти субъектов РФ, органах местного самоуправления с 2012 года по 2015 год в связи с утратой доверия освобождено от занимаемых должностей около 1200 лиц.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=219033  
http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)?OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&ED7733874FE591F64325805A0043F7F9

вторник, 25 июля 2017 г.

США: Почему Национальные Архивы просят снабжать документы – сообщения электронной почты дополнительными метаданными?


Данная заметка аналитика Национальных Архивов США Бет Крон (Beth Cron – на фото) была опубликована 5 июля 2017 года на блоге Национальных Архивов «Records Express».

Являющиеся документами сообщения электронной почты (далее – документы электронной почты – Н.Х.) включают в себя такие поля данных, как сведения об отправителе, получателе, дате и теме, которые могут рассматриваться как одна из форм метаданных. Однако, поскольку эти поля могут заполняться разнообразными способами, они могут и не содержать достаточной информации для того, чтобы обеспечить возможность поиска и пригодность к использованию документов электронной почты до тех пор, пока в них сохраняется потребность.

По вопросу минимально необходимых метаданных для всех федеральных электронных документов, подлежащих постоянному хранению, федеральным органам исполнительной власти следует обращаться к бюллетеню Национальных Архивов США № 2015-04 «Руководство по метаданным, требуемым при передаче на архивное хранение электронных документов постоянного срока хранения» (NARA Bulletin 2015-04: Metadata Guidance for the Transfer of Permanent Electronic Records,  http://www.archives.gov/records-mgmt/bulletins/2015/2015-04.html  , о нём также см. мой пост http://rusrim.blogspot.ru/2015/09/blog-post_21.html  - Н.Х.). Требуемые метаданные должны быть представлены в качестве внешнего индекса, в виде CSV-файла, в котором в качестве разделителя используется вертикальная черта.

Нормативные требования, установленные Национальными Архивами и кодифицированные в Своде федеральных нормативных актов NARA (см. раздел 36 CFR 1236.22, https://www.ecfr.gov/cgi-bin/text-idx?SID=2cb32d56fb6af59e4b4ee022f092b321&mc=true&node=pt36.3.1236&rgn=div5#se36.3.1236_122 ) требуют от федеральных органов исполнительной власти сохранения основных компонентов почтовых сообщений, включая адреса отправителя и всех получателей; дату отправки сообщения и всех присоединенных файлов, с тем, чтобы сохранялись содержание, контекст и структура документов. Хотя эти элементы являются частью контента сообщения, почтовые системы могут быть сконфигурированы таким образом, чтобы вместо адреса электронной почты, используемого для отправки или получения сообщения, подставлять собственное имя или псевдоним по данным из адресной книги. Также возможна отправка электронных писем с адреса, связанного с несколькими людьми (например, группой или командой); или же отправка письма одним человеком от имени другого.

Для обеспечения того, чтобы достаточная информация была захвачена и включена в состав партий передаваемой на хранение в Национальные Архивы электронной почты, государственным органам следует подумать о следующем:
  • Сообщения электронной почты должны соответствовать спецификациям формата передаваемого через Интернет сообщения (Request for Comments RFC 5322, Internet Message Format, см. https://www.ietf.org/rfc/rfc5322.txt ).

    Мой комментарий: Речь идёт об одном из стандартов Интернета серии RFC, чьей публикацией занимается Инженерный совет Интернета (Internet Engineering Task Force, IETF) под эгидой Общества Интернета ISOC. Правами на RFC обладает ISOC.

  • В электронном письме должны, как минимум, присутствовать тема, тело сообщения, адреса отправителя и всех адресатов (включая получателей скрытых копий), а также время и дата отправки или получения;

  • При экспорте сообщений электронной почты из их «родной» системы, они должны включать метки, идентифицирующие каждую из частей сообщения – Дата (Date), Кому (To) [должны быть указаны все получатели, включая тех, что получали cc-копии и скрытые  bcc-копии], От кого (From), Тема (Subject), Тело (Body) и Приложение (Attachment) - включая сведения о получении/доставке информации (время отправления, время открытия, размер сообщения, имя файла и аналогичная информация, если таковая имеется);

  • Если в заголовке сообщения электронной почты не указано собственное имя отправителя или получателя, государственный орган должен поддерживать документацию, позволяющую связывать псевдонимы или адреса электронной почты с сотрудником или должностным лицом, ответственным за учетную запись электронной почты;

  • Предпочтительными форматами для передачи документов электронной почты постоянного срока хранения в Национальные Архивы являются PST и MBOX - см. Бюллетень 2014-04 «Пересмотренное руководство по форматам, приемлемым для передачи на архивное хранение электронных документов постоянного хранения» (NARA Bulletin 2014-04: Revised Format Guidance for the Transfer of Permanent Electronic Records, Приложение A, https://www.archives.gov/records-mgmt/policy/transfer-guidance-tables.html#email2 , о нём также см. пост http://rusrim.blogspot.ru/2014/02/blog-post_6.html - Н.Х).
Источник: блог «Records Express» на сайте NARA
https://records-express.blogs.archives.gov/2017/07/05/why-does-nara-ask-for-additional-metadata-for-email-records/

Доклад Росархива: Об опыте работы по комплектованию российских архивов электронными документами


В докладе заместителя руководителя Федерального архивного агентства (Росархива) А.В.Юрасова «О проблемах комплектования государственных и муниципальных архивов электронными документами» на заседании Научно-методического совета архивных учреждений Приволжского федерального округа, прошедшем в июне 2017 года в Пензе, был затронут и вопрос о практике приема на архивное хранение электронных документов.

А.В.Юрасов подчеркнул, что «Росархив вынужден констатировать, что на уровне организаций-источников комплектования государственных и муниципальных архивов и на уровне самих архивов еще не накоплено достаточного опыта работы по комплектованию электронными документами».

Мой комментарий: Не могу согласиться с этим утверждением. Как раз в источниках комплектования опыт хранения электронных документов уже есть, однако его изучением никто всерьёз не занимается. К сожалению, без обобщения практического опыта крайне сложно будет выработать внятные методические рекомендации и разработать достойные нормативно-правовые акты :)

Докладчик рассказал об опыте по приему электронных документов, который имеется у Государственного архива Российской Федерации:
Доклад А.В. Юрасова «О проблемах комплектования государственных и муниципальных архивов электронными документами»

«Так, в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 824 «О порядке хранения переписных листов и иных документов Всероссийской переписи населения 2002 года» ГА РФ был осуществлен комплекс мер по приему на постоянное хранение первых электронных документов - листов Всероссийской переписи населения 2002 г. Для обеспечения их сохранности Росархивом было приобретено для ГА РФ два комплекта роботизированных архивных оптических накопителей и управляющих серверов к ним для размещения электронных носителей с переписными листами.

По состоянию на 1 января 2017 г. прошли официальный прием в ГА РФ следующие электронные документы:
  • Переписные листы Всероссийской переписи населения 2002 г.;

  • Переписные листы Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 г.;

  • Сводный государственный реестр организаций, осуществляющих лизинговую деятельность на территории Российской Федерации (ФГУ ГРП при Минюсте России, за 1996–2000 гг.);

  • Государственный реестр коммерческих организаций (ФГУ ГРП при Минюсте России, за 1992–2002 гг.).»
Мой комментарий: К сожалению, на сайте ГА РФ ( http://statearchive.ru/index.html ) ни в поиске по сайту, ни в поиске по электронным описям найти информацию по этим электронным документам не удалось :(

Отмечу, что у нас в 2010 году прошла еще одна перепись населения. Правительство РФ своим Постановлением от 26 июля 2010 года № 554 утвердило «Правила хранения переписных листов и других документов Всероссийской переписи населения 2010 г.» согласно которым до 1 января 2014 года два экземпляра переписных листов с программным обеспечением для их просмотра должны были быть переданы на постоянное хранение в Государственный архив РФ (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2010/08/2010.html ).Похоже, что эти документы на хранение в ГА РФ до сих пор не переданы. Сейчас уже начата подготовка к проведению новой переписи в 2020 году.
«По информации ГА РФ, ряд федеральных ведомств – источников комплектования данного архива уже приступил к упорядочению электронных документов, находящихся на ведомственном хранении. Например, Федеральная служба государственной статистики с 2015 г. начала работу по упорядочению и подготовке к передаче в свой архив электронных документов федерального статистического наблюдения. Упорядочение своих отчетов в электронном виде провело и Федеральное казначейство Российской Федерации.»
Мой комментарий: С моей точки зрения, ГА РФ поступает совершенно правильно - он в отношении электронных документов делает то, что может в текущей ситуации. Обращает внимание на то, что речь идет о том, чтобы принять на хранение в электронном виде от источников комплектования то, что те готовы передать. Было бы интересно узнать, что сами источники комплектования понимают под упорядочиванием своих электронных документов.

ГА РФ, по сообщению докладчика, выделил несколько проблем, с которыми он столкнулся при организации работы по комплектованию электронными документами:
  • Неготовность информационных систем электронного документооборота к выполнению работ по подготовке электронных документов к передаче на постоянное хранение в связи с тем, что такого рода требования не закладывались в технические задания при разработке данных систем и не были реализованы в ходе их эксплуатации и модернизации;

  • Разнообразие форматов файлов и версий программного обеспечения;

  • Использованием закрытого программного обеспечения, расширяющимся внедрением, усложнением информационных технологий и их быстрым обновлением;

  • Сотрудники ведомственных архивов нередко оказываются не готовыми к выполнению работ по комплектованию архивов электронными документами и к постановке соответствующих задач перед разработчиками систем электронного документооборота.
В докладе также было подчеркнуто, что в связи с ограниченностью отечественного опыта комплектования архивов электронными документами, безусловный интерес представляет практика работы с ними зарубежных архивах. В самом докладе дан обзор зарубежного опыта.

В частности, было отмечено, что «даже беглый обзор подходов к комплектованию архивов электронными документами в различных странах свидетельствует о том, что в настоящее время нет универсальных подходов и универсальных решений. В каждой стране формируются свои модели комплектования архивов электронными документами, специфика которых обусловлена различиями в законодательстве, традициях, архивной практике, человеческих и финансовых ресурсах».

Мой комментарий: Мне кажется, что этот раздел доклада – только начало большого пути. Изучение опыта работы с электронными документами в российских организациях и анализ опыта зарубежных коллег важны для понимания того, на каком этапе развития мы находимся, где мы ушли вперед от наших зарубежных коллег, а где нам еще догонять и догонять.

Источник: официальный сайт Федерального архивного агентства
http://archives.ru/reporting/report-yurasov-2017-nms.shtml

понедельник, 24 июля 2017 г.

Первый стандарт блокчейна подготовили в Китае


15 мая 2017 года на проходившем в Китае в провинции Ханьчжоу саммите по тематике блокчейна и его приложений (Hangzhou Summit of Blockchain Technology and Application 2017) был представлен первый стандарт эталонной архитектуры блокчейна, подготовленный Китайским форумом блокчейн-технологий и промышленного развития (China Blockchain Technology and Industrial Development Forum, CBD-Forum, китайское название 中国区块链技术和产业发展论坛, см. http://www.cbdforum.cn/ ).

Документ под названием CBD-Forum-001-2017 «Информационные технологии - Технология блокчейна и распределенных реестров – Эталонная архитектура» (Information Technology - Blockchain and Distributed Ledger Technology - Reference Architecture, 信息技术区块链和分布式账本技术 参考架构 ) на китайском языке доступен по адресу http://www.cbdforum.cn/index/dd/18.do или http://www.cbdforum.cn/index/download?name=2 . Его перевод на английский язык также был передан в технический комитет ИСО TC307 «Технологии блокчейна и распределенных реестров» в качестве национального предложения, которое будет принято во внимание при разработке планируемого одноименного международного стандарта.

Содержание стандарта следующее:
Введение
1. Область применения
2. Термины и сокращения
3. Общие положения
4. Обзор эталонной архитектуры
5. Пользовательская точка зрения
6. Функциональная точка зрения
7. Взаимосвязь между пользовательской и функциональной точками зрения 
Приложение A (нормативное): Обзор технологии блокчейна и распределенных реестров
Приложение B (справочное): Описание пользовательской и функциональной точек зрения
Литература
В стандарте, в частности, предлагаются определения базовых терминов:
2.2.1 Блокчейн (blockchain, 区块链): модель реализации и управления транзакциями путем создания исключающих возможность подделки, защищённых от постороннего вмешательства и прослеживаемых структур данных в виде цепочек блоков, в среде равноправных участников (peer-to-peer), на основе прозрачных и заслуживающих доверия правил.

Примечание. Транзакции включают (но не ограничиваются этим) создание, доступ и использование заслуживающих доверия данных.

2.2.2. Структура данных в виде цепочки блоков (chained-block data structure, 块链式数据结构 ): структура данных, в которой осуществляемые в течение определенного периода времени транзакции хранятся объёдиненными в блоки группами, а сами блоки связаны друг с другом в хронологическом порядке в цепочку с помощью криптографического алгоритма.

2.2.5. Распределенный реестр (distributed ledger, 分布式账本 ): база данных об активах, которой можно управлять и совместно использовать в сети, состоящей из ряда сайтов, которые могут быть географически распределены или принадлежать ряду организаций.

2.2.6. Технология распределенных реестров (distributed ledger technology, 分布式账本技术 ): совокупность технологий, применяемых для реализации распределенного реестра.

2.2.7 Смарт-контракт (smart contract, 智能合约 ): контракт, который может автоматически выполняться в электронной форме.

Примечание: В плане блокчейн-технологий, смарт-контракт представляет собой компьютерную программу, которая запускается по наступлении установленного события-триггера, защищена от постороннего вмешательства и выполняется автоматически.
Источник: сайт CBD-Forum
http://www.cbdforum.cn/index/download?name=2http://www.cbdforum.cn/index/dd/18.do

Ответ на вопрос: Стандарт ISO/IEC 26300:2006, формат ODF и его история в России


Недавно с одним из моих уважаемых анонимов у нас завязалась бурная дискуссия в посте «Ответ на вопрос коллеги: Рекомендации ВНИИДАД и контейнерные форматы» (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2017/06/blog-post_86.html ), в котором мой оппонент затронул вопрос о формате ODF.
Аноним: «…  В ситуации, когда правительственные структуры настаивают на использовании ПО с открытым кодом, применение указанных форматов становится проблематичным. Зато все активнее распространяется другие форматы – odf (ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010 «Информационная технология. Формат Open Document для офисных приложений (OpenDocument) v1.0». - http://minsvyaz.ru/ru/events/27931/ ), odt…» (см.: http://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_86.html?showComment=1498926428264#c3177448179145159038 )

Мой ответ: Насчёт «широкого» распространения ODF сами придумали, или можете подтвердить это более чем смелое заявление фактами? В интернете ODF-файлы (.odt) искать никогда не пробовали? :) (http://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_86.html?showComment=1498928293973#c3915906815025049005 )

Аномим: И, наконец,про odf. Пару лет назад в докладе на DocFlow (найду - Пришлю Вам ссылку) была представлена карта мира, на которой отмечены страны, где данный формат в элдокументообороте превалирует. Впечатлило... Как и знакомство с системами эл.док-та крупнейших корпораций (был грех, смотрел и немецкие, и английские корпоративные системы в работе, да и на Cebit регулярно езжу) (http://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_86.html?showComment=1498981854053#c9022328979519034781 )

Аномим: Обещал - выполняю (в отличие от большинства Ваших утверждений, мои ВСЕГДА основаны на источниках). Каюсь и посыпаю свою буйную голову пеплом - доклад, представленный на DocFlow, уж, извините, не нашел, зато откопал в своих анналах тот источник, на который ссылался автор того доклада: http://www.loc.gov/preservation/resources/rfs/?loclr=blogsig . Кстати, вот здесь представлены факторы, по которым оценивается "устойчивость форматов электронных документов", в том числе с позиции долгосрочного хранения: https://www.loc.gov/preservation/digital/formats/index.shtml .

А вот ссылка на источник, в котором указаны страны, ОФИЦИАЛЬНО принявшие указанный формат в качестве «обязательного или рекомендованного для документов, создаваемых и редактируемых в системах электронного правительства».

И, наконец, для плохо знающих английский - практически та же информация, но на русском языке: http://naar.ru/news/opyt-ODF-rekomendovannyi-format-dlia-dolgovremennogo-khraneniya-elektronnykh-dokumentov/

Надеюсь, я не только развлек Вашу аудиторию, но и в очередной раз доказал несостоятельность многих Ваших суждений. (http://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_86.html?showComment=1499021154361#c6554855834236027363 )

Мой ответ: Коллега, то, что многие страны включили ODF в списки допустимых форматов, известно давно. Менее известно, что ряд стран в принципе не считает редактируемые форматы DOCX и ODF подходящими. Включение в некие списки и реальное широкое использование формата, однако, несколько разные вещи, не так ли? ODF и у нас некоторыми ведомствами включён в такие списки, ну и что?

Характеристики подходящих для длительного хранения форматов тоже известны (кстати, реальные электронные архивы относятся к ним критически, поскольку жизнь сложнее, чем красивые теории, и широкая поддержка проприетарного формата многими разработчиками порой перевешивает любую «открытость»).

Таким образом, Вы показали, что дружите в Гуглом (и я это одобряю), но фактов, подтверждающих широкое распространение ODF привести не смогли :) (http://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_86.html?showComment=1499021997233#c1792332358459302924 ).

Аноним: Ваш комментарий в стиле похлопывания по плечу очарователен, но те ошибочные утверждения, на которых Вас поймали, так и остались без ссылок на источники. Впрочем, это Ваша "экспертная" манера ведения дискуссии. (http://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_86.html?showComment=1499059833740#c3873584540729723255 )
Здесь была затронута тема, которую я подробно изучала еще в 2007 году. Открытый конкурс «Электронной России» по теме «Исследование механизмов, направленных на создание в государственных учреждениях Российской Федерации условий для использования международного стандарта электронного документа ISO/IEC 26300:2006» тогда выиграла компания «ЭОС» совместно с компаниями «Инфра-Ресурс», «ПроСофт-М» и ассоциацией ЕВРААС (см.: http://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=12980 ).

Целью работ было исследование вопросов перехода органов государственной власти на использование формата Open Document Format и разработка локализованной (русифицированной) версии проекта стандарта ISO/IEC 26300:2006, пригодной для последующего принятия данного стандарта в качестве национального.

В рамках данного проекта я подготовила аналитический отчет по теме: «Проведение анализа международного законодательства и правого опыта использования открытых стандартизованных форматов данных в органах государственной власти и архивном деле», включавший:
  • Обзор общих тенденций использования стандартизованных форматов хранения данных в органах государственной власти;

  • Анализ международного опыта в сфере документооборота и архивного дела, содержащий анализ требований, которые предъявляют органы государственной власти ряда стран, в том числе России, в отношении используемых в делопроизводстве и архивном деле форматов документов;

  • Прогноз по законодательной активности при переходе на использование стандартизованных форматов хранения данных;

  • Анализ законодательных актов наиболее типичных случаев перехода на использование международного стандарта ISO/IEC 26300:2006 (на примере Франции, Италии, США и др. стран), в котором были рассмотрены результаты деятельности органов государственной власти ряда стран в 2000-2007 годах, связанной с разработкой их политики по использованию открытых форматов в органах государственной власти;

  • Анализ российского законодательства в сфере документооборота и архивного дела, регламентирующих использования форматов документов;

  • Анализ российских инициатив в части создания концепций электронного документа.
По результатам исследования в 2008 году мною был сделан доклад на XIV ежегодной конференции-выставке DOCFLOW по теме «Открытые форматы и открытое ПО: достоинства и проблемы», см.: http://www.eos.ru/upload/AllPresentations/OpenPOFormats2.ppt
Часть материалов отчета была опубликована в виде статей:
Как мне кажется, вопрос о распространенности тех или иных форматов важен, поскольку сами по себе ни адаптация ISO/IEC 26300:2006 в качестве национального стандарта, ни включение формата в списки рекомендованных не говорят о том, насколько широко ODF реально используется в деловой деятельности.

Поскольку, как совершенно правильно отметил мой оппонент, доступ к корпоративным и государственным информационным системам исследователю никто не даст, я в 2007 году решила использовать для сбора статистических данных интернет. Я исходила из того, что активное использование интернета в деловой деятельности приводит к тому, что все чаще и чаще деловые документы государственных органов и организаций размещаются там, причем, как правило, именно в удобных для пользователей форматах.

Статистика дала достаточно ясное представление о популярных форматах, и соответствующие данные на июнь 2007 года, которые были собраны в ходе подготовки НИР, были приведены в моей статье. Затем я ежегодно повторяла это исследование, вплоть до июля 2013 года (см.: Статистика распространенности файловых форматов в Интернете, https://rusrim.blogspot.ru/2013/07/blog-post_16.html ).

Один из зарубежных коллег в 2015 году провел аналогичное исследование, и его результаты очень хорошо коррелируют с данными, полученными мною в 2007 и 2013 годах (см.: пост «Самые распространенные форматы в Интернете: Исследование Даффа Джонсона», https://rusrim.blogspot.ru/2015/01/blog-post_93.html )

С моей точки зрения, еще одним объективным показателем распространенности форматов в стране является упоминание его в нормативно-правовой базе. На 3 июля 2017 года в базе Консультант Плюс в действующих документах федерального уровня PDF упоминается 731 раз, а ODF только 14, т.е. в 52 раза реже. Сам ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010 упоминается всего лишь в 4 федеральных документах.

Наконец, каждый может сам сделать простую проверку. Задайте себе вопрос – сколько раз за последние годы Вы получали в своей электронной почте файлы с расширением .odt, и были ли у Вас проблемы с их открытием?

Так что, с моей точки зрения, утверждение о широкой распространенности формата ODF все-таки не соответствует действительности :)