среда, 28 февраля 2018 г.

Опубликована новая редакция ключевого стандарта менеджмента риска ISO 31000:2018


Данная коротенькая заметка была опубликована 15 февраля 2018 года на сайте технического комитета Международной организации по стандартизации ISO/TC 262 «Менеджмент риска» (Risk Management).

Мой комментарий: О работе над новой редакцией стандарта и о её отличиях от предыдущей уже рассказывалось на моём блоге здесь: https://rusrim.blogspot.ru/2017/03/iso-31000.html и здесь: https://rusrim.blogspot.ru/2017/11/iso-31000-2018.html . В России стандарт ISO 31000 «Менеджмент риска - Руководство» (Risk management – Guidelines) как ГОСТ Р ИСО 31000-2010 «Менеджмент риска. Принципы и руководство», см. http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=171333 .

Новая версия стандарта ISO 31000 была опубликована сегодня, 15 февраля 2018 года. Вы можете приобрести этот стандарт здесь: https://www.iso.org/standard/65694.html .

Вскоре мы закончим публикацию серии заметок об изменениях, вносимых в стандарт ISO 31000: 2009, которая была начата в октябре прошлого года. В завершающей статье данной серии мы расскажем читателям о подоплёке изменений в главе 6 стандарта.

Мой комментарий: Дополнительную информацию о стандарте ISO 31000:2018 «Менеджмент риска - Руководство» (Risk management – Guidelines) можно найти на сайте ИСО по адресам https://www.iso.org/standard/65694.html и https://www.iso.org/obp/ui/#!iso:std:65694:en .

Как отмечается в аннотации, «Стандарт ISO 31000:2018 содержит рекомендации по управлению рисками, с которыми сталкиваются организации. Применение этих рекомендаций может быть адаптировано для любой организации и условий, в которых она действует.»

«Стандарт ISO 31000:2018 обеспечивает единый подход к управлению рисками любого типа, вне зависимости от принадлежности организации к определенной отрасли или сектору.»

«Стандарт ISO 31000:2018 может использоваться на протяжении всего срока существования организации и может применяться в отношении любого вида деятельности, включая принятие решений на всех уровнях.»

Источник: сайт технического комитета ИСО  TC262
https://isotc262.org/2018/02/15/iso-310002018-published-today/

Ответ на вопрос коллеги: Сроки хранения протоколов коллегиальных органов


Вопросы от коллег по отрасли ко мне поступают постоянно, и по самым разным каналам связи :) На этот раз вопрос разместили на YouTube (см.: https://www.youtube.com/channel/UC8KrhYA3LREYZCq_16qiYyA/discussion?lc=Ugz94EZqKzws_q28Sat4AaABAg ). Я попросила автора вопроса прислать мне письмо по электронной почте, но письмо так и не пришло :) - поэтому размещаю свой ответ на блоге, тем более, что данный вопрос, как мне кажется, касается многих организаций.

Вопрос: Я занимаюсь архивом, и у нас постоянно встает вопрос о том, сколько хранить некоторые протоколы.

Согласно Перечню ст. 18 б,г протоколы коллегиальных органов хранятся постоянно, протоколы по координации определенных видов деятельности хранятся постоянно. …
У  нашей компании есть утвержденный перечень коллегиальных органов. Совещания всех органов, которые в него входят, протоколируются и протоколы хранятся постоянно. Например, все управляющие комитеты разных проектов, рабочие группы, рабочие группы по отбору контрагентов. У нас вопрос: эти протоколы относятся к ст. 18г или 18б? Мы не можем прийти к решению.

Не могли бы Вы подсказать, протоколы каких коллегиальных органов хранятся постоянно? Ведь протоколы не всех рабочих групп нужно хранить? Или подскажите, что являет коллегиальным органом (это ведь не просто группа должностных лиц, обсуждающая любой вопрос)?


Ответ: Во всех организациях, особенно крупных, сейчас большое значение приобрели коллегиальные формы работы. К ним можно отнести деятельность различных комиссий, советов, коллегий, комитетов, целевых рабочих групп и т.п. Они достаточно часто наделяются полномочиями принимать определенные решения, осуществлять руководство.

Законодательство особо выделяет две группы коллегиальных органов: коллегиальные органы управления и коллегиальные исполнительные органы. В Гражданском Кодексе для корпораций предусмотрено создание коллегиального органа управления. В публичном акционерном обществе также предусмотрено обязательное образование коллегиального органа управления (наблюдательного совета) (п. 3 ст. 97 ГК РФ). В законах «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» установлено, какие исполнительные органы коммерческих обществ относятся к коллегиальным.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)

Статья 65.3. Управление в корпорации

3. … В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другим законом или уставом корпорации, в корпорации образуется коллегиальный исполнительный орган (правление, дирекция и т.п.).

4. Наряду с исполнительными органами … в корпорации может быть образован в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другим законом или уставом корпорации, коллегиальный орган управления (наблюдательный или иной совет), контролирующий деятельность исполнительных органов корпорации и выполняющий иные функции, возложенные на него законом или уставом корпорации.

Статья 97. Публичное акционерное общество

3. В публичном акционерном обществе образуется коллегиальный орган управления общества (пункт 4 статьи 65.3) … Порядок образования и компетенция указанного коллегиального органа управления определяются законом об акционерных обществах и уставом публичного акционерного общества.

Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»

Статья 70. Коллегиальный исполнительный орган общества (правление, дирекция)

1. Коллегиальный исполнительный орган общества (правление, дирекция) действует на основании устава общества, а также утверждаемого общим собранием акционеров внутреннего документа общества (положения, регламента или иного документа), в котором устанавливаются сроки и порядок созыва и проведения его заседаний, а также порядок принятия решений.

2. … На заседании коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) ведется протокол. Протокол заседания коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) предоставляется членам совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизору) общества, аудитору общества по их требованию.

Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»

Статья 41. Коллегиальный исполнительный орган общества

1. Если уставом общества предусмотрено образование наряду с единоличным исполнительным органом общества также коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции и других), такой орган избирается общим собранием участников общества в количестве и на срок, которые определены уставом общества. Уставом общества может быть предусмотрено отнесение вопросов образования коллегиального исполнительного органа общества и досрочного прекращения его полномочий к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Коллегиальный исполнительный орган общества осуществляет полномочия, отнесенные уставом общества к его компетенции.

2. Порядок деятельности коллегиального исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества и внутренними документами общества.
Согласно законодательству, к коллегиальным исполнительным органам относятся:
  • У акционерных обществ – правление и дирекция;

  • У обществ с ограниченной ответственностью - правление, дирекция и другие.
Главное, что уставом организации должно быть предусмотрено образование коллегиального органа, а для ООО возможна передача полномочий по принятию такого решения к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) ООО.

Поэтому если перечень Ваших коллегиальных органов утвержден не уставом, то отнести их к коллегиальным органам управления или к коллегиальным исполнительным органам, с точки зрения законодательства, неправомочно. В то же время необходимо отметить, что сейчас во многих организациях создаются коллегиальные органы, наделённые полномочиями принимать решения.

Я бы выделила еще коллегиальные совещательные органы, которые не заменяют, а дополняют деятельность имеющихся в организации органов управления.

К сожалению «Перечень типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения», утвержденный Приказом Минкультуры России от 25.08.2010 № 558, устанавливает сроки хранения без учета той роли, которые коллегиальные органы играют в организациях. Да это и понятно: составители Перечня в первую очередь ориентируются на документы государственных органов. Именно поэтому в Перечне практически все документы в ст.18 отнесены к документам постоянного срока хранения.
Перечень типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения, утв. Приказом Минкультуры России от 25.08.2010 № 558

18. Протоколы, постановления, решения, стенограммы; документы (справки, доклады, информации, докладные записки, сводки, выписки) к ним:

б) коллегиальных, совещательных, исполнительных органов организации (организаций) (коллегии, совета, дирекции, правления и др.) – Постоянно

г) по координации определенных видов деятельности – Постоянно

д) научных, экспертных, методических, консультативных органов организации (организаций) (комитетов, комиссий, советов и др.) – Постоянно

е) совещаний у руководителя организации. Оперативных совещаний - 5 л. ЭПК
При установлении сроков хранения, с моей точки зрения, необходимо руководствоваться прежде всего требованиями законодательства и интересами организации. Не все Ваши коллегиальные органы заслуживают, чтобы их документы хранились постоянно.

Я бы провела экспертизу ценности документов коллегиальных органов и выделила те из них, которые не представляют в долгосрочном плане ни деловой, ни исторической ценности, и установила бы для них временные сроки хранения. Это решение нужно утвердить на заседании экспертной комиссии, а затем включить новые сроки хранения в Вашу номенклатуру дел. При этом следует прежде всего учитывать ту роль, которую в деловой деятельности играет тот или иной коллегиальный орган и то, какими полномочиями он наделен.

Работу эту необходимо провести совместно с юристами и теми структурными подразделениями, которые отвечают за документирование деятельности Ваших коллегиальных органов.

Дополнительные сложности могут возникнуть, если Вы являетесь источником комплектования государственного архива – в таком случае следует проконсультировать с его представителями.

вторник, 27 февраля 2018 г.

Мой доклад об э-раскрытии на Первой международной конференции по цифровой криминалистике и праву «e-Forensics Russia 2018»


16 февраля 2017 года в Москве на Первой международной конференции по цифровой криминалистике и праву «E-FORENSICS RUSSIA 2018» я выступала с докладом «Е-Discovery (электронное раскрытие): Что это такое и зачем о нём нужно знать российским специалистам?».

Видеозапись доклада доступна по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=Z-3Thk8NNbA :


Презентация к докладу выложена по адресу: https://docs.google.com/presentation/d/1b0DZDkhMwo5d6IUDa6y82ozgGNA23aT0UeEqndXnpc4/edit :


Электронное раскрытие (э-раскрытие, англоязычный термин e-discovery) - это элемент процессуального права англосаксонских стран, представляющий собой процедуру обязательного выявления и раскрытия сторонами гражданского спора всех (именно – всех!) относящихся к рассматриваемому делу электронных документов и информации. Термин также применяется в отношении раскрытия информации перед регуляторами или правоохранительными органами в случае расследования.

Электронное раскрытие является частью общей процедуры раскрытия (discovery), охватывающей все документы и информацию, находящиеся в распоряжении и под контролем организации.

В отличие от права стран континентальной Европы (к этому типу права принадлежит право России), ориентированного главным образом на нужды государственного управления, англосаксонское право исторически ориентировалось на интересы ведения деловой деятельности, в том числе на объективное разрешение споров между хозяйствующими субъектами. Если континентальное право позволяет организациям в суде выборочно представлять только выгодные им документы, что ставит в особенно невыгодное положение экономически слабозащищенные стороны -  индивидуальных клиентов и малые и средние предприятия, то англосаксонское право требует полное раскрытие всех документов под угрозой чрезвычайно жёстких санкций, вплоть до признания дела проигранным без дальнейшего рассмотрения по существу, а также крупных денежных штрафов и иных санкций.

Начиная с середины 1990-х годов, в связи с широким внедрением информационных технологий и с появлением признаков неблагополучия в корпоративном управлении крупных компаний, была осознана потребность в модернизации процедуры раскрытия, которая пошла по двум направлениям:
  • Охват процедурой раскрытия не только «официальных документов», но и любых материалов, признаваемых судами деловыми документами в рамках англосаксонского права. Определение деловых документов по сути дела совпадает с определением понятия «документ» в международных стандартах по вопросам управления документами ISO 15489 и ISO 30300, которые к настоящему времени переведены на русский язык и адаптированы как ГОСТы.  В версии ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007, документ – это «зафиксированная на материальном носителе идентифицируемая информация, созданная, полученная и сохраняемая организацией или частным лицом в качестве доказательства при подтверждении правовых обязательств или деловой деятельности» (п.3.3).

  • Отказ от формальных требований к тем документам, которые в принципе могут быть приняты судом для последующего использования в ходе судебного разбирательства. Эти требования, в условиях меняющихся технологий, иногда использовались для того, чтобы создать искусственные препятствия противной стороне. В итоге суды начали принимать практически любые материалы, давая им затем свою оценку.

  • Охват процедурой раскрытия электронных документов, а впоследствии и вообще любой электронной информации, которая сохраняется (или может быть сохранена) в электронной форме. Известны прецеденты, когда под э-раскрытие подпадала информация в оперативной памяти компьютеров.
Лидерами в разработке правил э-раскрытия являются США и Канада, причем следует отметить, что правила главным образом разрабатываются представителями юридического сообщества в рамках деятельности «Конференции Седона» (Sedona Conference - некоммерческий правовой идейный центр, в основном занимающийся вопросами обеспечения долговременной сохранности и представления сохраняемой в электронном виде информации) и закрепляются как в кодифицированном праве, так и в судебных прецедентах. Конференцией Седона опубликован целый ряд руководств и рекомендаций, во многом заложивших основу судебной практики в США и Канаде, основными из которых являются «Принципы Конференции Седона» (см.: https://thesedonaconference.org/publication/The%20Sedona%20Principles, на моем блоге пост о 3-я редакция Принципов см.: http://rusrim.blogspot.ru/2015/12/blog-post_94.html) и «Принципы конференции Седона по вопросам э-раскрытия для Канады» (см.: https://thesedonaconference.org/publication/The%20Sedona%20Canada%20Principles на моем блоге пост о 2-я редакции Принципов см.: http://rusrim.blogspot.ru/2015/12/blog-post_94.html ).

Источники: YouTube / GoogleDocs / сайт Первой международной конференции по цифровой криминалистике и праву «E-FORENSICS RUSSIA 2018»
https://www.youtube.com/watch?v=Z-3Thk8NNbA
https://docs.google.com/presentation/d/1b0DZDkhMwo5d6IUDa6y82ozgGNA23aT0UeEqndXnpc4
http://www.eforensics-conference.ru/

Международный совет архивов приглашает присоединиться к празднованию Международного дня архивов 9 июня 2018 года


11 февраля 2018 года Международный совет архивов (МСА) в посте в Твиттере (см. https://twitter.com/ICArchiv/status/961873690194411521 ) пригласил архивистов отпраздновать очередной Международный день архивов в субботу 9 июня 2018 года. Темой этого года объявлена тема конференции МСА в Яунде (Yaoundé) – «Государственное управление, память и культурно-историческое наследие» (Governance, Memory and Heritage).


Найти дополнительную информацию и скачать традиционно предоставляемый МСА набор праздничных шаблонов (для плаката, закладки и открытки) предлагается по адресу https://www.ica.org/en/iad-2018-communication-kit - правда, в отличие от прошлых лет, доступ к этим материалам почему-то ограничен, и даже будучи членом МСА и имея соответствующий доступ к сайту, я не смогла до них добраться :)

Источник: пост МСА в Твиттере
https://twitter.com/ICArchiv/status/961873690194411521

понедельник, 26 февраля 2018 г.

Бразилия: Регистрация транзакций с недвижимостью в блокчейне


Данные материалы были опубликованы 26 января 2018 года на сайте проекта «Документы в цепочке» (Records in the Chain), выполняемого при участии Университета Британской Колумбии (Канада) – признанного мирового центра компетенции по вопросам современного управления документами и архивного дела. Именно это обстоятельство выделяет данный проект из тысяч проектов разной степени сомнительности, сообщениями о которых пестрит мировая и отечественная пресса :)

В настоящем тематическом исследовании («кейсе») сообщается о пилотном проекте применения технологии «блокчейн» для регистрации транзакций с недвижимостью в муниципалитете Пелотас (Pelotas), штат Рио-Гранде-ду-Сол (Rio Grande do Sol – 5-й по численности населения и 9-й по площади территории – Н.Х.), Бразилия. Работа выполнялась с мая по сентябрь 2017 года в рамках проекта «Документы в цепочке» Университета Британской Колумбии совместно с Управлением регистрации недвижимости штата (Cartório de Registro de Imóveis), фирмой Ubitquity LLC, Национальными Архивами Бразилии и с Исследовательской группы по электронным документам CNPq UFSM Ged/A (что означает – при Национальном совете по научно-техническому развитию - Conselho Nacional de Desenvolvimento Científico e Tecnológico, CNPq, см. http://cnpq.br/ ; на базе федерального университета Санта-Мария - Universidade Federal de Santa Maria, UFSM; по тематике электронного управления архивными документами - Gestão Eletrônica de Documentos Arquivísticos, Ged/A – Н.Х.).


Отчет доступен на английском и португальском языках:
Мой комментарий: В ходе проекта изучались возможности решения, предложенного американской фирмой Ubitquity, которая специализируется на регистрации в блокчейне сведений о правах на недвижимость и их передаче. Проект опирался на методические рекомендации международного проекта InterPARES по описанию примеров применения, и в работе использовались документация фирмы, видеосюжеты, материалы в прессе и иные источники сведений о проекте. Также проводились собеседования с персоналом фирмы и с сотрудниками Управления регистрации недвижимости.

В проекте изучалась возможность использования блокчейна для обеспечения аутентичности информации о транзакциях с недвижимостью на примере примерно десятка документов. Услуга оказалась дорогостоящей!

Для регистрации данных использовался блокчейн-решение фирмы Ubitquity, и в конечном итоге данные регистрировались в блокчейне системы Bitcoin. В блокчейн записывается минимальное количество данных, а основная часть информации хранится вне его (конкретно использовались публично доступные торрент-файлы).

Следует отметить, что отчет достаточно откровенно говорит о проблемах в т.ч. правовых), которые возникают при использовании блокчейна.

Общий вывод, сделанный авторами отчета, следующий: несмотря на потенциальные преимущества использования блокчейна для регистрации сделок с недвижимостью, в настоящее время многие аспекты решения требуют дальнейшего изучения, и, возможно, перепроектирования с точки зрения архивного дела.

Источник: блог проекта Records in the Chain на сайте университета Британской Колумбии
https://blogs.ubc.ca/recordsinthechain/

Первая международная конференция по цифровой криминалистике и праву «E-FORENSICS RUSSIA 2018»


16 февраля 2017 года в Москве прошла Первая международная конференция по цифровой криминалистике и праву «E-FORENSICS RUSSIA 2018», в которой я приняла участие по приглашению организатора конференции - ассоциации производителей программного обеспечения и оборудования для экспертных исследований в сфере высоких технологий «ЭКСПИТ».

В конференции приняли участие ведущие эксперты в области цифровой криминалистики и права, электронных доказательств, компьютерно-технических и иных специальных видов исследований, практикующие юристы, специалисты по информационной безопасности, сотрудники частных компаний (в том числе международных) и государственных органов.

Программа конференции была очень насыщенной и интересной, - во всяком случае, для меня большинство докладов несли новую и важную для моей работы информацию.

Я в очередной раз убедилась, что в наш информационный век информация содержится на большом количестве разнообразных устройств, которые нас окружают, и активно используется при проведении различных расследований. Речь идёт не только о компьютерах и смартфонах, но и, например, о современном автомобиле, который. оказывается, запоминает очень много данных – о чём, возможно, его хозяин и не подозревает :)

Нам, специалистам по управлению документами, полезно понимать, что и как ищут следователи, на что смотрят эксперты-криминалисты, как оценивается и доказывается целостность и аутентичность электронных доказательств, и какова на сегодня практика представления в суды разнообразных электронных материалов.

Я также внимательно «прислушивалась» к тому, как коллеги переводят современные термины в этой и связанных областях, и кое-что взяла на заметку.

С программой конференции можно познакомиться здесь: http://docs.wixstatic.com/ugd/5edbca_c6668e405945419ea85fa61fff55c93f.pdf 

Источник: сайт Первой международной конференции по цифровой криминалистике и праву «E-FORENSICS RUSSIA 2018»
http://www.eforensics-conference.ru/

воскресенье, 25 февраля 2018 г.

Арбитражная практика: Электронные товарные накладные, часть 1


Коммерческие организации в своих деловых отношениях все чаще используют электронные документы, при этом многие пользуются услугами операторов электронного документооборота для передачи товарных накладных.

Арбитражный суд города Москвы в марте 2016 года вынес решение по делу № А40-27244/16-118- 235, в ходе котором судам не по одному разу пришлось давать оценку тому, какие документы в споре подтверждают факт поставки и получения товара обществом ООО «Аптека-А.В.Е» на сумму более 114 млн. рублей.

Суть спора

В августе 2014 года между обществом ООО «Аптека-А.В.Е» и ЗАО Фирма ЦВ «ПРОТЕК» был заключен договор поставки и дополнительные соглашения к нему, согласно которому обществу был поставлен товар на общую сумму в размере более 114 млн. рублей. Товар был принят без замечаний, но поставка не была оплачена. Поставщик обратился с иском в суд.

Арбитражный суд города Москвы в марте 2016 года взыскал с ООО «Аптека-А.В.Е» денежные средства в пользу ЗАО Фирма ЦВ «ПРОТЕК».

Позиция Девятого арбитражного апелляционного суда

Обжалуя решение суда первой инстанции в июне 2016 года в Девятом арбитражного апелляционного суда, ответчик указывал на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства поставки товара в его адрес.

По мнению суда, эти доводы противоречат фактическим обстоятельствам и материалам дела. Суд отметил, что в феврале 2016 года истцом в материалы дела были представлены документы, подтверждающие поставку и получение товара ответчиком. Согласно положениям договора поставки, стороны установили возможность использования документов в электронном виде для подписания оформляемых в рамках договора счетов-фактур и товарных накладных, а также для подтверждения передачи товара от поставщика покупателю (ООО «Аптека-А.в.е»).

Стороны также договорились об обмене электронными документами с использованием программы ЭВМ СБиС++, правообладателем которой является ООО «Компания «Тензор»». В целях исполнения данного обязательства стороны гарантировали свое присоединение к Регламенту применения электронной цифровой подписи в системе электронного документооборота СБиС++ при прохождении регистрации по адресу http://online.sbis.ru/req .

Согласно п.3.3 Регламента ООО «Компания «Тензор», фактом заявления пользователя удостоверяющего центра о присоединении к Регламенту является направление им соответствующего заявления в заявочную систему общества с приложением необходимых документов, позволяющих идентифицировать заявителя.

По мнению суда, после подключения сторон договора к программе удостоверяющего центра СБиС++ и получения электронной цифровой подписи стороны вправе использовать в своих хозяйственных отношениях электронный документооборот.

При этом стороны вправе не запрашивать друг у друга подтверждение подключения к удостоверяющему центру, т.к. выгрузка сертификатов в общий доступ производится централизованно при получении стороной электронного ключа. Появление сведений о сертификате контрагента в программе СБиС++ подтверждает его подключение к системе электронного документооборота и возможность использования электронного документооборота.

Факт поставки товара и подписи электронных документов ответчиком был подтвержден заверенным отчетом ООО «Компания Тензор», имеющимся в материалах дела.

Суд подчеркнул, что довод ответчика о том, что он не знакомился с этим отчетом, а также о том, что в материалы дела (и без того состоящее из 16 томов) не приложены сами товарные накладные в распечатанном виде, не является доказательством того, что ответчик товар не принимал. Такие доводы ответчика противоречат заверенному отчету ООО «Компания Тензор», а также самим действиями ответчика, подписавшего электронные документы, что подтверждает получение товара по спорным поставкам, оформленным товарными накладными, которые, соответственно, имеются у ответчика в электронном виде.

Таким образом, документ, оформленный в электронном виде и подписанный квалифицированной электронной подписью (электронной цифровой подписью), может являться документом, подтверждающим расходы, осуществленные хозяйствующим субъектом, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.

По мнению суда, учитывая тот факт, что как электронные товарные накладные, так и отчет о совершении хозяйственных операций между истцом и ответчиком содержат всю необходимую информацию, требующуюся для идентификации сторон, то факт поставки истцом товара и его получения ответчиком доказан.

Согласно п.3.5 договора, полученные электронные документы, заверенные квалифицированной электронной подписью, юридически эквивалентны бумажным носителям.

Кроме того, п.3.11 договора также говорит о том, что применение любым лицом электронной подписи считается надлежащим использованием электронной подписи от имени соответствующей стороны договора, влекущим для применившей стороны юридически значимые последствия.

О фальсификации доказательств ответчиком заявлено не было.

Девятый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда города Москвы, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Позиция Арбитражного суда Московского округа.

Арбитражный суд Московского округа в сентябре 2016 года отметил, что суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что факт поставки товара и подписи электронных документов ответчиком подтвержден заверенным отчетом ООО «Компания Тензор», имеющимся в материалах дела за октябрь 2015 года, содержащий сведения о номере договора поставки, номерах и датах товарных накладных, датах утверждения товарных накладных покупателем, суммах по товарным накладным с учетом НДС в рублях, сроках оплаты товара, а также файлы обмена электронными товарными накладными, содержащими титул продавца. Указанный отчет был положен судом апелляционной инстанции в основу обжалуемого постановления как доказательство поставки товаров.

Вместе с тем, согласно закону документом, подтверждающим факт получения организацией материальных ценностей, является товарная накладная как первичный учетный документ.

В настоящее дело первичные учетные документы (товарные накладные) не были представлены ни на бумажном носителе, ни в виде электронного документа. При этом отчет ООО «Компания "Тензор» не является первичным учетным документом, подтверждающим поставку товаров поставщиком покупателю как факт хозяйственной жизни, т.е. не обладает признаком допустимости доказательства поставки товаров поставщиком покупателю, ввиду следующего.

Компания не является стороной договора поставки и не уполномочено ни поставщиком, ни покупателем на составление документов бухгалтерского учета, в том числе первичных учетных документов (товарных накладных), относящихся к исполнению договора поставки.

Договор поставки не содержит условий о подтверждении обстоятельства поставки товаров какими-либо документами, исходящими от ООО «Компании "Тензор».

Компания сформировала отчет не в рамках исполнения договора поставки, а в рамках заключенного с ЗАО фирма ЦВ «ПРОТЕК» договора возмездного оказания услуг.

Исходя из этого, созданная компанией в отчете информация может быть применена ЗАО фирма ЦВ «ПРОТЕК» в правоотношениях с ООО «Аптека-А.В.Е» по договору поставки только для внутренних целей, а в арбитражном процессе не может быть доказательством поставки товаров.

Кассационная коллегия также отметила, что указанный отчет не содержит таких обязательных реквизитов первичного учетного документа, как величина натурального измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения, т.е. не содержит сведений о переданном поставщиком покупателю товаре. В графе «идентификатор» размещены файлы обмена электронными товарными накладными, содержащими только титул продавца (см. приказ ФНС России от 21.03.2012 № ММВ-7-6/172@ «Об утверждении форматов первичных учетных документов»).

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о доказанности обстоятельства поставки истцом ответчику товаров отчетом удостоверяющего центра сделан при неправильном применении норм материального права и норм процессуального права.

Суд также отметил, что вывод суда первой инстанции о доказанности обстоятельства поставки истцом ответчику товаров товарными накладными не соответствует имеющимся в деле доказательствам, - несмотря на указание истцом в приложениях к исковому заявлению на представление копий товарных накладных, названное доказательство не имеется в деле ни на бумажном носителе, ни в электронном виде (диск - носитель информации о товарных накладных в электронном виде в деле отсутствует; имеются только диски с аудиозаписью судебных заседаний).

Суд отменил решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Мой комментарий: Попытка поставщика обойтись «малой кровью» и не представлять в качестве доказательства копии товарных накладных вышла ему боком. Суд кассационной инстанции подчеркнул, что заменять первичные учётные документы отчетом третьей стороны – оператора электронного документооборота незаконно.

(Окончание следует)

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

суббота, 24 февраля 2018 г.

Судебная практика: Нотариусу было отказано в выдаче сертификата ключа проверки подписи


Я уже рассказывала на страницах блога о том, как некоторые наши сограждане навлекают на свою голову проблемы при взаимодействии с государственными органами и коммерческими организациями, отказываясь по религиозным соображениям от основных документов, удостоверяющих личность, например, паспорта (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2017/10/blog-post_26.html , http://rusrim.blogspot.ru/2015/06/blog-post_14.html ). Достаточно много тех, кто отказывается получать ИНН, и ФНС приходится разъяснять свою позицию под данному вопросу (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2017/01/blog-post_17.html ).

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в мае 2016 года вынесла решение по делу № 33-18546, в котором от ИНН и СНИЛС по религиозным убеждениям отказалась нотариус, что фактически поставило крест на её профессиональной деятельности.

Суть спора

Гражданка ввиду осуществления нотариальной деятельности обратилась в Фонд «Центр инноваций и информационных технологий» с требованием о выдаче сертификата электронной подписи.

В январе 2014 года гражданка обратилась к Президенту Нотариальной палаты Санкт-Петербурга и к Президенту Федеральной нотариальной палаты с ходатайствами о возможности выдачи ей Фондом «Центр инноваций и информационных технологий» в порядке исключения электронного ключа и сертификата электронной подписи без предоставления ИНН и СНИЛС, поскольку данных документов у нее не имеется по религиозным убеждениям.

Квалифицированный сертификат, выдаваемый Удостоверяющим центром нотариата России, содержит идентификационный номер налогоплательщика, что является необходимым условием для отправки в ФНС сведений через Единую информационную систему (ЕИС) в соответствии со ст.85 Налогового кодекса РФ.

Работа нотариуса в ЕИС без квалифицированного сертификата электронной подписи не представляется возможной.

В апреле 2015 года Фондом нотариусу было отказано в выдаче сертификата электронной подписи без предоставления СНИЛС и ИНН, поскольку их предоставление является обязательным условием для выдачи квалифицированного сертификата ключа проверки электронной подписи.

Позиция Тверского районного суда города Москвы

Тверской районный суд города Москвы в сентябре 2015 года не согласился с доводами гражданки о том, что использование квалифицированного сертификата электронной подписи возможно без предоставления СНИЛС и ИНН, поскольку действующим законодательством прямо предусмотрено обязательное предоставление указанных сведений.
Для справки: В соответствии с требованиями ст. 17 федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ. квалифицированный сертификат должен содержать информацию о СНИЛС и ИНН, поскольку данная информация содержит сведения о владельце квалифицированного сертификата, и без предоставления СНИЛС и ИНН возможность использования квалифицированного ключа действующим законодательством не предусмотрена.

На заседании правления Федеральной нотариальной палаты (ФНП России) 10-11 февраля 2014 года было принято решение о том, что без предоставления персональных данных (СНИЛС и ИНН) невозможна выдача квалифицированного сертификата проверки ключа электронной подписи, и как следствие, невозможность совершения нотариальных действий, связанных с передачей и получением документов и информации в электронной форме.
Суд отказал в иске нотариуса нотариального округа Санкт-Петербурга к Фонду о признании незаконным отказа в выдаче квалифицированного сертификата электронной подписи, обязании выдать квалифицированный сертификат электронной подписи.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в мае 2016 года оставила без изменения решение Тверского районного суда города Москвы, а апелляционную жалобу нотариуса без удовлетворения.

Мой комментарий: С 1 января 2018 года все нотариальные действия нотариусы обязаны вносить в единый реестр. Отсутствие у нотариуса усиленной квалифицированной электронной подписи фактически ставит крест на его профессиональной деятельности.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOCN;n=696107#09233000183715734

пятница, 23 февраля 2018 г.

Чехия: Сроки хранения документов и закон о защите персональных данных GDPR


Заметка Томаша Безоушки (Tomáš Bezouška – на фото) была опубликована 4 февраля 2018 года на сайте чешского Института управления документами (Institut pro správu dokumentů, IPSD).

В ходе проведенного 2 февраля 2018 года семинара «Документационная служба и закон о защите персональных данных GDPR», организованного координатором «цифровой повестки дня Чешской Республики» совместно с Управлением по защите персональных данных в рамках двухдневной международной конференции «Закон GDPR и ее внедрение в повседневную практику государственной администрации» (GDPR a jeho implementace do každodenní praxe státní správy), директор Департамента архивного дела и делопроизводства министерства внутренних дел Чехии (т.е. руководитель национальной архивной службы – Н.Х.) д-р Иржи Уловец (Jiří Úlovec) представил методологический инструмент под названием «Обзор требований законодательства, устанавливающих обязанности по сохранению отдельных типов документов» (Přehled právních předpisů stanovujících povinnost ukládat vybrané typy dokumentů), см. http://www.ipsd.cz/wp-content/uploads/2018/02/2018-02-02_mvcr_metodika-skartacni-lhuty_1v0.pdf


В этом практичном документе содержится анализ правовых требований с точки зрения правильного установления сроков хранения, что является ключевым элементом надлежащего функционирования документационной службы и одновременно фундаментальной частью подготовки к вступлению в силу европейских «Общих правил защиты персональных данных» (General Data Protection Regulation, GDPR), где одним из условий надлежащей защиты персональных данных является системный подход к установлению сроков обработки персональных данных и организация уничтожения персональных данных после истечения этих предельных сроков.

Данный методологический документ не предполагает охват абсолютно всех правовых требований, поскольку это очень сложная задача. Пока это только первая версия документа, в которой основное внимание уделено избранным 19 областям (тематическим группам), и который в дальнейшем будет постоянно обновляться и развиваться.

Документ объёмом 43 страницы доступен для скачивания в разделе «Документы» (Dokumenty) по адресу http://www.ipsd.cz/wp-content/uploads/2018/02/2018-02-02_mvcr_metodika-skartacni-lhuty_1v0.pdf

В состав тематических групп входят:
  • Архивное дело

  • Аудиторы, аудит

  • Банковские, финансовые операции

  • Безопасность, огнестрельное оружие и боеприпасы, секретная информация, противопожарная защита

  • Правила ценообразования, специальные товары

  • Транспорт и связь, таможня

  • Экономика, налоги, бухгалтерский учет

  • Горная, геологическая деятельность

  • Торговля

  • Социальная сфера

  • Строительство, планирование землепользования

  • Конфликт интересов, судимость

  • Образование и культура, исследования и разработки

  • Государственные закупки

  • Внутреннее управление, территориальные органы самоуправления, выборы, регистры

  • Кадровые вопросы, государственная служба

  • Здоровье, безопасность и охрана труда на производстве

  • Сельское хозяйство, окружающая среда

  • Правосудие, судебные исполнители
Томаш Безоушка (Tomáš Bezoka)

Мой комментарий: От перечней Росархива чешский документ отличается тем, что в нем по каждому пункту дана ссылка на соответствующий закон или нормативный акт (см. рис.), что делает его несравнимо более полезным (в том числе для юристов). Благодаря данным ссылкам сроки хранения намного проще выверить в случае изменений в законодательстве.


Источник: сайт чешского Института управления документами
http://www.ipsd.cz/2018/02/04/metodika-ukladaci-lhuty-pro-gdpr/

Вопрос коллеги: Проблема «брошенных архивов» и метод её законного решения


Вопрос: Если Вас не затруднит, не могли бы Вы поделиться информацией по проблеме «брошенных архивов» и методе её законного решения?

Суть вопроса проста до боли: кто может являться сдатчиком документов на хранение, и кто будет нести ответственность за их аутентичность (мы уже имели прецеденты, когда колхознику документально была начислена з/п в разы превышающая среднюю по региону в те годы; и бесконечные тяжбы по объяснению того, что архивы в справках не делают выводы, а лишь констатируют факты - следствием чего стало множество прокурорских проверок по данным фактам).

Документы хочет передать абсолютно сторонняя ООО, которая приобрела помещения и обнаружила там эти документы.

Вот и получается, что и договор заключить не с кем, и акт подписать со стороны сдатчика может только юридическое лицо, не являющееся собственником документов. Я пытался осуществить поиск ликвидаторов, но в основном тщетно. Чаще всего они назначались судом не из нашего региона и (или) давно прекратили свою деятельность или самоликвидировались. Вот и получается чаша весов - желание помочь людям и юридическая ответственность за осуществление этих мероприятий в разрез 125-ФЗ.


Ответ: Ситуация с документами ликвидированных организаций остается патовой, и, насколько я понимаю, такое положение дел характерно для всей страны. Ну а то, что орган государственной власти, который в силу возложенных на него функций как раз должен был решать такого рода вопросы, за двадцать лет ничего не сделал, чтобы «разрулить» ситуацию, вызывает у меня горькое чувство …

Проблема заключается в том, что в рамках существующей законодательно-нормативной базы руководители архивов, действующие в интересах страны и ее граждан и принимающие на хранение документы, являющиеся чужой собственностью, рискуют быть привлеченными к административной и даже уголовной ответственности за нецелевое использование средств регионального или муниципального бюджета. По моей информации, такие случаи уже имели место в ряде регионов.

Что, мне кажется, можно сделать: если руководство Вашего региона готово действовать решительно, можно на региональном уровне внести в законодательство нормы, позволяющие решать проблему на основании норм гражданского права.

Решение строится на том, что документы являются частью имущества организации, и они могут быть признаны решением суда безхозяйными, что дает возможность региональным органам государственной власти признать их своей собственностью и, таким образом, устранить правовую коллизию.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ

Статья 225. Бесхозяйные вещи

1. Бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался.

2. Если это не исключается правилами настоящего Кодекса о приобретении права собственности на вещи, от которых собственник отказался (статья 226), о находке (статьи 227 и 228), о безнадзорных животных (статьи 230 и 231) и кладе (статья 233), право собственности на бесхозяйные движимые вещи может быть приобретено в силу приобретательной давности.

3. Бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся.

По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь.

Бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим ее собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательной давности.

Статья 226. Движимые вещи, от которых собственник отказался

1. Движимые вещи, брошенные собственником или иным образом оставленные им с целью отказа от права собственности на них (брошенные вещи), могут быть обращены другими лицами в свою собственность в порядке, предусмотренном пунктом 2 настоящей статьи.

2. Лицо, в собственности, владении или пользовании которого находится земельный участок, водный объект или иной объект, где находится брошенная вещь, стоимость которой явно ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда, либо брошенные лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы, имеет право обратить эти вещи в свою собственность, приступив к их использованию или совершив иные действия, свидетельствующие об обращении вещи в собственность.

Другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными.
Этот подход использован в Омской и Рязанских областях. Коллеги добились включения соответствующих положений в свои региональные законы об архивном деле:
Закон Омской области от 12.09.2011 № 1385-ОЗ «Об архивном деле в Омской области» (принят Постановлением ЗС Омской области от 31.08.2011 N 227)

Статья 6. Бесхозяйные архивные документы

1. От имени Омской области в правоотношениях по принятию бесхозяйных архивных документов в государственные архивы Омской области выступают государственные архивы Омской области.

2. В случае обнаружения бесхозяйных архивных документов граждане, организации вправе сообщить об условиях и месте нахождения указанных документов в уполномоченный орган и содействовать их передаче в государственные архивы Омской области.

3. Бесхозяйные архивные документы до их принятия в государственные архивы Омской области хранятся в зданиях, помещениях, в которых они были обнаружены. При этом запрещается осуществлять действия, влекущие ухудшение физического состояния (гибель, утрату) бесхозяйных архивных документов и научно-справочного аппарата к ним, а также перемещение указанных документов за пределы зданий, в которых они обнаружены, за исключением случаев ликвидации организации, обнаружившей бесхозяйные архивные документы.

4. Организациям и индивидуальным предпринимателям, которые обеспечили за счет собственных средств отбор и упорядочение бесхозяйных архивных документов в целях передачи их в государственные архивы Омской области, гарантируется возмещение произведенных на эти цели расходов за счет средств областного бюджета в порядке, установленном Правительством Омской области.

Закон Рязанской области от 14.07.2015 N 44-ОЗ (ред. от 07.12.2016) «Об архивном деле в Рязанской области» (принят Постановлением Рязанской областной Думы от 24.06.2015 N 218-V РОД)

Статья 10. Принятие на учет архивных документов, не переданных в установленном порядке на хранение в архивы

1. В случае обнаружения документов, не переданных в установленном порядке на хранение в архивы (далее - бесхозяйные документы), уполномоченный орган исполнительной власти Рязанской области в сфере архивного дела осуществляет экспертизу ценности бесхозяйных документов на предмет установления их исторической ценности либо социальной значимости.

2. Бесхозяйные документы, признанные по результатам экспертизы ценности архивными, передаются в государственные или муниципальные архивы Рязанской области в соответствии с действующим законодательством.
Отмечу, что какой-либо информации о том, насколько эффективно эти нормы работают в данных регионах, в открытом доступе я не нашла. В любом случае они позволяют значительно снизить риски.

Также я нашла информацию о том, что Государственный архив документов по личному составу Свердловской области 3 апреля 2017 года сообщил о поступлении бесхозяйных документов в I квартале 2017 года:
Поступление бесхозяйных документов в I квартале 2017 года, 3 апреля 2017 года, http://гадлссо.рф/novosti/postuplenie_beshozyaynyh_dokumentov_v_i_kvartale_2017_goda/

В целях сохранности документов по личному составу, а также защиты социальных прав граждан в первом квартале 2017 года были приняты на хранение бесхозяйные документы по личному составу:
  • Государственное предприятие «Карпинский машиностроительный завод» за 1981 - 1993 годы в количестве 182 единицы хранения в филиал архива Северного управленческого округа (г. Карпинск);

  • Открытое акционерное общество «Уральский завод прецизионных сплавов» за 1976 – 2002 годы в количестве 2459 единиц хранения в филиал архива Восточного управленческого округа (г. Ирбит).
Ключевым моментом, с моей точки зрения, является готовность руководства Вашего региона взять на себя финансирование архивного хранения «не своих», но важных для региона и его жителей документов.

В любом случае архивистам нужно взять за правило в подобного рода «скользких» ситуация советоваться с юристами, в том числе получать от них официальное заключение, тем самым подстраховывая себя.

четверг, 22 февраля 2018 г.

«Компьютерный библиотечный онлайн-центр» OCLC Research опубликовал три новых отчета по описательным метаданным для веб-архивации


Заметка американского специалиста библиотечного дела и соредактора журнала Library Journal / Infodocket Гэри Прайса (Gary Price – на фото) была опубликован 8 февраля 2018 года на сайте журнала.

Для справки: OCLC Research (Аббревиатура OCLC расшифровывается сейчас как Online Computer Library Center - Компьютерный библиотечный онлайн-центр) – это один из ведущих в мире центров, изучающих проблемы, с которыми библиотеки и архивы сталкиваются в условиях новой среды информационных технологий.


Описанные ниже три отчета только что были только опубликованы рабочей группой по метаданным для веб-архивации (Web Archiving Metadata Working Group, WAM) «Партнерства научно-исследовательских библиотек OCLC» (OCLC Research Library Partnership, RLP).

Предыстория

Рабочая группа RLP по метаданным для веб-архивации, деятельность которой координирует менеджер по программам RLP Джеки Дули (Jackie Dooley), подготовила три публикации, посвященные описательным метаданным для веб-архивации.

Эта работа отчасти стала следствием двух недавних опросов – в одном опрашивались конечные пользователи заархивированного веб-контента, а в другом - специалисты в области веб-архивации. Оба опроса показали, что отсутствие общего подхода к созданию метаданных является наиболее широко распространенной проблемой для всего сообщества специалистов по веб-архивации.

В качестве реакции центр OCLC Research сформировал рабочую группу по метаданным для веб-архивации с целью разработать соответствующие рекомендации. Используемый группой подход учитывает уникальные особенности заархивированных веб-сайтов и стремится помочь учреждениям повысить согласованность и эффективность своих практик создания и использования метаданных в этой развивающейся области деятельности.

Рабочая группа признала важность четкого понимания потребностей пользователей заархивированного веб-контента, и эти потребности учитывались по ходу всего проекта. По ходу работы проводились консультации с Международным консорциумом по сохранению Интернета (International Internet Preservation Consortium), секцией веб-архивации Общества американских архивистов (Society of American Archivist, SAA), а также с программой Archive-It («Заархивируй это») «Интернет-архива» (Internet Archive). В работе использовались многочисленные замечания и предложения, полученные в рамках «обратной связи» от профессионального сообщества.

Первый отчет: «Описательные метаданные для веб-архивации: Рекомендации рабочей группы по метаданным для веб-архивации партнерства OCLC Research Library Partnership» (Descriptive Metadata for Web Archiving: Recommendations of the OCLC Research Library Partnership Web Archiving Metadata Working Group), авторы Джеки Дули (Jackie Dooley) и Кейт Боуэрс (Kate Bowers), объёмом 58 страниц, см. https://www.oclc.org/content/dam/research/publications/2018/oclcresearch-wam-recommendations.pdf

Общая цель рабочей группы WAM заключалась в разработке практик создания согласованных метаданных, учитывающих уникальные особенности веб-сайтов и их коллекций. Более конкретно, ставилась задача:
  • Разработать нейтральные по отношению к заинтересованным сообществам и существующим стандартам практики для описательных метаданных для заархивированного веб-контента, с учетом потребностей конечных пользователей и работающих с метаданными практиков;

  • Определить компактный набор элементов данных с примечаниями об их использовании, направляющими подготовку этих данных;

  • Обеспечить возможность использования элементов данных совместно с другими стандартами, которые намного более детально описывают наборы элементов данных;

  • Обеспечить «мост» между библиографическим и архивным подходами к описанию;

  • Использовать масштабируемый подход, не требующего ни очень детального описания, ни внесения обширных изменений в научно-справочный аппарат с течением времени;

  • Обеспечить специалистам-практикам уверенность в том, что они способствуют применению последовательной практики в этой новой области.
Рекомендуемая практика группы WAM может использоваться любым учреждением или лицом, которым необходимо описать веб-контент. Некоторые потенциальные варианты использования следующие:
  • Создание учёными личных архивов веб-сайтов для исследовательских целей;

  • Помощь библиотекам и архивам, использующим стандарты RDA / MARC, которые нуждаются в конкретных рекомендациях по элементам и их содержанию, которые наиболее уместны для описания веб-контента;

  • Помощь архивам и библиотекам, которым требуется увязать свой научно-справочный аппарат в формате MARC на основе DACS и/или EAD с более упрощенной структурой электронного хранилища или веб-инструментария, такого, как решение Archive-It;

  • Помощь электронным хранилищам, кодирующим метаданные для веб-контента в MODS, не опираясь на какой-либо стандарт;

  • Помощь пользователям решения Archive-It, нуждающимся в рекомендациях по созданию контента для элементов «дублинского ядра» (Dublin Core).
Второй отчёт: «Описательные метаданные для веб-архивации: Обзор литературы по потребностям пользователей» (Descriptive Metadata for Web Archiving - Literature Review of User Needs), авторы Джессика Венлет (Jessica Venlet), Карен Столл Фаррел (Karen Stoll Farrell), Тамми Ким (Tammi Kim), Элисон Джей О’Делл (Allison Jai O’Dell) и Джеки Дули (Jackie Dooley), объёмом 50 страниц, см. https://www.oclc.org/content/dam/research/publications/2018/oclcresearch-wam-literature-review-user-needs.pdf

Рабочая группа по метаданным была создана для того, чтобы рекомендовать наилучшие практики для описательных метаданных для заархивированного веб-контента, которые отвечали бы потребностям конечных пользователей, способствовали бы поиску интересующих материалов и согласованности метаданных. С этой целью группа подготовила обзор литературы, итоги которого были учтены при разработке наилучших практик.

Группа отобрала публикации, включавшие, как минимум, существенный раздел, по метаданным, при этом большинство из них охватывало более широкий круг вопросов. Это помогло группе узнать больше о том, кто является пользователями веб-архивов, о стратегиях, которые они используют и о проблемах, с которыми они сталкиваются.

Литература четко подразделяется на две категории: потребности конечных пользователей и потребности работающих с метаданными специалистов-практиков. В обзоре дана характеристика типам конечных пользователей, используемым ими методологиям исследования, существующим препятствиям, интерфейсам поиска и потребности в услугах по поддержке и в информационно-пропагандистской работе. В обзоре литературы для практиков рассматриваются потребность в масштабируемой практике, существующие стандарты и совместно применяемые практики, результаты различных тематических исследований и иные подходы к метаданным.

Третий отчёт: «Описательные метаданные для веб-архивации: Обзор инструментов сбора и захвата веб-контента» (Descriptive Metadata for Web Archiving  - Review of Harvesting Tools), авторы Мэри Самуэлян (Mary Samouelian) и Джеки Дули (Jackie Dooley), объёмом 26 страниц, см.  https://www.oclc.org/content/dam/research/publications/2018/oclcresearch-wam-harvesting-tools.pdf

Одной из основных задач, поставленных перед рабочей группой WAM по метаданным, была подготовка рекомендаций в отношении наилучшей практики для описательных метаданных для заархивированного веб-контента. Когда группа начала свою работу в начале 2016 года, выяснилось, что у практиков есть большие надежды на то, что можно будет извлечь описательные метаданные из захваченного контента.

В данном отчете предлагается подготовленный рабочей группой с целью ответа на этот вопрос объективный анализ 11 инструментов. Был проведен анализ ряда инструментов сбора/захвата веб-контента с тем, чтобы определить их функциональные возможности в части создания описательных метаданных. Группа стремилась получить ответ на следующий вопрос: способны ли инструменты сбора сетевого контента автоматически генерировать описательные метаданные, эффективно поддерживающие поиск по заархивированным веб-ресурсам? Автоматическая генерация описательных метаданных для заархивированных веб-ресурсов может существенно повысить эффективность работы по вводу данных и, таким образом, способствовать массовому производству метаданных.

Мой комментарий: Хочу отметить, что описательные метаданные служат не только для целей поиска (это естественная для библиотекарей точка зрения), но и для подтверждения целостности и аутентичности контента, подтверждая его документный статус.

Намерения группы были двоякими: 1) предоставить сообществу специалистов в области веб-архивации по каждому рассмотренному инструменту описание его общего назначения и функциональных возможностей, связанных с метаданными, и 2) способствовать достижению главной цели рабочей группы WAM по подготовке рекомендаций по наилучшей практике для описательных метаданных для веб-архивации на основе понимания потребностей пользователей.

Гэри Прайс (Gary Price)

Источник: Library Journal / Infodocket
http://www.infodocket.com/2018/02/08/three-new-reports-from-oclc-research-on-descriptive-metadata-for-web-archiving/

Срок хранения первичных документов по учету основных средств


Министерство финансов РФ своим письмом от 19 января 2018 г. № 03-03-06/1/2598 дало ответ на следующий вопрос: «На балансе организации числится большое количество ОС, используемых в производственной деятельности. В течение какого срока подлежат хранению первичные документы по учету ОС, в том числе для целей налога на прибыль?».

Речь идет о хранении первичных документов, на основании которых определяется первоначальная стоимость амортизируемого имущества в целях налогообложения прибыли организаций.

Ведомство, не мудрствуя лукаво, просто перечислило в письме нормативно-правовые акты, в которых установлены сроки хранения документов:
  • Согласно подпункту 8 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов;

  • Специальный срок хранения документов, подтверждающих расходы для целей налогообложения, установлен главой 25 «Налог на прибыль организации» Налогового кодекса РФ;

  • В соответствии с пунктом 4 статьи 283 Налогового кодекса РФ, при переносе убытков на будущее налогоплательщик обязан хранить документы, подтверждающие объем понесенного убытка, в течение всего срока, когда он уменьшает налоговую базу текущего налогового периода;

  • Для хранения первичных документов, подтверждающих осуществление расходов в виде амортизационных начислений, установлен общий срок (4 года), исчисление которого осуществляется в специальном порядке;

  • С учетом требований статьи 252 Налогового кодекса РФ, срок хранения первичных документов, отражающих формирование первоначальной стоимости амортизируемого имущества, должен исчисляться с момента завершения начисления амортизации в налоговом учете (учет расходов на приобретение такого имущества);

  • В соответствии со статьей 29 федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» документы учетной политики, стандарты экономического субъекта, другие документы, связанные с организацией и ведением бухгалтерского учета, в том числе средства, обеспечивающие воспроизведение электронных документов, а также проверку подлинности электронной подписи, подлежат хранению экономическим субъектом не менее пяти лет после года, в котором они использовались для составления бухгалтерской (финансовой) отчетности в последний раз;

  • Приказом Министерства культуры Российской Федерации от 25 августа 2010 года № 558 «Об утверждении «Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием срока хранения» установлено, что документы об определении амортизации основных средств хранятся постоянно.
Мой комментарий: Отмечу, что этот вопрос регулярно задается, и министерство на него отвечает - см., например, письмо Минфина РФ от 26.04.2011 № 03-03-06/1/270 «Вопрос: ...О сроке хранения первичных учетных документов, на основании которых определяется первоначальная стоимость ОС, в целях налога на прибыль». Письмо 2018 года практически скопировано с этого документа.

На самом деле вопрос о сроках хранения первичных документов по учету основных средств не так уж прост. Главное - правильно определить, с какого момента отсчитываются эти небольшие сроки хранения.

Кроме того, основные средства бывают разные. Постановлением Правительства РФ от 01января 2002 года № 1 была утверждена «Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы». Постановлением Правительства РФ от 07 июля 2016 № 640 с 1 января 2017 года была утверждена новая редакция. Основные средства разделены на десять групп:
  • Первая группа - все недолговечное имущество со сроком полезного использования от 1 года до 2 лет включительно;

  • Вторая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 2 лет до 3 лет включительно;

  • Третья группа - имущество со сроком полезного использования свыше 3 лет до 5 лет включительно;

  • Четвертая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 5 лет до 7 лет включительно;

  • Пятая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 7 лет до 10 лет включительно;

  • Шестая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 10 лет до 15 лет включительно;

  • Седьмая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно;

  • Восьмая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 20 лет до 25 лет включительно;

  • Девятая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 25 лет до 30 лет включительно;

  • Десятая группа - имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет включительно.
Понятно, что весь срок использования имущества уничтожать документы нельзя, т.е. срок хранения документов начинает исчисляться с момента списания основного средства.

Отмечу, что в Перечне типовых управленческих архивных документов 2010 года уроки хранения документации по основным средствам установлены в двух статьях. Скажу честно, мне не совсем понятно, почему для ряда документов в ст.429 установлен постоянный срок хранения. С моей точки зрения, это все документы бухгалтерского учета, и после списания основного средства они никакой практической ценности не представляют.
Перечень типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием срока хранения (утв. Приказом Министерства культуры РФ от 25 августа 2010 года № 558)

429. Документы (протоколы, акты, расчеты, ведомости, заключения) о переоценке основных фондов, определении амортизации основных средств, оценке стоимости имущества организации – Постоянно

459. Книги, журналы, карточки учета:

д) основных средств (зданий, сооружений), иного имущества, обязательств - 5 лет после ликвидации основных средств.
Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;cacheid=AD3D78B28D1810092FE91B5267D1B6DB&BASENODE=17;base=QUEST;n=173664
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=111055

среда, 21 февраля 2018 г.

Европейский закон eIDAS: Усиленные электронные подписи на основе квалифицированного сертификата – какой стандарт ETSI применим?


В Евросоюзе тоже не всё ясно в отношении усиленных электронных подписей, и новый европейский закон eIDAS (это закон «Об электронной идентификации и услугах доверия для электронных транзакций на внутреннем рынке», см. http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014R0910&from=EN , который, помимо прочего, в части регулирования электронных подписей, электронных сертификатов и деятельности удостоверяющих центров заменил европейскую Директиву 1999/93/EC от 13 декабря 1999 года об электронных подписях) ставит новые вопросы.

Ниже приведен вопрос руководителя юридической группы французского банка BNP Paribas Стефана Муи (Stéphane Mouy – на фото), который он в начале февраля задал в группе «Электронные / цифровые подписи в Евросоюзе» (Electronic / Digital Signature in the EU, https://www.linkedin.com/groups/3757006 ) в социальной сети LinkedIn. К тому же в этом посте приведена свежая информация о соответствующих стандартах Европейского института телекоммуникационных стандартов (European Telecommunications Standards Institute, ETSI).

Прошу прощения, если эта тема уже обсуждалась, я в этой группе новичок. Я хотел бы узнать мнения членов группы относительно довольно туманного, но, на мой взгляд, важного аспекта, касающегося электронных подписей согласно закону eIDAS, которым являются требования к идентификации и аутентификации для усиленных электронных подписей на основе квалифицированных сертификатов – в отличие от квалифицированных электронных подписей.

Мой комментарий: Закон eIDAS, продолжая линию, намеченную ещё Евродирективой, содержит ряд дополнительных требований, соответствие которым позволяет признать электронную подпись квалифицированной (и которые не предусмотрены российским законодательством, написанным на основе ранней версии Евродирективы). Так, например, обязательно использование высокозащищённого устройства для создания подписи. С очки зрения европейского права, российские квалифицированные подписи расцениваются именно как усиленные электронные подписи на основе квалифицированного сертификата.

Я вижу, что усиленные электронные подписи на основе квалифицированных сертификатов (в соответствии с eIDAS), будут всё больше востребованы в ряде ситуаций, в том числе при электронном включении новых лиц в банковские и финансовые транзакции, но мне не совсем ясно, какой стандарт ETSI должен применяться в этой ситуации.

Можно было бы предположить, что таковыми являются стандарт ETSI 319 411-1 (Требования политики и требования по безопасности к выпускающим сертификаты поставщикам услуг доверия) и, что более важно, стандарт ETSI 319 411-2 (Требования к поставщикам услуг доверия, выпускающим квалифицированные сертификаты в Евросоюзе) – оба они недавно были обновлены, см. http://www.etsi.org/standards-search#page=1&search=319%20411-2


Мой комментарий: Автор дал ссылку на поиск стандартов на сайте ETSI, который выводит на следующие новые версии вышеупомянутых стандартов:
  • Проект стандарта ETSI EN 319 411-1 версии 1.2.0 (август 2017 года) «Электронные подписи и инфраструктуры. Требования политики и требования по безопасности к выпускающим сертификаты поставщикам услуг доверия. Часть 1: Общие требования» (Electronic Signatures and Infrastructures (ESI); Policy and security requirements for Trust Service Providers issuing certificates; Part 1: General requirements), http://www.etsi.org/deliver/etsi_en/319400_319499/31941101/01.02.00_20/en_31941101v010200a.pdf

  • Проект стандарта ETSI EN 319 411-2 версии 2.2.0 (август 2017 года) «Электронные подписи и инфраструктуры. Требования политики и требования по безопасности к выпускающим сертификаты поставщикам услуг доверия. Часть 2: «Требования к поставщикам услуг доверия, выпускающим квалифицированные сертификаты в Евросоюзе» (Electronic Signatures and Infrastructures (ESI); Policy and security requirements for Trust Service Providers issuing certificates; Part 2: Requirements for trust service providers issuing EU qualified certificates), http://www.etsi.org/deliver/etsi_en/319400_319499/31941102/02.02.00_20/en_31941102v020200a.pdf
Я пытаюсь разобраться, как эти стандарты применяются на практике - похоже, на практике нет ни проверки «физического присутствия» подписанта, ни «официально эквивалентного метода», как это определено в статье 6.2 стандарта ETSI 319 411-2; и я слышу мнения о том, что стандарт фактически не применяется в отношении «усиленных электронных подписей на основе квалифицированных сертификатов» (опять же - это не квалифицированные подписи!).

Мой комментарий: Автор ссылается здесь на одно из требований в подразделе 6.2.2 «Первичная проверка личности», которое сформулировано следующим образом:
REG-6.2.2-02 [QCP-n] и [QCP-n-qscd]: Личность физического лица и, если применимо, его специфические атрибуты должны проверяться:

а) физическим присутствием физического лица; или

б) с использованием методов, которые обеспечивают равноценную уверенность с точки зрения надежности по сравнению с физическим присутствием и для которых поставщик услуг доверия может доказать такую эквивалентностьь.

Примечание 1. Эквивалентность может быть доказана в соответствии с Регламентом Евросоюза № 910/2014 [i.1] (т.е. в соответствии с законом eIDAS – Н.Х.).

Примечание 2. При доказывании эквивалентности следует принять во внимание риски имперсонации (выдачи себя за другое лицо), присущие удаленным приложениям. В частности, непрерывная цепочка последующих удаленных регистраций может увеличить такие риски, поскольку фактически человека никто может не видеть годами и/или потому, что отслеживаемость первоначального контакта лицом к лицу ослаблена.
Данный вопрос может показаться тривиальным вопросом, однако, учитывая важность требований программ «знай своего клиента» (KYC) в финансовой отрасли, он потенциально может иметь далеко идущие последствия.

Кто-нибудь имеет мнение по этому поводу? С нетерпением жду Вашего ответа.

Стефан Муи (Stéphane Mouy)

Источник: LinkedIn
https://www.linkedin.com/groups/3757006/3757006-6364532801420689408

Документы об операциях клиентов, которые кредитные организации должны представлять по запросам Росфинмониторинга


Приложение к Положению Банка России от 20 сентября 2017 года № 600-П «О представлении кредитными организациями по запросам Федеральной службы по финансовому мониторингу информации об операциях клиентов, о бенефициарных владельцах клиентов и информации о движении средств по счетам (вкладам) клиентов» содержит перечень информации, которую Росфинмониториг может запросить, и указания о том, в каком виде её нужно представлять.

Так что же имеет право запросить Росфинмониторинг? Это:
  • Заверенные копии гражданско-правовых договоров, сведения о гражданско-правовых договорах клиентов, копии заявлений на открытие (закрытие) счетов, копии паспортов лиц, имеющих право на проведение финансовых операций по счетам (в случае управления счетом на основании доверенности - копии такой доверенности), сведения об операциях клиента с векселями - направляется электронная копия запрашиваемого документа;

  • Заверенные копии паспортов сделок, ведомости банковского контроля, справки о подтверждающих документах -  направляется электронный документ, содержащий ведомость банковского контроля;

  • Заверенные копии карточек с образцами подписей и оттиска печати - направляется электронная копия карточки с образцами подписей и оттиска печати;

  • Выписка за определенный период времени по операциям на счетах клиента - направляется электронный документ, содержащий выписку по операциям на счетах клиента;

  • Сведения за определенный период времени о движении денежных средств по счетам физического лица, к которым эмитированы банковские карты, с использованием которой совершалась операция – направляется электронный документ, содержащий сведения об операциях, совершенных с использованием банковской карты;

  • Информация об операциях по переводу денежных средств, совершенных физическим лицом без открытия счета - направляется либо электронная копия исполненного распоряжения плательщика - физического лица об осуществлении перевода денежных средств без открытия банковского счета на бумажном носителе, либо электронный документ, содержащий выписку об исполненных распоряжениях плательщика - физического лица об осуществлении перевода денежных средств без открытия банковского счета;

  • Информация об операциях по переводу электронных денежных средств -направляется электронный документ, содержащий выписку об операциях по переводу электронных денежных средств с участием физического лица;

  • Информация о валютно-обменных операциях, совершенных физическим лицом без открытия счета - направляется электронный документ, содержащий выписку из электронного реестра операций с наличной валютой и чеками при условии, что при ведении электронного реестра кредитной организацией в него включаются сведения о физических лицах, получаемые при проведении их идентификации;

  • Копии анкет (досье) клиентов кредитной организации, включая сведения о бенефициарных владельцах клиентов кредитной организации, то в качестве вложения кредитной организацией - направляется либо электронная копия имеющегося у нее единого формализованного документа, содержащего идентификационные сведения о клиенте, либо электронный документ, содержащий выписку из анкеты (досье) клиента.
Мой комментарий: С моей точки зрения, для того, чтобы оперативно предоставить всю эту информацию, особенно копии документов, фактически кредитные организации изначально должны будут создавать электронное досье клиента и размещать в нем электронные копии документов на бумажных носителях. В противном случае, работа над запросами Росфинмониторинга может превратиться в кошмар для служб делопроизводства и архива, поскольку эти документы придется разыскивать в архивах и в авральном режиме сканировать.

Источник; Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=284514

вторник, 20 февраля 2018 г.

Документирование реальности


Данная заметка Эда Саммерса (Ed Summers – на фото) была опубликована 3 февраля 2018 года на сайте Inkdroid. О себе Эд говорит так: «Я - разработчик программного обеспечения с двадцатилетним опытом работы на стыке библиотек, архивов и Всемирной паутины».

Кое-что обеспокоило меня в недавней статье Клиффа Линча (Cliff Lynch) «Курирование в эпоху алгоритмов» (Stewardship in the Age of Algorithms, http://journals.uic.edu/ojs/index.php/fm/article/view/8097/6583 ), и я думаю, что источник этого беспокойства может быть найден в самом её начале (а именно, в конце первого абзаца Введения – Н.Х.):
«Здесь под «документированием» я понимаю захват всесторонней документированной информации (или, по крайней мере, хорошее приближение к этому) о текущей реальности, с которой можно работать сегодня и сохранить для будущего» (Lynch, 2017).
Даже с учетом туманности слов о некоем «приближении», я полагаю, что эта идея о том, чтобы архив занимался документированием реальности, вызывает беспокойство. Архивы служат определённым целям. Если мы не будем четко формулировать эти цели, а вместо этого просто начнём говорить о том, насколько эффективно они документируют реальность, то мы не выполним свою работу. Порой цели, в которых создаётся документация, изменяются с течением времени (Ketelaar, 2005), но даже тогда важно знать первоначальный контекст с тем, чтобы использовать эти документы по новому назначению. В данной статье Линч стремится найти область, отличную от интересов подотчетности и прозрачности, но на деле не описывает, что это за область.

Линч также, по его словам, предлагает в своей статье прагматичные подходы, используя это слово, по моим подсчетам, 11 раз. Однако ключевой мерой прагматичности (по крайней мере, в философском смысле, см. https://en.wikipedia.org/wiki/Pragmatism ) является степень полезности чего-либо:
«Подумайте о том, какие потенциально имеющие практическое значение особенности должен будет иметь задумываемый нами объект. Наше представление об этих особенностях и есть наша концепция объекта.» (Peirce, 1878)
Документирование действительности не является прагматичным делом. Если Вы действительно хотите привнести прагматизм в архивную работу, важно спросить себя:
  • Какие задачи документация решает прямо сейчас?

  • Какие последствия будет иметь документация прямо сейчас?
Вот когда мы дадим четкие ответы на эти вопросы, тогда мы уже можем поговорить о том, каким целям документация может послужить в будущем. Если мы будем стремиться создать архив, который пытается документировать реальность, то нас будут ждать постоянные разочарования, и, что еще хуже, мы не будем знать, что мы делаем, и для кого мы это делаем.

Справедливости ради следует отметить, что Линч в дальнейшем действительно предлагает некоторые прагматические решения, которые в основном взяты из работ Сэндвига (Sandvig), Гамильтона (Hamilton), Карагалиоса (Karahalios) и Лангборта (Langbort, 2014). Но Сэндвига и других авторов особенно интересовали вопросы подотчетности и прозрачности. Линч использует эти методы как отправную точку, но мы не совсем уверены, куда именно мы отправляемся.

Я, как и все остальные, тоже виновен в том, что указывал (см. http://mith.umd.edu/introducing-documenting-the-now/ ) на воображаемых будущих пользователей, которым захочется узнать, что нечто произошло. Но давайте посмотрим правде в глаза - это ведь не самый удовлетворительный ответ на вопрос о том, зачем мы создаем архивы, нее так ли? Для кого собирается документация? Как документация отбирается на хранение и почему? Складывается ощущение, что в подходе Линча к проблеме архивации в век алгоритмов проскальзывает «подводное течение» позитивизма, что противоречит последним 30 или более годам развития архивной мысли (Briet, 2006), по вопросам документации и экспертизы ценности.

Я взялся писать этот пост, когда наткнулся на публикации Юргенса (Jeurgens, 2017), который выделил статью Линча. Юргенс подчеркивает необходимость документировать алгоритмы, однако с более теоретической точки зрения. Я нахожу, что связи, которые Юргенс устанавливает с государственным управлением, социальностью и с архивной концепцией экспертизы ценности способствуют творческому осмыслению возможных подходов к проблеме архивов в наши алгоритмические времена. Он справедливо отмечает, что изменяются сами архивные концепции, как это всегда происходит в качестве реакции на используемые нами информационные технологии.

Размышляя о нашем понимании постоянной сохранности и утраты информации в компьютерных системах ( https://inkdroid.org/2018/01/15/delete/ ), Майер-Шёнбергер (Mayer-Schönberger, 2011) называет такой процесс когнитивной корректировкой (cognitive adjustment). Что следовало бы сделать, так это отследить эти когнитивные сдвиги и то, как они одновременно производят и являются продуктом архивных технологий. Возможно, именно здесь и заключается главный вклад Линча, поскольку он говорит о том, как природа вычислений и существование всемирных сетей информационных потоков ставят под вопрос архивную работу. Давайте не будем исходить из того, что эти архивные идеи в будущем останутся без изменений. Тщательное изучение и документирование целей, ради которых применяются информационные технологии, могут помочь нам понять, что они означают и как они меняются.

Эд Саммерс (Ed Summers)

Мой комментарий: Статья написана довольно-таки «учёным» языком, при этом речь в ней идёт о любопытном, с моей точки зрения, вопросе, от решения которого может существенно зависеть будущее отрасли. Архивы всегда создавались «при хозяине», будь то государство или частная организация, и обслуживали его нужды, за что, собственно, и получали деньги и иные ресурсы. Государственные архивы традиционно получали и хранили наиболее важную (с точки зрения «хозяина») часть производимой государственными органами документации, выполняя пассивную роль хранителей. Инициативное документирование хотя и существовало, но было скорее исключением.

В настоящее время государство пытается в большей степени учитывать интересы общества в целом и его отдельных слоёв, которые заинтересованы в гораздо более обширном документировании всего, что происходит вокруг. В мировой архивной среде много говорится о необходимости взять на себя более активную роль. В таком подходе есть рациональное зерно – кто-то должен взять на себя формирование полноценной памяти о текущих событиях, охватывающей электронные материалы, в том числе размещённые в Интернете; но есть и проблема конфликта интересов, поскольку владелец архивов далеко не всегда готов платить за сохранение не дающих деловую отдачу сведений, и уж особенно в случае, если эти сведения потенциально могут в будущем ему повредить. При инициативном документировании также сложно говорить об объективности и независимости архивистов. В итоге это вопрос о поисках «золотой середины» и о роли архивиста в современном обществе, вопрос разумного сочетания интересов владельца архивов и широкой общественности.

Ссылки
Источник: сайт Inkdroid
https://inkdroid.org/2018/02/03/reality/