пятница, 31 августа 2018 г.

Семь принципов этической разработки систем на основе искусственного интеллекта


Данная заметка Дика Вейсингера (Dick Weisinger – на фото) была опубликована 16 августа 2018 года на блоге компании Formtek.

Недавно компания Google объявила о семи принципах, которые она обязуется соблюдать во всех своих проектах, связанных с искусственным интеллектом (ИИ).
  • ИИ следует использовать только тогда, когда выгоды перевешивают предсказуемые риски;

  • ИИ должен быть спроектирован таким образом, чтобы он не создавал или не усиливал несправедливое неравенство;

  • ИИ необходимо создавать с учетом вопросов безопасности, и соответствующим образом тестировать;

  • ИИ должен быть подотчетным, позволяя людям высказывать претензии и подавать апелляции;

  • ИИ должен быть прозрачным и предусматривать встроенные меры защиты неприкосновенности частной жизни;

  • ИИ должен поддерживать высокие стандарты научного совершенства. Google пообещал делиться своими знаниями об ИИ;

  • Все созданные ИИ-системы должен следовать этим принципам.
Генеральный директор Google Сундар Пичаи (Sundar Pichai) написал в своем блоге, что «мы признаем, что в связи с появление столь мощной технологии встают в равной степени серьёзные вопросы об ее использовании. То, как ИИ разрабатывается и используется, будет оказывать значительное влияние на общество в течение многих ближайших лет. Являясь лидером в области ИИ, мы чувствуем огромную ответственность за то, что всё сделать правильно».

Google обязуется избегать участия в разработке «оружия или других технологий, основная цель или область применения которых заключается в том, чтобы причинить или прямо способствовать причинению вреда людям; и систем, собирающих или использующих информацию для слежки в нарушение общепринятых международных норм».

Google объявил об этих принципах после жалоб сотрудников на то, что компания работает на Пентагон в рамках проекта Мейвен (Maven). Впоследствии компания Google отказалась от этого контракта.

Дик Вейсингер (Dick Weisinger)

Мой комментарий: Как оценить это заявление Google? На мой взгляд, это полумера, которая - хотя слова звучат красиво - принципиально позволяет разрабатывать опасные системы. Упор сильно сделан на выгоду, не говоря уже о том, что непонятно, кто будет, например, оценивать справедливость или несправедливость неодинакового отношения к различным лицам и организациям (дифференцированное отношение на самом деле является одной из ключевых задач ИИ!).

Для сравнения хочу привести добрые старые три закона роботехники Айзека Азимова, которые, на мой взгляд, сейчас ещё более актуальны, чем в 1942 году, когда они были впервые сформулированы:
  • Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

  • Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

  • Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.
Принципы Google не соответствуют ни одному из этих законов, да и в целом не поднимаются на столь же высокий идейный уровень.

Источник: блог компании Formtek
https://formtek.com/blog/artificial-intelligence-seven-rules-for-ethical-development-of-ai/

четверг, 30 августа 2018 г.

США: Счётная палата вспомнила о делопроизводстве


Счётная палата США (Government Accountability Office, GAO) рассматривает многие аспекты деятельности федерального правительства США и выпускает достаточно интересные аналитические отчеты – правда, только тогда, когда на эти цели выделяются бюджетные средства. В своё время, когда выполнялась дорогостоящая программа создания государственного электронного архива ERA, именно из отчетов GAO можно было получить наиболее интересную информацию о проблемах проекта и о том, как они решались. Затем ручеек финансирования пересох, и тема управления документами и их архивного хранения перестала упоминаться в отчетах GAO.

Но вот 10 августа 2018 года Счётная палата на своём сайте выложила 62-страничный отчёт GAO-18-381 «Закон о сокращении документооборота: Федеральные органы исполнительной власти могли бы лучше использовать процесс анализа соответствия требованиям закона и связи с общественностью для более точной оценки бремени, ложащегося на граждан и организации» (Paperwork Reduction Act: Agencies Could Better Leverage Review Processes and Public Outreach to Improve Burden Estimates), который доступен по адресу https://www.gao.gov/assets/700/693057.pdf

Иными словами, Счетную палату США беспокоит то, что ведомства могут возлагать на граждан и организации – т.е. на экономику страны – неоправданно большое бремя, подрывая тем самым её конкурентоспособность. Жаль, что данный вопрос пока что не волнует Счетную палату России!

В кратком резюме документа сказано следующее:
Каждый год почти каждый взрослый гражданин и каждая коммерческая организация представляют в федеральные органы исполнительной власти определенные сведения, например, в виде налоговых форм или заявлений на предоставление льгот. Государственные органы оценивают время и ресурсы, необходимые для представления этой информации, с тем, чтобы способствовать управлению ложащимся на общественность соответствующим бременем. Как они обеспечивают точность своих оценок?

Закон требует от государственных органов позаботиться о получении обратной связи от общественности по вопросам представления информации в эти органы, с тем, чтобы убедиться в точности сделанных оценок. Хотя государственные органы часто консультировались с общественностью посредством встреч с заинтересованными сторонами и советами директоров, они часто явным образом не запрашивали мнение о сделанных ими оценках. Счетная палата рекомендует, чтобы федеральные органы исполнительной власти использовали вовлечение общественности для улучшения своих оценок.

Вопросы, на которые следует обратить внимание Конгрессу США

Конгресс, возможно, пожелает рассмотреть вопрос о внесении поправок в Закон о сокращении документооборота (Paperwork Reduction Act), чтобы более явно потребовать от федеральных органов исполнительной власти консультироваться с потенциальными респондентами по каждому случаю сбора информации, не ограничиваясь публикацией уведомлений в «Федеральном реестре» (Federal Register) и используя с этой целью эффективные и продуктивные методы консультирования.

Рекомендации для органов исполнительной власти

Директор Административно-бюджетного управления президентской администрации (OMB) должен обеспечить последовательное применение требований в отношении оценок затрат времени и ресурсов респондентов, включая разъяснение инструкций о том, когда и как давать дополнительные льготы.

Директору Административно-бюджетного управления президентской администрации (OMB) следует проанализировать политики, процедуры и соответствующие контрольные мероприятия с тем, чтобы обеспечить эффективность процесса оценки соответствия государственных органов требованиям Закона о сокращении документооборота.

Министрам сельского хозяйства (Secretary of Agriculture), здравоохранения и социальных служб (Secretary of Health and Human Services), транспорта (Secretary of Transportation), руководитель налоговой службы (Commissioner of Internal Revenue) следует проанализировать политику, процедуры и соответствующие контрольные мероприятия, с тем, чтобы обеспечить эффективность процесса оценки соответствия ведомства требованиям Закона о сокращении документооборота. Он должен использовать существующий механизм консультаций с заинтересованными сторонами и общественностью и явно запрашивать их мнение о бремени, которое возлагается на них в процессе сбора информации ведомством.

Министр транспорта и руководитель налоговой службы должны включать достаточную информацию в публикуемые в «Федеральном реестре», позволяющую общественности разумно рассчитать или оценить количество респондентов, частоту представления информации и средние трудозатраты на каждый ответ для каждого случая сбора информации.»
Источник: сайт GAO
https://www.gao.gov/products/GAO-18-381

Расширяется сфера использования электронных документов нотариусами


Федеральный закон от 3 августа 2018 года № 338-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» утонил нормы «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» от 11 февраля 1993 года № 4462-1, в том числе в плане использования электронных документов. Отмечу, что это только начало, поскольку, насколько известно, сейчас идет работа над еще более радикальными изменениями.

Теперь в обязанности нотариуса (ст.16) входит информировать граждан и юридических лиц о своем месте нахождения и режиме работы также посредством (при наличии) сайта нотариуса в сети «Интернет». Стандарты оформления сайта и требования к его содержанию утверждаются Федеральной нотариальной палатой.

Изменены требования к подписанию документов при совершении нотариальных действий в электронной форме (части 2 и 3 ст. 44.2).
Статья 44.2. Совершение нотариальных действий в электронной форме

Было: В случае, если нотариальный документ должен быть подписан лицом, обратившимся за совершением нотариального действия, лицо обязано подписать документ в присутствии нотариуса усиленной квалифицированной электронной подписью. Усиленная квалифицированная электронная подпись и ее принадлежность лицу, от имени которого совершается нотариальное действие, должны быть проверены нотариусом в соответствии с Федеральным законом от 6 апреля 2011 года № 63-ФЗ «Об электронной подписи».

Удостоверительная надпись на нотариальном документе, изготовленном в электронной форме, или свидетельство, выданное нотариусом в электронной форме, должны быть подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса.

Редакция, действующая с 1 февраля 2019 года: В случае, если нотариальный документ должен быть подписан лицом, обратившимся за совершением нотариального действия, это лицо обязано подписать документ в присутствии нотариуса простой электронной подписью, требования к которой устанавливаются законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения в области использования электронных подписей. Порядок формирования простой электронной подписи устанавливается Федеральной нотариальной палатой.

Нотариально удостоверенный документ в электронной форме или свидетельство, выданное нотариусом в электронной форме, подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса.
Мой комментарий: Изменения, на мой взгляд, радикальные. Одно дело - подписать документ усиленной электронной подписью, и другое - использовать для этого же простую электронную подпись. Понятно, почему это сделано – усиленную электронную подпись у нас большинство граждан не имеет и в результате совершать нотариальные действия в электронном виде нотариусы не могут.

Также с 1 февраля 2019 года изменятся обязанности нотариусов при удостоверении ряда документов.

Так, при удостоверении договоров в отношении имущества, права на которое подлежат государственной регистрации (ст. 55) нотариус обязан незамедлительно, но не позднее окончания рабочего дня или в сроки, установленные сторонами в договоре, представить в электронной форме заявление о государственной регистрации прав и прилагаемые к нему документы в орган регистрации прав, если стороны сделки не возражают против подачи такого заявления нотариусом.

В случае возникшей по причинам, за которые нотариус не отвечает, невозможности представить заявление и документы в орган регистрации прав в электронной форме нотариус обязан представить их на бумажном носителе не позднее двух рабочих дней со дня удостоверения договора, а в случае, если такой срок определен сторонами в договоре, не позднее двух рабочих дней по истечении такого срока.

Перечень не зависящих от нотариуса причин, при наличии которых предоставление заявления о государственной регистрации прав и прилагаемых к нему документов в орган регистрации прав в электронной форме в соответствии с настоящими Основами является невозможным, устанавливается федеральным органом юстиции совместно с Федеральной нотариальной палатой.

Также уточнен порядок действия нотариусов при выдаче свидетельств:
  • О праве на наследство по закону (ст. 72);

  • О праве на наследство по завещанию (ст.73);

  • О праве собственности на долю в общем имуществе по заявлению пережившего супруга (ст.75).
Во всех трех статьях о выдаче свидетельств установлены дополнительные требования к нотариусам, которые обязаны представить документы в орган регистрации прав в электронной форме и только в исключительных случаях на бумажных носителях.
После выдачи свидетельства нотариус обязан незамедлительно, но не позднее окончания рабочего дня представить в электронной форме заявление о государственной регистрации прав и прилагаемые к нему документы в орган регистрации прав.

В случае возникшей по причинам, за которые нотариус не отвечает, невозможности представить заявление и документы в электронной форме нотариус обязан представить их на бумажном носителе не позднее двух рабочих дней со дня выдачи свидетельства.
Мой комментарий: Новшества расширяют сферу использования электронных документов нотариусами и вводят для них дополнительные электронные обязанности.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=304069

среда, 29 августа 2018 г.

«Прозрачность» государственного управления зашла слишком далеко


Статья Митча Дэниелса (Mitch Daniels – на фото), президента Университета Пердью (Purdue University) и бывшего губернатора штата Индиана, была опубликован на сайте газеты «Вашингтон пост» (Washington Post) 13 августа 2018 года.

В опубликованном в 2013 году романе Дейва Эггерса (Dave Eggers) «Круг» (The Circle) изображен мир, в котором требования «открытости» уничтожают неприкосновенность частной жизни и личную автономию, превращая жизнь в апокалипсический кошмар. Государственные чиновники в этой истории стараются превзойти друг друга в степени «открытости», нося на себе камеры и микрофоны в каждый момент бодрствования. Большинство читателей воспринимает книгу как неправдоподобную научную фантастику, но для тех, кто активно участвует в общественной жизни, нарисованная Эггерсом картина кажется не столь уж невероятной.

Трудно определить, в какой именно момент реализация хорошей идеи заходит настолько далеко, что действительно переходит всякие рамки. И чем более похвальна цель, тем обычно сложнее избежать перегибов, поскольку любая предлагаемая умеренность рассматривается как отказ от самой цели. Рискуя быть неправильно понятым, смею высказать еретическую мысль о том, что мы перебрали с усилиями обеспечить «открытость» и «прозрачность» государственного управления.

Нет никаких сомнений в том, что государственное управление в США на всех уровнях выиграло от проведенных за последние полвека реформ, которые ввели политику открытых дверей и открытых документов. Зная, что общественность следит за ними, государственные должностные лица обычно ведут себя более ответственно при выполнении своих обязанностей.

Я искренне верю в эти реформы. Будучи в начале 2000-х годов директором Административно-бюджетного управления президентской администрации (Office of Management and Budget, OMB), мне довелось - возможно, несколько неожиданно -  сотрудничать с Ральфом Надером (Ralph Nader) над тем, чтобы сделать открытым для общественного контроля процесс государственных закупок федерального правительства США. Когда я был на посту губернатора штата Индиана с 2005 по 2013 год, мы осуществили аналогичные изменения в рамках более широких реформ этики.

Но даже у воды есть смертельная доза. Избыточные физические упражнения могут повредить здоровью. Попытки устранить почти все формы конфиденциального взаимодействия между сотрудниками государственных органов имеют свои негативные стороны.

Ранее мы уже видели непреднамеренные последствия чрезмерно усердных реформ. Остро необходимые реформы государственной службы и системы госзакупок изначально работали, но со временем они расширялись, пока они не парализовали деятельность федерального правительства, доведя ситуацию до комической. Для государственных служащих риск удара молнии сейчас больше, чем риск увольнения за безделье, а процедуры закупки, скажем, нового компьютера, настолько забюрокрачены, что техника к моменту поступления успевает устареть.

Нынешняя одержимость прозрачностью начинает приводить к аналогичному ущербу. Правительство во многих отношениях стало в результате менее поворотливым, менее талантливым и менее эффективным.

Честные люди теперь невольно вынуждены становиться правонарушителями, когда они стремятся добросовестно исполнять свои обязанности. Результатом требования в части «открытых заседаний», запрещающих членам руководящих органов общаться в частном порядке, становятся проводимые украдкой беседы в коридоре или заседания «исполнительного комитета», обсуждаемые на которых вопросы, возможно, технически не вполне попадают в разряд исключений, для которых такие встречи считаются допустимыми.

Аналогичные последствия повлекли и законы об открытости документов. Правительство очень серьезно просчиталось и пошло не по тому пути на заре эры электронной почты, когда кто-то решил, что эта онлайн-переписка является «документами». Каждый активный пользователь электронной почты знает, что,-  возможно, за исключением присоединенных файлов, - это на самом деле беседы.

Мой комментарий: Я полностью согласна с автором в том, что избыточная открытость вредна – в первую очередь ввиду того, что государственные служащие начинают больше думать о том, чтобы ничего «плохого» не было задокументировано, а не о пользе дела, и боятся даже обсуждать нужные, но заведомо непопулярные меры. В то же время я абсолютно не согласна с попыткой считать электронную переписку чем-то малозначащим. Электронная почта в США давно уже стала одним из ключевых каналов делового общения, в том числе и при принятии ответственных решений. Практика показала, что именно возможность раскрытия электронной почты, мгновенных сообщений и т.п. позволяет обеспечить как подотчетность, так и преследование правонарушителей.

Редко мне случается участвовать в телеконференции с другими президентами государственных университетов, на которой участникам бы не напомнили: «Никаких электронных писем!» Даже самые закрытые обсуждения подвержены риску попадания на первые полосы газет.

Когда у меня саркастическое настроение, я порой указываю на зияющую дыру в наших законах о государственных документах: государственные чиновники разговаривают по телефону, и мы не знаем, о чём они говорят! Нам, ясное дело, нужно прослушивать все телефонные линии, используемые государственными органами, а заодно дом и мобильные телефоны государственных служащих. И нам понадобятся камеры видеонаблюдения, потому что они могут переключиться на устное общение!

В результате страдает общая способность действовать государственных органов. Существующие сегодня в федеральном правительстве чрезмерные требования к проверке благонадёжности и к раскрытию информации мешают привлекать на государственную службу многих талантливых людей. Я наблюдал, как в штате Индиана с годами сокращалось количество и качество претендентов на судейские должности. Как и многие другие штаты, Индиана требует немедленного публичного раскрытия информации о претендентах на такие должности, и очень многие выдающиеся юристы, обеспокоенные тем, что это вызовет недовольство юридических фирм, в которых они работают, клиентов или работодателей, в результате держатся в стороне.

Возможно, самое сильное итоговое негативное влияние одержимость открытостью оказала на дух компромисса – то самый, который, по иронии судьбы, так ценится многими сторонниками прозрачности. Именно по этой причине Конституционное собрание 1787 года проводилось в частном порядке, и никаких официальных протоколов не велось. Люди, которые яростно выступали против определенных положений, благодаря этому могли без потери лица согласиться на компромиссные результаты и, вернувшись домой, выступать за ратификацию соглашения в целом.

Сказанное не предполагает откат назад; мы все выигрывает от прозрачности государственного управления. Но сейчас «прозрачность» из самых лучших побуждений возведена до священного статуса, и даже умеренные изменения будет сделать сложно. Средства массовой информации, привыкшие копаться в электронной переписке и журналах посетителей, будут особенно недовольны попытками что-либо изменить. Тем не менее, пришло время всем нам рассмотреть вопрос о расширении списка видов общения, которые должны оставаться конфиденциальными, и дать больше свободы действий при проведении встреч, которые часто абсолютно необходимы для поиска приемлемых компромиссов.

Надеюсь, что я высказал свою точку зрения … прозрачно!

Митч Дэниелс (Mitch Daniels)

Мой комментарий: Ухудшение отношений с западными странами довольно заметно затормозило меры по обеспечению открытости и прозрачности нашего государственного управления по примеру Европы и США, но нет сомнений, что движение в эту сторону будет продолжаться. Мы должны постараться избежать глупостей, сделанных другими странами – и не перебирать с открытостью, которая, как и любое лекарство, при передозировке способна навредить.

Источник: сайт газеты «Вашингтон пост» (Washington Post)
https://www.washingtonpost.com/opinions/government-transparency-has-gone-too-far/2018/08/13/5c66b902-905c-11e8-8322-b5482bf5e0f5_story.html

Нотариусы будут представлять только электронные документы для государственного кадастрового учета и регистрации прав


Федеральный закон от 3 августа 2018 года № 338-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» уточнил нормы Федерального закона от 13 июля 2015 года № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», в том числе порядок представления нотариусом заявления о государственном кадастровом учете и/или государственной регистрации прав и прилагаемые к нему документы документов (часть 11 ст. 21)
Статья 21. Требования к документам, представляемым для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав

Было: 11. Заявление о государственном кадастровом учете и (или) государственной регистрации прав и прилагаемые к нему документы представляются нотариусом в орган регистрации прав в форме документов на бумажном носителе или посредством отправления в электронной форме, в том числе в форме электронных образов таких документов, подписанных усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса.

Стало: 11. В случаях, если в соответствии с законодательством о нотариате и нотариальной деятельности заявление о государственном кадастровом учете и (или) государственной регистрации прав и прилагаемые к нему документы представляются нотариусом в орган регистрации прав, такие заявление и документы представляются в форме электронного документа, в том числе электронного образа документа. При представлении нотариусом заявления о государственном кадастровом учете и (или) государственной регистрации в форме электронного документа прилагаемые к нему нотариально оформленные документы представляются в орган регистрации прав в форме:

1) электронного документа, удостоверенного (выданного, совершенного) нотариусом в электронной форме в соответствии с частью 8 настоящей статьи или в соответствии со статьей 103.8 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года № 4462-1;

2) электронного образа нотариально оформленных документов, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью нотариуса, который удостоверил (выдал, совершил) указанные документы. Удостоверение равнозначности такого электронного образа, изготовленного нотариусом, документу на бумажном носителе не требуется.
Мой комментарий: Главное отличие – документы на регистрацию буду подаваться нотариусами только в электронном виде. Понятно, что передать по электронным каналам связи документы им гораздо проще, чем организовывать представление в регистрирующий орган бумажных документов.

Второй важный момент; как правило, внесение подобных уточнений связано с потребностями  практической работы, и это позволяет сделать вывод о том, что нотариусы активно работают с электронными документами.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=304069

вторник, 28 августа 2018 г.

США: «Конференция Седона» опубликовала для публичного обсуждения свои «Принципы и комментарии по защитимому уничтожению»


Как сообщил 8 августа 2018 года сайт «Конференции Седона» (Sedona Conference®) – очень авторитетного американского некоммерческого правового идейного центра, в основном занимающегося вопросами раскрытия в ходе судебных разбирательств и расследований сохраняемой в электронном виде информации (э-раскрытия), - для публичного обсуждения выложен проект руководства по надлежащему проведению уничтожения электронных документов и информации, таким образом, чтобы впоследствии организация могла уверенно отстаивать в суде свои решения и избегать санкций.

Конференция Седона (Sedona Conference) и ее рабочая группа WG1 по хранению и представлению электронных документов (Electronic Document Retention and Production) рады сообщить о публикации версии для публичного обсуждения документа «Принципы и комментарии конференции Седона по защитимому уничтожению» (The Sedona Conference - Principles and Commentary on Defensible Disposition).

В ходе работы по актуализации «Комментария Конференции Седона по вопросам полномасштабного управления информацией» (The Sedona Conference® Commentary on Information Governance) 2014 года, рабочая группа WG1 осознала необходимость в предоставлении организациям и юристам рекомендации об адекватном и надлежащем уничтожении информации, сроки хранения которой в соответствии с нормативно-правовыми и деловыми требованиями уже истекли, и которая не подпадает под запреты на уничтожение (legal hold).

«Принципы и комментарии конференции Седона по защитимому уничтожению» открыты для общественного обсуждения до 10 октября 2018 года. Вопросы, замечания и предложения по документу предлагается направлять по адресу comments@sedonaconference.org . Редакционная группа тщательно рассмотрит все полученные замечания и определит, какие поправки следует внести в окончательную версию данного документа.

Мой комментарий: Документ объёмом 34 страницы свободно доступен на сайте Конференции Седона (при условии предоставления персональных данных) по адресу https://thesedonaconference.org/download-pub/5930

Содержание документа следующее:
I. Введение

II. Принципы
  • Принцип 1. В отсутствие нормативно-правовых требований и обязательств по сохранению информации, организации вправе её уничтожить

  • Принцип 2. При разработке и внедрении программы уничтожения информации организациям следует выявлять и управлять рисками, связанными с избыточно длительным хранением информации.

  • Принцип 3. Работа по уничтожению должна основываться на политиках полномасштабного  управления информацией, отражающих и гармонизированных с имеющейся у организации информацией, технологическими возможностями и целями организации.
III. Проблемы уничтожения информации
  • Неструктурированная информация

  • Слияния и поглощения

  • Ушедшие, уволенные и бывшие сотрудники

  • Коллективно используемые ресурсы для хранения файлов

  • Персональные данные

  • Юридические фирмы, поставщики услуг э-раскрытия и противостоящие стороны в спорах

  • Собственные юридические службы организаций

  • «Плюшкины»

  • Законодательно-нормативные требования

  • Изменение корпоративной культуры и обучение
Источник: сайт Конференции Седона
https://thesedonaconference.org/download-pub/5930

Порядок предоставления дополнительных сведений, содержащихся в федеральном регистре нормативных правовых актов субъектов РФ


Приказом Министерства юстиции РФ от 13 июля 2018 года № 150 утвержден «Порядок предоставления дополнительных сведений, содержащихся в федеральном регистре нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации».
Для справки: Согласно п.10 «Разъяснений по применению Положения о порядке ведения федерального регистра нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации», утвержденных приказом Минюста России от 20 августа 2013 гола № 14, дополнительными сведениями являются:
  • Экспертные заключения Минюста России и территориальных органов Минюста России;

  • Постановления и определения Конституционного Суда РФ по делам о проверке конституционности правовых актов;

  • Решения судов общей юрисдикции по делам об оспаривании правовых актов, рассмотренным ими в качестве суда первой инстанции, а также судебные постановления, вынесенные по апелляционным, кассационным и надзорным жалобам на эти решения независимо от результата рассмотрения жалоб;

  • Решения и постановления арбитражных судов;

  • Решения и постановления конституционных (уставных) судов субъектов РФ по делам о проверке соответствия правовых актов конституциям (уставам) субъектов РФ, а также о толковании конституций (уставов) субъектов РФ;

  • Информация о мерах прокурорского реагирования, принятых в отношении правовых актов (протесты, представления, требования, заявления в суд);

  • Предписания Федеральной антимонопольной службы и ее территориальных органов, адресованные органам исполнительной власти субъектов РФ об отмене или изменении принятых ими правовых актов, противоречащих федеральному законодательству;

  • Заключения (письма) Центральной избирательной комиссии РФ и Правового управления аппарата Центральной избирательной комиссии РФ о соответствии законов субъектов РФ Федеральному закону от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»;

  • Указы Президента РФ о приостановлении действия правового акта;

  • Указы Президента РФ о предупреждении законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, высшего должностного лица субъекта РФ;

  • Сведения о дате и номере государственной регистрации соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенных органами государственной власти субъектов РФ;

  • Документы о приостановлении или прекращении действия соглашений;

  • Письма, иная информация органов государственной власти и их территориальных органов, органов прокуратуры, иных государственных органов;

  • Служебные записки о продлении срока проведения правовой экспертизы, снятия с экспертизы, в связи с признанием правового акта утратившим силу и другие.
Предоставление дополнительных сведений, содержащихся в федеральном регистре, осуществляется Минюстом России и территориальными органами Минюста России при обращении заявителя (п.3).
  • Минюст России предоставляет дополнительные сведения, содержащиеся в федеральном регистре.

  • Территориальные органы Минюста России предоставляют дополнительные сведения, содержащиеся в федеральном регистре в соответствующем субъекте (субъектах) РФ.
Рассмотрение обращения о получении дополнительных сведений осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» и настоящим порядком (п.4).

В обращении заявителя указываются (п.5):
  • Для физических лиц: фамилия, имя, отчество (последнее - при наличии), почтовый адрес и (или) адрес электронной почты, по которым должен быть направлен ответ;

  • Для организаций: наименование организации, от имени которой направлен запрос, ее почтовый адрес и (или) адрес электронной почты, по которым должен быть направлен ответ;

  • Информация о запрашиваемых дополнительных сведениях, необходимая и достаточная для их поиска (вид, наименование, номер, дата принятия акта, орган, принявший акт).
Обращение подлежит рассмотрению в течение тридцати дней со дня его регистрации в Минюсте России или территориальном органе Минюста России (п.6).

Мой комментарий: Минюст явным образом закрепил, что обращения о получении дополнительных сведений, содержащихся в федеральном регистре, рассматриваются в соответствии с законом об обращении граждан, чтобы не повторять в нормативно-правовом акте те положения, которые уже есть в федеральном законодательстве.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=303066

понедельник, 27 августа 2018 г.

Что такое «документ»? Различные точки зрения и перспективы


Заметка д-ра Элизабет Ломас (Elizabeth Lomas – на фото) из Университетского колледжа Лондона (UCL) была опубликована 8 августа 2018 года на сайте международной исследовательской сети «ДНК документа» (Record DNA – об этом проекте см. также https://rusrim.blogspot.com/2017/06/blog-post_23.html ).

На мой взгляд, это тот случай, когда взрослые люди вспоминают детство и возвращаются к игре в кубики (заодно наивно веря в то, что серьёзные научно-практические вопросы можно решить путем массового анкетирования). В то же время и такие материалы могут послужить пищей для размышлений :) В общем, я предлагаю читателям самим оценить новые результаты усилий международного проекта «ДНК документа». Заметка Элизабет Ломас будет зачином, а затем я приведу те диаграммы, которые у исследователей получились.

Всем нам нужен доступ к оригинальным, аутентичным, пригодным для использования документам. Однако серьезной проблемой, которая стоит сейчас перед обществом, является вопрос о том, в какой степени оспаривается само понятие электронного документа и, более того, в какой степени подвергается риску электронная доказательная база вследствие того, что у нас нет всех инструментов, необходимых для её поддержания и обеспечения её жизнестойкости во времени. В деловой деятельности мы используем её для принятия обоснованных решений, привлечения к ответственности отдельных лиц и организаций, демонстрации прозрачности, инноваций, для исследования прошлого и для ведения деятельности, опираясь на достижения других. Однако если в бумажном мире природа документов была понятной и знакомой, то в электронно-цифровом мире, как утверждают некоторые, характер документов меняется.

Мой комментарий: Знакомство c историей доэлектронной эпохи позволяет сказать, что в течение этого периода было множество революций и инноваций, и люди с трудом привыкали к новому (например, к использованию бумаги вместо каменных скрижалей, черепаховых панцирей, восковых табличек и пергамента) – и мне, например, всегда приходит на память трудный и долгий процесс привыкания общества в середине 19-го века к телеграммам, которые, между прочим, в полной мере можно считать первыми электронно-цифровыми документами. Соответственно, слова о том, что в «бумажном мире природа документов была понятной и знакомой» следует воспринимать критически :)

В рамках переосмысления электронной доказательной базы поднимается много вопросов. Маклеод (профессор университета Нортумбрии Джулия Маклеод (Julie McLeod) – Н.Х.) и Ломас уже более десяти лет обсуждают и исследуют понятие фиксированной формы документа (fixity). В 2008 году Маклеод предложила концепцию «текучести» (liquidity) и обсуждала её место и ценность при доставке информации. В 2013 году Ломас пришла к выводу, что фиксированная форма может быть проблематичной в мире, в котором востребованы гибкость и возможность использования информации в иных целях, в то время, как электронные документы являются хрупкими и склонны «разбиваться на осколки», в том смысле, что случайно или вследствие умышленных действий они могут терять ключевые компоненты.

Ниже даны ссылки на документы, в которых представлены три разных видения, три точки зрения на природу документов, сформированные в результате усилий участников сети «ДНК документа». Их цель – способствовать спорам, обсуждениям, исследованиям и процессам поддержания электронной доказательной базы во времени. Они адресованы студентам, ученым и практикам любых направлений деятельности:
Мы приветствуем новые видения, точки зрения и соображения, поэтому, пожалуйста, пишите комментарии на этом блоге или отправьте их по электронной почте e.lomas@ucl.ac.uk .

Элизабет Ломас (Elizabeth Lomas)

Мой комментарий: «Точки зрения» представляют собой три диаграммы, отражающие взаимосвязь определенных понятий. Они были подготовлены по результатам глобального анкетирования (в виде баллотировки), в ходе которого за 42 различных предложения были поданы около 8 тысяч голосов.


Источник: сайт международной исследовательской сети «ДНК документа»
https://recorddna.wordpress.com/2018/08/08/what-is-a-record-differing-visions-and-perspectives/

Хорватия: Какие диссертации защищают сейчас молодые учёные?


Данное сообщение известного хорватского специалиста, одного из лидеров международного проекта InterPARES и профессора кафедры информационно-коммуникационных наук факультета гуманитарных наук и социальных исследований Университета Загреба Хрвое Станчича (Hrvoje Stancic) было опубликовано 24 августа 2018 года. В какой-то степени я публикую его и в качестве упрека отечественной науке …

На этой неделе прошла защита кандидатских диссертаций у двух аспирантов, у которых был научным руководителем. Эдвин Буршич (Edvin Bursic) в своей диссертации на тему «Концепция создания электронных оригиналов путем оцифровки» (Koncept stvaranja digitalnih izvornika postupkom digitalizacije) создал модель условий, при которых оцифрованные документы могут иметь равную оригиналам юридическую силу, а также условий, при которых юридическую силу имеют распечатки электронных документов, как оцифрованных, так и изначально-электронных.

Мой комментарий: информация о защите была выложена на сайте факультета, см. http://inf.ffzg.unizg.hr/index.php/en/16-obavijesti#

Выступает Эдвин Буршич

Новый кандидат наук Эдвин Буршич вместе со своими оппонентами и научным руководителем Хрвое Станчичем (в центре)

Выступает Хрвое Бржица

Хрвое Бржица (Hrvoje Brzica) в своей диссертации «Концепция создания электронного архива государственной администрации» (Koncept uspostave elektroničkoga arhiva u javnoj upravi) разработал модель информационной системы для долговременного хранения документов, подписанных усиленными электронными подписями, в сфере государственного управления.

Оба аспиранта участвовали в международном проекте InterPARES Trust, и полученные ими в рамках этого проекта научные результаты вошли в диссертации.

Диссертации написаны на хорватском языке, и через месяц-два они будут доступны в Национальном репозитории диссертаций и научных работ Хорватии (Nacionalni repozitorij disertacija i znanstvenih magistarskih radova) при Национальной и университетской библиотеке в Загребе, который в Интернете располагается по адресу https://dr.nsk.hr/en

Хрвое Станчич (Hrvoje Stancic)

Источник: социальная сеть LinkedIn
https://www.linkedin.com/feed/update/urn:li:activity:6438687074504708096/

воскресенье, 26 августа 2018 г.

Судебная практика: Авторизация граждан при подаче электронных обращений


Наше традиционное законодательство об обращениях граждан в последние годы имеет тенденцию к «расползанию» по отдельным федеральным законам, в которых регламентируется порядок работы с обращениями отдельных видов, при этом законодатель не координирует эти нормы и требования. 

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в апреле 2018 года вынесла решение по делу № 33а-7069/2018, в котором гражданин оспаривал отказ Государственной жилищной инспекции (ГЖИ) Санкт-Петербурга провести на основании его обращения внеплановую проверку из-за того, что при его подаче в электронном виде он не прошел обязательную авторизацию заявителя в единой системе идентификации и аутентификации.

Суть спора

В августе 2017 года гражданин через приемную сайта Администрации Санкт-Петербурга обратился в Государственной жилищной инспекции (ГЖИ) Санкт-Петербурга с заявлением, в котором просил провести проверку законности проводимой собственником одной из квартир в его доме переустройства капитальных стен дома, применить к виновным лицам установленные законом меры и обеспечить восстановление капитальных стен в первоначальное состояние.

Письмом ГЖИ Санкт-Петербурга в сентябре 2017 года ему было сообщено, что с 1 января 2017 года установлены требования к проведению проверок по обращениям граждан о нарушениях прав потребителей, поступившим в форме электронного документа, согласно которым обращения и заявления, направленные заявителем в форме электронных документов могут служить основанием для проведения внеплановой проверки только при условии, что они были направлены заявителем с использованием средств информационно-коммуникационных технологий, предусматривающих обязательную авторизацию заявителя в единой системе идентификации и аутентификации. Также заявителю разъяснено право обратиться в инспекцию в письменном виде или лично в соответствии с требованиями действующего законодательства.
Для справки: Частью 3 статьи 10 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» обращения и заявления, не позволяющие установить лицо, обратившееся в орган государственного контроля (надзора), орган муниципального контроля не могут служить основанием для проведения внеплановой проверки. … Обращения и заявления, направленные заявителем в форме электронных документов, могут служить основанием для проведения внеплановой проверки только при условии, что они были направлены заявителем с использованием средств информационно-коммуникационных технологий, предусматривающих обязательную авторизацию заявителя в единой системе идентификации и аутентификации.
Гражданин обратился в суд с административным исковым заявлением к Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга, в котором просил признать незаконным отказ в рассмотрении его обращения, направленного через электронную приемную сайта Администрации Санкт-Петербурга.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2017 года в иске было отказано,

Позиция Судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в апреле 2018 года отметила, что при направлении через сайт Администрации Санкт-Петербурга обращение гражданина не проходило предусмотренную законодательством авторизацию заявителя в единой системе идентификации и аутентификации, в связи с чем у ГЖИ Санкт-Петербурга не имелось законных оснований по проведению проверки изложенных в жалобе сведений.

При этом ГЖИ Санкт-Петербурга дала исчерпывающий ответ гражданину, в том числе разъяснила, при каких условиях его просьба о проведении проверочных мероприятий может быть реализована.

Ответ ГЖИ Санкт-Петербурга был подписан уполномоченным должностным лицом заместителем начальника инспекции, по форме и содержанию соответствует требованиям федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» и не нарушает права, свободы и законные интересы гражданина, который был ознакомлен с ним.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 11 декабря 2017 года, апелляционную жалобу Ш.В.С. - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOSZ;n=200929

суббота, 25 августа 2018 г.

Арбитражная практика: Электронная подпись на постановлении о взыскании задолженности за счет имущества налогоплательщика


Федеральная налоговая служба (ФНС) активно использует электронные документы и электронное взаимодействие со службой судебных приставов (ФССП) при взыскании недоплаченных налогов.
Для справки: Приказом Министерства РФ по налогам и сборам и Министерства юстиции РФ от 25.07.2000 года № ВГ-3-10/265/215 был утвержден «Порядок взаимодействия налоговых органов Российской Федерации и служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации по принудительному исполнению постановлений налоговых органов и иных исполнительных документов».

С 21 февраля 2014 года был организован переход на безбумажный документооборот между Федеральной службой судебных приставов и ФНС России, а также между их территориальными органами (п.п.1, 4 Приказа ФССП России № 49, ФНС России № ММВ-7-6/55@ от 19.02.2014). В связи с этим судебные приставы-исполнители принимают постановления о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика в электронном виде. Налоговые органы предъявляют их также в электронном виде без дублирования на бумажном носителе (Письмо ФССП России № 00014/14/12315-ТИ, ФНС России № НД-4-8/4154@ от 06.03.2014).
Арбитражный суд Республики Карелия в феврале 2018 года вынес решение по делу №А26-13295/2017, в котором гражданин пытался оспорить постановление ФНС о взыскании задолженности за счет имущества налогоплательщика, выданное в электронном виде и направленное в таком виде в службу судебных приставов.

Суть спора

В связи с наличием у предпринимателя задолженности по налогам, налоговой инспекцией в июне 2017 года были начислены пени в сумме более 515 тысяч рублей и выставлено требование об их уплате. Требование в установленный срок налогоплательщиком не было исполнено, и инспекция приняла решение о взыскании задолженности за счет денежных средств на счетах в банках. В банк были направлены инкассовые поручения.

Поскольку денежных средств на счетах оказалось недостаточно для погашения недоимки, инспекцией было принято решение о взыскании задолженности за счет имущества налогоплательщика. Постановление ФНС о взыскании в сентябре 22017 года было направлено для принудительного исполнения в службу судебных приставов. Оно было подписано ЭЦП начальника инспекции. На его основании судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства.

Предприниматель утверждал, что на оспариваемом документе отсутствуют сведения о положительном результате проверки квалифицированного сертификата электронной подписи, при проверке был выдан результат: «Один или несколько сертификатов не прошли проверку», в связи с чем квалифицированная подпись на данном документе признается недействительной, сам документ теряет свойства электронного документа, идентичного документу на бумажном носителе. Предприниматель обратился с жалобой в Управление ФНС по Республике Карелия. Решением Управления в декабре 2017 года,  но в удовлетворении жалобы было отказано.

Предприниматель обратился в арбитражный суд.

Позиция индивидуального предпринимателя

Решение, принятое в форме электронного документа, не соответствует статье 47 Налогового кодекса РФ и федеральному закону от 06.04.2011 №63-ФЗ «Об электронной подписи». Оно не было подписано квалифицированной электронной подписью и не может считаться надлежащим электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе. В соответствии со статьёй 11 Закона об электронной подписи, квалифицированная электронная подпись признаётся действительной при одновременном соблюдении ряда условий, в том числе, если имеется положительный результат проверки принадлежности владельцу квалифицированного сертификата квалифицированной электронной подписи, которой подписан электронный документ, и подтверждено отсутствие изменений, внесённых в этот документ после его подписания. При положительном результате проверки сертификата электронной подписи на электронном документе проставляется отметка «Результат проверки ЭП: Подпись верна».

Как следует из решения налогового органа, при проверке ЭП был выдан иной результат: «Один или несколько сертификатов не прошли проверку». Таким образом, квалифицированная подпись на данном документе признаётся недействительной, сам документ теряет свойства электронного документа, идентичного документу на бумажном носителе. Требование о наличии квалифицированной электронной подписи исполнительного документа является требованием федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве», обязательным для судебного пристава-исполнителя.

При отсутствии на электронном исполнительном документе квалифицированной электронной подписи такой документ не соответствует требованиям Закона об исполнительном производстве, что влечёт за собой отказ в возбуждении исполнительного производства.

Позиция ИФНС

Постановление было подписано электронной подписью начальника налоговой инспекции (ИФНС), и на его основании службой судебных приставов-исполнителей было возбуждено исполнительное производство. Сведений о некорректности данной подписи при проверке службой судебных приставов принадлежности сертификата подписи владельцу подписи в адрес инспекции не поступало. Срок действия сертификата по состоянию на 11.09.2017 не истёк, сертификат ЭП не аннулирован и не приостановлен.

Заявителем не предоставлено документов, свидетельствующих об обращении службы судебных приставов в удостоверяющий центр с целью проверки электронной подписи. Отсутствие положительного результата проверки сертификата ЭП может быть обусловлено неисправностями программно-аппаратных средств службы судебных приставов.

Позиция Арбитражного суда Республики Карелия

Арбитражный суд Республики Карелия в феврале 2018 года при рассмотрении дела приобщил к материалам дела диск CD-R с квалифицированным сертификатом ключа электронной подписи, владельцем которой являлось лицо, подписавшее оспариваемое постановление налогового органа.

Для проверки, содержащейся на диске CD-R информации судом был объявлен перерыв, во время которого судом:
  • Был открыт файл типа «сертификат безопасности», записанный на представленном ИФНС материальном носителе;

  • Произведено сохранение снимков экрана (скриншоты) с данными об указанном файле, с данными о сертификате;

  • Произведена проверка подлинности сертификата электронной подписи на портале www.gosuslugi.ru ;

  • Сделан скриншот с результатами проверки.
Полученные распечатки скриншотов были заверены судьёй и вручены в судебном заседании представителю заявителя, а также приобщены к материалам дела вместе с диском CD-R.

Суд отметил, что довод ИП о том, что постановление ФНС не подписано квалифицированной электронной подписью, в связи с чем не может быть признано электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, не нашёл подтверждения при рассмотрении дела.

Постановление было подписано владельцем квалифицированного сертификата. Начальник инспекции значится в текстовой части постановления в качестве вынесшего его должностного лица.

Согласно представленным инспекцией в судебное заседание доказательствам, сертификат принадлежит руководителю Межрайонной ИФНС № 5 по РК. В результате проверки подтверждения подлинности сертификата данной электронной подписи на портале www.gosuslugi.ru с использованием ключа проверки, содержащегося в представленном Инспекцией квалифицированном сертификате, статус сертификата, использованного для подтверждения подлинности ЭП: действителен, сертификат выдан аккредитованным удостоверяющим центром с действующей аккредитацией, владелец – руководитель Межрайонной ИФНС № 5 по РК, Межрайонная ИФНС России №5 по Республике Карелия, сертификат действителен с 19.05.2017  по 19.05.2018.

Таким образом, отправителем и подписантом постановления являлась руководитель Межрайонной ИФНС № 5 по РК; постановление содержит информацию об электронной подписи уполномоченного лица инспекции, которая получена с использованием ключа электронной подписи; позволяет определить лицо, подписавшее электронный документ; квалифицированный сертификат подписи создан и выдан аккредитованным удостоверяющим центром, не прекратил свое действие и не был аннулирован на момент подписания электронного документа; имеется положительный результат проверки принадлежности владельцу квалифицированного сертификата квалифицированной электронной подписи, с помощью которой подписан электронный документ.

Факт внесения изменений в электронный документ после момента его подписания заявителем не доказан, текст постановления в электронном виде, исходя из его содержания, переведённого на бумажный носитель, полностью идентичен постановлению, направленному инспекцией (что свидетельствует об отсутствии внесении изменений). При таких обстоятельствах квалифицированная электронная подпись, при помощи которой подписано оспариваемое постановление, является действительной.

Оспариваемое постановление содержало все обязательные реквизиты, подписано уполномоченным лицом, что позволяло судебному приставу-исполнителю принять его к исполнению.

Суд подчеркнул, что заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих о недействительности квалифицированной электронной подписи на оспариваемом постановлении. Доводы заявителя носят предположительный характер и не подкреплены надлежащими доказательствами.

Арбитражный суд Республики Карелия отказал индивидуальному предпринимателю в удовлетворении его исковых требований.

Позиция Тринадцатого арбитражного апелляционного суда

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в июне 2018 года отклонил доводы апелляционной жалобы предпринимателя по следующим обстоятельствам.

При проверке постановления криптографические средства электронной подписи не уведомляют о несоответствии постановления требованиям усиленной квалифицированной электронной подписи и об отсутствии подписи.

Постановление было подписано усиленной квалифицированной подписью с сертификатом ключа, который выдан аккредитованным удостоверяющим центром. Отсутствие изменений, внесенных в документ после его подписания, подтверждено материалами дела.

Оспариваемое постановление (копия которого предоставлена из материалов исполнительного производства) имеет отметку о подписании документа электронной подписью, а также фразу «Результат проверки ЭП: один или несколько сертификатов не прошли проверку».

Отсутствие положительного результата проверки сертификата ЭП на бумажном документе, представленном из материалов исполнительного производства, вероятно обусловлено техническими неисправностями программно-аппаратных средств службы судебных приставов.

Проведенная судом первой инстанции проверка с использованием средств электронной подписи, получивших подтверждение соответствия требованиям, и с использованием квалифицированного сертификата лица, подписавшего электронный документ, подтвердила действительность ЭП на оспариваемом постановлении.

Поскольку файл обмена, содержащий информацию постановления о взыскании налога, сбора, пени, штрафа, процентов за счет имущества налогоплательщика, подписан квалифицированной электронной подписью руководителя инспекции, то он является равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью заместителя руководителя и заверенному печатью.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Республики Карелия, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Мой комментарий: Итак, действительность квалифицированной подписи и документа в целом были подтверждены, - и все-таки кое-какие вопросы остались без ответа. Что произошло при проверке электронной подписи при поступлении документа ФНС в службу судебных приставов, и имел ли право судебный пристав принимать к исполнению этот электронный документ до тех пор, пока не убедился в действительности подписи?

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

пятница, 24 августа 2018 г.

Беседы об управлении документами, эпизод 2: Проект «Архангел» (ARCHANGEL) и эксперименты с распределёнными реестрами, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2018/08/2-archangel-1.html )

Касси Финдлей: Используется ли эта технология и проводятся ли с ней эксперименты в органах правительства Великобритании? Видите ли Вы возможности для применения некоторых из разрабатываемых Вами подходов в качестве инструмента раннего вовлечения и вмешательства, упомянутого в стратегии выявления и взятия на учёт существующих в государственном органе документов?

Джон Шеридан: Очень хороший вопрос. Правительство Великобритании также по многим причинам очень заинтересовано в технологии распределенных реестров. В Лондоне мы, очевидно, находимся в центре финансовых технологий. Идёт огромная работа по разработке всевозможных видов новых интересных финансовых технологий. Правительство уже профинансировало довольно много исследований в самых разных контекстах. Это замечательно с точки зрения Национальных Архивов, поскольку мы присоединяемся к британскому сообществу практиков, внедряющих технологии распределенного реестра в государственном секторе, где мы можем получить определенную информацию о том, как специалисты других государственных органов смотрят на варианты использования распределенных реестров, начиная от таких известных, как  регистрация сделок с землёй и недвижимостью, или же обеспечение прав интеллектуальной собственности, и вплоть до вещей, где я не вполне уверен, что понимаю, как они работают – касающихся сведений о здоровье и других разнообразных вариантов применения, которые сейчас изучаются.

Это дает нам возможность «поплавать в этом море». Должен сказать, что вариант применения распределенных реестров в архивном деле, по сравнению с остальными, выглядит как один из самых солидных. Я чувствую, что мы действительно делаем что-то полезное для архивов, потому что риски вполне реальны.

Так что для нас, как я уже сказал, это отличная возможность, засучив рукава, попробовать, как всё это выглядит, посмотреть, что делают другие люди, поучиться на их опыте. Думаю, здесь есть возможности для архивов. Если подумать о ценности, которую может иметь подтверждаемый архивами распределенный реестр, то у нас есть великолепная перспектива коллективного долголетия как учреждений. И Вы можете себе представить наличие для архивов определенных стимулов для того, чтобы допустить регистрацию других видов транзакций на поддерживаемом архивами распределённом реестре. Такой подход может стимулировать архивы продолжать курировать и поддерживать распределенный реестр.

Нас очень интересует, существуют ли новые экономические модели для архивов, связанные с использованием распределенных реестров. Опять же, нас это интересует с научно-исследовательской точки зрения, но при этом мы задаём некоторые из «тех самых» вопросов, «потому что кто-то должен платить». Кто-то должен выполнить работу, поддерживающую распределенный реестр в работоспособном состоянии. Мы знаем, что обычно архивы как учреждения довольно-таки бедны. Итак, есть ли какая-либо возможность «монетизировать» относительно высокий уровень доверия к нам как к действующему лицу и нашу уникальную перспективу долголетия посредством механизма стимулирования в какой-то форме с использованием технологии распределенных реестров? Это означает бы получение нами самими, с одной стороны, определенной отдачи в виде надёжных криптографических гарантий для сохраняемых нами документов, - а с другой, наличие определённой экономической жизнеспособности, потому что, возможно, других лица также могли бы использовать или работать с распределенным реестром, который мы создаём. Это неотъемлемая часть того, что мы пытаемся изучать в рамках проекта ARCHANGEL

Касси Финдлей: Интересно, могут ли найтись способы обеспечить, благодаря таким экономически жизнеспособным и интересным для других государственных органов услугам, возможность архивов лучше увидеть, если не официально взять под контроль, высокоценные виды документов, которые, возможно, в противном случае не были бы затронуты процессами комплектования и передачи на архивное хранение.

Джон Шеридан: Несомненно.

Касси Финдлей: Так что это может стать ещё одним видом полезной отдачи.

Джон Шеридан: Совершенно верно. Существует один очень интересный вариант использования, который, опять же, нам очень интересно изучить – он связан с использованием смарт-контрактов для раскрытия документов в установленное время... Я не думаю, что создатели документов уже продвинулись в той мере, в какой они готовы пойти на нововведения, так что давайте …

Касси Финдлей: Да, да, давайте автоматизировать ...

Джон Шеридан: Давайте автоматизировать передачу электронных документов в архивы, используя смарт-контракты, предусматривающие раскрытие документов для общественности по истечении 20 лет.

Касси Финдлей: Да, давайте начнём!

Джон Шеридан: Потенциально мы можем использовать эту технологию для нашей внутренней работы, поскольку у нас имеются документы, доступ к которым до определенного момента времени закрыт. И можно себе представить, что сам архив, использует для этой цели смарт-контракты. И мы заинтересованы в изучении вопроса о раскрытии документов в более общем случае ... Мы вполне могли бы создать здесь нечто работоспособное.

Опять же, эти исследования предусматривают техническую оценку. Мы заинтересованы в том, чтобы одновременно сделать экономический анализ и отыскать ту самую сладкую возможность, когда мы действительно понимаем, как данная технология может быть экономически эффективно и практично развернута в наших текущих условиях, - в сравнении с более широким контекстом, когда уровень доверия к электронным архивах в будущем, как мы полагаем, будет значительно меньше из-за общего скептицизма, который постоянно растет по отношению к любым видам электронных свидетельств и доказательств. Полагаю, что в борьбе с этим растущим, по вполне веским причинам, скептицизмом в отношении электронных доказательств, архив оказывается втянутым в «гонку вооружений» с силами дезинформации и подлога, и поэтому мы думаем о усилении доверия к нашей коллекции при помощи новых мер, а затем стараемся просто обратить внимание на те возможности, которые при этом возникают.

Касси Финдлей: Действительно, это увлекательный проект, и я буду внимательно следить за ним. Я знаю, Вы говорили, что в этом году о нём будет сделан доклад на конференции iPRES этого года, и я уверен, что многие члены нашего сообщества будут с большим интересом наблюдать за тем, что будет дальше.

Джон Шеридан: Хочу ещё сказать о том, что мы привержены к работе в открытую, и  очень хотим сотрудничать с другими учреждениями. Поэтому если кто-то захочет попробовать стать частью архивного распределенного реестра в рамках своих исследований и «войти в воду», то у нас есть возможность помочь ему сделать это довольно легко. Просто свяжитесь с нами, и мы будем очень рады пообщаться на данную тему.

Беседу вела Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник: сайт «Recordkeeping Roundtable»
https://rkroundtable.org/2018/08/09/recordkeeping-roundcasts-episode-2-project-archangel-and-distributed-ledger-experimentation/

четверг, 23 августа 2018 г.

Беседы об управлении документами, эпизод 2: Проект «Архангел» (ARCHANGEL) и эксперименты с распределёнными реестрами, часть 1


Заметка авторитетного австралийского специалиста Касси Финдлей (Cassie Findlay) была опубликована 9 августа 2018 года на сайте дискуссионной группы «Круглый стол по вопросам управления документами» (Recordkeeping Roundtable).

В данном эпизоде Касси Финдлей (Cassie Findlay) беседует с директором по электронным технологиям Национальных Архивов Великобритании Джоном Шериданом (John Sheridan – на фото) об экспериментах, которые он и его коллеги из организаий-партнёров проводят с технологиями блокчейна и распределённых реестров.

Рекомендуем предварительно прочитать недавний пост Алекса Грина (Alex Green) о проекте ARCHANGEL на блоге Национальных Архивов Великобритании, см. https://blog.nationalarchives.gov.uk/blog/trustworthy-technology-future-digital-archives/ (См. также пост у мена на блоге https://rusrim.blogspot.com/2018/07/blog-post_12.html - Н.Х.).

Мой комментарий: аудиозапись доступна на странице по адресу https://rkroundtable.org/2018/08/09/recordkeeping-roundcasts-episode-2-project-archangel-and-distributed-ledger-experimentation/

Касси Финдлей: Как мне кажется, архивы во всех формах сейчас находятся на критически-важном перекрёстке. Конечно, как Вы отмечали, ожидания в отношении электронных документов, электронной информации, возможности их отыскивать оказывают давление на архивы. Этот вопрос я могла бы обсуждать весь день, но нужно двигаться дальше.

Как ни жаль, нужно переходить к следующему вопросу, который связан с понятием репутации и с ещё одним проектом, которым Вы недавно занялись и который касается проблемы доверия, причём в той области, которая меня очень интересует – в том плане, что архивы, как я полагаю, слишком долго опирались на то что законодательство и/или культурная традиция признавали их доверенными учреждениями. И ряде случаев, как я думаю, из-за этого стала проявляться определенная леность, например, в части демонстрации усилий, направленных на обеспечение сохранности надежных аутентичных документов.

Некоторые процессы окутаны своего рода вуалью таинственности, как нечто мистическое, происходящие в стенах архива, - и это, как мне кажется, не пошло на пользу архивным учреждениях. И поэтому замечательно видеть открытость Национальных Архивов Великобритании относительно того, что они делают.

Проект, о котором идёт речь, называется «Архангел» (ARCHANGEL), - и он открывает новые возможности, используя технологии блокчейна для верификации изначально-электронных документов на протяжении сколь угодно длительного периода времени. Данные сохраняются на постоянной основе с использованием этой технологии, которая основана на использовании распределенной сети одноранговых равноправных узлов и достижении консенсуса и которая, таким образом, устраняет необходимость в доверенной третьей стороне.

Мой комментарий: Мне непонятна дискриминация в отношении оцифрованных документов, доверие к которым тоже нужно обеспечивать – равно как и к результатам операций по конверсии/миграции, необходимых для обеспечения непрерывной пригодности к использованию электронных материалов :) Если блокчейн хорошо проявит себя в отношении изначально-электронных документов, его с тем же успехом можно будет использовать и в отношении оцифрованных документов!

Мне кажется, что эта технология предлагает ряд интереснейших возможностей, позволяющих архивам переходить от доверия к учреждениям на основе положений законодательства к опирающейся на технологию прозрачности документируемых процессов. Не могли бы Вы вкратце рассказать нам немного об этом проекте, и мне интересно было бы узнать, видите ли Вы у него потенциал для более широкого применения в плане разработки решений для управления документами за пределами традиционной архивной сферы.

Джон Шеридан: Мы действительно переживаем интереснейший момент и находимся на перекрестке путей. Появление технологии блокчейна, я думаю, важно для всех, кого интересует управление документами. Это новая технология в основе своей является технологией документирования, и еще в 2015 году одно издание, - по-моему это был британский еженедельный журнал «Экономист» (The Economist), - описало блокчейн как «машину обеспечения доверия». В этом - значительная часть нашей мотивации, а также отчасти то, что нас беспокоит ситуация, когда мы полагаемся только на доверие к учреждению. Такой способ обеспечения доверия отлично работает, когда Ваша физическая коллекция фактически неподвержена изменениям в силу ее объёмов и физических свойств; но Ваша электронная коллекция принципиально может быть модифицирована, а в случае изначально-электронных документов, которые закрыты для общественности в течение значительного периода времени, мы, по сути, просим людей просто верить тому, что документ был именно таким, как мы утверждаем по истечении довольно длительного периода времени,

В современных условиях исключительно такая институциональная основа доверия нас абсолютно не удовлетворяет. Мы полагаем, что нам нужно подкрепить её с помощью новой архивной практики, а блокчейн - действительно интересная технология-кандидат, при помощи которой мы могли бы сделать это.

Этот вопрос довольно тесно связано с нашей предыдущей беседой о контексте.

Блокчейн может предоставить нам технологические средства для обеспечения во времени подтверждения того, что документ не был изменен - фактически на основе вычисления хешей, когда в результате обработки документа алгоритм выдает некое число, которое записывается в блокчейн, и блокчейн дает Вам отметку даты-времени для момента записи этого числа в распределенный реестр. Можно себе представить, как множество архивов совместно принимают участие в курировании и поддержании этого архивного распределенного реестра во времени и, по существу, в охране и обеспечении гарантий целостности коллекций друг друга. Если Вы записываете эти числа-хеши в распределенный реестр с отметкой даты и времени, то это означает, что в более поздний момент Вы можете, когда у Вас на руках есть тот же объект, снова вычислить его хеш, обратиться к реестру и убедиться, что да, это то же самый объект, который архив имел ранее.

Это, однако, не всё, что Вам нужно знать о документе. Вам нужно знать, кто его создал, когда и в ходе какого рода деятельности. Таким образом, перед Вами встает действительно интересный вопрос о подтверждении подлинности документа, когда Вы одновременно стремитесь также подтвердить контекст документа, его архивный контекст. Есть несколько интересных вопросов, касающихся того, какую часть располагаемой Вами информации о документе следует поместить в блокчейн. И задача проекта ARCHANGEL заключается в исследовании всего этого с тем, чтобы понять, какую информацию Вам следует поместить в распределенный реестр с точки зрения архивной практики.

Если у Вас имеется электронный архив на основе Эталонной модели открытой архивной информационной системы (Open Archival Information System, OAIS – речь идёт о международном стандарте ISO 14721:2012 «Системы передачи данных и информации о космическом пространстве. Открытая архивная информационная система. Эталонная модель» (Space data and information transfer systems - Open archival information system (OAIS) - Reference model) – Н.Х.), то где в вашем процессе будет идти запись хешей в распределенный реестр? Как это вписывается в контекст системы обеспечения электронной сохранности? И если Вы это делаете, то в течение какого времени хэш будет действительным, по Вашим ожиданиям?

О каком сроке идёт речь – говорите ли Вы о 5 годах, или 10, или 20? Что происходит в тот момент, когда используемый Вами алгоритм хеширования становится возможным взламывать на практике? Как в этом случае перевести регистр на новые варианты шифрования, на более стойкие алгоритмы хеширования? И с учётом всех этих проблемных вопросов, что происходит в том случае, когда Вы работаете в такими видами контента, как, например, видеозаписи? Национальные Архивы Великобритании сохраняют довольно много видеозаписей. Чтобы обеспечить сохранность видеоматериалов, их приходится перекодировать в другой формат, который легче сохранить. Когда хеш вычисляется по последовательности байтов, то у перекодированного материала будет иное значение хеша, и, соответственно, возникает вопрос, можем ли мы вычислять хеши по контенту, в отличие от хешей на основе потока битов или байтов, с целью верификации электронного контента, проходящего процедуры миграции в разных формах?

Это всё действительно очень важные исследовательские вопросы, которые мы изучаем в рамках проекта ARCHANGEL, и это дает нам возможность опробовать новые подходы в реальных условиях - закатав рукава, создать настоящий распределенный реестр. Если кому-то из коллег хочется попробовать поработать с распределенным реестром, просто свяжитесь с нами, поскольку мы действительно можем быстро подключить Вас, потенциально в качестве узла в нашей исследовательской сети ARCHANGEL, объединяющей узлы нашего архивного распределенного реестра, чтобы вы могли поэкспериментировать с этими технологиями самостоятельно. Мы задаем вопросы и отвечаем на некоторые из них, с тем, чтобы понять, действительно ли это та технология, которую мы сможем надежно использовать как часть нашей инфраструктуры электронной сохранности; и могут ли заинтересованные стороны надежно использовать эту дополнительную возможность, которой являются в конечном итоге криптографические гарантии того, что имеющиеся у нас документы со временем не изменяются, и это моно криптографически доказать.

(Окончание следует, см. https://rusrim.blogspot.com/2018/08/2-archangel-2.html )

Беседу вела Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник: сайт «Recordkeeping Roundtable»
https://rkroundtable.org/2018/08/09/recordkeeping-roundcasts-episode-2-project-archangel-and-distributed-ledger-experimentation/

среда, 22 августа 2018 г.

Доклады на предстоящей конференции iPres 2018 по электронной сохранности


В сети выложен подробный перечень докладов (см. https://osf.io/u5w3q/wiki/home/ ) на очередной 15-й международной конференция по обеспечению долговременной сохранности электронных объектов iPres 2018 ( https://ipres2018.org/ ), которая в этом году пройдёт в городах Бостоне и Кембридже, штат Массачусетс, США, с 24 по 27 сентября.

Конференция iPRES является одной из ключевых по данной тематике в мировом масштабе, и всегда отличается разнообразной программой.

Ниже приведены названия тех докладов, которые меня в наибольшей степени заинтересовали.

24 сентября 2018 года
  • Сессия 101: Кристофер Пром (Christopher John Prom) и Триша Паттерсон (Tricia Patterson) «Архивация электронной почты: Стратегии, инструменты, методы» (Archiving Email: Strategies, Tools, Techniques);

  • Сессия 107 (семинар): Шейла Мориссей (Sheila Morrissey), Эми Кирхгоф (Amy Kirchhoff), Стивен Абрамс (Stephen Abrams), Карен Карьяни (Karen Cariani), Виней Черуку (Vinay Cheruku), Юэн Кокрен (Euan Cochrane), Мишель Линдлар (Michelle Lindlar) и Марсель Рас (Marcel Ras) «Активное курирование архивов и управление обеспечением долговременной сохранности в больших масштабах» (Active Archive Curation and Preservation Management at Scale);
25 сентября 2018 года
  • Сессия 203.3: Мэтью Эддис (Matthew Addis), Джастин Симпсон (Justin Simpson), Джонатан Тилбери (Jonathan Tilbury), Джек О’Салливен (Jack O'Sullivan) и Пол Стоукс (Paul Stokes) «Интероперабельность в электронной сохранности посредством реестров действий по обеспечению долговременной сохранности» (Digital preservation interoperability through preservation actions registries);

  • Сессия 203.4: Мишель Линдлар (Michelle Lindlar) и Франциска Шваб (Franziska Schwab) «Вся эта работа … для чего? Отдача на инвестиции в процесс сертификации доверенного архива – Пример из практики» (All that work … for what? Return on investment for trustworthy archive certification processes – a case study);

  • Сессия 208.3: Майкл Дэй (Michael Day), Морин Пеннок (Maureen Pennock), Кейлин Смит (Caylin Smith), Айан Кук (Ian Cooke) и Джереми Дженкинс (Jeremy Jenkins) «Планирование обеспечения долговременной сохранности появляющихс форматов в Британской библиотеке» (Preservation planning for emerging formats at the British Library);

  • Сессия 209.1: Роберта Ситтель (Roberta Sittel), Скотт Мафесон (Scott Matheson), Карла Гребнер (Carla Graebner), Синтия Эткин (Cynthia Etkin), Дэвид Уоллс (David Walls) и Мег Филип (Meg Phillip) «Основанные на политике коллективные подходы к обеспечению сохранности электронной государственной информации» (Policy-based collaborative approaches to preserving electronic government information);

  • Сессия 209.2: Дайна Хендель (Dinah Handel), Элис Прель (Alice Prael) и Джесс Вайт (Jess Whyte) «Централизуйте её! Создание инфраструктуры, поддерживающей электронную сохранность» (Centralize it! : Creating infrastructure to support digital preservation);
26 сентября 2018 года
  • Сессия 304.2: Алекс Грин (Alex Green), Марк Белл (Mark Bell), Джон Шеридан (John Sheridan), Джон Колломоссе (John Collomosse), Ту Бьюи (Tu Bui), Алан Браун (Alan Brown), Джеми Фосетт (Jamie Fawcett), Оливье Ферё (Olivier Thereaux) и Джени Теннисон (Tennison) «Применение блокчейна для укрепления доверия к государственным электронным архивам» (Using blockchain to engender trust in public digital archives);

  • Сессия 305.1: (круглый стол): «Подведение итогов деятельности в области электронной сохранности после 15 лет работы: Что сработало, что нет, что предстоит» (Taking Stock of Digital Preservation after 15 Years: What Worked, What Didn't, What's Coming), модератор Кейт Виттенберг (Kate Wittenberg);

  • Сессия 305.2: Сабина Шримпф (Sabine Schrimpf) и Ивонн Тюнна (Yvonne Tunnat) «15-летие немецкого проекта NESTOR (Network of Expertise in Long-Term Storage of Digital Resources - Сеть обмена опытом в области долговременного хранения электронных ресурсов)» (15 years of nestor: German Network of Expertise in Digital Preservation);

  • Сессия 308.1: Натан Толман (Nathan Tallman) и Лорен Вёрк (Lauren Work) «Подходы к проведению экспертизы ценности: Формулирование критериев для отбора электронного контента на сохранение» (Approaching Appraisal: Framing criteria for selecting digital content for preservation);

  • Сессия 308.2: Кейт Дое (Kate Dohe) и Дэвид Дурден (David Durden) «Определение затрат на хранение: На пути к созданию эффективных моделей затрат для электронной сохранности» (Determining the Cost of Keeping It: Towards effective cost-modeling for digital preservation);

  • Сессия 309.2: Карин Бреденберг (Karin Bredenberg), Кульдар Аас (Kuldar Aas), Дэвид Андерсон (David Anderson) и Джейм Камински (Jaime Kaminski) «Архивная интероперабельность в интересах устойчивого в длительной перспективе единого цифрового рынка» (Archival interoperability for a long-term sustainable Digital Single Market);

  • Сессия 310.1: Кэтрин Хугаард (Kathrine Hougaard), Эдсен Йохансен (Edsen Johansen) и Ким Чу Норёксе (Kim Schou Nørøxe) «Концепция организации электронной сохранности в небольших архивах» (A concept for organizing digital preservation for small archives);

  • Сессия 310.5: Ху Дьенхуэй (Jiahui Hu), Фан Ань (An Fang), Чьень Чин (Qing Qian), Ян Ченьлиу (Chenliu Yang) и Фань Юньмань (Yunman Fan) «Стратегии обеспечения долговременной сохранности электронных медицинских ресурсов» (Preservation strategies for medical digital resources);
27 сентября 2018 года
  • Сессия 401.4: Джоан Качмарек (Joanne Kaczmarek) и Брент Вест (Brent West) «Обработка электронной почты, управляемой по методу Capstone, с использованием предсказательного кодирования: Первые впечатления» (Processing Capstone Email Using Predictive Coding: First Impressions)
Источник: сайт OSFHome
https://osf.io/u5w3q/wiki/home/

Налоговые органы получили право запрашивать данные из аудиторских организаций


Федеральный закон от 29 июля 2018 года № 231-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» установил порядок истребования налоговыми органами документов и информации у аудиторских организаций.

В статье 82 Налогового Кодекса (п.4) в настоящее время установлено, что при осуществлении налогового контроля «не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике (плательщике сбора, плательщике страховых взносов, налоговом агенте), полученной в нарушение положений Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, федеральных законов, а также в нарушение требования об обеспечении конфиденциальности информации, составляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности адвокатскую тайну, аудиторскую тайну».

Теперь эта статья дополнена нормой, согласно которой «в целях налогового контроля допускаются сбор, хранение и использование полученных от аудиторских организаций (индивидуальных аудиторов) документов (информации) в случаях, предусмотренных статьей 93.2 настоящего Кодекса».

Налоговый Кодекс также дополнен статьей 93.2 «Истребование документов (информации) у аудиторских организаций (индивидуальных аудиторов)».

На основании решения руководителя налоговый орган по месту учета аудиторской организации (индивидуального аудитора) вправе истребовать у них полученные ими при осуществлении аудиторской деятельности и оказании прочих связанных с аудиторской деятельностью услуг документы и информацию, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания, перечисления) налога (сбора, страховых взносов). Это можно будет сделано только в том случае, если они были истребованы у налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента) и не были представлены при проведении в отношении него выездной налоговой проверки или проверки полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами (п.2).

Требование о представлении документов (информации) с приложением копии решения направляется налоговым органом аудиторской организации (индивидуальному аудитору) после истечения срока их представления налогоплательщиком (плательщиком сбора, плательщиком страховых взносов, налоговым агентом).

Документы и информация могут быть истребованы налоговым органом также при поступлении запроса компетентного органа иностранного государства (территории) в случаях, предусмотренных международными договорами РФ (п.3).

Аудиторская организация (индивидуальный аудитор) вправе информировать лицо, в отношении которого получен запрос компетентного органа иностранного государства (территории), о получении соответствующего требования налогового органа и о передаче касающейся его информации только в случае, если запрос не содержит запрета на такое информирование (п.4).

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=303425  

вторник, 21 августа 2018 г.

Материальные аспекты оцифровки, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2018/08/1_20.html )

Отпечатки пальцев на средневековой печати. Источник: http://www.thehistoryblog.com/archives/40187 - Н.Х.

Электронные образы позволяют по-новому взглянуть на физические характеристики объектов архивного и культурного наследия. Филиппа Хоскин (Phillippa Hoskin) из Университета Линкольна и Элизабет Нью (Elizabeth New) из Университета Абериствит  (Aberystwyth University) сотрудничают с криминалистами, захватывая образы отпечатков пальцев и ладоней, оставшихся на воске средневековых печатей. В этой связи поднимаются интересные вопросы об обстоятельствах, при которых документы были скреплены печатями, и о способах использования печатей при оформлении сделок с землей.

Так сейчас хранятся алебастровые (гипсовые) слепки печатей. Их планируется по завершении оцифровки переместить в новое место хранения.

Лотте Фиккерс (Lotte Fikkers) из Лейденского университета и Дэвид Миллс (David Mills) из Лондонского университета королевы Марии (Queen Mary University of London) используют микротомографию для неинвазивного создания образов содержимого невскрытых писем 17-го века, избегая тем самым возможного причинения ущерба и утраты доказательной силы в результате вскрытия писем.

На семинаре также были представлены собственные исследования, проводимые Национальными Архивами. В нашем департаменте ухода за коллекциями (Collection Care department) рентгеновская флуоресценция (x-ray fluorescence) применяется для установления химического состава объектов, в частности, для выявления использования мышьяка в печатном деле викторианской эпохи. Предоставленный «Друзьями национальных архивов» (Friends of The National Archives, https://ftna.org.uk/ ) 3D-принтер был использован для воспроизведения объектов из коллекций, и его также планируется применять для изготовления уникальных футляров для хрупких объектов, таких, как печати.

В Национальных Архивах с помощью 3D-принтера изготавливается копия деревянной учётной бирки (tally stick – они выполняли функции долговых расписок – Н.Х.)

Работа департамента по уходу за коллекциями иллюстрирует сильное пересечение науки о культурно-историческом наследии и цифровых гуманитарных наук. Оцифровка слишком часто рассматривается как однократная процедура, выполняемая раз и навсегда, вроде цветного микрофильмирования. Доклады на семинаре показали, что оцифровку следует скорее рассматривать как непрерывный процесс изучения и исследования материальных свойств архивных документов, подобно тому, как археологический объект постоянно исследуется заново по мере появления новых технологических решений.

Этот акцент на материальную сторону будет не менее важен и тогда, когда мы все больше станем работать с изначально-электронными документами, как это продемонстрировала серия практических мероприятий, организованных кураторами из Национальных Архивов. Уже сегодня архивам приходится сталкиваться с проблемами извлечения данных из сложенных в мешки устаревших устройств хранения. Такого рода криминалистическая восстановительная работа, вероятно, станет в будущем существенной частью архивной работы.

Национальные Архивы являются лидером в усилиях по обеспечению сохранности электронных писем и веб-сайтов государственных органов, но в рамках этой деятельности возникает много новых и сложных проблем. Мы всё чаще получаем на хранение сложно отформатированные электронные письма, содержащие графические изображения и т.п. Насколько для будущих исследователей важно, чтобы были сохранены эти физические особенности отображения электронных писем? Аналогично, что важнее при сохранении веб-страниц - данные или внешний вид? Что мы теряем, если не можем показать, как первоначально выглядела веб-страница?

Двухдневный семинар был нацелен на изучение этих вопросов. Наверное, неизбежно, что на семинаре в такой ультрасовременной области исследований возникнет больше новых вопросов, чем ответов. Материальность – проявляется ли она в формате хранения, доступе или в самих документах - имеет ключевое значение для того, как мы представляем себе архивы, а выступления и дискуссии на проведенном Национальными Архивами семинаре показывают, что эта тема будет оставаться одной из центральных и в электронно-цифровом мире.

Данный семинар является частью серии семинаров по электронно-цифровому экспериментированию (Digital Experimentation workshops, http://www.nationalarchives.gov.uk/about/our-research-and-academic-collaboration/events-and-training/digital-experimentation-workshops/ ), организованных Научно-исследовательской группой Национальных Архивов ( http://www.nationalarchives.gov.uk/about/our-research-and-academic-collaboration/collaborate-with-us/contact-the-research-team/ ) в 2017-2018 учебном году в сотрудничестве с различными университетами.

Данный пост совместно подготовлен профессором Эндрю Прескоттом из Университета Глазго, и д-ром Айрини Гоударули, ведущим специалистом Национальных Архивов по цифровым и технологическим исследованиям.

Источник: блог Национальных Архивов Великобритании
https://blog.nationalarchives.gov.uk/blog/materialities-digitisation/