понедельник, 14 октября 2019 г.

Турция: 4-й симпозиум по системам управления и архивации документов


Данное письмо появилось на форуме Международного совета архивов (МСА) 8 октября 2019 года, буквально накануне начала симпозиума. И хотя данный пост получается о мероприятии, которое уже прошло, достаточно интересно, как мне кажется, посмотреть, какие вопросы сегодня интересуют турецких коллег.

Сайт симпозиума http://2019.ebeyas.org/

Рекламный плакат симпозиума e-BEYAS 2019

Уважаемые коллеги,

Симпозиум по системам управления и архивации документов (английское название: Electronic Records Management and Archiving System Symposium, e-RMAS; название на турецком языке: Belge Yönetimi ve Arşiv Sistemi, e-BEYAS) пройдёт 10-11 октября в Анкаре, Турция. Ниже приводится извещение Оргкомитета.

Становление общественных институтов и стабильность могут быть достигнуты благодаря обеспечению преемственности из прошлого в будущее. Такая преемственность возможна только в том случае, если архивные документы организованы, систематизированы и доступны.

В настоящее время благодаря быстро развивающимся информационным технологиям деловые и транзакционные процессы осуществляются в электронных средах. Эффективный обмен информацией / знаниями в интересах институциональных изменений и развития, выявление продуктов и услуг, позволяющих получить отдачу на основе знаний / информации, возможны при использовании инновационных подходов к управлению информацией и документами. В этом контексте информационные технологии открывают возможности, позволяющие создавать новые системы управления электронными документы и электронные платформы учреждений, поддерживающие более эффективное и экономичное ведение административной деятельности.

Электронные системы управления документами, являющиеся основой информационных систем государственных органов и учреждений, стали незаменимым компонентом административной деятельности в части создания, передачи, архивации электронных документов, обеспечения защищённого и санкционированного доступа и поддержании институциональных структур.

Начиная с 2007 года Координационная группа университета Анкары по системам управления и архивации документации (RMAS) занимается проектами, в рамках которых создаются соответствующие приложения, и активно сотрудничает со многими государственными учреждениями и организациями. Благодаря её успешной деятельности в этой области было построено отдельное защищённое здание «Университетского центра хранения документации и архива» для проведения исследований по вопросам управления документами и архивного дела, что является первым примером такого рода.

Соответственно, возникла идея организации симпозиума по данной тематике, и в ходе первого такого мероприятия e-RMAS 2014, проведенного в университете Анкары 20-21 марта 2014 года с основной темой «Управление и архивация электронных документов», прошло обсуждение результатов исследований и инновационные идей различных государственных учреждений.

Второй симпозиум (e-RMAS 2015) состоялся 22-23 октября 2015 года. Он был организован Координационной группой RMAS и факультетом информационных технологий университета Анкары при спонсорской поддержке факультетов управления документами и информацией университетов Анкары и Мармара, а также национальной телекоммуникационной компании TÜRKSAT A.Ş. Основной темой симпозиума в 2015 году было «Будущее корпоративной памяти: Переход на электронно-цифровые технологии, электронные архивы и приложения для управления электронными документами».

Третий симпозиум (e-RMAS 2017) был проведен 19-20 октября 2017 года в университете Анкары с основной темой «Информационные системы и управление информацией в контексте корпоративной динамики: Ожидания и новые подходы».

Очередной четвертый симпозиум e-RMAS 2019 пройдёт 10-11 октября 2019 года в университете Анкары. Его основная тема: «Управление информацией и информационная безопасность в процессах промышленности 4.0: Электронные документы, электронные архивы, электронное правительство, облачные вычисления, большие данные, искусственный интеллект и вычислительная архивная наука». Участники симпозиума представят новые результаты исследований, обменяются информацией и обсудят актуальные вопросы по основной теме. Дополнительную информацию можно получить, отправив свои вопросы по адресу ebeyassempozyum@gmail.com .

Особое значение симпозиуму придаёт проходящее одновременно празднование «Всемирного дня электронных документов» 10 октября 2016 года. Кроме того, как и во всем мире, октябрь месяц был объявлен в Турции «Месяцем осведомлённости о кибербезопасности».

Все желающие приглашаются принять участие в данном симпозиуме, который будет проходить в кампусе университета Анкары.

С уважением,

Оргкомитет симпозиума e-RMAS

Мой комментарий: Обращает на себя внимание набор «ключевых слов» в теме симпозиума, и очень хочется, чтобы такие темы были затронуты и на наших конференциях, которые традиционно пройдут в октябре-декабре :)

Источник: сайт симпозиума
http://2019.ebeyas.org/
http://2019.ebeyas.org/wp-content/uploads/2019/10/4.-e-BEYAS-2019-Sempozyumu-Program-1.pdf

PKI-форум: Угрозы в актуальных задачах применения электронных цифровых подписей


Традиционно украшением XVII международной конференции по проблематике инфраструктуры открытых ключей и электронной подписи (PKI-форум Россия 2019), которая прошла 17–19 сентября 2019 в Санкт-Петербурге, стал доклад заведующего кафедрой информационной безопасности ВШЭ Александра Павловича Баранова по теме «Угрозы в актуальных задачах применения ЭЦП».

Выступает А.П.Баранов

По его мнению, массовой квалифицированной электронной подписи при современном уровне развития и эксплуатации компьютерных технологий нет и быть не может. В настоящее время повсеместно используется усиленная неквалифицированная электронная подпись, юридические особенности применения которой законодательно слабо определены.

Видеозапись доклада доступна по адресу:  https://www.youtube.com/watch?v=je7ybCFuGrc



Презентация доклада доступна по адресу: https://pki-forum.ru/files/files/2019/01_baranov.pdf

Источник:
https://pki-forum.ru/gal_2019
https://www.youtube.com/watch?v=je7ybCFuGrc

воскресенье, 13 октября 2019 г.

Дополненный интеллект: Сделать совместную работу людей и машин более эффективной


Данная заметка Дика Вейсингера (Dick Weisinger – на фото) была опубликована 27 сентября 2019 года на блоге компании Formtek.

Англоязычная аббревиатура AI обычно расшифровывается как Artificial Intelligence (искусственный интеллект, ИИ). Ряд специалистов сейчас говорит, что другой AI - Augmented Intelligence (дополненный интеллект), вероятно, будет иметь такое же или даже более важное значение.

Целью искусственного интеллекта является создание машин, которые имитируют человеческий интеллект. Это включает в себя способность понимать речь, учиться и рассуждать. Дополненный интеллект, в свою очередь, нацелен на создание систем, которые улучшают способность людей и машин более эффективно работать совместно.

Директор по стратегическим вопросам компании Conversa Мюррей Брозинский (Murray Brozinsky, см. https://www.linkedin.com/in/murraybrozinsky/ ) говорит, что «когда компьютер принимает решение – это сверху донизу вопрос вычислений. Однако, когда выбор делает человек, то, чтобы сделать правильный выбор, Вам нужно знать, что именно имеет значение и почему это важно. И в этом заключается главное различие между человеком и машиной, а также то поле, где они могут сотрудничать. В настоящее время появился ряд исследований, результаты которых показывают, что человек вместе с машиной превосходит как человека, так и машину, действующих самостоятельно». (см. https://www.computerworld.com.au/article/649554/healthy-future-augmented-intelligence/ )

Аналитическая фирма Гартнер (Gartner, см. https://www.gartner.com/en/newsroom/press-releases/2019-08-05-gartner-says-ai-augmentation-will-create-2point9-trillion-of-business-value-in-2021 ) предсказывает, что в течение двух лет использование искусственного интеллекта в качестве дополнения человеческого создаст в общемировом масштабе рынок объёмом 2,9 триллиона долларов и позволит получить отдачу от повышения производительности труда, эквивалентную 6,2 миллиарда человеко-часов.

По мнению вице-президент фирмы Гартнер по исследованиям Светланы Сикьюла (Svetlana Sicular, см. https://www.gartner.com/analyst/40906/Svetlana-Sicular ), «при ажиотаже по поводу инструментов, сервисов и алгоритмов искусственного интеллекта упускается из виду важный момент: целью внедрения ИИ должна стать возможность для людей быть лучше, умнее и счастливее, а не создание «машинного мира» как самоцель. Дополненный интеллект - это подход к проектированию, при котором люди выиграют от внедрения ИИ, в равной степени помогающий как машинам, так и людям в поной мере проявить свои возможности» (см.  https://www.gartner.com/en/newsroom/press-releases/2019-08-05-gartner-says-ai-augmentation-will-create-2point9-trillion-of-business-value-in-2021 ).

Дик Вейсингер (Dick Weisinger)

Мой комментарий: Я последнее время много взаимодействую с коллегами, разрабатывающими и внедряющими инновационные технологии и методы работы. Постоянно делается одна и та же ошибка, часто обрекающая неплохие, в принципе, идеи на провал: вместо того, чтобы изначально «закладываться» на взаимодействие и интероперабельность с уже существующими решениями и инфраструктурами, новаторы всё время пытаются создать «чистые» инновационные решения, отметая тем самым всё, что было создано до них (и что во многих вариантах применения по-прежнему работает очень даже эффективно). Посмотрите хотя бы на тех, кто продвигает решения на основе технологий блокчейна и распределенных реестров …

Идея дополненного интеллекта мне нравится ещё и потому, что мне не хотелось бы превращения человека в своего рода «домашнее животное» машин будущего. Я верю в то, что возможности человеческого интеллекта ещё далеко не исчерпаны :)

Более того, я полагаю, что имитация человеческого интеллекта – не самый оптимальный путь для развития ИИ. Машины сильно выигрывают от того, что они не обязаны быть похожими на своих создателей (и на практике человекоподобные, - как в плане внешнего вида, так и в плане принятия решений, - роботы обычно не более чем игрушки; промышленные и боевые роботы на людей не похожи, и методы принятия и исполнения решений у них обычно иные). С этим, между прочим, связана одна из интересных проблем, с которыми представителям нашей профессии придёт столкнуться в ближайшем будущем – как определить и задокументировать причины и основания, по которым автомат принял именно такое решение, а не какое-либо иное, особенно если это решение затрагивает права людей?

Источник: блог компании Formtek
https://formtek.com/blog/augmented-intelligence-getting-humans-to-work-more-effectively-with-machines/ 

Судебная практика: Переписка посредством мессенджера «Вотсап» как доказательство наличия трудовых отношений


Иски об установлении факта трудовых отношений - достаточно распространённое явление. В каждом конкретном случае судам приходится разбираться и оценивать всю совокупность представляемых сторонами доказательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в ноябре 2018 года вынесла решение по делу № 33-19091/2018, в котором признала письменными доказательством факта наличия трудовых отношений переписку гражданки и директора общества «Юнитпрайм» посредством мессенджера «Вотсап» (WhatsApp) по организационным вопросам.

Суть спора

Гражданка утверждала, что работала в ООО «Юнитпрайм» в г. Екатеринбург, в цехе в должности контролера ОТК. Нашла работу по объявлению в сети Интернет, созванивалась по поводу работы с директором общества, с ним же были согласованы условия оплаты труда и режим работы, а также её трудовые обязанности.

В нарушение норм трудового законодательства работодателем не были надлежащим образом оформлены трудовые отношения, не был оформлен трудовой договор и приказ о приеме её на работу, несмотря на то, что она регулярно об этом просила работодателя.

Согласно устной договоренности с директором общества, размер заработной платы составлял 25 тысяч рублей в месяц (за первый месяц работы), в последующем заработная плата должна была составлять 30 тысяч рублей ежемесячно.

Гражданка работала у ответчика в период с октября 2017 по апрель 2018. За данный период ей дважды выплачивалась заработная плата. Денежные средства перечислялись за ноябрь 2017 года в размере 25 тысяч рублей и за декабрь 2017 года в размере 5,5 тысяч рублей. В настоящее время задолженность по заработной плате за период с декабря 2017 года по апрель 2018 года составляет 123,5 тысячи рублей. В апреле гражданка уволилась. При увольнении работодателем не была выплачена задолженность по заработной плате и компенсация за неиспользованный отпуск. Гражданка сообщила, что переговоры по телефону с директором относительно погашения задолженности по заработной плате результатов не дали, тот ссылался на финансовые трудности организации и, не оспаривая наличия задолженности по заработной плате, денежные средства не выплачивал, в связи с чем гражданка обратилась в суд, и просила:
  • Установить факт трудовых отношений между гражданкой и обществом;

  • Взыскать с общества в свою пользу задолженность по заработной плате, компенсацию морального вреда в размере 50 тысяч рублей, судебные расходы по оплате услуг по подготовке искового заявления в суд в размере 22500 рублей, компенсацию за неиспользованный отпуск, проценты (денежную компенсацию) за несвоевременную выплату заработной платы с января 2018 года по день вынесения решения суда.
Представитель ответчика общества в судебном заседании в суде первой инстанции исковые требования не признал, отрицая как факт наличия между гражданкой и обществом трудовых отношений, так и наличие долга по заработной плате.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга в августе 2018 года в удовлетворении искового заявления гражданки было отказано.

Суд первой инстанции исходил из недоказанности гражданкой факта трудовых отношений с обществом в спорный период, и из недоказанности наличия у работодателя каких-либо обязательств перед нею.

Гражданка не писала заявления о принятии ее на работу, не сдавала обществу трудовую книжку, не подписывала приказ о приеме на работу и, соответственно, об увольнении, не была ознакомлена с правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными актами, с ней не проводился инструктаж по технике безопасности.

В решении суда первой инстанции отмечается, что к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований суд первой инстанции пришел в связи с тем, что трудовой договор между сторонами не заключался, приказ о приеме на работу не издавался, запись о приеме на работу в трудовую книжку не вносилась, доказательств подчинения работника правилам внутреннего трудового распорядка, выплаты истцу ответчиком заработной платы, обращения истца к ответчику с требованием оформить трудовые отношения в соответствии с действующим законодательством, материалы дела не содержат.

В ходе рассмотрения дела судом доводы истца о нахождении с ответчиком в трудовых отношений в результате фактического допущения к работе не нашли своего подтверждения. Иных работников общества, которые могли бы допустить истца к трудовой деятельности, помимо директора, отрицающего данный факт, судом не было установлено.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда

По мнению Судебной коллегии, судом первой инстанции были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и неправильно применены к отношениям сторон положения ч.3 ст.16, ч.1 ст.61, ч.2 ст.67 Трудового кодекса РФ, правовые позиций, изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2018 №15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей - физических лиц и у работодателей - субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям», а также положения ч.1 ст.56, ст. ст. 57, 68, ч.2 ст.150 Гражданского процессуального кодекса РФ, - в связи с чем решение суда подлежит отмене.

Из материалов данного гражданского дела усматривается, что факт заключения трудового договора истцом и ответчиком и факт её работы у ответчика в должности контролера ОТК подтверждается (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) совокупностью следующих доказательств, имеющихся в материалах дела:
  • Объяснениями гражданки, которые являются доказательствами в части фактических обстоятельств относительно её нахождения в цехе, её работы за компьютером в отделе ОТК; они согласуются с объяснениями представителя ответчика, из которых следует, что она выполняла работу в цехе в отделе ОТК;

  • Представленными в материалы дела гражданкой детализациями соединений от оператора сотовой связи, из содержания которых следует, что она и директор общества неоднократно созванивались, - что не оспаривалось в заседании суда апелляционной инстанции директором, который не исключал возможность телефонных переговоров с гражданкой в указанный период, в том числе по вопросам работы производства в цехе, указывая, что не помнит содержание таких переговоров, но возможность разговоров с нею по телефону не исключает;

  • Письменными доказательствами: перепиской гражданки и директора общества посредством мессенджера «Вотсап» по организационным вопросам, что не оспаривалось в заседании суда апелляционной инстанции директором, указавшим на то, что переписка велась между ним и истцом;

  • Справкой из банка о перечислении гражданке денежных средств, относительно которых директор пояснил, что денежные средства с его банковской карты мог перечислять его брат, поскольку он предоставлял брату право использовать свою банковскую карту, однако характер отношений между братом и гражданкой пояснить не может, в трудовых отношениях с обществом брат не состоит, но на производстве в цехе бывал;

  • Поступившим в ответ на запрос судебной коллегии ответом ООО «СтройИнженеринг» о том, что на территорию цеха был согласован допуск брату директора как должностному лицу общества;

  • Объяснениями директора, данными в заседании суда апелляционной инстанции, из которых следует, что он не отрицает, что гражданку на работу в цех на должность контролера ОТК в указанный истцом период принял или мог принять брат;

  • Директор ежедневно (кроме выходных дней), в том числе в юридически значимый период, приходил в цех с целью проверки качества продукции, видел в цехе в кабинете отдела ОТК гражданку, работающей за компьютером; не исключал, что мог вести с нею телефонные переговоры, в том числе, по организационным вопросам, связанным с работой цеха, содержание разговоров не помнил; не отрицал, что размещал объявления о приеме работников на работу в цех для последующего соединения кандидатов на вакантные должности с КВН, мог вести разговор по объявлению о приеме на работу и с гражданкой, однако такого разговора не помнит.
Приходя к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения исковых требований о взыскании с ответчика в пользу истца задолженности по заработной плате за период с декабря 2017 года по апрель 2018 года, судебная коллегия исходит из следующего.

Доводы гражданки относительно согласования с ответчиком заработной платы в размере 30 тысяч ежемесячно своего подтверждения, с учетом всей совокупности представленных в материалы дела доказательств, не нашли. Доказательства обычного вознаграждения работника такой квалификации в данной местности гражданкой не были представлены в материалы дела, в связи с чем, с учетом установленного факта трудовых отношений, судебная коллегия исходила из размера минимальной заработной платы в в Свердловской области - 9217 рублей, и в пользу гражданки была взыскана заработная плата в размере 39 тысяч рублей.

Ответчиком факт невыплаты гражданке заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск в юридически значимый период не оспаривался.

Судебная коллегия отменила решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга и приняла по делу новое решение, которым исковые требования гражданки к обществу были удовлетворены частично: был установлен факт трудовых отношений между гражданкой и обществом в должности контроллера ОТК. и с общества в пользу гражданки были взысканы:
  • Задолженность по заработной плате в размере более 39 тысяч рублей;

  • Компенсация за неиспользованный отпуск в размере 4,7 тысяч рублей;

  • Денежная компенсация (проценты) за задержку выплаты заработной платы в размере 4,8 тысяч рублей;

  • Компенсация морального вреда в размере 10 тысяч рублей;

  • Расходы на оплату юридических услуг в размере 10 тысяч рублей.
В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Мой комментарий: Даже тогда директора «взяли за жабры», он не смог вспомнить, что принимал сотрудницу на работу. Возможно, для таких работодателей стоит завести правило записи всех разговоров на диктофон :)

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOUR;n=178623

суббота, 12 октября 2019 г.

ИСО: Опубликован стандарт по защите персональных данных при анализе данных в сфере образования


Тема защиты неприкосновенности частной жизни и персональных данных сейчас настолько актуальна во всех сферах деятельности, что стандарты по этому вопросу не публикует только ленивый :)

Недавно сайт Международной организации по стандартизации (ИСО) сообщил о публикации в сентябре 2019 года новых технических спецификаций ISO/IEC TS 20748-4:2019 «Информационные технологии для обучения, образования и подготовки – Интероперабельность средств сбора и обработки данных об учащихся – Часть 4: Политики защиты неприкосновенности частной жизни и защиты персональных данных» (Information technology for learning, education and training — Learning analytics interoperability - Part 4: Privacy and data protection policies) объёмом 29 страниц, см. https://www.iso.org/standard/74379.html и https://www.iso.org/obp/ui/#!iso:std:74379:en .

Документ разработан техническим подкомитетом ИСО/МЭК JTC1/SC36 «Информационные технологии для обучения, образования и подготовки» (Information technology for learning, education and training).

Во вводной части документа, в частности, говорится:
«В настоящем документе устанавливаются требования к защите неприкосновенности частной жизни и персональных данных, которые должны использоваться при проектировании систем сбора и обработки данных об учащихся (learning analytics) и в практике сбора и обработки такого рода данных в школах, университетах, при обучении на рабочем месте и при использовании смешанных подходов к обучению.

Документы серии ISO/IEC 20748 разъясняют и упорядочивают поведение компонентов, связанных с обеспечением интероперабельности систем сбора и обработки данных об учащихся. Обеспечение неприкосновенности частной жизни и защиты персональных данных рассматриваются как важные сквозные требования, влияющие на все подпроцессы сбора и обработки данных об учащихся.

Несмотря на то, что в ряде юрисдикций вопросы защиты неприкосновенности частной жизни и персональных данных регламентированы законодательством, существует потребность специфицировать требования к обеспечению неприкосновенности частной жизни в рамках этой серии с тем, чтобы установить принципы, которые смогут повлиять на проектирование и использование систем сбора и обработки данных об учащихся».
Содержание документа следующее:
Предисловие
Введение
1. Область применения
2. Нормативные ссылки
3. Термины и определения
4. Сокращения
5. Требования к обеспечению неприкосновенности частной жизни и защите персональных данных
6. Особенности защиты неприкосновенности частной жизни и персональных данных при обработке данных об учащихся
7. Спецификации параметров защиты неприкосновенности частной жизни и персональных данных при обработке данных об учащихся
Библиография
Источник: сайт ИСО
https://www.iso.org/standard/74379.html
https://www.iso.org/obp/ui/#!iso:std:74379:en

Судебная практика: Электронное согласование с сотрудником перевода в другую местность незаконно


Разговоры о необходимости кардинального совершенствования законодательства, а том числе легализации использования при документировании трудовой деятельности электронных документов, уже перешли на уровень первых лиц государства, а в Государственной Думе прошли первое чтение два законопроекта, которые начинают этот процесс.

При этом организации на свой страх и риск уже давно активно используют электронные документы, однако в случае судебных споров представление такого рода доказательств в суды не всегда бывает успешным.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в ноябре 2018 года вынесла решение по делу № 33-50084/2018, в котором работодатель ссылался на то, что перевод сотрудника на новое рабочее место был согласован с ним посредством его ознакомления с приказом в корпоративной системе электронного документооборота (КСЭД) и проставлении им соответствующей отметки о согласии в электронной форме.

Суть спора

В сентябре 2011 года между гражданином и ОАО «ТЭК Мосэнерго» был заключен трудовой договор, согласно которому он был принят на работу на должность главного специалиста. В соответствии с п.1.5 трудового договора место работы гражданина было определено - г. Москва, ОАО «ТЭК Мосэнерго». С февраля 2012 г. он был переведен на должность начальника Отдела перспективных технологий.

Приказом от 1 ноября 2017 года в связи с задействованием работников отдела перспективных технологий в реализации договора на выполнение научно-исследовательской работы, по которому работники отдела проводили комплекс экспериментальных исследований по разделению газовых смесей на территории филиала ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова», учитывая фактические организационные и технологические условия труда на период ноября-декабря 2017 года, сотрудникам отдела, в том числе его начальнику, было установлено рабочее место в здании, расположенном на территории филиала.

Согласно табелю учёта рабочего времени, гражданин отсутствовал на работе 10 и 28 ноября 2017 года, с 13 по 26 ноября 2017 года он находился в ежегодном оплачиваемом отпуске.

28 ноября 2017 года у него были затребованы письменные объяснения относительно отсутствия на рабочем месте, в этот же день был составлен акт об отказе от дачи письменных объяснений.

Приказом от 28 ноября 2017 года истец был уволен с занимаемой должности на основании пп."а" п.6 ч.1 ст.81 Трудового Кодекса РФ.

Гражданин обратился в суд

Позиция Басманного районного суда г. Москвы

При рассмотрении дела в мае 2018 года суд отметил, что факт отсутствия гражданина 10 и 28 ноября 2017 г. на территории филиала ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова» в ходе заседания суда первой инстанции был подтвержден показаниями свидетелей, и самим гражданином не оспаривался. Также судом было установлено, что в эти дни он находился на своем рабочем месте в офисе ОАО «ТЭК Мосэнерго», как это определено трудовым договором.

Свидетель в суде показала, что гражданин являлся её начальником, об издании работодателем приказа об изменении рабочего места сотрудникам отдела перспективных технологий ей известно не было, работодатель об определении нового места работы их не уведомил.

Суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении требований гражданина, поскольку:
  • Соглашения между сторонами трудового договора относительно изменения рабочего места гражданина не заключалось, по условиям трудового договора местонахождение рабочего места истца определено в г. Москве, где он и находился в дни, вменяемые ему в качестве прогулов;

  • При установлении ему нового рабочего места и переводе его в другую местность требовалось письменное согласие работника, которое работодателем получено не было (в отличие от перемещения, которое производится в пределах одной местности);

  • Обществом была нарушена процедура увольнения, работодателем работнику не был предоставлен двухдневный срок для дачи письменного объяснения, о чём он сообщил работодателю, указав, что ему необходимо проконсультироваться с юристом.
Суд принял решение об удовлетворении требования гражданина о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 29 ноября 2017 г. по 14 мая 2018 г. в размере более 1,18 млн. руб., выплате компенсации морального вреда в размере 5 тысяч- руб. и расходов на представителя в размере 15 тысяч руб.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отметила, что доводы апелляционной жалобы работодателя о том, что перевод сотрудника на новое рабочее место был согласован с работником посредством его ознакомления с соответствующим приказом в корпоративной системе электронного документооборота (КСЭД) и проставления им соответствующей отметки о согласии в электронной форме, не основаны на положениях ст. ст. 72 и 72.1 Трудового кодекса РФ. Действующим трудовым законодательством не предусмотрена электронная форма документооборота при заключении трудовых договоров и дополнительных соглашений к трудовым договорам.

Судебная коллегия также приняла к сведению объяснения гражданина о том, что с приказом о временном изменении места работы он ознакомлен не был, электронной подписи у него нет, сотрудники ИТ-службы общества могут войти в систему и поставить подпись за любого сотрудника.

Суд подчеркнул, что гражданин не был перемещен на другое рабочее место, расположенное в той же местности, т.е. в пределах города Москвы, - в рассматриваемом случае работодатель осуществил незаконный перевод сотрудника в другую местность без согласия работника.

Доводы апелляционной жалобы о том, что порядок увольнения был соблюден, что непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания, основаны на неправильном толковании положений ст.193 ТК РФ, поскольку истец не отказывался от дачи письменных объяснений и выразил намерение воспользоваться юридической помощью. Таким образом, акт об отказе работника от дачи письменных объяснений мог быть составлен работодателем только по истечении двух рабочих дней после того, как у работника были затребованы письменные объяснения.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без изменения решение Басманного районного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу АО «Теплоэнергетическая компания Мосэнерго» - без удовлетворения.

Мой комментарий: С моей точки зрения, работодатель, переводя свои взаимоотношения с работниками в электронный вид, недостаточно продумал порядок документирования юридически значимых для него и работника фактов. У него было бы больше шансов отстоять свою позицию в суде, если бы он включил описание порядка согласования переводов сотрудников в коллективном трудовом договоре и согласовал его с профсоюзной организацией (если она есть). Даже включение таких норм в личный трудовой договор сотрудника дало бы работодателю больше шансов отстоять свою позицию.

Данное решение суда наглядно продемонстрировало, что перевод кадровой документации в электронный вид поставит перед организациями немало проблем, которые придётся решать. Недостаточно издать приказ в электронном виде и направить его по системе электронного документооборота. Нужно в деталях продумать процедуру тщательного документирования факта волеизъявления работника, чего в данном случае сделано не было.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOCN;n=1086280

пятница, 11 октября 2019 г.

Объединённые Арабские Эмираты: Национальные Архивы страны открыли программу бакалавриата по направлению управления документами и архивной науки


Данная новость была опубликована 22 сентября 2019 года Агентством новостей ОАЭ (Emirates News Agency).

В сотрудничестве с Университетом Сорбонны в Абу-Даби, Национальные архивы Объединённых Арабских Эмиратов (ОАЭ) открыли программу бакалавриата по управлению документами и архивной науке.


В первом семестре к занятиям в рамках программы приступили 28 студентов, которые, как ожидается, закончат обучение через три года. Программа направлена на выпуск группы специалистов с академической компетенцией и квалификацией в области управления документами и архивного дела.

Появление этой программы связано с тем, что, по оценкам, страна нуждается в более чем 4000 профессиональных архивистах и специалистах по управлению документами для того, чтобы обеспечить сохранность и управление документальным культурно-историческим наследием ОАЭ наилучшим образом и с использованием новейших методов.

Студенты из ОАЭ получают стипендию от Его Высочества шейха Мохамеда бен Заида аль Нахайяна, наследного принца Абу-Даби и заместителя Верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ.

Национальные Архивы рассматривают этот грант как свидетельство большой поддержки молодого поколения мудрым руководством.

Программа открыта для учащихся, имеющих диплом о среднем образовании и владеющих английским и арабским языками на уровне признаваемых в ОАЭ тестов.

Программа, которая преподается на английском языке, построена на прочной основе курсов по вопросам архивного дела и управления документами в рамках трехлетнего учебного плана, который включает следующие предметы: фундаментальные архивные курсы, фундаментальные академические курсы, практическая работа, навыки общения (на арабском или английском языках) по вопросам управления документами и архивного дела, информационные технологии, языки и др.

Студенты, успешно завершившие трехлетнюю программу обучения, получают дипломы от Сорбоннского университета в Париже.

Данная программа обучения стала результатом Меморандума о взаимопонимании, подписанного Национальными Архивами и Университетом Сорбонны в Абу-Даби.

Рола Алгул (Rola Alghoul) и Хасан Башир (Hassan Bashir)

Мой комментарий: Главное, что я вижу в этой новости, это поддержка со стороны высшего руководства страны, которой нам часто не хватает; и внимание Национальных Архивов к вопросу подготовки современных кадров.

Источник: сайт Агентства новостей ОАЭ
http://www.wam.ae/en/details/1395302788686 

четверг, 10 октября 2019 г.

Конференция Общества американских архивистов 2019 года: Секция 306 «Вовлечение общественности и прозрачность при проведении экспертизы ценности и установлении сроков хранения документов»


Данная заметка Кэтрин Джайл (Cathrine Giles – на фото), руководителя отделения государственных документов департамента библиотек и архивов американского штата Кентукки, была опубликована 23 сентября 2019 года на блоге «The Schedule» секции по вопросам управления документами Общества американских архивистов (Society of American Archivists, SAA).

Мой комментарий: Конференция «Архивы и документы 2019» (Archives * Records 2019), совместно организованная Советом руководителей архивных служб штатов и территорий США (Council of State Archivists, CoSA) и Обществом американских архивистов (Society of American Archivists, SAA) под девизом «Трансформационно!» (Transformative!) была проведена в период с 31 июля по 6 августа 2019 в г. Остине (Austin), штат Техас, США. Сайт конференции: https://www2.archivists.org/am2019 ; программа конференции доступна по адресу https://archives2019.sched.com/ .

Секция 306 «Вовлечение общественности и прозрачность при проведении экспертизы ценности и установлении сроков хранения документов»

Представитель Национальных Архивов США (NARA) Мэг Филипс (Meg Phillips), с выступления которой началась работа сессии, отметила, что в последнее время был довольно большой интерес к предлагаемым Национальными Архивами срокам хранения документов, что побудило Национальные Архивы изучить вопрос о том, как можно вовлечь в этот процесс общественность, в том числе людей, которые не являются профессиональными архивистами и специалистами по управлению документами. Национальные Архивы уже не устраивал тот подход, который они в прошлом использовали для сбора замечаний и предложений от общественности в отношении предлагаемых сроков хранения и перечней; и весной 2019 года этот процесс был изменён.

Мэгги Хокинс (Maggie Hawkins, Национальные Архивы США) рассказала о прежнем и нынешнем процессах общественного обсуждения сроков хранения и перечней. Ранее процесс опирался на обработку электронной или обычной почты. Национальные Архивы сообщали в «Федеральном реестре» (Federal Register – официальный бюллетень правительства США – Н.Х.), что они для обсуждения доступны предложенные ими указания по срокам хранения и действиям по их истечении. Если кому-то данный вопрос был интересен, он посылал в NARA по электронной почте запрос на предоставление копии документа и соответствующего заключения по итогам экспертизы ценности. Затем у заинтересованных лиц был определенный период времени на то, чтобы подготовить свои замечания и отправить их в Национальные Архивы, которые, в свою очередь, анализировали их и давали ответ. В результате возникала объёмная переписка в обе стороны.

Рост общественного интереса к срокам хранения привел к тому, что этот подход стал нежизнеспособным и трудным для управления. В марте 2019 года Национальные Архивы начали использовать портал Regulations.gov ( https://www.regulations.gov/ ) для размещений предлагаемых указаний по срокам хранения и заключений экспертизы для общественного обсуждения. Когда период обсуждения заканчивается, Национальные Архивы внимательно анализируют комментарии и публикуют сводный ответ.

Обратная связь от общественности помогает уточнить сроки хранения и убедиться, что указания сформулированы чётко и ясно. Людей интересует, должны ли документы храниться постоянно, и не слишком ли длительны сроки хранения. Открытость и прозрачность помогают людям увидеть, что государственные органы делают с их документами. Есть, однако, проблема, связанная с тем, что большинства людей имеет слабое представление о том, что такое сроки хранения, и делает неверные предположения о том, как хранятся документы. Общественность порой испытывает трудности с пониманием объема и сложности документации, создаваемой органами правительства США, и ресурсов, необходимых для их хранения, передачи, обеспечения долговременной сохранности и предоставления доступа к документам; что дополнительно усугубляется непониманием процесса публичного обсуждения.

Национальные Архивы в результате начали получать более детальные и конкретные замечания. Людей больше интересуют документы временного срока хранения и установление «хороших» сроков хранения. Сейчас замечания и предложения подаёт гораздо более широкая группа людей, что отражает растущий круг людей, заинтересованных в обеспечении сохранности документов.

Эрик Эмерсон (Eric Emerson, Департамент архивов и истории штата Южная Каролина) рассказал о практическом опыте, когда проблемы, связанные с установлением сроков хранения документов в сочетании с общественными ожиданиями и прозрачностью деятельности правительства привели к созданию специфических указаний по срокам хранения для офиса губернатора, и в конечном итоге обеспечили наиболее успешную в истории Южной Каролины с момента появления электронных документов передачу губернаторских документов на архивное хранение.

Департамент архивов и истории штата Южная Каролина (SCDAH) многократно пытался внедрить такого рода указания для документов разных губернаторов, но в конечном итоге не смог справиться с этой задачей. Когда губернатором была избрана Никки Хейли (Nikki Haley – мы с этой дамой знакомы по её, скажем так, не слишком впечатляющей деятельности на посту постоянного представителя США при ООН – Н.Х.), архивное ведомство ожидало, что её администрация проявит примерно такой же «энтузиазм» в своих усилиях по внедрению указаний по срокам хранения. Однако после того, как средства массовой информации узнали и подняли шум относительно того, что канцелярия губернатора ненадлежащим образом проводила уничтожение электронной переписки, SCDAH использовал этот скандал как возможность - если офис губернатора позволит SCDAH подготовить такие указания, и если губернатор подпишет и внедрит их, то SCDAH поручится за прозрачность администрации; а губернатор Хейли сможет тогда утверждать, что её администрация была самой прозрачной в истории Южной Каролины :)

В результате передача на архивное хранение изначально-электронных документов администрации стала одной из самых успешных в истории архивного ведомства.

Патрис Макдермот (Patrice McDermott, директор общественной организации Government Information Watch – «Надзор за государственной информацией», https://govinfowatch.net/about/ ) признала изменения, внесенные Национальными Архивами в процесс общественного обсуждения сроков хранения, полезными и «отличным первым шагом, НО …».

Г-жа Макдермот высказала озабоченность по ряду аспектов:
  • Заинтересованные в документах стороны очень разные, эти люди могут быть перегружены собственной работой в своих организациях, что усложняет попытки упростить процесс подачи замечаний.

  • Вызывает озабоченность отсутствие эффективного способа проинформировать заинтересованные стороны о подаче государственными органами запросов на получение разрешений на уничтожение документов (В США Национальные Архивы по своей инициативе разрабатывают типовые перечни; в то же время органы федерального правительства, имеющие отсутствующие в перечнях виды документов либо считающие типовые перечни для себя неподходящими, вправе попросить об установлении для них индивидуальных сроков хранения – Н.Х.).

  • Как представлять указания по срокам хранения таким образом, чтобы они были поняты тем, кто не работает в NARA, и вообще «заинтересованной общественности»?

  • Внедрение метода «больших корзин» или установление сроков хранения большим наборам документов может вызвать обеспокоенность по части корректности установления сроков хранения и уничтожения попавших в эти корзины серий документов. Эти указания также не дают четкого представления о том, какие из перечисленных объектов и файлов каким различным подразделениям министерства принадлежат.

  • Требуются усилия для того, чтобы общественность лучше разбиралась в вопросе. Незнание того, когда государственный орган планирует уничтожить документы, означает, что общественность не может своевременно их запросить (обычно на основании закона о свободе доступа к государственной информации. У нас такой закон тоже есть, но он пока что так и не заработал – Н.Х.).

  • Если в указаниях по срокам хранения нет достаточно подробных описаний, общественность не знает, на что она на самом деле пишет свои отзывы.

  • Органы исполнительной власти могут не обеспечивать возможность и удобство поиска информации о том, как они управляют документами и что эти документы собой представляют, что вызывает недоверие и подозрения у общественности.
Критически-важна деятельность Национальных Архивов как доверенного оберегателя и хранителя документов, имеющих историческую и иную ценность для американской общественности. Многие готовы сотрудничать с Национальными Архивами в интересах разработки процесса, который обеспечит открытый, прозрачный, понятный способ для проведения общественного обсуждения и для вовлечения общественности.

Кэтрин Джайл (Cathrine Giles)

Источник: Блог секции по вопросам управления документами Общества американских архивистов
https://saarmrt.wordpress.com/2019/09/23/saa-austin-recap-3-public-involvement-and-transparency-in-records-scheduling-and-appraisal/ 

Парламентские слушания «О мерах защиты прав и законных интересов граждан при использовании электронной цифровой подписи»


23 сентября 2019 года в Государственной Думе состоялись парламентские слушания на тему «О мерах защиты прав и законных интересов граждан при использовании электронной цифровой подписи». Основным стал вопрос о совершенствовании нормативно-правовой базы, регулирующей правоотношения в сфере применения электронной подписи в контексте развития цифровой экономики.

Видеозапись слушаний выложена в открытом доступе здесь: http://duma.gov.ru/multimedia/video/events/47224/

В рамках слушаний обсуждался законопроект №747528-7 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием регулирования в сфере электронной подписи», предусматривающий кардинальные изменения и внесенный в Госдуму 5 июля 2019 года ( https://sozd.duma.gov.ru/bill/747528-7 ).

История разработки законопроекта и все перипетии его осуждения подробно изложены в статье Елены Никоновой «Поправки к №63-ФЗ: история подготовки законопроекта о внесении изменений в закон «Об электронной подписи», см. https://iitrust.ru/articles/expert/popravki-k-No63-fz-istoriya-podgotovki-zakonoproekta-o-vnesenii-izmeneniy-v-zakon-ob-elektronnoy-podpisi/ .

Отмечу, что у меня из всех нововведений законопроекта самые большие сомнения вызвали нормы, регулирующие подписание любого электронного документа от имени юридического лица.
  • Руководитель организации должен будет подписывать документы двумя подписями: квалифицированной электронной подписью (КЭП) юридического лица, сертификат которой получен в удостоверяющем центре ФНС, и своей личной КЭП физического лица, сертификат которой получен в аккредитованном удостоверяющем центре;

  • Если от имени юридического лица (ЮЛ) или индивидуального предпринимателя (ИП) будет действовать должностное лицо по доверенности, то для подписания документа будет использоваться только КЭП этого физического лица и одновременно предоставляться на это физическое лицо доверенность в машиночитаемом виде, подписанная по правилам «двойной» подписи юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем.
К законопроекту много вопросов со стороны бизнеса (при этом не только удостоверяющих центров), и выступления представителей бизнеса на чтениях это также показали.

Со своей стороны, добавлю ещё парочку-троечку вопросов, на которые хотелось бы получить внятные ответы:
  • Как при использовании «двойной подписи» будет устанавливаться связь юридического и физического лиц? Кто будет нести ответственность за подпись юридического лица (которую думцам не хватило пороху даже назвать правильно – «печатью»)?

  • Как будет проверяться «двойная подпись», если срок действия хотя бы одного из сертификатов истечет?

  • Как проверять исторические двойные подписи?

  • Кто будет платить за сертификат физического лица, если эта подпись потребуется ему для исполнения его должностных обязанностей?

  • Почему конгениальная схема двойной подписи не только нигде в мире не используется, но даже не обсуждается?
Пуганая ворона куста боится. Депутаты Думы, узнав что с помощью УКЭП может быть «отжата» дорогая их сердцу недвижимость, запаниковали и начали законотворить направо и налево :) Дай бог им здоровья и хорошую дозу успокоительного!

Источник: Государственная Дума
http://duma.gov.ru/multimedia/video/events/47224/
https://sozd.duma.gov.ru/bill/747528-7

среда, 9 октября 2019 г.

США: Национальный институт стандартов и технологий начал публичное обсуждение документа NIST SP 800-207 «Архитектура нулевого доверия»


Данная новость была опубликована на сайте американского Национального института стандартов и технологий (National Institute of Standards and Technology, NIST) 22 сентября 2019 года.

22 сентября 2019 года сайт американского Национального института стандартов и технологий (National Institute of Standards and Technology, NIST) выложил для публичного обсуждения проект новой специальной публикации SP 800-207 «Архитектура нулевого доверия» (Zero Trust Architecture). Документ объёмом 49 страниц доступен по адресу https://doi.org/10.6028/NIST.SP.800-207-draft . Публичное обсуждение продлится до 22 ноября 2019 года. Замечания и предложения следует направлять по адресу zerotrust-arch@nist.gov .

В новостном сообщении говорится следующее:
«В данном документе обсуждаются основные логические компоненты сетевой стратегии «архитектура нулевого доверия» (zero trust architecture, ZTA).

Термин «нулевое доверие» относится к развивающемуся набору парадигм сетевой безопасности, которые сужают сферу защиты от широких периметров сети до отдельных ресурсов или их небольших групп. Этот акцент на защиту ресурсов, а не сегментов сети, является ответом на корпоративные тенденции, которые включают удаленных пользователей и облачные активы, которые не находятся в пределах корпоративного периметра.

Стратегии ZTA уже присутствуют в действующих федеральных политиках и программах в области кибербезопасности. Данный документ содержит анализ пробелов в областях, где необходимы дополнительные исследования и стандартизация для того, чтобы помочь федеральным органам исполнительной власти в разработке и реализации стратегий ZTA.

Кроме того, в данном документе дается абстрактное определение ZTA, а также описываются типовые модели развертывания, варианты применения, в которых ZTA может улучшить общее состояние ИТ-безопасности организации, и приводится высокоуровневая «дорожная карта» внедрения подхода ZTA на предприятии.

При подаче своих замечаний и предложений просьба использовать предлагаемый нами шаблон. Замечания и предложения отправляйте на почтовый адрес zerotrust-arch@nist.gov до 22 ноября 2019 года.»
Краткое содержание документа описано следующим образом:
««Нулевое доверие» - это термин, обозначающий развивающийся набор парадигм сетевой безопасности, предусматривающих переход от защиты широких сетевых периметров на узко сфокусированную защиту отдельных ресурсов или их небольших групп.

Стратегия «Архитектура нулевого доверия» (Zero Trust Architecture, ZTA) - это стратегия, в которой не существует неявного доверия к системам на основе их физического или сетевого местоположения (то есть, например, большего доверия к системам в локальных сетях, чем в Интернете).

Доступ к ресурсам данных предоставляется тогда, когда ресурс требуется, и аутентификация (как пользователя, так и устройства) выполняется до установления соединения.

ZTA является ответом на тенденции, характерные для корпоративных сетей, среди которых - наличие удаленных пользователей и облачных активов, которые не находятся в пределах принадлежащих организации границ сети.

В ZTA основное внимание уделяется защите ресурсов, а не сегментов сети, поскольку сетевое местоположение более не рассматривается в качестве главного аспекта при определении уровня безопасности ресурса.»
Содержание документа следующее:
1. Введение
2. Архитектура нулевого доверия
3. Логические компоненты архитектуры нулевого доверия Components
4. Сценарии развёртывания / варианты применения
5. Угрозы, связанные с архитектурой нулевого доверия
6. Архитектура нулевого доверия и существующие федеральные руководства
7. Переход на архитектуру нулевого доверия 
Литература
Мой комментарий: Чем такого рода публикации интересны для архивистов и специалистов по управлению документами и информацией? Конечно, нам важно понимать язык специалистов по безопасности; однако ещё важнее самим осознать то, что те уже поняли для себя: подлежащие управлению документы и информация всё больше создаются, хранятся и уничтожаются за пределами периметра организации, - и нам нужно подумать о соответствующей модернизации принципов, политик и процессов управления документами и передачи их на архивное хранение.

Источник: сайт NIST
https://csrc.nist.gov/publications/detail/sp/800-207/draft 

Положение об автоматизированной информационной системе «Согласование документов» Правительства Москвы


Постановлением Правительства Москвы от 25 сентября 2019 года № 1239-ПП утверждено «Положение об автоматизированной информационной системе «Согласование документов» (АИС СД)».

АИС СД является государственной информационной системой города Москвы, предназначенной для автоматизации деятельности органов исполнительной власти города Москвы, Аппарата Мэра и Правительства Москвы и подведомственных им организаций по подготовке проектов правовых актов города Москвы и их хранения (п.1.2).

Задачей АИС СД является автоматизация деятельности органов исполнительной власти города Москвы, Аппарата Мэра и Правительства Москвы и подведомственных им организаций (п.1.4):
  • По подготовке проектов правовых актов города Москвы;

  • Их согласованию;

  • Подготовке к принятию;

  • Хранение правовых актов города Москвы.
Функциями АИС СД являются (п.1.5):
  • Управление процессами подготовки проектов правовых актов;

  • Координация деятельности участников информационного взаимодействия по подготовке и согласованию проектов;

  • Автоматизация процесса подготовки сопроводительных материалов к проектам;

  • Обеспечение мониторинга процедур подготовки и согласования проектов;

  • Обеспечение оперативного доступа к электронному архиву правовых актов г. Москвы.
Участники информационного взаимодействия:
  • Оператор АИС СД;

  • Уполномоченный орган, осуществляющий координацию информационного наполнения АИС СД;

  • Пользователи АИС СД - государственные гражданские служащие города Москвы, замещающие должности государственной гражданской службы города Москвы в органах исполнительной власти города Москвы, Аппарате Мэра и Правительства Москвы, работники органов исполнительной власти города Москвы, Аппарата Мэра и Правительства Москвы и подведомственных им организаций.
Мой комментарий: Как мне кажется, в системе недостаёт ещё одной важной функции. Поскольку правовые акты города Москвы являются документами постоянно срока хранения, было бы правильно изначально включить в систему возможность их передачи на хранения в государственный архив с автоматизированной подготовкой всех необходимых для этого документов (а также хешей, метаданных и т.п.).

В случае использования для передачи контейнеров полезно было бы иметь функции для формирования таких контейнеров, в том числе для значительных по объёму массивов документов.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=MLAW;n=198056

вторник, 8 октября 2019 г.

Проводимые историками исследования на основе архивных материалов в электронную эпоху выглядят совсем иначе, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2019/10/1.html )

Цифровая грамотность историков

Наша исследовательская группа, включающая представителей университетов Ватерлоо и Йорка, совместно работающих в проекте «Безудержные архивы» (Archives Unleashed, https://archivesunleashed.org/ ), использует такие источники, как веб-архив веб-хостинга GeoCities.com . Это коллекция сайтов, опубликованных пользователями в период с 1994 по 2009 год. В нашем распоряжении имеется около 186 миллионов веб-страниц, созданных семью миллионами пользователей.

Наши традиционные подходы к изучению исторических источников просто не будут работать в масштабе сотен миллионов документов, созданных одним только веб-сайтом. Мы не в состоянии прочитать эти материалы страница за страницей, и не можем просто подсчитать ключевые слова или передавать свой интеллектуальный труд машине поиска типа Google.

Как историкам, исследующим эти архивы, нам необходимо фундаментальное понимание того, как документы создавались, сохранялись и использовались. Подобные вопросы и способы ответа на них являются продолжение традиционных подходов: Почему были созданы эти документы? (см. https://doi.org/10.1002/asi.24048 ) Кто их создал и/или сохранил? И что именно не сохранилось? ( https://doi.org/10.1177%2F1461444811414834 )

Во-вторых, историки, которые сталкиваются со столь объёмными данными, должны развивать более современные навыки для их обработки. Такие навыки могут варьироваться от знания того, как создать образы документов и сделать их доступными для полнотекстового поиска с помощью средств распознавания текста, до способности не только подсчитывать частоту появления определенных ключевых слов, но и определять контекст их появления, а также выявлять, как одни понятия начинают появляться во взаимосвязи с другими.

Вас, например, могут интересовать случаи, когда фамилия «Джонсон» встречается рядом с именем «Борис», - но не в рамках названия компании «Джонсон и Джонсон». Простой поиск по ключевому слову «Джонсон» даст много ложных результатов, так что он Вам здесь не помощник. А вот результаты инновационных исследований в области обработки текстов на естественных языках могут оказаться полезными!

Историкам нужны базовая алгоритмическая грамотность и грамотность в вопросах обработки данных. Им не нужно становиться программистами, но им действительно нужно думать о том, как работают программные коды и данные, как создаются и хранятся электронные объекты, а также о роли человека на всех этапах.

Продвинутые фальшивки против истории

Поскольку работа историка всё больше опирается на электронные документы, историки могут внести свой вклад в критическое обсуждение роли алгоритмов и истины в цифровую эпоху. Если как технологические компании, так и некоторые ученые продвигают идею о том, что технологии и Интернет укрепят демократическое участие, то исторические исследования, в том числе изучение истории средств массовой информации, могут помочь выявить влияние тех, кто обладает социально-экономической властью, оказываемое путём распространения информации (см. https://mitpress.mit.edu/books/programmed-inequality ). Историки также могут помочь любителям ориентироваться в море исторической информации и источников, которые сегодня доступны в Интернете (см. https://www.washingtonpost.com/outlook/2019/06/11/what-naomi-wolf-cokie-roberts-teach-us-about-need-historians/ ).

Одним из определяющих навыков историка является понимание исторического контекста. Историки инстинктивно читают документы, будь то газетные колонки, отчеты государственных органов или твит-сообщения, в контексте, не только с учётом того, кто их написал, но и с учётом соответствующих условий, культуры и периода времени.

По мере того как общество теряет свои физические бумажные «следы» и всё больше полагается на электронную информацию, роль историков с их понимание контекста станет важной, как никогда прежде.

По мере того как продвинутые фальшивки (deep fakes) - продукты искусственного интеллекта, способного изменять графические изображения и видеоклипы (см. https://doi.org/10.1177%2F1365712718807226 ) - становятся всё более распространёнными в онлайн-среде, наша среда средств массовой информации и наши исторические документы будут содержать всё больше дезинформации.

Мой комментарий: Проблема с продвинутыми фальшивками в том, что они часто создаются или по заказу, или с ведома государств, которые на их основании строят свою политику, от экономических санкций до применения военной силы. Эти государства не заинтересованы в объективном анализе и разоблачении таких фальшивок, а находящиеся на государственном содержании профессора и исследователи в массе своей не станут понапрасну рисковать своей карьерой. Кстати говоря, качество таких фальшивок часто не столь уж и высокое – нередко достаточное лишь для того, чтобы в них поверили те, кто и без того очень хочет в них верить :) Замечу также, что, как обычно, громче всех «держи вора!» кричат именно воры - и благодарные «оптовые потребители» эти самых фальшивок :)

Традиционные архивы западных обществ – те, например, что хранящиеся архивно-библиотечной службой Канады или Национальными Архивами США - содержат (и всегда содержали), помимо других недостатков, определенную недостоверную информацию, искаженное представление фактов и предвзятые мировоззрения.

Мой комментарий: Печально, что автору приходится «ломиться в открытую дверь». Архивы – вовсе не источник окончательной истины в последней инстанции; но при благоприятных условиях они позволяют понять, что считал истиной их создатель … И это большое дело, особенно когда речь идёт о деятельности государства, крупных корпораций или общественных организаций! Истина же (насколько это вообще возможно) устанавливается как в суде – путем критического сопоставления всех имеющихся прямых и косвенных свидетельств и доказательств, и ответа на вопрос «Кому выгодно?».

Историки являются специалистами по части критического чтения документов, стремясь затем подтвердить их. Они синтезируют свои выводы, используя широкий спектр дополнительных источников и голосов. Историки увязывают воедино общую картину вещей и выводы своих исследований, что помогает нам понять современный мир.

Работа историка в XXI веке может выглядеть совсем иначе - исследование баз данных, анализ данных - однако применение фундаментальных профессиональных навыков установления контекста и накопления знаний будет хорошо служить как обществу, так и им самим и в эпоху электронно-цифровых технологий.

Иэн Миллиган (Ian Milligan)

Источник: сайт «The Conversation»
https://theconversation.com/historians-archival-research-looks-quite-different-in-the-digital-age-121096 

понедельник, 7 октября 2019 г.

Проводимые историками исследования на основе архивных материалов в электронную эпоху выглядят совсем иначе, часть 1


Данная статья доцента факультета истории университета Ватерлоо Иэна Миллигана (Ian Milligan, на фото), считающегося экспертом в области «электронной» истории, была опубликована 19 августа 2019 года на сайте The Conversation («Разговор»), который себя позиционирует как «независимый источник новостей и мнений, поступивших из научно- исследовательского сообщества и предоставленных непосредственно общественности».

Документированная история нашего общества претерпевает драматическую трансформацию.

Подумайте обо всей той создаваемой Вами сегодня информации, которая завтра станет частью документированной истории. Сегодня более половины жителей Земли присутствуют в Интернете (источник: Международный союз электросвязи, см.   https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/stat/default.aspx ), и они могут выполнять хотя бы некоторые из следующих операций: общение по электронной почте, обмен мнениями в Твиттере или социальных сетях, или же веб-публикация.

То же самое можно сказать о государственных органах и учреждениях. Национальные Архивы США, отвечающее за американские официальные документы, «более не будет принимать документы на хранение в бумажном виде после 31 декабря 2022 года» (см. https://www.archives.gov/news/articles/leaders-share-national-archives-vision-for-a-digital-future ).

В Канаде, в соответствии с планом национальной архивно-библиотечной службы (Library and Archives Canada, LAC) по переходу к 2017 году на цифровые технологии (Digital by 2017, см. https://www.bac-lac.gc.ca/eng/services/government-information-resources/guidelines/Pages/introduction.aspx ), документы теперь сохраняются в том формате, в котором они были созданы. Это означает, что документ Word или сообщение электронной почты будут частью нашей документированной истории в виде электронных объектов.

Традиционно работа исследователей с архивными документами подразумевает в основном физический сбор, поиск и анализ бумажных документов. Сегодня и в будущем ознакомление с архивными документами всё чаще означает их чтение на экране.

Это открывает новые возможности - представьте себе возможность поиска по ключевым словам среди миллионов документов, что позволяет радикально сократить время поиска, - но также создает и проблемы, поскольку объёмы электронных документов увеличиваются в геометрической прогрессии.

Как я уже писал в своей недавно опубликованной книге «История в эпоху изобилия? Как интернет изменяет исторические исследования» (History in the Age of Abundance? How the Web Is Transforming Historical Research, см. https://www.mqup.ca/history-in-the-age-of-abundance--products-9780773556973.php ), оцифрованные источники как открывают для историков исключительные возможности, так и создают для них сложные проблемы. Университетам необходимо включить новые подходы в свои программы обучения историков, либо посредством курсов специально для историков, либо с помощью новых междисциплинарных курсов в области «цифровых гуманитарных наук» ( https://guides.library.duke.edu/digital_humanities ).

Мой комментарий: Если термин «цифровые гуманитарные науки» вызывает у Вас недоумение, то воспринимайте его как «применение современных электронно-цифровых технологий и соответствующих (раньше сказали бы – математических) методов в гуманитарных дисциплинах» :)

Постоянно растущие объёмы и охват электронных документов предполагают появление проблем, связанных с владением технологиями: историкам нужны новые знания и навыки для того, чтобы находить в этих документах смысл, тенденции, голоса и иные течения; чтобы собирать воедино понимание того, что произошло в прошлом.

Существуют также этические проблемы, которые, хотя и не являются чем-то новым в области истории, в настоящее время привлекают особо пристальное внимание и надзор.

Историки долгое время полагались на библиотекарей и архивистов в плане наведения порядка в информации. Часть работы этих специалистов включала этический выбор того, что именно сохранять, курировать, каталогизировать и выставлять, и как это делать. Сегодня многие электронные источники находятся у нас «под рукой», - хотя и в необработанном, часто некаталогизированном формате. Историки, таким образом, входят на неизведанную территорию.

«Оцифрованные источники как открывают для историков исключительные возможности, так и создают для них сложные проблемы»

Цифровое изобилие

По словам уже ушедшего от нас замечательного американского историка Роя Розенцвейга (Roy Rosenzweig) из Университета Джорджа Мейсона (George Mason University), историки традиционно действовали в условиях экономики, построенной на дефиците ресурсов: нам всегда хотелось иметь больше информации о прошлом (см. https://doi.org/10.1086/ahr/108.3.735 ). Сегодня сотни миллиардов веб-сайтов, сохраняемых одним только «Интернет-архивом» (Internet Archive, https://archive.org/about/ ), содержат больше архивной информации, чем когда-либо её имелось в распоряжении ученых. Частью этих коллекций является информация о людях, сведения о которых никогда прежде не попадали в архивы.

Мой комментарий: Во-первых, не всё, что хранится, имеет право называться «архивом». Цифровая помойка – не архив, хотя там тоже можно «накопать» немало ценного, как и на помойке в реальном мире. Во-вторых, количество не всегда переходит в качество, а когда переходит, это не всегда переход к более высокому качеству – случается и наоборот :) «Малые» высококачественные, целевым образом собранные по единой продуманной методике данные практически всегда дают куда большую отдачу, чем ныне модная (на словах) обработка «больших данных»… Кроме того, есть ещё вопросы доверия, юридической и доказательной силы.

Возьмем, к примеру, веб-архивацию, под которой понимается обеспечение долговременной сохранности веб-сайтов для будущего использования. С 2005 года канадская архивно-библиотечная служба в рамках программы веб-архивации собрала более 36 терабайт информации и более 800 миллионов объектов.

Эта драматическая трансформация оказывает влияние даже на тех историков, которые изучают средние века или XIX век. Сейчас они часто обращаются к документами, которые начали своё существование в виде традиционного пергамента или бумаги, но впоследствии были оцифрованы.

(Окончание следует, см. https://rusrim.blogspot.com/2019/10/2.html )

Иэн Миллиган (Ian Milligan)

Источник: сайт «The Conversation»
https://theconversation.com/historians-archival-research-looks-quite-different-in-the-digital-age-121096 

PKI-форум 2019: Круглый стол «Нормативные и технологические аспекты архивного хранения электронных документов»


19 сентября 2019 года на XVII международной конференции по проблематике инфраструктуры открытых ключей и электронной подписи (PKI-форум Россия 2019) я вела круглый стол «Нормативные и технологические аспекты архивного хранения электронных документов».

Участники круглого стола А.П. Курило, С.С.Калмыков, Н.А.Храмцовская, А.Ю.Брагинец

Участниками круглого стола были:
  • Антон Юрьевич Брагинец, начальник отдела цифрового права Центра технологий распределенных реестров Санкт-Петербургского государственного университета;

  • Сергей Сергеевич Калмыков, президент некоммерческого партнерства «Профессиональные участники рынка архивных услуг»;

  • Андрей Петрович Курило, президент компании «Реальная безопасность»

Антон Юрьевич Брагинец отвечает на вопрос о законопроекте

Сергей Сергеевич Калмыков оценивает перспективы развития архивной отрасли

Андрей Петрович Курило и Сергей Сергеевич Калмыков в дискуссии о хранении  электронных архивов

Основной темой обсуждения стал законопроект об архивном хранении электронных документов. Видеозапись круглого стола выложена по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=ZV3vfgHYY70



Презентация доклада А.Ю. Брагинца «Проект федерального закона, направленного на совершенствование законодательства в области электронного документооборота» доступна по адресу: https://pki-forum.ru/files/files/2019/30_braginets.pdf 

Источник:
https://pki-forum.ru/gal_2019
https://pki-forum.ru/files/files/2019/30_braginets.pdf
https://www.youtube.com/watch?v=ZV3vfgHYY70

воскресенье, 6 октября 2019 г.

ИСО: Начато голосование по проекту новой редакции стандарта ISO/DIS 30300 «Информация и документация – Управление документами – Основные положения и словарь»


18 сентября 2019 года сайт Международной организации по стандартизации (ИСО) сообщил о начале публичного обсуждения и голосования по проекту новой редакции основного в настоящий момент международного терминологического стандарта в области управления документами ISO/DIS 30300 «Информация и документация – Управление документами – Основные положения и словарь» (Information and documentation — Records management — Core concepts and vocabulary) объёмом 22 страницы, см. https://www.iso.org/standard/74291.html и https://www.iso.org/obp/ui/#!iso:std:74291:en (по последней ссылке текст проекта доступен практически полностью).

Стандарт подготовлен техническим подкомитетом ИСО TC46/SC11 «Управление документами» (Archives/records management). Голосование продлится до 11 декабря 2019 года.

Напомню, что в России стандарт был адаптирован как ГОСТ Р ИСО 30300-2015 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Информация и документация. Системы управления документами. Основные положения и словарь», http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=194658


Область применения документа описана следующим образом (на мой взгляд, крайне неудачно, потому что по сути говорит о стандарте как о внутреннем документе подкомитета, служащим для унификации используемой его членами терминологии; стандарт как бы и не адресован внешней целевой аудитории):
«Настоящий документ содержит термины и определения понятий, используемых в продуктах технического подкомитета ИСО ТС46/SC11, связанных с управлением документами. Он не ограничивает сферу применения определение новых терминов (а как насчёт «старых»? – Н.Х.) в продуктах подкомитета.»
Сравните этот невыразительный текст с описанием области применения предыдущей редакции (в переводе ГОСТ Р ИСО 30300-2015):
«Настоящий национальный стандарт устанавливает цели использования [системы управления документами] СУД, содержит принципы СУД, описывает процессный подход и определяет функции высшего руководства. Стандарт применим к организации любого типа, которая желает:
a) установить, внедрить, сохранять и улучшать СУД для обеспечения своей деятельности;

b) обеспечить соответствие СУД принятой политике управления документами;

c) продемонстрировать соответствие настоящему стандарту путем:
  • выполнения обязательств по оценке и декларированию соответствия самой организацией, или

  • подтверждения декларирования сторонней организацией, или

  • сертификации СУД сторонней организацией.»
Содержание документа следующее:
Предисловие
Введение
1. Область применения
2. Нормативные ссылки
3. Термины и определения
3.1. Термины, относящиеся к понятию «организации»
3.2. Термины, относящиеся к понятию «документы»
3.3. Термины, относящиеся к понятию «документационный анализ» (appraisal)
3.4. Термины, относящиеся к понятиям «управление документами» и «документные процессы»
3.5. Термины, относящиеся к понятию «меры и средства контроля и управления документами» (records controls)
3.6. Термины, относящиеся к понятиям «система» и «документная система»
Приложение A: Диаграммы понятий
Алфавитный индекс
Библиография
Нетрудно заметить, что стандарт сильно изменился. Раньше он в первую очередь давал общее представление о системе менеджмента документов (и, собственно, открывал серию стандартов этой системы менеджмента ИСО). Теперь в нём остались только определения терминов, которых при этом стало гораздо больше - 70 (вместо 29 в действующей редакции). Фактически в документ были собраны термины изо всех ключевых продуктов технического подкомитета ТС46/SC11.

Совершенно другими стали структура и состав терминов. Раньше большая их часть имела отношение к системе менеджмента и группировалась по следующим разделам (цитируя ГОСТ Р ИСО 30300-2015):
3 Термины и определения
3.1 Термины, относящиеся к документам
3.2 Термины, относящиеся к управлению
3.3 Термины, относящиеся к процессам управления документами
3.4 Термины, относящиеся к СУД
Таким образом, сейчас нам предлагается единый стандарт терминологии по вопросам управления документами (что хорошо – оставляя в стороне вопрос о качестве отдельных определений); с другой – ставится под вопрос дальнейшая судьба системы менеджмента документов ISO 30300 и её стандартов (обратите внимание, что упоминание системы менеджмента вообще убрано из названия документа).

В любом случае, как мне кажется, было бы правильнее присвоить документу новый номер, не притворяясь, что это «всего лишь» новая редакция ISO 30300. Если серия ISO 30300 себя, по мнению подкомитета, исчерпала, стандарты этой серии следует отменить и повторно их номера уже не использовать.

Появление подобного сводного терминологического стандарта, скорее всего, спровоцирует пересмотр практически всех продуктов подкомитета с целью приведения их в соответствие с данным документом и/или исключения из них собственных терминологических разделов.

К сожалению, разработчики документа с заслуживающим лучшего употребления упорством продолжают игнорировать многократно высказывавшиеся замечания в отношении некоторых терминов (таких, как «риск») и порой некритически заимствуют весьма сомнительные определения (таких понятий, как «агент», «аудит») из не самых авторитетных источников.

Источник: сайт ИСО
https://www.iso.org/standard/74291.html
https://www.iso.org/obp/ui/#!iso:std:74291:en

ГОСТы на сайте Росстандарта: Что почитать?


На сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии ( http://www.gost.ru/ ) в сентябрьском 2019 года разделе ( http://protect.gost.ru/default.aspx?control=6&month=9&year=2019  ) выложен ряд интересных документов:

  • ГОСТ Р ИСО 10005-2019 «Менеджмент качества. Руководящие указания по планам качества» объёмом 32 страницы, вступает в силу 01.10.2020 года, см. http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=225799

    Напомню, что недавно Международная организация по стандартизации (ИСО) опубликовала новую редакцию данного стандарта, см. мой пост http://rusrim.blogspot.com/2019/03/iso-10005.html , - и именно она легла в основу нового ГОСТа.

  • ГОСТ Р ИСО 10006-2019 «Менеджмент качества. Руководящие указания по менеджменту качества в проектах» объёмом 36 страниц, вступает в силу 01.10.2020 года, см. http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=225724

  • ГОСТ Р ИСО 10007-2019 «Менеджмент качества. Руководящие указания по менеджменту конфигурации» объёмом 16 страниц, вступает в силу 01.10.2020 года, см.http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=225766

  • ГОСТ Р ИСО 9004-2019 «Менеджмент качества. Качество организации. Руководство по достижению устойчивого успеха организации» объёмом 62 страницы, вступает в силу 01.10.2020 года, см. http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=225727

  • ГОСТ Р ИСО 17523-2019 «Информатизация здоровья. Требования к электронным рецептам» объёмом 24 страницы, вступает в силу с 01.05.2020 года, см. http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&id=225826 .

    Документ является адаптацией международного стандарта ISO 17523:2016 «Медицинская информатика - Требования к электронным рецептам» (Health informatics - Requirements for electronic prescriptions), о котором см. мой пост http://rusrim.blogspot.com/2016/06/blog-post_24.html
Источник: сайт Росстандарта
http://www.gost.ru/

суббота, 5 октября 2019 г.

Расширенная реальность – горячая тема 2020 года


Данная заметка Дика Вейсингера (Dick Weisinger – на фото) была опубликована 25 сентября 2019 года на блоге компании Formtek

Виртуальная реальность (Virtual Reality, VR) и дополненная реальность (Augmented Reality, AR) погружают пользователей в визуальные среды, содержащие искусственно синтезированные компоненты. Виртуальная реальность означает полностью синтетический мир, созданный компьютером. Дополненная реальность подразумевает наложение синтетических изображений на визуальную картину реального мира вокруг нас.

Другие, более простые инструменты включают видео с возможностью кругового обзора, дающие пользователям возможность вращать и перемещать точку зрения и окно просмотра. Все эти технологии сейчас объединяются в новую категорию под названием «расширенная реальность» (X-Reality, XR).

Ниже приведена диаграмма Венна (о диаграммах данного вида см. Википедию, https://ru.wikipedia.org/wiki/Диаграмма_Венна - Н.Х.), подготовленная компанией Pixvana (https://pixvana.com/ - поставщик решений с использованием расширенной реальности – Н.Х.), отражающая взаимосвязь этих различных технологий.

Источник: сайт Pixvana.com, https://pixvana.com/xr-vr-ar-mr-what-do-they-all-mean/ . Ещё одна аббревиатура MR (Mixed Reality) означает «смешанная реальность», которая отличается от дополненной реальности (AR) тем, что включает интерактивные возможности для взаимодействия – Н.Х.

Одно можно сказать наверняка: все эти технологии развиваются довольно быстро, а инвестиции в соответствующие исследования и стартапы стремительно увеличиваются. По оценкам сайта информационно-аналитической фирмы VisualCapitalist ( https://www.visualcapitalist.com/extended-reality-xr/ ) в ближайшие четыре года рынок расширенной реальности вырастет до 209 миллиардов долларов. Издание «Форбс» (Forbes) называет XR «горячей темой 2020 года» (см.  https://www.forbes.com/sites/theyec/2019/07/08/extended-reality-xr-is-the-hot-topic-of-2020-and-beyond-heres-why/#33e07583a464 ).

Тенденции роста объёма рынка XR в миллиардах долларов. Источник: VisualCapitalist, январь 2019 года

Руководитель отдела контент-инноваций в компании Accenture Interactive Рори Дубофф (Rori Duboff, https://www.linkedin.com/in/rduboff/ ) сказала журналу «Форбс», что «Сейчас мы видим мир в одном измерении - то, что перед нами. Но как только мы начинаем использовать эти технологии расширенной реальности, мир вокруг нас становится намного более сложным» ( https://www.forbes.com/sites/bernardmarr/2019/07/17/the-important-risks-and-dangers-of-virtual-and-augmented-reality/#6beca7fc3d50 ).

Дик Вейсингер (Dick Weisinger)


Мой комментарий: Технологии виртуальной, расширенной и дополненной реальности существуют и успешно используются уже в течении ряда десятилетий, постепенно становясь частью повседневной жизни. Обидно, что потенциал этих сравнительно несложных и недорогих технологий недоиспользуется. Я. например, вижу массу возможностей для получения от них быстрой отдачи в управлении документами и архивном деле – и жаль, что никто (а про Росархив вообще сейчас нужно говорить стоя и только хорошее) не вкладывает средства в их внедрение…

Источник: блог компании Formte
https://formtek.com/blog/extended-reality-the-hot-topic-of-2020/