понедельник, 31 декабря 2018 г.

С Новым 2019 годом!


Дорогие друзья, уважаемые коллеги, все читатели моего блога,

Заканчиваются последние часы и минуты уходящего года, и вот-вот начнётся новый 2019 год. В этой связи я хочу пожелать всем Вам крепкого здоровья, счастья и семейного благополучия, успехов во всех начинаниях – и удачи!

Новый год обещает много нового и интересного для нашей профессии, начиная с существенных изменений законодательства и заканчивая разработкой и внедрением новых инновационных технологий, которые очередной раз заставят нас задуматься над тем, что же такое документы в современную эпоху, как нам ими управлять и что ждёт в будущем нашу профессию и нас самих. Желаю всем Вам «оседлать» эти волны изменений, использовать их в своих интересах, не давая им себя захлестнуть!

Очень хочу верить, что в целом наступающий Новый год будет благоприятным для развития нашей отрасли, и что появится много новых перспективных направлений для приложения наших профессиональных знаний и навыков.

С Новым годом, дорогие коллеги, с новым счастьем!

С уважением,
Наташа Храмцовская

Автоматизация в сфере электронной сохранности


Данный пост Ричарда Лехейна (на фото) был опубликован 20 ноября 2018 года на блоге британской Коалиции по электронной сохранности (Digital Preservation Coalition, DPC) среди материалов, приуроченных к Международному дню электронной сохранности, который отмечался 29 ноября 2018 года (см. https://dpconline.org/blog/idpd ).

Ричард Лехейн (Richard Lehane) - консультант по вопросам архивного дела и управления документами в компании Recordkeeping Innovation из города Сидней, Австралия. В следующем году он будет работать в архивах МАГАТЭ в Вене, Австрия.

Мой комментарий: первая половина поста – лишь «зачин», будьте терпеливы! :)

Когда у меня бывает свободное время, я работаю над программой «Зигфрид» (Siegfried) - инструментом идентификации файловых форматов наподобие известных программ DROID и Fido. Я вожусь с ним уже более пяти лет. (см. перевод заметки Ричарда за 2015 год, http://rusrim.blogspot.com/2015/04/siegfried.html об инструменте идентификации файловых форматов на основе реестра форматов PRONOM – Н.Х. ) Автоматизация работы играла для меня решающую роль в плане продолжения работы над проектом – без неё я просто не смог бы сделать всё то, что что необходимо было сделать помимо совершенствования самого инструмента. К настоящему времени я автоматизировал:
  • Тестирование,

  • Создание и публикация релизов,

  • Обновление подписей,

  • Профилирование кодов, и

  • Бенчмаркинг.
Автоматизация этих процессов означает для меня не только снятие с себя части ручной работы и высвобождение времени, но и в создание системы подстраховки, позволяющей мне погрузиться в работу по внесению изменений, зная, что любые серьезные ошибки или дефекты всплывут в ходе тестирования и бенчмаркинга.

Первым я автоматизировал набор тестов для «Зигфрида». Этот пакет тестов включает в себя базовый набор Росса Спенсера (Ross Spencer) и запускается каждый раз, когда новый код отправляется на сайт Github через сервис Travis-CI (облачный сервис для разработки и тестирования программного обеспечения, базирующегося на сайте Github – Н.Х.). Эти тесты в полной мере окупаются при каждом новом выпуске инструмента PRONOM, потому что они всеохватывающие, в том числе покрывающие широкий спектр пограничных случаев для файловых сигнатур из PRONOM. За эти годы благодаря данному базовому набору тестов была выявлена масса ошибок в «Зигфриде» (а также был подготовлен ряд отчётов об ошибках, которые были направлены разработчику PRONOM – Национальным Архивам Великобритании).

Travis-CI также отвечает за сборку пакетов Debian (операционная система на основе открытого исходного кода – Н.Х.). Это была следующий крупный этап работы, который я автоматизировал. Любое изменение мастер-кода запускает сборку исполняемого кода для Debian на Travis-CI и сборку для Windows на Appveyor. Затем исполняемые файлы автоматически публикуются на Bintray и обратно на Github. Иными словами, как только я прихожу к выводу, что код готов для выпуска нового релиза, я могу просто направить этот код в хранилище, и новые версии программы под Linux и Windows будут автоматически созданы и опубликованы.

В прошлом году я написал «сборочный» скрипт, который исполняется в Travis-CI. Он берёт базу данных PRONOM после очередного её обновления и формирует свежие версии набора базовых тестов. Это не только экономит мое время, но и означает, что мне не нужны инсталлировать на моих локальных компьютерах для разработки все зависимости Java и Python для базового набора тестов.

Самая недавняя автоматизация, которую я добавил в июле этого года, является, вероятно, самой крупной и сложной из всех. Это непрерывно работающий индивидуально-настроенный сервис бенчмаркинга, который выполняет крупномасштабные тесты с использованием программы Siegfried (а также программ DROID и Fido) при внесении изменений в репозиторий кода на Github. Этот сервис также выполняет автоматическое профилирование кода. Я не буду здесь рассказывать подробности, но, если Вам это интересно, прочитайте пост здесь: https://www.itforarchivists.com/post/benchmarks/  .

Итак, теперь, когда я дал понять, что являюсь фанатом автоматизации (и бесстыдно слегка порекламировал своего «Зигфрида»), давайте поговорим об общих вопросах и обсудим автоматизацию в области электронной сохранности.

Автоматизация часто продвигается как необходимый элемент работы по обеспечению электронной сохранности из-за проблемы масштаба: идея заключается в том, что, поскольку сегодня создается столь много электронного контента, то если мы не сможем автоматизировать нашу работу, мы утонем в этом «электронно-цифровом потопе». Хотя в этом аргументе определенно есть доля истины, я хотел бы предостеречь, что автоматизация не следует применять вслепую или же в качестве универсального решения, подходящего во всех случаях жизни.

Преждевременная оптимизация - корень всех зол

В следующий раз, когда Вы услышите, как кто-то (или Вы сами) говорит: «это всё здорово, но это не будет масштабироваться», стоит задуматься, что именно понимается под «масштабом», «масштабированием». У всех у нас есть проблемы с масштабированием, но они не обязательно одинаковы. Размышляя о масштабе и электронной сохранности, следует принято во внимание ряд аспектов:
  • масштаб нашей собственной деятельности (обычно маленький)

  • размер нашей потенциальной клиентской базы или юрисдикции (часто большой)

  • размер нашей фактической клиентской базы или той части нашей юрисдикции, которая желает сотрудничать с нами (часто небольшой)

  • количество запросов на передачу материалов на хранение (может быть разным)

  • размер пакетов передаваемых данных (может быть разным)

  • сложность этих процессов передачи (может быть разной).
Решение, предназначенное для управления небольшим количеством клиентов, передающих действительно большие объемы контента, однако с использованием небольшого и четко определенным набора типов контента, - может сильно отличаться от решения, созданного для множества клиентов, передающие небольшие объёмы, но очень разнообразного контента.

Я недавно ушёл из Государственного архива австралийского штата Новый Южный Уэльс, где был частью команды проекта «электронного архива». Несколько лет назад, в начале этого проекта, мы потратили немало времени на проектирование (и отчасти создание) workflow-механизма и стандартного портала ведомства с тем, чтобы мы могли справиться с большими объемами передаваемых ведомствами материалов, которые, как мы ожидали, скоро к нам поступят. В конечном итоге мы переключились на гораздо более индивидуальную модель (с использованием шаблонов документов для взаимодействия с ведомствами и скриптов для выполнений значительной части обработки), которая оказалась лучше подходящей для того типа масштабирования, с которым мы столкнулись: небольшое число сложных пакетов передаваемых материалов, объёмы которых сильно варьировались.

В сообществе специалистов по машинному обучению часто говорят: «Бесплатного обеда не бывает». Это означает, что не существует такого универсального алгоритма, что подходил бы для всех областей, и Вам нужно экспериментировать с разными алгоритмами, чтобы определить правильный подход к Вашей конкретной проблеме. То же самое справедливо в отношении электронной сохранности. Выберите правильный набор инструментов для условий, в котором Вы работаете, и осознайте, что при использовании любого из инструментов есть определённые компромиссы. Это связано с тем, что автоматизация чего-либо включает в себя установление соответствующих ограничений. Прекрасным примером может служить нормализация формата: если вы готовы заплатить возможную «цену» в плане верности представления, то установление ограничения, предусматривающего поддержку ограниченного числа форматов «для длительного хранения», возможно, окажется оправданным (а может быть, и нет).

Автоматизация важна, но осуществлять её следует тактически (как я сделал это для «Зигфрида»): начните с малого и «вручную», выясните,  в чём заключаются Ваши потребности в плане масштабировании, и поймите, на какие компромиссы Вы готовы пойти.

Хорошего Вам Международного дня электронной сохранности. И попробуйте использовать «Зигфрида»!

Ричард Лехейн (Richard Lehane)

Мой комментарий: Знаете, о чём я подумала, переводя эту заметку? Раз за разом Росархив и ВНИИДАД пытаются навязать стране, давно уже живущей в условиях многоукладности, быстрых изменений технологий, неоднородности и изменчивости законодательства, большой разницы в располагаемых организациями ресурсах, - некие единые, причем написанные на уровне пошаговых инструкций правила работы с документами «на все случаи жизни», а теперь ещё и правила обеспечения долговременной сохранности электронных документов… Да и некоторые другие ведомства тоже хороши, снова и снова «выкатывают» идеи осчастливить все государственные и/или муниципальные органы страны какой-нибудь единой СЭД. И если австралийцы разок наступили на грабли и поняли, что так делать не стоит, то в нашей стране, чтобы понять тупиковость изначально выбранного направления (и, самое главное, признать ошибку!), надо в кровь лоб расшибить…

Источник: блог Коалиции по электронной сохранности
https://dpconline.org/blog/idpd/automation-in-digital-preservation

воскресенье, 30 декабря 2018 г.

Судебная практика: За неразмещение информации в «Едином реестре проверок» государственный инспектор труда оштрафована


Заместитель председателя Красноярского краевого суда в июне 2017 года вынес постановление № П4А-368/2017 по делу, в котором инспектор Государственной инспекции труда в Красноярском крае оспаривала привлечение её к административной ответственности по ч.2 ст.13.27 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП РФ). Наказали же её за то, что она своевременно не разместила на официальном сайте «Федеральной государственной информационной системы Единого реестра проверок» данные о результатах проверок двух коммерческих организаций.
Для справки: Часть 2 статьи 13.27 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за неразмещение в сети «Интернет» информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в случаях, если обязанность по размещению такой информации установлена федеральным законом.
Суть спора

Прокуратурой Красноярского края был проведен мониторинг официального сайта «Федеральной государственной информационной системы Единого реестра проверок» на предмет размещения Государственной инспекцией труда (ГИТ) информации о проведенных проверках.

В августе 2016 года Государственной инспекцией труда была организована плановая проверка в отношении двух обществ, по результатам которой были составлены акты, - однако, по состоянию на конец сентября 2016 года, в Единый реестр проверок не были представлены сведения о результатах проверок.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 149 в Кировском районе г. Красноярска от 19 декабря 2016 года государственный инспектор труда Государственной инспекции труда в Красноярском крае была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.13.27 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде административного штрафа в размере 3 тысяч рублей.

Решением судьи Кировского районного суда г. Красноярска от 02 марте 2017 года постановление было оставлено без изменения, а жалоба гражданки - без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Красноярский краевой суд на вступившие в законную силу судебные решения, инспектор просила их отменить, ссылаясь на их незаконность и необоснованность.

Позиция государственного инспектора труда

По мнению инспектора, в её действиях нет состава административного правонарушения. ФГИС «Единый реестр проверок» создается не для размещения информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а в целях обеспечения учета проводимых при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля проверок, а также их результатов. Судом не была дана оценка понятиям «сеть интернет» и «информационная система». Вывод судьи районного суда, отождествляющий невнесение в государственную информационную систему «Единый реестр проверок» соответствующей информации, с не размещением в сети «Интернет» информации о деятельности государственных органов, основан на неверном толковании ч.2 ст.13.27 КоАП РФ, Правил формирования и ведения единого реестра проверок, утвержденных постановлением Правительства РФ от 28 апреля 2015 года № 415.  Ответственность за нарушение данного подзаконного акта законодательством не урегулирована.

Административной ответственности за неразмещение информации в сети «Интернет» подлежит оператор, которым является федеральный орган - Генеральная прокуратура РФ.

По мнению инспектора, «действия службы представляют собой не действия по размещению в сети «Интернет» информации о деятельности службы, а действия по внесению информации в специализированную федеральную государственную информационную систему, наполняемую посредством сети «Интернет»».

Позиция Красноярского краевого суда

Суд отметил, что в соответствии с должностным регламентом гражданка являлась ответственной за внесение сведений в государственную информационную систему «Единый реестр проверок» в отношении проверок, проводимых инспекцией при осуществлении государственного контроля (надзора).

В соответствии с ч.3 ст.13.3 данного закона определен перечень общедоступной информации, подлежащей размещению на специализированном сайте. В связи с невнесением соответствующей информации в реестр должностным лицом инспекции, ответственной за такое размещение, исходя из её должностных обязанностей, размещение оператором информационной системы сведений о результатах проверок не представилось возможным.

По мнению суда, доводы гражданки о том, что она не является субъектом ответственности по указанной норме права, являются несостоятельными. Они были предметом рассмотрения суда первой инстанции и второй инстанции, получили надлежащую правовую оценку, поэтому отсутствуют правовые основания для переоценки установленных судами обстоятельств.

Суд отставил без изменения постановление мирового судьи судебного участка №149 в Кировском районе г.Красноярска и решение судьи Кировского районного суда г.Красноярска по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.2 ст.13.27 КоАП РФ, а жалобу гражданки - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOSB;n=213793

суббота, 29 декабря 2018 г.

Конференция ВНИИДАД: Доклады представителей Российского государственного архива научно-технической документации


На XXV Международной научно-практической конференции «Документация в информационном обществе: задачи архивоведения и документоведения в условиях цифровой экономики» выступило два представителя Российского государственного архива научно-технической документации (РГАНТД).

Директор Российского государственного архива научно-технической документации Марина Андреевна Власова выступила с докладом на тему «Архивы в эпоху цифровой трансформации: состояние и перспективы развития». Видеозапись доклада доступна по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=1l7BDHv_2LQ



Заместитель директора Российского государственного архива научно-технической документации, к.и.н. Павел Алексеевич Кюнг выступил на тему «Комплектование и использование научно-технической документации на современном этапе: проблемы и перспективы». Видеозапись доклада доступна по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=F8U6_ZkbDHg



Источник: YouTube
https://www.youtube.com/watch?v=1l7BDHv_2LQ
https://www.youtube.com/watch?v=F8U6_ZkbDHg

пятница, 28 декабря 2018 г.

Всестороннее управление информацией: Управление контентом, данными и электронными документами


Заметка Бенджамина Барлоу (Benjamin Barlow) была опубликована 11 декабря 2018 года на блоге «The Texas Record» («Документы Техаса», https://www.tsl.texas.gov/slrm/blog/ ), который ведёт Комиссия по вопросам библиотечного и архивного дела штата Техас (Texas State Library and Archives Commission, TSLAC). Это одна из заметок в серии, рассказывающей о наиболее интересных докладах на конференции «Электронные документы 2018».
Для справки: Ежегодная конференция «Электронные документы», организованная Комиссией по вопросам библиотечного и архивного дела штата Техас (Texas State Library and Archives Commission, TSLAC) и департаментом информационных ресурсов штата (Department of Information Resources, DIR), прошла в Остине (Austin) 16 ноября 2018 года. В этом году в качестве основой была выбрана тема «Решение трудных проблем управления электронными документами» (Tackle tough e-records challenges). В конференции участвовало около 350 специалистов, и 22 поставщика продемонстрировали свою продукцию. Программа конференции и презентации к докладам доступны по адресу https://www.tsl.texas.gov/slrm/training/conferences/erecords2018.html#Pres%20Desc (для доступа может потребоваться анонимайзер - Н.Х.)
Выступает Грег Уилсон

Из-за множества изменений в технологиях, управление контентом и данными становится все более сложной задачей как в частном секторе, так и в государственных структурах. Имеющиеся проблемы связаны с увеличением объема потоков данных в организации, вследствие чего возрастают темпы перемен. В результате могут проявиться различные уязвимости в структуре управления информацией в организации.

Специалисты информационных профессии основное внимание сосредотачивают на том, чтобы уменьшить объемы хранимой информации, сохраняя при этом её управляемость и доступность. В этой связи директор по продажам компании ASG Technologies Стив Студер (Steve Studer) задал аудитории следующий вопрос: «Как вы организовываете информацию так, чтобы ею можно было управлять, и при этом сохраняете целостность документов?». Кроме того, директор по сервисам управления контентом ASG Technologies Грег Уилсон (Greg Wilson – на фото) отметил, что изолированные хранилища данных продолжают негативно влиять на производительность, затрагивая деятельность, процессы и контент в Ваших организациях. Ввиду наличия таких изолированных хранилищ данных в организациях, г-н Уилсон в числе важнейших выделил проблему управления данными в различной форме, хранящимися в разных системах.

Здесь Уислон в своём докладе перешёл к вопросу о том, как организация оценивает свой уровень управления информацией. В этой части доклада г-н Уилсон использовал модель зрелости для полномасштабного управления информацией (Information Governance Maturity Model, см. ниже) для того, чтобы продемонстрировать аудитории способ оценки положения дел и уровня управления информацией в организациях.

Модель зрелости для полномасштабного управления информацией – традиционные 5 уровней

Одним из ключевых выводов, следующих из этой модели, является необходимость обеспечить в организации управление сроками хранения документов на разных уровнях зрелости. По словам г-на Штудера (Studer), эта модель является многомерной, поскольку отдельные подразделения Вашей организации могут находиться на разных уровнях зрелости управления информацией. Например, управление документами в финансовом отделе может соответствовать 4-му уровню данной моделью, в то время, как ИТ-служба своими документами может управлять «на троечку». В целом, эта модель позволит Вам оценить положение дел с управлением информацией в Вашем муниципальном или региональном органе или учреждении, и подскажет, как повысить Ваш уровень управления информацией.

Подводя итог, при оценке состояние управления информацией в Вашей организации, Вам необходимо принять во внимание следующее:
  • Политику установления и отслеживания сроков хранения электронных документов;

  • Автоматическую классификацию ключевых документов;

  • Управление морально устаревшими документами;

  • Управление процессами;

  • Подход к управление данными/контентом на основе политик (Policy-First).
Поскольку информационные технологии продолжают изменяться, нам следует помнить, что успешное управление документами и информацией является постоянно ускользающей целью. Мы, как профессиональные специалисты по работе с информацией, должны постоянно держать в центре своего внимания вопросы управления данными / контентом с тем, чтобы обеспечить постоянную доступность информации.

Презентация Грега Уилсона доступна по адресу: https://www.tsl.texas.gov/sites/default/files/public/tslac/slrm/conferences/erecords2018/1A-Wilson-ASG-Texas%20eRecords%20Conference%20Nov%202018%20ASG%20Technologies.pdf

Бенджамин Барлоу (Benjamin Barlow)

Мой комментарий: Замечу, что использование термина information governance т.е. «полномасштабное / стратегическое /высокоуровневое управление информацией» вместо «управления документами» - это один из способов, при помощи которых американские коллеги борются за повышение своего статуса в современных условиях, когда организациям всё чаще нужно управлять не только и не столько привычными законченными и правильно оформленными документами, сколько разнородным информационным контентом, решая при этом как вопросы поддержки основной деловой деятельности, так и обеспечения информационной безопасности в части защиты конфиденциальной информации, персональных данных и т.д.

Источник: сайт «The Texas Record»
https://www.tsl.texas.gov/slrm/blog/2018/12/e-records-2018-information-governance-managing-content-data-and-electronic-records/

четверг, 27 декабря 2018 г.

Евросоюз: Фонд соединения Европы и финансируемое им создание строительных блоков цифровой инфраструктуры


В последнее время в новостях по вопросам архивного дела и управления документами из Европы всё чаще упоминается «Фонд соединения Европы» (Connecting Europe Facility, CEF), его направление деятельности по поддержке инновационных электронно-цифровых технологий (CEF Digital) и разрабатываемые в рамках этого направления «строительные блоки». Что же это за проекты?

Согласно сайту Еврокомиссии (см. https://ec.europa.eu/inea/en/connecting-europe-facility ), Фонд соединения Европы CEF, название которого иногда переводят как «Фонд соединения европейской инфраструктуры»,  «является ключевым инструментом финансирования Евросоюза, способствующим экономическому росту, созданию рабочих мест и повышению конкурентоспособности посредством целевых инвестиций в инфраструктуру на европейском уровне. Он поддерживает развитие высокопроизводительных, устойчивых и эффективно взаимодействующих трансевропейских сетей в сфере транспорта, энергетики и электронных услуг. Инвестиции CEF позволяют закрывать пробелы в базовой европейской энергетической, транспортной и электронно-цифровой инфраструктуре.»

Википедия сообщает следующее (см. https://en.wikipedia.org/wiki/Connecting_Europe_Facility ):
«CEF - фонд Европейского союза для инвестиций в общеевропейскую инфраструктуру в области транспорта и энергетики, а также в цифровые проекты, направленные на обеспечение более тесной связи между странами-членами Европейского союза. Он действует посредством предоставления грантов, финансовых гарантий и проектных облигаций (project bonds). Руководит деятельностью фонда Исполнительное агентство по инновациям и сетям (Innovation and Networks Executive Agency, INEA).

«Цифровое» направление деятельности фонда CEF Digital поддерживает усилия по завершению создания единого общеевропейского цифрового рынка (Digital Single Market) путем объединения стран Европы с помощью «цифровых мостов» (инфраструктуры цифровых услуг - Digital Service Infrastructure, DSI) в интересах граждан, коммерческих организаций и государственных администраций. Эта деятельность способствует продвижению концепции, согласно которой государственные услуги не только являются по умолчанию электронными, но и по умолчанию трансграничными. Существует два типа DSI-инфраструктур цифровых услуг:
  • На специфических для отдельных секторов экономики DSI-инфраструктурах развертываются сложные трансъевропейские цифровые услуги на основе зрелых технических и организационных решений: это электронные государственные закупки, кибербезопасность, электронное здравоохранение, электронное правосудие, разрешение споров онлайн (Online Dispute Resolution), электронная библиотека Europeana, более безопасный Интернет, «открытые данные».

  • DSI-инфраструктуры, известные как «строительные блоки», обеспечивают базовые и пригодные для повторного использования цифровые услуги. Такие строительные блоки могут быть интегрированы в другие инфраструктурные и ИТ-проекты, и могут быть объединены друг с другом. В настоящее время существует пять строительных блоков: «электронная доставка» (eDelivery), «электронные счета-фактуры» (eInvoicing), «электронная идентификация» (eID), «электронные подписи» (eSignature) и «электронный перевод» (eTranslation). Идёт работа над блоком «электронная архивация» (eArchiving).»
7 декабря 2018 года в Брюсселе были официально представлены новые строительные блоки CEF, в том числе блок электронной архивации (а также блок инфраструктуры тестирования больших данных и блок брокера контекста), см. https://ec.europa.eu/cefdigital/wiki/display/CEFDIGITAL/New+Building+Blocks+Launch+Event ; при это велась прямая онлайн-трансляция.

На представлении блока электронной архивации. Первые слева - Джанет Андерсон, Ян Дальстен Сёренсен и Карин Бреденберг

Архивный блок, основанный на результатах проекта e-ARK, представляли такие известные специалисты, как представитель проекта E-ARK4ALL – развития проекта e-ARK Джанет Андерсон (Janet Anderson, Дания), руководитель направления электронных архивов Национальных Архивов Дании Ян Дальстен Сёренсен (Jan Dalsten Sørensen), Карин Бреденберг (Karin Bredenberg) из Национальных Архивов Швеции.

Как сообщает сайт проекта CEF Digital ( https://ec.europa.eu/cefdigital/wiki/display/CEFDIGITAL/eArchiving ), блок электронной архивации включает базовые спецификации, программное обеспечение, программы обучения и знания, необходимые для решения проблемы управления данными и их повторного использования в краткосрочной, среднесрочной и длительной перспективе – делая это жизнеспособным, экономически эффективным образом, и обеспечивая аутентичность и интероперабельность.

Спецификации выносятся на публичное обсуждение (см. https://ec.europa.eu/cefdigital/wiki/display/CEFDIGITAL/2018/12/04/Call+for+action%3A+help+us+review+the+CEF+eArchiving+specifications ) в два приёма. Обсуждение продлится до 24 февраля 2019 года. Свои замечания и предложения предлагается посылать через следующую веб-страницу: https://ec.europa.eu/eusurvey/runner/eArchiving_specification_review

В первую группу вошли «Базовые спецификации информационных пакетов» (Common Specification for Information Packages, https://github.com/DILCISBoard/E-ARK-CSIP/raw/master/specification/pdf/E-ARK-CSIP-2_0_0-draft.pdf ) и «Базовые спецификации для систем управления электронными документами» (Common Specification for Electronic Records Management Systems, см. https://github.com/DILCISBoard/E-ARK-ERMS/tree/master/Schema , прямая ссылка https://github.com/DILCISBoard/E-ARK-ERMS/raw/master/Schema/ERMS_draft_Schema_Documentation/pdf/ERMS_draft.pdf ), осуждение которых началось с 28 ноября 2018 года.

Во вторую группу, обсуждение которой начнётся с 20 декабря 2018 года, войдут спецификации конкретных видов информационных пакетов (сдаточного, архивного и дистрибутивного), отдельные пересмотренные компоненты формата SIARD и спецификации Geodata.

Мой комментарий: Я бы не стала преувеличивать значение созданного блока «электронной архивации» - в конце концов, эти разработки ведутся много лет, хорошо известны специалистам, и пока что не нашли себе широкого применения. Посмотрим, насколько поможет продвижению этих идей новая «упаковка» и более явная поддержка Еврокомиссии. В то же время в данном проекте участвуют известные специалисты, принесшие с собой немалый практический опыт, так что относиться к нему следует серьёзно. Может быть, что-то из этих разработок и нам пригодится! :)

Источник: сайт CEF
https://ec.europa.eu/inea/en/connecting-europe-facility  

среда, 26 декабря 2018 г.

Штат Техас, США: Конференция «Электронные документы 2018» с основной темой «Решение трудных проблем управления электронными документами»


Данная заметка руководителя отдела поддержки управления документами Сары Джекобсон (Sarah Jacobson – на фото) была опубликована 1 декабря 2018 года на блоге «The Texas Record» («Документы Техаса», https://www.tsl.texas.gov/slrm/blog/ ), который ведёт Комиссия по вопросам библиотечного и архивного дела штата Техас (Texas State Library and Archives Commission, TSLAC).

Итак, очередная ежегодная конференция «Электронные документы» стала историей (Конференция была организована Комиссией по вопросам библиотечного и архивного дела штата Техас (Texas State Library and Archives Commission, TSLAC) и департаментом информационных ресурсов штата (Department of Information Resources, DIR). Она прошла в городе Остин (Austin) 16 ноября 2018 года – Н.Х.). В этом году мы превзошли все ожидания, и в мероприятии приняли участие более 350 человек, представлявших около 60 государственных органов и учреждений штата, 61 муниципальный орган власти и 22 поставщиков. У нас также было 23 докладчика, которые провели 12 сессий (рекордный показатель за всю историю конференций!), посвященных ключевой теме этого года - решению сложных задач в области управления электронными документами, таких, как инвентаризация данных, оценка уровня управления электронными документами, полномасштабной управление информацией, обеспечение долговременной сохранности и многое другое. Этот год нас не разочаровал!

Конференционный день начался с приветствий и информации о новостях, сделанных представителями организовавших мероприятие органов штата – Комиссии по вопросам библиотечного и архивного дела штата Техас и департаментом информационных ресурсов штата DIR. В частности, было рассказано о подготовленном DIR отчете об итогах изучения вопросов хранения электронных материалов в региональных органах исполнительной власти (Digital Storage Study Report, основные итоги см. https://www.tsl.texas.gov/sites/default/files/public/tslac/slrm/conferences/erecords2018/DIR-SILVA-DSS.Erecords.PRESO_.ES_.pdf - для получения доступа может потребоваться анонимайзер - Н.Х.).

Мой комментарий: В отчете, в частности, отмечено, что органы власти штата в общей сложности хранят 15 петабайт данных, на это за год было потрачено 42 миллиона долларов. Почти половина (45%) данных хранится дольше, чем это требуют существующие сроки хранения. Требованиям по качеству услуг хранения и по безопасности удовлетворяет 81% систем.

Затем мы поприветствовали основного докладчика этого года - Бенито Ибарру (Benito Ybarra), руководителя службы аудита и комплайнса Министерства транспорта штата Техас. Г-н Ибарра очень интересно рассказал о проблемах с точки зрения аудита и призвал специалистов по управлению документами «увидеть новые возможности».

Бенито Ибарра анализирует правовое определение «Управление документами означает применение методов управления к созданию, использованию, хранению, отслеживанию сроков хранения, обеспечению долговременной сохранности и уничтожению либо передаче на постоянное хранение документов … для целей сокращения расходов и повышения эффективности делопроизводства»

Анализируя правовое определение понятия «управление документами» (records management – см. фото), г-н Ибарра отметил, что специалисты по управлению документами тратят много времени на совершенствование деятельности, о которой говорит первая половина определения, но гораздо меньше – на то, о чём говорит вторая часть. По мере того, как специалисты по управлению документами стремятся укрепить существующую и заручиться дополнительной поддержкой своих программ, необходимо уделять больше времени демонстрации экономии средств и повышения эффективности, которые программа управления документами может дать своей организации.

Ибарра настоятельно рекомендовал специалистам по управлению документами обеспечить своё «широкое и динамичное присутствие» и «выйти из своей зоны комфорта» - знать своё видение и цели, и то, как они могут быть стратегически увязаны с общим видением и миссией Вашей организации. Следует понимать свою ценность для организации и уметь объяснить, как программа управления документами может способствовать сокращению затрат и повышению эффективности Вашей организации.

Более подробно познакомиться с динамичным докладом Ибарры можно по презентации в формате PDF, которая доступна на веб-странице конференции ( https://www.tsl.texas.gov/sites/default/files/public/tslac/slrm/conferences/erecords2018/Keynote-Ybarra%20-%20Records%20Management.pdf ).

В ближайшие недели мы продолжим публиковать обзоры докладов, сделанных на конференции. В также можете посмотреть наш видеосюжет о конференции, который выложен по адресу https://www.youtube.com/watch?v=6_mj-fudKqk .



Сара Джекобсон (Sarah Jacobson)

Источник: сайт «The Texas Record»
https://www.tsl.texas.gov/slrm/blog/2018/11/e-records-2018-tackle-tough-e-records-challenges/

вторник, 25 декабря 2018 г.

Разработка и реализация программы обеспечения долговременной сохранности в Британской геологической службе, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.com/2018/12/1.html )

Прогресс к настоящему времени (продолжение)

Политика обеспечения сохранности - хорошее начало, но она не в полной мере оправдывает необходимость тратить наши ограниченные ресурсы на электронную сохранность. Это функция другого документа – делового обоснования (бизнес-кейса), который наглядно объясняет высшему руководству необходимость и преимущества электронной сохранности, перечисляя цели, проблемы и отдачу от этой работы. В нашем деловом обосновании была описана модульная программа обеспечения сохранности, с тем, чтобы отразить потребность в ресурсах, а также ущерб в случае бездействия и риск утраты ценных информационных активов. Мы не планируем приобретать коммерческое программное решение; вместо этого мы расширим наши уже существующие возможности и инфраструктуру управления данными, а также будем использовать и развивать навыки и компетенции нашего персонала.

В 2017 году мы также выполнили проект получения статуса доверенного электронного хранилища. Мы хотели получить соответствующую аккредитацию для того, чтобы укрепить доверие заинтересованных сторон к нашему центру обработки данных и сопоставить наши процессы с признанными стандартами. Для этого мы выбрали сертификацию CoreTrustSeal (я упоминала её здесь: https://rusrim.blogspot.com/2018/06/aida-2018.html - Н.Х.), представляющую собой самооценку, реферируемую коллегами по отрасли. Это процесс занял у нас около 18 месяцев, хотя, возможно, мы справились бы быстрее, если бы не множество иных обязательств и проектов. Нам удалось продемонстрировать соответствие многим требованиям, при этом мы должны были позаботиться, чтобы всё было официально задокументировано и соответствующие материалы были выложены в открытом доступе. Мы получили аккредитацию в феврале 2018 года, первым из электронных хранилищ Великобритании.

Ещё одно направление работы, которая уже ведётся, включает планы по разработке элемента метаданных PREMIS для включения в нашу существующую схему метаданных, используемую системой поиска BGS Discovery, который хранится и управляется как реляционная база данных. Мы опробовали создание и захват значений контрольных сумм для некоторых наших наборов данных, и изучаем возможность включения проверок на целостность в рабочие процессы приёма на хранение и экспертизы ценности. Это усилит целостность и аутентичность данных, поддерживая требования к аккредитации нашего центра обработки данных. В рамках кампании по повышению осведомленности, BGS приняла участие в 2017 году в Международном дне электронной сохранности, используя это событие для официального представления общественности нашей политики электронной сохранности.

Мы приняли философию «Экономного обеспечения долговременной сохранности» (Parsimonious Preservation), описанную Тимом Голлинсом (Tim Gollins) в его статье «Внедрение экономного обеспечения долговременной сохранности на практике» (Putting Parsimonious Preservation into Practice, см. http://www.nationalarchives.gov.uk/documents/information-management/parsimonious-preservation-in-practice.pdf ), где ключевой идеей было «Не паниковать!». Мы намерены скрупулёзно следовать этим рекомендациям. В частности, я согласна со словами Тима «Более непосредственная угроза – плохой захват и неспособность обеспечить безопасное и защищённое хранение оригинальных материалов».

Планы на будущее

Третьим строительным блоком нашей программы электронной сохранности станет стратегический план действий, основанный на политике и деловом обосновании. Этот документ в настоящее время готовится, и он будет модифицироваться по мере того, как мы поймём, что реально и что в наших условиях работает. Выбранный вариант построения модульной программы позволит нам поэтапно развивать наши возможности и добавлять функциональные возможности для обеспечения электронной сохранности постепенно, по мере наличия ресурсов и выявления рисков.

С целью сбора нужной для разработки стратегии информации BGS проведет оценку имеющихся возможностей и оценку рисков с использованием соответствующих инструментов (например, моделей DPCMM © и SPOT). Первоначальные результаты, полученные при помощи инструмента DPCMM © и «Уровней обеспечения электронной сохранности NDSA» (о них см. также пост на блоге http://rusrim.blogspot.ru/2012/11/blog-post_9881.html . Ключевой элемент - таблица уровней зрелости - доступен на русском языке здесь: http://bit.ly/2va19cy - Н.Х.) позволили выявить те области, в которых нам необходимо предпринять сконцентрированные усилия для улучшения; однако, прежде чем приступить к делу, мы проведем обследование информационных активов и создадим электронный реестр активов. Мы изучили ряд существующих реестров такого рода (Национальных Архивов и Парламентских архивов Великобритании) и начали разрабатывать собственный вариант, оптимизированный под геолого-геофизические и геопространственные данные.

Очень важно четко представлять себе требованиях пользователей к хранилищу и согласовать реалистичные цели для программы электронной сохранности. В эпоху постоянно нарастающих объёмов данных BGS необходимо будет решить, что именно необходимо хранить постоянно и для какой цели. Необходимо четко расставить приоритеты в отношении как ключевых наборов данных, так и ресурсов, выделяемых для управления ими, включая проведение, по мере необходимости, обучения персонала. Сотрудничество с другими организациями будет способствовать обмену извлеченными уроками и располагаемыми ресурсами, а также поможет повысить общую осведомленность заинтересованных сторон.

Резюме

Наша политика обеспечения сохранности определила сферу охвата и цели нашей модульной программы обеспечения электронной сохранности. Мы подкрепили её адресованным высшему руководству деловым обоснованием, в котором описана и обоснована необходимость проведения работ и выделения соответствующих ресурсов.

Третьим шагом станет определение того, как мы будет достигать наши цели на практике, и для этой цели будут использованы стратегический план действий и реестр цифровых активов. Результаты оценки рисков и возможностей будут использованы в качестве обратной связи для совершенствования стратегии, помогая расставить приоритеты, выбрать ключевые виды деятельности и направить ресурсы туда, где наш электронный контент в наибольшей степени подвергается риску.

Всё это будет способствовать достижению наших целей при управлении корпоративными данными, которые заключаются в том, чтобы максимизировать долговременную доступность электронных геофизических данных, способствовать инновациям и экономическому росту посредством использования этих данных, а также повысить осведомленность и развить навыки и компетенции в области электронной сохранности и управления научно-исследовательскими данными.

Джаана Пинник (Jaana Pinnick)

Источник: блог Коалиции по электронной сохранности
https://dpconline.org/blog/idpd/developing-a-digital-preservation-programme-at-bgs

понедельник, 24 декабря 2018 г.

Разработка и реализация программы обеспечения долговременной сохранности в Британской геологической службе, часть 1


Данный пост специалиста по управлению научно-исследовательскими данными Британской геологической службы (British Geological Survey, https://www.bgs.ac.uk/ ) и обеспечению их долговременной сохранности Джааны Пинник (Jaana Pinnick – на фото) был опубликован 21 ноября 2018 года на блоге британской Коалиции по электронной сохранности (Digital Preservation Coalition, DPC) среди материалов, приуроченных к Международному дню электронной сохранности, который отмечался 29 ноября 2018 года (см. https://dpconline.org/blog/idpd ).

Развивать возможности Британской геологической службы (British Geological Survey, BGS) по обеспечению долговременной сохранности электронных материалов мы начали в 2016 году, изучив первоначальные требования и подготовив политику обеспечения сохранности, которая будет направлять дальнейшую работу. В этом посте рассказывается о том, чего нам удалось достичь к настоящему времени.

Предыстория

В соответствии с Законом о государственных документах (Public Records Act), Британская геологическая служба является авторизованным местом депозитарного хранения и обязуется обеспечить постоянное курирование определенных геолого-геофизических данных постоянного срока хранения, ответственным хранителем которых она является.

Принадлежащий службе Национальный центр геофизических научных данных (National Geoscience Data Centre, NGDC) делает большую часть своих данных свободно доступными на условиях «лицензии открытого правительства» (Open Government Licence). BGS также по закону обязана обеспечить управление некоторыми типами данных. Политика в отношении данных Британского органа по научным исследованиям и инновациям (UK Research and Innovation, UKRI, https://www.ukri.org/ - действующая с апреля 2018 года организация, в задачи которой входит координация финансирования научных исследований – Н.Х.) требует, чтобы данные, признанные имеющими долгосрочную ценность, были сохранены и оставались доступными для будущих исследований; при этом NGDC считает, что большая часть его геолого-геофизических данных должна храниться дольше, чем установленный этой политикой 10-летний срок.

Геолого-геофизические данные включают многочисленные типы данных, от геохимических, сейсмических, нефтегазовых и геофизических данных и до данных о породах, минералах, отложениях, почвах, загрязнении земель, природных ресурсах, эрозии и многом другом. Они включают геопространственные данные и данные геоинформационных систем (GIS), представленные в различных географических системах координат, а также векторные и растровые данные, хранящиеся в виде слоев и используемые в картографировании.

Наше целевое сообщество пользователей очень широко - от местных органов власти и органов центрального правительства до сфер промышленности, производства, строительства, транспорта, научных исследований, а также широкой общественности. Геофизические научные данные помогают создавать новые продукты и знания и давать ответы на насущные научные вопросы; они используется в процессе принятия решений и для построения моделей инфраструктуры и рисков, для инноваций и иного использования и обмена.

Чтобы справиться с управлением всем этим разнообразием, требуется использование стандартов и нормализация данных и метаданных. Наличие сервиса BGS поиска по метаданным означает, что данные, хранящиеся в NGDC, могут быть найдены через службу каталогов данных (Data Catalogue Service, https://csw-nerc.ceda.ac.uk/geonetwork/srv/eng/catalog.search;jsessionid=BCDEEFFC104776FB629EAD999B7BBA40#/home ) британского Научного совета по природной среде (Natural Environment Research Council, NERC), через платформу открытых данных правительства Великобритании Data.gov.uk ( https://data.gov.uk/ ) и через портал геофизических данных Еврокомиссии INSPIRE Geoportal ( http://inspire-geoportal.ec.europa.eu/ ).

За последние три года мы повысили долговременную живучесть и пригодность к использованию наших данных, внедрив в организации стиль мышления, учитывающий вопросы долговременной сохранности.

Проблемы обеспечения долговременной сохранности

Помимо обычных проблем долговременной сохранности, существуют и дополнительные, специфические для геофизических данных:
  • Сбор данных глубинного бурения, до глубин многих километров, обходится в десятки миллионов фунтов и слишком дорог, чтобы проводить его повторно. Ещё одним примером уникальных данных являются сейсмические данные, собираемые во время землетрясений.

  • Геофизические данные имеют долговременную ценность и поддерживают будущие исследования, поэтому экспертиза ценности является ключевым элементом при создании надежных и повторно используемых наборов данных.

  • Отсутствие в унаследованных данных условий их сбора или пространственной привязки означает невозможность их повторного использования, а также то, что сделанные на основе этих данных выводы не будут достоверными.

  • Восстановление данных с магнитных лент, которые широко использовались в ряде геофизических исследований, требует значительных ресурсов.

  • Новые способы сбора данных с использованием сенсорных сетей и сетей мониторинга приведут к потопу данных, значительно обостряя проблемы описания и хранения.
Но электронная сохранность зависит не только от инструментов и технологий, но также и от людей, делающих эту работу. Необходимо стратегическое мышление для того, чтобы обеспечить развитие и поддержание цифровых навыков и компетенций, покрывающих все аспекты жизненного цикла данных. Нам необходимо управлять переходом наших сотрудников с аналогового на цифровое мышление, а создание сервисов с использованием различных источников финансирования на основе объединенных требований заинтересованных сторон является отнюдь не простым прямолинейным процессом.

Всегда есть вариант ничего не делать и просто хранить данные. Это связано с риском того, что всё больше данных станут непригодными для использования, что приведет к потере способности быстро, полно и точно давать ответы на научные вопросы (а BGS полагается на эту способность при ведении своей основной деятельности), а также к потере репутации национальной архивной организации. В этом случае возможность использования уникальных наборов геолого-геофизических данных будет поставлена под угрозу, а потенциал для разработки новых научно-информационных продуктов может пострадать.

Прогресс к настоящему времени

Мы разработали онлайн-портал приёма данных на депозитарное хранение (Data Deposit Portal) с тем, чтобы стандартизировать прием электронных данных и метаданных, и мы рекомендуем передающим данные организациям использовать открытые и подходящие для долговременного хранения файловые форматы. Постоянное совершенствование процессов и автоматизация помогают смягчить последствия роста объемов данных, а применение DOI-идентификаторов для наборов данных обеспечивает стабильные ссылки на данные.

Наша политика электронной сохранности была опубликована и начала внедряться в 2017 году. Разработка политики может показаться пугающе сложным делом, однако в Интернете доступно много такого рода документов, на примере которых можно поучиться. Мы проанализировали политики ряда организаций государственного сектора, включая Британскую библиотеку, Национальные Архивы Великобритании, Парламентские Архивы Великобритании, - а также нескольких британских и европейских университетов и электронные библиотек.

Справочник по вопросам электронной сохранности (DPC Handbook, о нём см. https://rusrim.blogspot.com/2015/11/blog-post_12.html - Н.Х.), опубликованный британской Коалицией по электронной сохранности (Digital Preservation Coalition, DPC), включает прекрасные рекомендации по формированию стратегии и политики организации по обеспечению долговременной сохранности, и Коалиция также проводит тематические семинары для своих членов.

Мы хотели, чтобы наша политика была кратким высокоуровневым документом. Для начала мы определили сферу охвата и цели политики, и перечислили ту отдачу, которую даёт организации налаживание электронной сохранности. Затем мы обрисовали в общих чертах концепцию электронной сохранности, а также наши первоначальные требования и деловые потребности; определили роли и необходимые ресурсы. Чтобы ознакомить с основами руководителей из сфер деятельности, не связанных с ИТ (читай: ученых), мы описали в документе ряд ключевые понятий, связанных с обеспечением сохранности. Нашу политику мы опубликовали на веб-сайте NGDC, чтобы заверить сдающие организации в долговременной защищённости и безопасности их данных, и мы будем пересматривать эту политику каждые три года.

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.com/2018/12/2.html )

Джаана Пинник (Jaana Pinnick)

Источник: блог Коалиции по электронной сохранности
https://dpconline.org/blog/idpd/developing-a-digital-preservation-programme-at-bgs

воскресенье, 23 декабря 2018 г.

Верховный суд: Сроки хранения данных на лиц, подвергшихся уголовному преследованию


Верховный Суд Российской Федерации в феврале 2018 года вынес решение № АКПИ17-1073 по делу, в котором ряд граждан оспаривал правомочность установленных в пункте 15.1 «Правил формирования, ведения и использования учета лиц, подвергшихся уголовному преследованию, в том числе привлеченных к уголовной ответственности, осужденных, реабилитированных, в отношении которых установлен административный надзор, а также граждан, совершивших административные правонарушения и привлекавшихся к административной ответственности за их совершение» норм, согласно которым в пофамильных учетах Главного информационно-аналитического центра (ГИАЦ) МВД России и информационных центров (ИЦ) МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ учетные документы хранятся независимо от снятия и погашения судимости.
Для справки: Министерством внутренних дел РФ совместно с Министерством юстиции РФ, Министерством РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерством финансов РФ, Министерством обороны РФ, Федеральной службой безопасности РФ, Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной службой охраны РФ, Службой внешней разведки Российской Федерации, Федеральной таможенной службой, Федеральной миграционной службой, Государственной фельдъегерской службой РФ, Следственным комитетом РФ Генеральной прокуратурой РФ приказом от 12 февраля 2014 г. №89дсп/19дсп/73дсп/1адсп/113дсп/108дсп/75дсп/93дсп/19дсп/324дсп/133дсп/63дсп/14/95дсп,  было утверждено «Наставление по ведению и использованию централизованных оперативно-справочных, криминалистических и розыскных учетов, формируемых на базе органов внутренних дел Российской Федерации».

Приложение 1 к Наставлению содержит «Правила формирования, ведения и использования учета лиц, подвергшихся уголовному преследованию, в том числе привлеченных к уголовной ответственности, осужденных, реабилитированных, в отношении которых установлен административный надзор, а также граждан, совершивших административные правонарушения и привлекавшихся к административной ответственности за их совершение».

Согласно пункту 15.1 Правил, в пофамильных учетах ГИАЦ МВД России и ИЦ учетные документы хранятся независимо от снятия и погашения судимости.

В соответствии с подпунктом «е» пункта 15.2 Правил, в пофамильных картотеках учетные алфавитные карточки формы 1, учетные алфавитные карточки формы 1-б хранятся на лиц, привлекавшихся в качестве подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, уголовные дела (уголовное преследование) в отношении которых прекращены на стадии предварительного следствия, на основании акта об амнистии или помилования, в связи со смертью обвиняемого, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в связи с примирением сторон (за исключением дел частного обвинения), в связи с деятельным раскаянием или принятием федерального закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, а также лиц, осужденных (при наличии вступившего в законную силу приговора суда) за преступления, которые впоследствии были декриминализированы - до достижения ими 80-летнего возраста.
Суть спора

Ряд граждан обратился в Верховный Суд РФ с административными исковыми заявлениями о признании недействующими пункта 15.1, подпункта «е» пункта 15.2 Правил, ссылаясь на то, что те противоречат Конституции РФ и законодательству РФ и нарушают их право на неприкосновенность частной жизни, предусмотренное ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Граждане обращались в органы внутренних дел с целью получения справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования. В полученных документах содержались сведения об осуществлении в отношении их уголовного преследования, о привлечении к уголовной ответственности, в том числе за преступления, которые впоследствии были декриминализированы до вступления приговора в законную силу, был применен акт об амнистии, освобождающий от наказания. Хранение таких сведений нарушает их права.

По их мнению:
  • Оспариваемые положения нормативного правового акта в части установления сроков хранения в пофамильных учетах учетных документов (без перевода в архивные фонды автоматизированных оперативно-справочных картотек) на лиц в зависимости от их возраста и независимо от погашения и снятия судимости - противоречат действующему законодательству.

  • Оспариваемые положения устанавливают не предусмотренные федеральным законодательством категории информации, подлежащей хранению в пофамильных учетах ГИАЦ МВД и ИЦ о лицах, уголовные дела (уголовное преследование) в отношении которых прекращены на стадии предварительного следствия, ранее имевших судимость, осужденных (при наличии вступившего в силу приговора суда) за преступления, которые впоследствии были декриминализированы.

  • Оспариваемые положения содержат неопределенность в формулировке «на лиц, привлекавшихся в качестве подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, уголовные дела (уголовное преследование) в отношении которых прекращены на стадии предварительного следствия, на основании акта об амнистии или помилования, в связи со смертью обвиняемого, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в связи с примирением сторон (за исключением дел частного обвинения), в связи с деятельным раскаянием или принятием федерального закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».
Позиция Верховного Суда Российской Федерации

Позиция Верховный Суд Российской Федерации подчеркнул, что, в соответствии с федеральным законом «О полиции», полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, с последующим внесением полученной информации в банки данных о гражданах. Персональные данные, содержащиеся в банках данных, подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей (части 1, 8 статьи 17).

Суд отметил, что определяя правила формирования, ведения и использования учета лиц, подвергшихся уголовному преследованию, оспариваемые положения нормативного правового акта в пункте 15.1 предусматривают хранение в пофамильных учетах ГИАЦ МВД России и ИЦ учетных документов независимо от снятия и погашения судимости, а в пункте 15.2 перечисляются лица, в отношении которых хранятся учетные алфавитные карточки, и определен их срок хранения.

Данные положения нормативного правового акта не противоречат действующему законодательству РФ.

Полиция, согласно части 1 статьи 17 Федерального закона «О полиции», имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, с последующим внесением полученной информации в банки данных о гражданах.

В соответствии с частью 3 данной статьи, внесению в банки данных подлежит информация, в частности, о лицах, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления; о лицах, осужденных за совершение преступления; о лицах, которые совершили преступление или общественно опасное деяние и в отношении которых судом применены принудительные меры медицинского характера; о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием; о несовершеннолетних, освобожденных от уголовной ответственности либо освобожденных судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия; о несовершеннолетних, совершивших правонарушения и (или) антиобщественные действия, об их родителях или иных законных представителях, не исполняющих своих обязанностей по воспитанию, обучению и (или) содержанию детей и (или) отрицательно влияющих на их поведение либо жестоко обращающихся с ними; о лицах, в отношении которых до вступления приговора в законную силу был применен акт помилования или акт об амнистии, освобождающий от наказания.

Предусмотренное пунктом 15.1 Правил хранение учетных документов независимо от снятия и погашения судимости не может рассматриваться как юридическое последствие судимости и ограничение прав лиц, ранее имевших судимость.

Требования подпункта «е» пункта 15.2 Правил о хранении в пофамильных картотеках учетных документов на осужденных (при наличии вступившего в законную силу приговора суда) за преступления, которые впоследствии были декриминализированы, не противоречат части 3 статьи 17 федерального закона "О полиции", поскольку на момент вынесения обвинительного приговора суда лицо считалось осужденным за совершение преступления. Изменение уголовного законодательства, которым преступление, совершенное конкретным лицом, было декриминализировано, не означает, что информация о таких лицах и фактах уголовного преследования не подлежит хранению.

Подпункт «е» пункта 15.2 Правил предусматривает хранение в пофамильных картотеках учетных алфавитных карточек на лиц, привлекавшихся в качестве подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, а также лиц, осужденных за преступления, которые впоследствии были декриминализированы - до достижения ими 80-летнего возраста.

Нормативного правового акта большей юридической силы, которому могли бы противоречить оспариваемые положения нормативного правового акта, не имеется. Ни Семейный кодекс Российской Федерации, ни Трудовой кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не содержат норм, регламентирующих сроки хранения учетных документов на лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

Предусмотренные подпунктом «е» подпункта 15.2 Правил требования о хранении учетных документов на лиц, привлекавшихся в качестве подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, уголовные дела (уголовное преследование) в отношении которых прекращены на стадии предварительного следствия, на основании акта об амнистии или помилования, в связи со смертью обвиняемого, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в связи с примирением сторон (за исключением дел частного обвинения), в связи с деятельным раскаянием или принятием федерального закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, соответствуют положениям статей 24, 25, 27, 28 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а представленное суду лингвистическое исследование от 14 марта 2017 г. касается понятия, приведенного в пункте 2 части 3 статьи 17 федерального закона «О полиции». Хранение учетных документов в отношении лиц, подвергшихся уголовному преследованию, осуществляется на законной основе и не может рассматриваться как противоречащее нормам международного права.

Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении административных исковых заявлений граждан.

Позиция Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в мае 2018 года (апелляционное определение № АПЛ18-143) рассмотрела апелляционную жалобу граждан, в которой они указывали, что
  • Установление возрастного критерия «достижение лицом 80-летнего возраста» для перевода учетных документов об этом лице в архивные фонды автоматизированных оперативно-справочных картотек создает неравные условия для граждан разного возраста, обращающихся за справками о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования;

  • Сроки хранения и обработки персональных данных, в том числе сведений о судимости, должны определяться исключительно федеральным законом, а не подзаконным правовым актом;
Апелляционная коллегия Верховного Суда РФ отметила, что право полиции обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, с последующим внесением полученной информации в банки данных, предусмотрено частью 1 статьи 17 Закона о полиции.

Полиция обеспечивает защиту информации, содержащейся в банках данных, от неправомерного и случайного доступа, уничтожения, копирования, распространения и иных неправомерных действий.

Предусмотренное пунктом 15.1 Правил хранение учетных документов независимо от снятия и погашения судимости не может рассматриваться как юридическое последствие судимости и ограничение прав лиц, ранее имевших судимость, поскольку оспариваемый в части правовой акт имеет иной предмет правового регулирования, связанный с формированием статистической отчетности.

По мнению суда, централизованные учеты предназначены для информационного обеспечения деятельности органов внутренних дел РФ и других федеральных органов государственной власти по выявлению, предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений, в том числе для подтверждения наличия (отсутствия) сведений о привлечении лица к уголовной ответственности, судимости, реабилитации, времени и месте отбывания наказания. Для поиска информации о наличии (отсутствии) неснятых или непогашенных судимостей по учетам МВД России необходим полный комплекс установочных данных, позволяющих в том числе достоверно установить как факт наличия (отсутствия) неснятых или непогашенных судимостей, так и факт того, что эти сведения относятся именно к конкретному лицу.

Указание в справке сведений о факте прекращения уголовного преследования на территории РФ, в том числе в связи с изменением обстановки, решение о котором согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 28 октября 1996 г. № 18-П, не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность лица в совершении преступления, не противоречит действующему законодательству и само по себе не ограничивает право на труд и (или) осуществление предпринимательской деятельности.

Наличие в справке информации о факте прекращения уголовного преследования по основаниям, которые на время решения вопроса о приеме на работу либо регистрации в качестве индивидуального предпринимателя не предусмотрены действующим уголовно-процессуальным законом, само по себе не влечет неблагоприятных последствий.

При этом решение об отказе в допуске к трудовой или предпринимательской деятельности, в том числе не учитывающее новый уголовный закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, или изменение уголовно-процессуального законодательства, во всех случаях принимается работодателем либо иным органом, осуществляющим допуск указанных лиц к трудовой или предпринимательской деятельности определенного вида, и может быть оспорено в судебном порядке.

Доводы о незаконности предусмотренного срока хранения в пофамильных картотеках учетных алфавитных карточек на определенные категории лиц до достижения ими 80-летнего возраста несостоятельны, поскольку какому-либо нормативному правовому акту большей юридической силы это положение не противоречит.

Ни Семейный кодекс РФ, ни Трудовой кодекс РФ, ни Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не содержит норм, регламентирующих сроки хранения учетных документов на лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

МВД России, а также другие федеральные органы власти, участвовавшие в разработке
Наставлений, вправе были определить перечень и сроки хранения служебных документов, образующихся в процессе их деятельности.

Ссылки в апелляционной жалобе о том, что сроки хранения учетных данных должны соответствовать срокам погашения или снятия судимости, не основаны на законе.

Цели хранения и обработки информации не связаны с правовыми последствиями судимости, а необходимость хранения и обработки информации о лицах, осужденных за совершенные преступления, не может рассматриваться как юридическое последствие судимости.

Апелляционная коллегия Верховного Суда РФ оставил без изменения решение Верховного Суда РФ, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB002;n=531203  
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB002;n=541791

суббота, 22 декабря 2018 г.

Заседание научно-методического совета документоведческих и архивоведческих кафедр Историко-архивного института


25 декабря 2018 года в 16.00 в Историко-архивном институте (ИАИ) РГГУ состоится заседание научно-методического совета документоведческих и архивоведческих кафедр ИАИ. На заседании планируется заслушать и обсудить два доклада:
  • Доклад к.и.н., ведущего эксперта по управлению документацией компании «Электронные Офисные Системы», эксперта ИСО Н.А.Храмцовской на тему «Долговременное хранение электронных документов в РФ: В поисках концепции и технологии»;

  • Доклад главного специалиста отдела комплектования ГАРФ О.В.Олейникова на тему «Сравнительный опыт долговременного хранения аутентичных электронных документов в нашей стране и за рубежом. Технология «блокчейн»».
Заседание совета состоится по адресу Москва, Никольская ул., д.15, аудитория 23.

Записаться можно по телефону: 8(915)438-07-31 (Лада Павловна Афанасьева) или по электронной почте: gurzaladda@mail.ru

Хорватия собирается создать собственный электронный архив


Небольшая Хорватия решила последовать примеру передовых стран и создать свой электронный архив. В отличие о России, где Росархив что-то втихаря вроде бы делает, (но «воз и ныне там»!), - в Хорватии решили начать со сбора достоверной фактической информации и привлечения в проект знающих специалистов. Об этом 25 ноября 2018 года рассказали в опубликованной на Фейсбуке заметке известный хорватский специалист, профессор университета Загреба Хрвое Станчич и Валентина Цепанец (Valentina Cepanec).

Кафедра архивной науки и документоведения отделения информационно-коммуникационных наук факультета гуманитарных и социальных наук Загребского университета участвует в инициативе по созданию электронного архива Республики Хорватия.

Инициативу возглавляет Центральное государственное управление по развитию цифрового общества, с участием Министерства государственного управления, Министерства культуры, Центрального государственного архива и Общества архивистов Хорватии.

Первым мероприятием в рамках этой инициативы стала разработка вопросника для сбора данных о документации и информации в электронной форме, создаваемой и/или хранимой государственными органами.

На фото: Валентина Цепанец и Хрвое Станчич


С учетом охвата анкетой широкого спектра вопросов, было организовано обучение назначенных представителей органов государственной власти. Собранные данные будут использованы для анализа требований к электронной архивации и в качестве основы для определения параметров будущего проекта. Обучение проходило 22-23 ноября 2018 года на факультете гуманитарных и социальных наук и Центральном государственном архиве.

Валентина Цепанец и Хрвое Станчич


Источник: Facebook
https://www.facebook.com/ArhivistikaFFZG/posts/2108486722735627

пятница, 21 декабря 2018 г.

Растущая зрелость электронной сохранности


Данная заметка профессора университета Монаш (Monash University) в Мельбурне, Австралия Росса Харви (Ross Harvey – на фото), была опубликована 20 ноября 2018 года на блоге британской Коалиции по электронной сохранности (Digital Preservation Coalition, DPC) среди материалов, приуроченных к Международному дню электронной сохранности, который отмечался 29 ноября 2018 года (см. https://dpconline.org/blog/idpd ).

В последнее время я размышлял о росте зрелости электронной сохранности. Трудно точно сказать, когда возникло это направление деятельности. В Википедии «Хронология электронной сохранности» [1] начинается с 1972 года, а Питер Хёртл (Peter Hirtle) считает, что оно существует «по крайней мере с 1960-х годов» [2]. В число других претендентов на то, чтобы служить отправной точкой, входит создание архивов данных в 1960-х годах. Но хотя о точном возрасте данной дисциплины можно спорить, все мы можем согласиться с тем, что электронная сохранность существует достаточно долго для того, чтобы иметь проработанные процессы, стандарты, теории и способы мышления, которые сообщество специалистов в этой области в целом признаёт. Например, что эталонная модель открытой архивной информационной системы OAIS (OAIS Reference Model – это международный стандарт ISO 14721:2012 «Системы передачи данных и информации о космическом пространстве. Открытая архивная информационная система. Эталонная модель», который, к сожалению, на русский язык не переводился – Н.Х.) является основой для систем обеспечения электронной сохранности; или что нам нужно хранить несколько экземпляров электронных объектов в географически-удаленных друг от друга местах – хотя нет единого мнения о том, сколько нужно таких экземпляров.

При наличии опыта более чем трёх десятилетий, зрелость электронной сохранности очевидным образом проявляется в её системах, практике и стандартах. Существует множество свидетельств, подтверждающих это утверждение. Мы с Джей Везербёрн (Jaye Weatherburn) писали о том, как это поле деятельности изменилось с 2005 года. [3] В программе конференции iPRES 2018 года были сессии по оценке тех изменений, которые произошли в отрасли после 15 лет конференций iPRES.

Со зрелостью приходят критический анализ. Настало время отступить на шаг, задуматься о наших методах обеспечения электронной сохранности, убедиться в актуальности фундаментальных принципов. Мы должны посмотреть на ситуацию более глобально и спросить, что такое электронная сохранность, кто этим занимается, для кого мы это делаем, как привлечь более разнообразный круг заинтересованных сторон и как более активно продвигать это вид деятельности?

Мы все пережили период взросления, поэтому знаем, что там не всё только пиво и конфеты. Рука об руку с хорошим приходит и кое-что такое, чего бы мы не хотели. Электронная сохранность существует уже достаточно долго для того, чтобы развились дурные привычки.

Одной из таких приобретенных скверных привычек является избыточное вникание, обращаемое на устаревание форматов. Несмотря на накапливающиеся доказательства обратного, мы по-прежнему настаиваем на том, чтобы рассматривать устаревание форматов в качестве главной проблемы обеспечения непрерывной пригодности к использованию электронных материалов. Значительная часть усилий по обеспечению долговременной сохранности электронных данных была сфокусирована на способах решения этого вопроса. Оказывается, однако, что устаревание форматов представляет меньшую угрозу, чем мы полагали в 1980-х и 1990-х годах. Уильям Килбрайд (William Kilbride) полагает, что «экономические силы, сформировавшие 1980-е и 1990-е годы, создали нормы цифровой вселенной, в которой мы сегодня обитаем, и, таким образом, нормы электронной сохранности». [4] В современной среде многие факторы складываются, минимизируя угрозы устаревания форматов, поэтому мы должны нацелить наши исследования и разработки на другие вопросы.

Мой комментарий: Автор, не в укор ему будь сказано, не учитывает того, что именно повышенное внимание к проблеме устаревания форматов таким образом повлияло на развитие технологий, что риски намного снизились. Те, кто постарше, помнят всемирный шум по поводу «проблемы 2000-го года» - никаких катастроф в 2000-м году не было, и во многом именно потому, что почти целое десятилетие множество людей напряжённо работали над тем, чтобы их предотвратить. И тоже ведь сейчас находятся «аналитики», всерьёз утверждающие, что эта проблема была высосана из пальца!

И если можно согласиться с тем, что с офисными форматами сейчас особенно острых проблем нет, то совсем иная ситуация имеет место с аудио- и видеоформатами, форматами баз данных, электронных чертежей, моделей и карт и т.п. В этих областях с форматами всё по-прежнему очень плохо!

В общем, с моей точки зрения, «зацикливаться» на форматах не нужно, но и ослаблять внимание к этому вопросу опасно.

Ещё одна область, которая требует серьёзного обдумывания и анализа, - это вопрос о том, для кого сохраняются электронные материалы. Электронная сохранность часто обсуждается таким образом, что рассматриваются методы, которые применимы только в крупных, хорошо обеспеченным ресурсами учреждениях. Но одни они не могут взять на себя всю полноту ответственности за электронную сохранность. Нам необходимо найти новые заинтересованные стороны и убедить их внести свой вклад. Перед нами стоит проблема: трансформировать ныне существующую практику в практику, которую сможет использовать гораздо более широкий круг заинтересованных сторон.

Крайне важно, чтобы мы энергично продолжали дискуссии и ставили на обсуждение - не в первый уже раз - основополагающие вопросы:
  • Что такое электронная сохранность?

  • Зачем мы сохраняем электронную информацию?

  • Для кого мы её сохраняем?

  • Кто отвечает за электронную сохранность?

  • Как можно обеспечить более разнообразный состав участников этой деятельности?

  • Действительно ли ныне применяемые способы обеспечения электронной сохранности действительно наилучшими?

  • Что следует сохранять?

  • Какие свойства электронных объектов важно сохранить?
  • м
  • Как нам лучше вести агитационно-пропагандистскую работу и продвигать электронную сохранность?
Еще один важный вопрос заключается в том, не переусердствуем ли мы, и не является ли наше нынешнее понимание лучшей практики нереалистичным и нежизнеспособным? Не следует ли нам в большей степени воспринять идею «экономного подхода к обеспечению долговременной сохранности» (parsimonious preservation – о нём см. также пост на моём блоге https://rusrim.blogspot.com/2015/02/blog-post_3.html - Н.Х.)? [5] Можем ли мы позволить себе стремиться к совершенству? Сообщество специалистов по обеспечению электронной сохранности приняло эталонную модель OAIS в качестве ключевого стандарта. OAIS был первоначально разработан сообществом, занимавшимся сохранением данных космических исследований, где совершенство важно для обеспечения безопасности астронавтов, летающих в космических челноках. Но применим ли это стандарт в других контекстах?

Мой комментарий: Астронавты и челноки здесь ни при чём, это уже выдумки самого автора :) Правда же заключается в том, что, действительно, OAIS был разработан в интересах консорциума крупных и богатых государственных учреждений, создающих, обрабатывающих и обменивающихся друг с другом колоссальными объёмами дорогостоящих научных данных, что наложило на него существенный отпечаток.

Настало время заново рассмотреть эти вопросы, и сделать это организованно и коллективно. Если мы этого не сделаем, мы не сможем сколько-нибудь существенно распространить практику электронной сохранности за пределы её нынешней ограниченной среды использования. Нам нужно от ситуации, в которой ключевую роль играют крупнейшие учреждения, занимающиеся сбором и сохранением электронных материалов, а также крупные коммерческие организации, - перейти к такому положению дел, когда все создатели данных становятся основными участниками и имеют возможность принимать меры по обеспечению электронной сохранности, где первая мысль любого, кто создает электронные материалы, это «как мне обеспечить возможность их последующего сохранения?», где меры по обеспечению долговременной сохранности являются неотъемлемой частью процессов работы с электронными материалами, а не чем-то добавляемым впоследствии.

Росс Харви (Ross Harvey)

Библиография:

[1] https://en.wikipedia.org/wiki/Timeline_of_digital_preservation

[2] Peter B. Hirtle, ‘The History and Current State of Digital Preservation in the United States’ in Metadata And Digital Collections: A Festschrift in Honor of Thomas P. Turner (Cornell University Library Initiatives in Publishing, 2008). p.123.

[3] Ross Harvey and Jaye Weatherburn, Preserving Digital Materials 3rd ed. (Rowman and Littlefield, 2018), chapter 10.

[4] William Kilbride, ‘No End of History’, Digital Preservation Coalition Blog, 15 June 2017, https://www.dpconline.org/blog/no-end-of-history

[5] http://www.nationalarchives.gov.uk/documents/information-management/parsimonious-preservation.pdf

Источник: блог Коалиции по электронной сохранности
https://dpconline.org/blog/idpd/the-maturing-of-digital-preservation

четверг, 20 декабря 2018 г.

Китай: Совершенствование работы с кадровой документацией в Коммунистической партии Китая


Как сообщили китайские средства массовой информации (в т.ч. новостное агентство Синьхуа), Генеральный секретариат Центрального комитета Коммунистической партии Китая (КПК) в конце ноября 2018 года опубликовал «Правила работы с кадровой документацией» (《干部人事档案工作条例》) и обратился с просьбой ко всем партийным структурам в различных регионах обеспечить их неукоснительное соблюдение.


Правила, включающие 7 глав и 46 статей, вступили в силу с 20 ноября 2018 года. Одновременно были отменены ранее действовавшие правила 1991 года. С их текстом на китайском языке можно познакомиться, например, здесь: http://dangjian.people.com.cn/n1/2018/1129/c117092-30431229.html

В разосланном партийным органам циркуляре отмечается, что «Правила» всесторонне реализуют социалистическую идеологию новой эпохи Си Цзыньпина (习近平, Xi Jinping), учитывающую специфику Китая, отражают дух девятнадцатого съезда КПК и Национальной конференции по организационно работе (全国组织工作会议 – эта конференция прошла в Пекине в начале июля 2018 года с участием руководителей партии и правительства – Н.Х.), способствуют утверждению и укреплению руководящей роли партии, настаивают на всесторонности внутреннего партийного управления, поддерживают строгое управление кадрами, а также обобщают новый опыт и достижения, достигнутые после 18-го съезда партии.

Дальнейшее совершенствование в будущем кадровой работы в партии на всех уровнях связывается с изучением, обобщением и внедрением нового опыта и достижений, с совершенствованием и стандартизацией соответствующих механизмов и процессов создания,  повседневного использования, аудита и надзора над работой с кадровыми документами членов КПК.

В документе установлена ответственность за ведение кадровых дел и документов, определен их состав, а также правила повседневного управления, проверки и надзора. Генеральный секретариат ЦК КПК обращает внимание на то, что кадровые документы членов партии являются важным ресурсом партийного управления в новую эпоху, и именно поэтому так важно вывести работу с этими документами на новый уровень.

В ст.5 перечислены важнейшие принципы управления кадровыми документами:
  • Партия обеспечивает управление своим кадровым составом и его способностями и талантами;

  • Обеспечивается полное и строгое соблюдение требований законодательства;

  • Устанавливается ответственность на всех уровнях, управление является централизованным;

  • Обеспечиваются достоверность, точность, целостность и стандартизация;

  • Обеспечиваются удобство использования, безопасность и конфиденциальность.
Мой комментарий: России тоже не помешало бы, чтобы высшие органы власти обратили внимание на острые вопросы управления документами и информацией – в том числе и на документы по личному составу.

Источник: сайт Синьхуа
http://www.xinhuanet.com/english/2018-11/28/c_137637644.htm
http://dangjian.people.com.cn/n1/2018/1129/c117092-30431229.html
http://www.chinanews.com/gn/2018/11-28/8687711.shtml
http://www.china.org.cn/china/2018-11/28/content_74219037.htm

Конференция «Управление документами в цифровой экономике»: Приветствие Росархива и выступление М.В.Ларина


На открытии первой научно-практической конференции «Управление документами в цифровой экономике» 5 декабря в Историко-архивном институте РГГУ с приветственным словом выступил статс-секретарь - заместитель руководителя Федерального архивного агентства Олег Владимирович Наумов. Видеозапись выступления доступна по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=cAjpP1OLOWc



Заведующий кафедрой АС ДОУ Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета Михаил Васильевич Ларин представил на конференции доклад «Новые горизонты государственной политики управления документами в цифровой экономике». Видеозапись его выступления доступна по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=SDIMQXQTLvA



Источник: YouTube
https://www.youtube.com/watch?v=cAjpP1OLOWc
https://www.youtube.com/watch?v=SDIMQXQTLvA