суббота, 25 ноября 2017 г.

Судебная практика: Пересылка обращения гражданина по назначению правомочно


Согласно части 3 статьи 8 федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», письменное обращение, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию данных государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц, направляется в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением гражданина, направившего его, о переадресации. Однако некоторые граждане считают, что ответ на их обращение должен дать именно тот государственный орган, в который они его направили.

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда вынесла апелляционное определение от 20 апреля 2017 г. по делу № 33а-2538, в котором гражданин настаивал, чтобы ответ на его обращение дала именно Федеральная служба безопасности. 

Суть спора

В марте 2016 года гражданин направил на сайт ФСБ России обращение, в котором указал, что в августе 2008 года он работал в центральном аппарате Следственного комитета при прокуратуре РФ. 11 августа в составе группы сотрудников вылетел из Москвы во Владикавказ, а утром 12 августа они выступили в Южную Осетию. 14 августа по приказу Председателя Следственного комитета он вылетел из Цхинвала во Владикавказ. Гражданин просил сообщить на основании чего и в составе какого подразделения или воинской части сотрудники центрального аппарата Следственного комитета пересекли Государственную границу РФ и Грузии (Южной Осетии) в августе 2008 года.

Обращение гражданина ФСБ было перенаправлено для рассмотрения в Следственный комитет РФ, а ему было направлено уведомление об этом.

В июне 2016 года гражданин повторно направил в адрес ФСБ России обращение, на которое был дан ответ Управления М ФСБ России о направлении его обращения для рассмотрения в Следственный комитет РФ.

Гражданин обратился в суд с административным исковым заявлением. Свои требования он мотивировал незаконностью бездействия ФСБ России, выразившегося в непредоставлении ответов на два его обращения.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы в декабре 2016 года административное исковое заявление гражданина к ФСБ России об обязании дать ответ на обращения было оставлено без удовлетворения.

Позиция Судебной коллегии по административным делам Московского городского суда

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда отметила, что, учитывая, что решение поставленных гражданином в обращении вопросов в компетенцию органов Федеральной службы безопасности не входило, оно было направлено в Следственный комитет РФ, о чем гражданин был уведомлен посредством направления на указанный им адрес электронной почты электронного документа.

По результатам рассмотрения повторного обращения в июне 2016 г. гражданин также уведомлялся путем направления на указанный им адрес электронной почты электронного документа.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявления, суд руководствовался выполнением должностными лицами ФСБ России требований Закона о рассмотрении жалобы гражданина, тем, что ответ мотивирован и дан в срок, установленный законом, права гражданина действиями должностных лиц не нарушены.

Суд пришел к выводу о том, что действия ФСБ России по рассмотрению обращения, направлению его в иной государственный орган в соответствии с его компетенцией и уведомлению гражданина о переадресации соответствовали нормативным правовым актам, регулирующим спорные правоотношения, а довод гражданина о нарушении его прав, свобод и законных интересов в связи с ненаправлением ФСБ в его адрес ответов несостоятелен.

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда отставила решение Мещанского районного суда г. Москвы без изменения, а апелляционную жалобу гражданина без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=RAMSMARB;n=1266202

пятница, 24 ноября 2017 г.

Чехия: Новая редакция национального стандарта для систем управления электронными документами


Данная статья Томаша Лехнера (Tomáš Lechner – на фото) была опубликована 22 октября 2017 года на сайте SystemOnLine.

Национальный стандарт для систем управления электронными документами (Národní standard pro elektronické systémy spisové služby) подготовлен Министерством внутренних дел Чехии на основании положения Закона № 499/2004 «Об архивной и документационной службах» (Zákon o archivnictví a spisové službě a o změně některých zákonů, https://www.zakonyprolidi.cz/cs/2004-499 ). Начиная с 2009 года, использование электронных документов стало предпочтительным или даже обязательным для большинства государственных органов. Управление делопроизводством регламентируется упомянутым законом и соответствующим указом № 259/2012 о порядке деятельности документационной службы (Vyhláška o podrobnostech výkonu spisové služby, https://www.zakonyprolidi.cz/cs/2012-259 ).

Мой комментарий: В своё время я писала о редакциях этого стандарта 2009 и 2010 годов, см. http://rusrim.blogspot.ru/2009/09/moreq2_02.html и http://rusrim.blogspot.ru/2010/12/blog-post_30.html .

Поскольку правовые акты вроде закона и указа не подходят для технических описаний особенностей функционирования информационных систем, для разъяснения требований к системам управления электронными документами был выбран формат стандарта, публикуемого в бюллетене Министерства внутренних дел. 4 июля 2017 года в этом бюллетене была опубликована 4-я версия национального стандарта, которая значительно отличается от предыдущих. В данной статье рассматриваются основные изменения, появившиеся в новой версии документа.

Характер изменений

Первоначальная версия национального стандарта для систем управления электронными документами была выпущена во второй половине 2009 года и основывалась на европейских спецификациях MoReq2. Вследствие этого стандарт содержал ряд требований, которые к тому моменту не были установлены в чешской среде. К ним относились, например, назначение полных классификационных кодов (spisový znak) не только рубрикам как элементам классификационной схемы, но также делам и документам. Определенные сложности возникали из-за строгого разделения документов и записей (на самом деле, конечно, в MoReq2 речь шла соответственно об информационных объектах и документах – Н.Х.). Не только эти два вопроса привели к более широкой реформе национального стандарта. Его корректировку также следует рассматривать в контексте определенного ренессанса в управлении документами, например, вследствие внесения поправок в Закон № 365/2000 «Об информационных системах в государственном управлении» (Zákon o informačních systémech veřejné správy a o změně některých dalších zákonů, https://www.zakonyprolidi.cz/cs/2000-365 ), согласно которому с 1 июля этого года статус систем управления электронными документами государственных органов был повышен до государственных информационных систем.

Можно однозначно сказать, что нынешнее изменение содержания национального стандарта является самым обширным с момента его создания. Было проведена полная реструктуризация глав и требований и, как следствие, отход от прототипа - спецификаций MoReq2 и, наоборот, сближение со структурой указа. Таким образом, национальный стандарт является теперь, по сути дела, техническим расширением этого указа, что не только никоим образом не умаляет его значение, а, напротив, повышает его качество.

Как уже отмечалось, из национального стандарта были, в частности, убраны те требования MoReq2, которые не опирались на закон, указ или сложившуюся чешскую практику управления документами. Кроме того, были полностью исключены все необязательные требования (в MoReq2 требования разделялись на обязательные и рекомендуемые/опциональные – Н.Х.), что привело к общему сокращению их количества почти наполовину. Несомненно улучшилась читаемость и ясность национального стандарта.

Из терминологии было исключено понятие «записи» (záznam), зато введен термин «пакет, контейнер» (zásilka) и очень важное понятие «проекта документа» (koncept - rozpracovaný dokument), которые в какой-то мере заменили термин «запись».  Кроме того, была изменена терминология, касающаяся элементов информационной безопасности, регулируемых европейским законом eIDAS. И последнее, но не менее важное: внесенные изменения учли функции Национального электронного архива (Národní digitální archiv), и было полностью стандартизовано взаимодействие с системами управления электронными документами.

Наиболее важные практические последствия

Как видно из сказанного выше, изменений действительно много. Ниже мы подробно остановимся на трёх из них - возможно, самых интересных и самых важных. В их число входят требование к представлению дела, новые возможности для создания ежедневных сводок на основе журнала аудита и стандартизация взаимодействия между системой управления электронными документами и другими системами, используемыми для управления документами. Внесенные в национальный стандарт изменения вступили в силу 4 июля 2017 года, но в отношении исполнения некоторых требований предусмотрен переходный период, заканчивающийся 1 мая следующего года.

Давней проблемой является передача электронных и, в частности, гибридных дел (включающих документы как в бумажной, так и в электронной форме), при направлении всего дела в целом, например, в административный орган второго уровня или в суд. До сих пор решение заключалось в том, что электронные документы часто просто распечатывались, в лучшем случае проводилось авторизованная конверсия в бумажную форму. Новая версия национального стандарта содержит добавленное требование 5.3.6, в котором рассматривается эта ситуация с тем, чтобы сохранить взаимосвязи и метаданные дел. Требуется, чтобы система управления электронными документами обеспечивала выгрузку дела в один объект со стандартизованной внутренней структурой, содержащий сначала метаданные дела, в частности, имя создателя, регистрационный номер, срок хранения, классификационный код, тема, сведения об исполнителе и утвердившем лице.

Кроме того, в формируемое представление добавляются сведения о пользователе, указывающие имя пользователя и дату записи. Затем структура наследует полный журнал аудита дела, т.е. доверенные сведения об операциях, которые повлияли на дело или изменили его. Затем идёт опись документов в деле, после чего следуют отдельные документы и все их компоненты, пронумерованные по порядку. Нумерация должна учитывать общий порядок и структуру. В национальном стандарте приведен пример того, как документы нумеруются дополненным слева нулями трехзначным порядковым номером, а каждый их компонент отмечен через дефис дополнительным двузначным номером, например: 001-01, 001-02, 002-01, 002-02, 002-03 и т.д.

Ведение журнала аудита является основой для доверия к системе управления электронными документами в целом. Записанная в журнале аудита информация, позволяет отслеживать, идентифицировать, восстанавливать и контролировать операции в системе, активность пользователей и состоянии отдельных объектов, таких как документы, дела, рубрики и т.д. Для обеспечения необходимого доверия требуется, чтобы система управления электронными документами накапливала содержимое журнала аудита в течение определенного периода времени, но не позднее, чем через сутки автоматически представляла его в виде документа в формате PDF/A или XML установленной структуры, подписанного электронной подписью или заверенного электронной печатью и электронной отметкой времени. Аналогичное требование имелось и в предыдущих версиях национального стандарта, однако, учитывая относительно большое количество транзакций в более крупных системах, была добавлена возможность формировать упомянутые сводки за более короткий период времени, чем сутки. Вторая новинка - это возможность выгрузки в формате XML, что упрощает повторное использование такой сохраняемой информации.

Для того, чтобы система управления электронными документами выступала в качестве центра управления документами организации, она должна быть связана с отдельными деловыми информационными системами, которые создают документы и управляют ими. О таких системах в национальном стандарте ранее говорилось как о системах-агентах (agendový informační systém), но в ином смысле, чем такой термин используется в Законе о базовых реестрах (Zákon č. 111/2009 Sb. o základních registrech, https://www.zakonyprolidi.cz/cs/2009-111 ). В связи с этим был введен новый непротиворечивый термин «информационная система, управляющая документами» (informační systém spravující dokumenty). По определению, это любая электронная система, содержащая файлы.

В этом контексте, национальный стандарт был дополнен новой главой 9.1, в которой описываются взаимосвязи между системами управления документами, то есть между центральной системой управления электронными документами и всеми другими деловыми информационными системами, включая, конечно, информационные системы-агенты, но также и различные ERP-системы и т.д. Действительно, все управляющие документами системы организации должны соответствовать требованиям национального стандарта, но требования также можно выполнить путем их интеграции с системой управления электронными документами в соответствии с требованиям главы 9.1.

Стандартизованный интерфейс основан на веб-сервисах и имеет две части, синхронную и асинхронную. Обе части должны быть реализованы одновременно, поскольку они дополняют друг друга, причем синхронные функции используются только по мере необходимости, поскольку они всегда зависят от текущей доступности двух взаимосвязанных систем. Стандартизация этого интерфейса может рассматриваться как очень важный шаг, который позволит системе управления электронными документами стать действительно «зонтичной» системой, обеспечивающей общее управления документами организации. Кроме того, этот подход необходим для обеспечения последующего процесса окончательного решения судьбы документов по истечении срока их хранения – уничтожения либо передачи электронных архивных записей в Национальный электронный архив.

Томаш Лехнер (Tomáš Lechner)

Источник: сайт SystemOnLine
https://www.systemonline.cz/sprava-dokumentu/novela-narodniho-standardu-spisovych-sluzeb.htm

Электронные документы при регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей


Федеральный закон от 30 октября 2017 г. № 312-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в части взаимодействия регистрирующего органа с многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»» уточнил порядок представления документов при государственной регистрации, в том числе в электронном виде (ст. 9).

Теперь электронные документы, направленные в регистрирующий орган с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), должны быть подписаны усиленной квалифицированной электронной подписью (ранее вид подписи не был определен) (п.1 ст.9).

Порядок взаимодействия с регистрирующим органом при направлении электронных документов, необходимых для государственной регистрации, а также требования к их формированию устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Подписанные усиленной квалифицированной электронной подписью электронные документы, связанные с государственной регистрацией, направляются регистрирующим органом по включенному в соответствующий государственный реестр адресу электронной почты юридического лица или индивидуального предпринимателя, а также по адресу электронной почты, указанному заявителем при представлении документов в регистрирующий орган (п.3.ст.11). Если документы подавались через МФЦ, то электронные документы направляются и туда.

Речь идет о:
  • Документе, подтверждающем факт внесения записи в соответствующий государственный реестр;

  • Учредительном документе юридического лица или изменениях, внесенных в учредительный документ юридического лица, с отметкой регистрирующего органа;

  • Документе о постановке на учет в налоговом органе.
Регистрирующий орган по запросу заявителя выдает ему составленные на бумажном носителе документы, подтверждающие содержание электронных документов, связанных с государственной регистрацией.

МФЦ по запросу заявителя выдает ему составленные МФЦ на бумажном носителе документы, подтверждающие содержание электронных документов, связанных с государственной регистрацией, полученных МФЦ от регистрирующего органа.

Аналогичным образом будут предоставляться и решения об отказе в государственной регистрации (ст.23).

Мой комментарий: Меняется вся система документооборота. Подлинные документы на бумажных носителях, которые будут представлены в МФЦ, не будут пересылаться в регистрирующий орган. Туда будут направляться только электронные копии, заверенные усиленными электронными подписями.

В этой связи ключевым является вопрос о том, кто будет хранить соответствующие документы и какие для них в МФЦ будут установлены сроки хранения.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=281714

четверг, 23 ноября 2017 г.

США: «Аккредитованный комитет по стандартизации X9» начал проект стандартизации терминологии блокчейна


Данная заметка Амбрии Фрезьер (Ambria Frazier – на фото) была опубликован 13 сентября 2017 года на сайте «Аккредитованного комитета по стандартизации X9»

Технический отчет будет охватывать используемую в системе Биткойн технологию распределенных реестров (Distributed Ledger Technology, DLT). Приглашаются желающие принять участие в этом проекте.
Для справки: Организация «Аккредитованный комитет по стандартизации X9 «Стандарты финансовой отрасли» (Financial Industry Standards)»» - или, короче, комитет X9 – является лидером в разработке национальных и международных стандартов для отрасли финансовых услуг.

Свою миссию X9 видит в том, чтобы разрабатывать, внедрять, поддерживать и продвигать для отрасли финансовых услуг стандарты, облегчающие оказание финансовых услуг и продуктов в Соединенных Штатах и во всем мире.

Как комитет X9 с гордостью отмечает на своём сайте, люди ежедневно сталкиваются с финансовыми стандартами X9 или получают от них отдачу – в частности, это стандарты оформления и последующей обработки бумажных чеков, защиты PIN-кодов, протоколы обмена финансовой информацией, стандарты для электронных системы безопасности, отслеживания сделок с акциями и облигациями и электронных контрактов. Для физических лиц эти стандарты упрощают жизнь и открывают новые возможности и функции в финансовой сфере. Для компаний эти стандарты способствуют защите информации, интероперабельности, повышению продуктивности и более высокому уровню автоматизации.

В рамках комитета X9 более 400 представителей свыше 100 компаний-членов разрабатывают стандарты для финансовой отрасли, которые впоследствии утверждаются американским органом по стандартизации ANSI и Международной организацией по стандартизации (ИСО) – это на сегодня около 100 национальных и 58 международных стандартов - и служат целям защиты критически-важной информации, повышения надежности и эффективности национальной и мировой отрасли финансовых услуг. Комитет X9 также организует работу технического комитета ИСО TC68, публикующего стандарты для глобальной индустрии финансовых услуг.
13 сентября 2017 года «Аккредитованный комитет по стандартизации X9» ( https://x9.org/ ) объявил о начале нового проекта разработки очень востребованного стандартизованного глоссария общеупотребительных терминов и определений в области технологий распределенных регистров (Distributed Ledger Technology, DLT), наиболее известным примером которой является криптовалюта Биткойн. Подкомитет X9A «Розничные платежи» (Retail Payments) объявляет набор участников для этого важного нового направления деятельности, которое стартует в октябре 2017 года. Результаты проекта будут доступны в виде Технического отчета ANSI X9 Technical Report.

Интерес к блокчейну растёт, и практически ежедневно в США и во всем мире появляются многочисленные новые инициативы в области блокчейна, распределенных реестров и смарт-контрактов. К сожалению, они часто придают разные значения одним и тем же терминам, создавая потенциал для недоразумений и путаницы, которые способны замедлить внедрение этой новой технологии в отрасли финансовых услуг, а также затруднить взаимодействие таких систем. Отсутствие на данный момент стандартов приводит к неправильному толкованию многих новых терминов, которые необходимо правильно понимать в рамках различных блокчейн-платформ, а также к конфликтам с давно установившимися значениями терминов, используемых в договорном праве. Всё это приводит к двусмысленности там, где особенно необходима ясность.

Внедрение стандартного набора независимых от конкретных платформ терминов и определений, способствующего взаимопониманию и использованию блокчейн-технологии в сфере финансовых услуг, пойдёт на пользу всем заинтересованным сторонам. Стандартизированная терминология поможет потенциальным клиентам, инвесторам и регуляторам, повлияет на дальнейшее развитие законодательства и обеспечивают согласованность при разработке будущих стандартов комитета X9 для сферы финансовых услуг.

«Идея данного нового проекта возникла у исследовательской группы X9 по блокчейну, изучавшей ценность и потребность в стандартах в этой области», - говорит руководитель исследовательской группы Гай Берг (Guy Berg), представитель отделения Федеральной резервной системы США в Миннеаполисе. «Потребность в едином языке стала приоритетным вопросом: трудно общаться, когда разные стороны используют разные термины. Новый технический отчет даст нам общий словарь, с тем, чтобы люди могли более эффективно обсуждать и оценивать технологию блокчейна, реже сталкиваясь с недоразумениями».

Принять участие в этой инициативе приглашаются профессионалы из соответствующих организаций, таких, как финансовые учреждения, производители продуктов и разработчики программных приложений. Для получения дополнительной информации об участии, желающим предлагается связаться с комитетом X9.

За деятельностью комитета X9 можно следить в социальных сетях:
За дополнительной информацией следует обращаться к Джудит Вандеркей (Judith Vanderkay) по адресу jvanderkay@gmail.com .

Источник: сайт комитета X9
https://x9.org/x9news/asc-x9-launches-initiative-standardize-blockchain-terminology/