воскресенье, 30 апреля 2017 г.

Судебная практика: Заявления о передаче недееспособного лица под опеку и закон об обращениях граждан


Работа с обращениями граждан является важным элементом всей российской системы государственного управления. При этом нормы, связанные с порядком их рассмотрения содержатся не только в законе «Об обращениях граждан», но и в нескольких других российских законах.

Верховный суд Республики Башкортостан рассмотрел в марте 2016 года дело № 4А-91/2016, в котором рассматривался вопрос об отмене актов о привлечении к ответственности по ст. 5.59 КоАП РФ за нарушение порядка рассмотрения обращений граждан, который был установлен в законе «Об опеке и попечительстве».

Суть спора


Прокуратурой была проведена проверка исполнения законодательства о порядке рассмотрения обращений граждан администрацией муниципального района. По результатам проведенной проверки постановлением прокурора в отношении главного специалиста по охране прав детей администрации муниципального района было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 5.59 КоАП РФ.

Было установлено, что в адрес главы администрации поступило обращение гражданина о передаче под опеку недееспособной. В этот же день оно было передано на рассмотрение главному специалисту по охране прав детей администрации муниципального района. Обращение заявителя в 30-дневный срок не было рассмотрено. Постановление об установлении опеки было издано с опозданием, а ответ заявителю вовсе не был дан. Срок рассмотрения обращения не продлевался.

Привлекая служащую к административной ответственности по статье 5.59 КоАП РФ, мировой судья пришел к выводу о том, что ею было нарушено право гражданина на получение ответа на обращение в федеральный орган исполнительной власти в срок, установленный Федеральным законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», с чем согласился судья межрайонного суда.

Постановлением мирового судьи судебного участка по Архангельскому району Республики Башкортостан, оставленным без изменения решением судьи Кармаскалинского межрайонного суда Республики Башкортостан, главный специалист по охране прав детей администрации муниципального района была привлечена к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 5 тысяч рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.59 КоАП РФ.

Не согласившись с вынесенными по делу судебными постановлениями, гражданка обжаловала их в Верховный Суд Республики Башкортостан.

Позиция Верховного суда Республики Башкортостан

Верховный суд Республики Башкортостан рассмотрел дело № 4А-91/2016 в марте 2016 года и отметил, что выводы судебных инстанций являются неверными.

Суд обратил внимание на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 1 закона «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации», установленный в нем порядок распространяется на все обращения за исключением тех, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами.

Порядок рассмотрения заявления об установлении опеки установлен Гражданским кодексом РФ и федеральным законом от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».  Согласно закону (ч. 2 ст. 11), опекун или попечитель назначается с их согласия или по их заявлению в письменной форме органом опеки и попечительства по месту жительства лица, нуждающегося в установлении над ним опеки или попечительства, в течение месяца с момента, когда указанному органу стало известно о необходимости ее установления.

Суд сделал вывод о том, что на правоотношения гражданина и муниципального органа, возникающие при подаче заявления о передаче недееспособного лица под опеку, положения федерального закона «О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации» не распространяются. Это не было учтено прокурором при возбуждении дела об административном правонарушении, мировым судьей при рассмотрении дела и судьей межрайонного суда при рассмотрении жалобы.

Постановление мирового судьи судебного участка по Архангельскому району Республики Башкортостан от 17 декабря 2015 года и решение судьи Кармаскалинского межрайонного суда Республики Башкортостан от 18 января 2016 года, вынесенные в отношении главного специалиста по охране прав детей администрации муниципального района адрес Республики Башкортостан по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 5.59 КоАП РФ, подлежат отмене, а производство по делу - прекращению в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Верховный Суд Республики Башкортостан удовлетворил жалобу главного специалиста по охране прав детей администрации муниципального района адрес Республики Башкортостан.

Постановление мирового судьи судебного участка по Архангельскому району Республики Башкортостан и решение судьи Кармаскалинского межрайонного суда Республики Башкортостан по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.59 КоАП РФ, в отношении главного специалиста по охране прав детей администрации муниципального района адрес Республики Башкортостан было отменено.

Мой комментарий: Я согласна с позицией Верховного суда Республики Башкортостан о том, что, если порядок рассмотрения того или иного вида обращений граждан установлен специальным законодательством, «привязывать» к этому закон «Об обращениях граждан» неправильно.

В то же время статья 5.59  КоАП «Нарушение порядка рассмотрения обращений граждан» относится не только к закону «Об обращениях граждан», поэтому за нарушения положений других законов, регламентирующих порядок их рассмотрения и исполнения, привлекать к ответственности по этой статье можно и нужно.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=1493997

суббота, 29 апреля 2017 г.

Судебная практика: Архивная справка о среднем заработке гражданина и постановка на учет в качестве безработного


Русская поговорка «Без бумажки ты букашка» очень точно передает чувства человека в ситуации, когда него самого ничего не зависит. Соответственно, меня всегда радует, когда наши суды, разбирая споры, связанные с защитой трудовых и пенсионных прав наших граждан, внимательно изучают не только существующие в законодательно-нормативной базе требования к представлению конкретных видов документов, но и ту роль, которую тот или иной вид документа играет в деловой деятельности.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в марте 2013 года (апелляционное определение № 33-1908/2013) дала ответ на вопрос о том, может ли архивная справка о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы быть основанием для постановки на учет в качестве безработного.

Суть спора

Гражданин обратился в «Центр занятости населения Нижнеомского района» Омской области с целью постановки на учет в качестве безработного, в чем ему было отказано, поскольку не была представлена справка о среднем заработке с последнего места работы установленного образца.

Прокурор Нижнеомского района Омской области обратился в суд в интересах гражданина с исковым заявлением к Центру занятости населения, пояснив, что гражданин представил в центр справку из архивного сектора Администрации Нижнеомского муниципального района Омской области о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы (СПК «Паутовский»). Предоставление архивной справки было обусловлено ликвидацией предприятия, в котором гражданин работал.

Прокурор просил суд обязать Центр занятости населения зарегистрировать гражданина в качестве безработного и назначить ему пособие по безработице.

Позиция Центра занятости населения Нижнеомского района

Гражданину было отказано в постановке на учет в органе службы занятости, поскольку он не представил справку о среднем заработке с последнего места работы, вместо которой была представлена архивная справка.

Согласно разъяснениям, изложенным в письме Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 5 августа 2011 года, перечень документов, необходимых для принятия решения о признании гражданина безработным, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию в части замены справки о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы ее копией.

Позиция Нижнеомского районного суда Омской области

Нижнеомскоий районный суд Омской области в январе 2013 года установил, что непредставление гражданином справки из СПК «Паутовский» было обусловлено тем, что организация определением Арбитражного суда Омской области была признана банкротом и ликвидирована.

Правила регистрации граждан в целях поиска подходящей работы, регистрации безработных граждан и требованиях к подбору подходящей работы были утверждены Постановлением Правительства РФ от 7 сентября 2012 года №891.

В соответствии с Правилами постановка на регистрационный учет безработных граждан осуществляется государственными учреждениями службы занятости населения при предъявлении указанными гражданами ряда документов, в том числе справка о среднем заработке за последние 3 месяца по последнему месту работы.

При обращении в Центр занятости гражданином была представлена архивная справка, выданная архивным сектором Администрации Нижнеомского муниципального района Омской области. В справке со ссылкой на ведомости по начислению заработной платы был указан размер его заработной платы за последние месяцы работы в СПК «Паутовский».

Из трудовой книжки гражданина видно, что из СПК «Паутовский» он был уволен в связи с сокращением численности штата работников.

Конкурсное производство в отношении СПК «Паутовский» уже завершено. Суд отметил, что, учитывая, что последний работодатель гражданина был ликвидирован, то представленная архивная справка являлась единственным доступным документом, содержащим сведения о среднем заработке истца за последние три месяца по последнему месту работы.

По мнению суда, гражданин был объективно лишен возможности представить иной документ о среднем заработке, который требует Центр занятости населения Нижнеомского района.

Суд указал, что среднемесячный заработок работника может подтверждаться справкой, выданной, в случае ликвидации работодателя, архивной организацией, располагающей необходимыми сведениями, переданными работодателем, поскольку в ином порядке получение требуемых документов не представляется возможным.

Достоверность сведений, содержащихся в архивной справке, Центр не оспаривал, возражая против формы представления сведений о средней заработной плате.

Ссылки Центра занятости населения на письмо Минздравсоцразвития от 05 августа 2011 года № 23-5/10/2-7677 и разъяснения Министерства труда и социальной защиты РФ от 06 сентября 2012 года № 16-5/305, в которых указывается, что перечень документов, необходимых для принятия решения о признании гражданина безработным, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию, а справка о заработной плате не может быть заменена ее копией, не могут быть приняты во внимание.

Суд подчеркнул, что гражданин представил официальный документ, надлежащим образом удостоверенный и содержащий истребуемые сведения.

По мнению суда, формальное толкование приведенных выше ведомственных актов не должно допускать ущемление конституционно гарантированного право гражданина на социальные выплаты, получения помощи в трудоустройстве.

Нижнеомский районный суд Омской области удовлетворил исковые требования прокурора в интересах гражданина к Центру занятости населения. Суд обязал Центр зарегистрировать его в качестве безработного и назначить ему пособие по безработице

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда оставила без изменения решение Нижнеомского районного суда Омской области, а апелляционную жалобу Центра занятости населения Нижнеомского района - без удовлетворения.

Мой комментарий: Практически одновременно с принятием решения Судебной коллегией была опубликована информация Минтруда России от 5  марта 2013 года «Ответы на вопросы органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих полномочия в области содействия занятости населения, по применению Правил регистрации граждан в целях поиска подходящей работы, Правил регистрации безработных граждан, требований к подбору подходящей работы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 7 сентября 2012 г. № 891 «О порядке регистрации граждан в целях поиска подходящей работы, регистрации безработных граждан и требованиях к подбору подходящей работы». Позиция Минтруда однозначна – не важно, кто выдал справку о зарплате; главное, чтобы справка содержала всю необходимую для назначениям пособия информацию:
20) Законом о занятости населения, Правилами регистрации безработных граждан не установлено, кем может выдана справка о среднем заработке. Может ли выданная в установленном порядке архивная справка являться одним из документов, необходимых для принятия решения о признании зарегистрированного гражданина безработным?

На основании норм Трудового кодекса Российской Федерации и положений постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 12 августа 2003 года N 62 "Об утверждении Порядка исчисления среднего заработка для определения размера пособия по безработице и стипендии, выплачиваемой гражданам в период профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации по направлению органов службы занятости" справку о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы может выдать только работодатель, с которым гражданин прекратил трудовые отношения по любым основаниям до обращения в целях поиска подходящей работы в центр занятости населения.

Справки, выданные архивной организацией, могут быть приняты при условии, если из содержащихся в них сведений можно получить информацию о среднем заработке гражданина за последние 3 месяца по последнему месту работы.
Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=786976
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=143239

пятница, 28 апреля 2017 г.

Европейский надзорный орган высказался за осторожный подход к идее бартера электронного контента на персональные данные


В Евросоюзе существует такой орган, как Европейский орган надзора над защитой персональных данных (The European Data Protection Supervisor, EDPS), задачей которого является следить за тем, чтобы фундаментальные права и свободы физических лиц, и в особенности их право на неприкосновенность частной жизни, уважались институтами и учреждениями Евросоюза. Он также должен давать рекомендации этим институтам и учреждениям по всем вопросам, связанным с обработкой персональных данных. Еврокомиссия (правительство Евросоюза) обязана консультироваться с EDPS при принятии нормативно-правовых актов, затрагивающих права и свободы физических лиц, связанные с обработкой их персональных данных.

14 марта 2017 года EDPS опубликовал интересный документ – «Мнение 4/2017 относительно предложения о принятии европейской Директивы по отдельным аспектам, связанным с контрактами на поставку электронного контента» (EDPS Opinion 4/2017 on the Proposal for a Directive on certain aspects concerning contracts for the supply of digital content). Документ объёмом 26 страниц доступен по адресу https://edps.europa.eu/sites/edp/files/publication/17-03-14_opinion_digital_content_en.pdf

Как отмечается в резюме для руководства, «EDPS понимает важность ориентированной на данные экономики для экономического роста в Евросоюзе и её роли в электронной среде, как это сформулировано в стратегии «Единого цифрового рынка» (A Digital Single Market Strategy for Europe, см. http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52015DC0192&from=EN ). Мы последовательно выступаем за синергию и взаимодополняемость между законодательством о защите прав потребителей и законодательством о защите персональных данных. Поэтому мы поддерживаем цель предложенной Еврокомиссией в декабре 2015 года Директивы по отдельным аспектам, связанным с контрактами на поставку электронного контента» (Directive of the European Parliament and of the Council on certain aspects concerning contracts for the supply of digital content, см. http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52015PC0634&from=EN ) – повысить защищённость потребителей, которые должны раскрывать персональные данные в качестве условия получения «электронных товаров»».

«Один из аспектов проекта Директивы, однако, является проблематичным, поскольку она будет применима не только к ситуациям, когда электронный контент будет оплачиваться деньгами, но и в тех случаях, когда электронный контент будет предоставляться не за деньги, а в обмен на предоставление персональных или любых других данных. EDPS предупреждает против включения любых новых положений, вводящих идею оплаты людьми товаров и услуг своими персональными данными таким же образом, как деньгами. Фундаментальные права, такие как право на защиту персональных данных, не могут быть сведены к простым потребительским интересам, а персональные данные не могут рассматриваться просто как ещё один товар.»

Как показывает практика, персональные данные рассматриваются сейчас многими компаниями как ценный товар, и они готовы в обмен на них предоставлять определенные электронные товары и услуги. В ряде случаев такие компании могут злоупотреблять свои положением, пытаясь вынудить субъектов персональных данных предоставить определенные (возможно, избыточные) данные и/или отказаться от надлежащей их защиты и разрешить практически неограниченное использование. По сути EDPS предупреждает о том, что возможен конфликт двух ветвей законодательства, и обработка собранных таким образом персональных данных может быть признана незаконной, а полученные согласия – ничтожными, если будет установлено, что субъекты персональных данных действовали под давлением, а поставщик электронного контента злоупотребил своим монопольным положением. EDPS явно хочет воспрепятствовать тому, чтобы граждане продавали «права первородства за чечевичную похлёбку»…

Источник: сайт EDPS
https://edps.europa.eu/sites/edp/files/publication/17-03-14_opinion_digital_content_en.pdf

По мнению Президента РФ, принципиально важно обеспечить широкую доступность архивных материалов


20 апреля 2017 года в Большом Кремлёвском дворце Президент России Владимир Путин провёл 39-е заседание Российского организационного комитета «Победа», на котором речь, прежде всего, шла о важности сохранения исторической правды.

В своем вступительном слове В.В.Путин подчеркнул, что «у нас идёт открытое обсуждение о самых спорных вопросах истории не только периода Второй мировой войны, но и других эпох. Наша позиция заключается в том, что история, какой бы трудной и противоречивой она ни была, призвана не ссорить людей, а предостерегать от ошибок, помогать укреплять добрососедские отношения».

В.В.Путин также отметил, что необходимо в том числе «вести последовательную, постоянную работу в части патриотического воспитания».

Учитывая, что без архивных документов ни изучение истории, ни обсуждение спорных вопросов невозможно, Президент сделал очень важное заявление в отношении необходимости обеспечить их доступность:
Выступление Президента РФ В.В.Путина на 39-е заседании Российского организационного комитета «Победа» 20 апреля 2017 года

Считаю принципиально важным обеспечивать широкую доступность к архивным материалам, обеспечить их публикацию, возможность обратиться к первоисточникам, документам: это эффективное, действенное средство против разного рода домыслов и мифов.

Для размещения архивных и других материалов нужно создавать современные качественные интернет-ресурсы с интерактивными возможностями, удобным поиском нужных сведений; ориентироваться, конечно, при этом, прежде всего, на молодёжь, предлагая и продвигая соответствующие продукты с помощью тех же соцсетей.
Мой комментарий: Свою позицию Президент высказал достаточно четко: он считает основным способом обеспечения доступа к архивным документам их размещение в Интернете на специальных информационных ресурсах. При этом он обратил особое внимание на то, что информация об этих ресурсах и их содержимом должна активно продвигаться в социальных сетях, т.к. в первую очередь эти материалы должны быть ориентированы на молодежь.

Как мне кажется, Росархиву стоит учесть эту позицию Президента при доработке «Порядка использования архивных документов в государственных и муниципальных архивах Российской Федерации» (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2017/03/blog-post_8.html и
http://rusrim.blogspot.ru/2017/04/blog-post_34.html ).

Кроме того,  я не думаю, что о времени, в котором мы живем сейчас, будет меньше споров, чем об истории Великой отечественной войны. Эти споры идут уже сейчас, и в качестве аргументов и доказательств используется разнообразнейшая информация и документы. От ныне действующих архивистов во многом зависит, будут в состав Архивного фонда страны включены те разнообразные источники, включая электронные, которые с максимальной объективностью и полнотой отразят всю историю нашей эпохи – или же от первых двух декад 21-го века в архивах не останется ничего, кроме малоинтересных типовых официальных бумаг.

Источник: Сайт Президента Российской Федерации
http://kremlin.ru/events/president/news/54347

четверг, 27 апреля 2017 г.

Будущее профессии управления документами


Заметка известного австралийского специалиста Дэвида Молдрича (David Moldrich – на фото), до недавнего времени возглавлявшего технический комитет TC46 Международной организации по стандартизации (ИСО) по вопросам управления документами и архивными документами, а в настоящее время – консультанта по управлению информационными активами, была опубликована в документе группы Information Governance ANZhttp://www.infogovanz.com/ ) в апреле 2017 года.

Хотя профессия управления документами сталкивается с проблемами в связи с тем повышенным вниманием, которое уделяется полномасштабному управлению информацией (Information Governance, IG), реальность такова, что роль и функции управления документами были очень востребованы на протяжении более чем 30 лет, и по-прежнему необходимы и сегодня.

Что касается дальнейшего развития профессии управления документами, многие считают, что она просто замыкается сама на себя. Можно увидеть аналогии с тем, что происходило в библиотечном деле и медицинской информатике, на которые оказывалось огромное давление с целью ассимилировать эти профессии их в информационные технологии (ИТ). В настоящее время обе эти профессии пережили возрождение, основанное на идеях высокоуровневого/полномасштабного управления (governance), и успешно интегрировались в более широкую дисциплину полномасштабного управления информацией. Многие считают, что библиотечная отрасль сумела успешно перестроить значительную часть своих процессов и услуг, что сделало её нужной и весьма уважаемой. Следует также отметить, что в ходе этого возрождения появилось новое поколение библиотекарей, обладающих глубокими навыками в области исследований и поиска/выявления информации (discovery), а также в вопросах высокоуровневого управления соответствующими видами информации.

Разъяснение того, что делают специалисты по управлению документами

Интересно, что мы, как профессионалы в области управления документами, всегда испытывали трудности, когда нужно было объяснить нашим коллегам – представителям других профессий задачи нашей отрасли и наши должностные обязанности. Мне приходилось слышать от людей о множестве различных видов деятельности, с которыми якобы связана наша работа, начиная от обеспечения сохранности виниловых грампластинок (что, по видимому, связано с тем, что в английском языке, в зависимости от контекста, для обозначения «документов» и «записей» разного рода, включая аудиозаписи, может использоваться один и тот же термин – records – Н.Х.) и до работы с кредиторской задолженностью (accounts payable) в сфере управления финансами. Очевидно, что сами мы верим в то, что делаем, и в важность этой работы. Тем не менее, в наших собственных организациях, особенно в ИТ-службах, многие часто считают, что  выявили какой-то новый вид деловой деятельности, когда внезапно осознают, что, оказывается, существуют законы и нормативные акты, требующие от ИТ-служб сохранять определенные виды информации в течение установленного периода времени, и только по истечении это срока позволяющие уничтожить информацию. После уничтожения необходимо обновить метаданные, с тем, чтобы отразить в них факт уничтожения. Затем приходит озарение, и большинство вдруг понимает, что это просто работа по отслеживанию сроков хранения и уничтожению документов и информации по их истечении.

Мой комментарий: С моей точки зрения, отслеживание сроков хранения и организация уничтожения документов и информации по их истечении хотя и очень, очень важное для организации дело, позволяющее бороться за статус и необходимые ресурсы, однако в современных условиях одного этого недостаточно. Чтобы «выйти из подвала с мышами» и добиться реального влияния в своей организации (и соответствующей зарплаты), сегодня нужно включаться в работу по целому ряду других направлений, таких, например, как обеспечение правовой защищенности организации и её информационной безопасности за счет единого управления документами и информацией во всех формах и системах; обеспечение непрерывности деловой деятельности в случае чрезвычайных происшествий и восстановления после катастроф, непосредственной информационной поддержки оперативной деятельности основных деловых подразделений и т.д.

Проблема обоснования выделения управления документами в качестве отдельного вида деятельности

Наша ключевая проблема всегда заключалась в том, что управление документами всё время считалось вспомогательной службой, бэк-офисом, занимающимся размещением документов в дела. Большинство функций, которые прежде мы считали нашим «хлебом с маслом», в настоящее время выполняется куда более оперативными автоматизированными системами. Самое главное заключается в том, что мы даже не знаем, что за документы и информация там создаются, не говоря уже о том, как осуществляется управление ими. И в этом не вина ИТ-служб, поскольку деловые подразделения постоянно требуют внедрения новых способов создания, сбора, управления, доступа, аналитики, использования и обеспечения предсказуемости информационных активов.

Учитывая, что у нас нет знаний и навыков в этих областях, вопрос, который волнует  многих коллег, заключается в следующем: «Хотим ли мы вообще пойти по этому пути и конкурировать с ИТ?». Ответ на этот вопрос отрицательный.

Тем временем, документы повсеместно создаются в деловых информационных системах, поддерживающих деловое взаимодействие (business systems of engagement). Во многих организациях налажено полномасштабное электронное взаимодействие между деловыми подразделениями и их клиентами. Контракты, допускающие использование электронных цифровых подписей, стали широко используемым элементом процесса управления взаимоотношениями с клиентами (customer relationship management, CRM) и систем корпоративного планирования ресурсов (Enterprise Resource Planning, ERP). Как нам, специалистам по управлению документами, стать частью всего этого? Мы не сможем убедить деловые подразделения впоследствии перемещать все эти материалы в нашу систему управления документами, поскольку у них нет времени, денег и ресурсов для того, чтобы это сделать надлежащим образом.

В то время, как мы, как специалисты, пытались адаптироваться к работе в системах  управления документами (system of records), заменивших традиционные ручные процессы делопроизводства,  мир стремительно перешел к системам поддержки делового взаимодействия (systems of engagement).

Мой комментарий: Применяемая автором терминология – противопоставление документных систем деловым системам – отражает точку зрения ассоциации специалистов по управлению контентом AIIM на ход развития технологий, поддерживающих работу с документами и контентом.

Означает ли это, что если мы не видим документы (свидетельства деловой деятельности) как часть процесса, то тем самым теряем возможность выполнять свою роль в качестве специалистов по управлению документами? К сожалению, большинство готово согласиться с тем, что мы уже потеряли свои роли. Это, однако, не означает, что мы потеряли работу. Фактически, происходящее открывает перед нами огромные возможности. В большинстве организаций, как выясняется сейчас, отсутствует полномасштабное управление информацией, а также не налажены как следует стратегические аспекты той работы, что мы обычно выполняем.

Нам, как профессионалам по управлению документами, больше уже не нужно управлять информационными объектами как отдельными элементами. Управление информационными объектами и документами будут осуществлять ИТ-службы в качестве сервиса с использование хранилища, также управляемого и обслуживаемого ИТ-специалистами. Мы же должны обеспечить, чтобы они, поставщики услуг, внедрили правильные стратегии, концепции, политики, процедуры и систему управления, с тем, чтобы обеспечить в ходе деловой деятельности сбор, управление, долговременную сохранность, использование и уничтожение «правильной» деловой информации.

Вот что должны делать специалисты в области управления документами:
  • Понимать с точки зрения высокоуровневого/полномасштабного управления, зачем и какие данные, информацию и документы организация должна собирать и управлять ими;

  • Понимать с точки зрения высокоуровневого/полномасштабного управления, как и когда всё это должно происходить;

  • Убеждать высшее руководство в необходимости внедрения подхода систем менеджмента (типа системы менеджмента качества – Н.Х.) в отношении их информационных активов, разработав  всеобъемлющую стратегию и концепцию полномасштабного управления информацией;

  • Понимать, что наши новые обязанности заключаются в управлении информационными процессами, архитектурой и концепциями;

  • Координировать стратегию полномасштабного управления информацией и взаимосвязанные концепции;

  • Внедрить адекватные стратегии управления изменениями (change management, CM), обеспечивающие внедрение в деловую деятельность стратегий, концепций, архитектур, политик, процедур и руководств по полномасштабному управлению информацией. Критически-важно навсегда интегрировать стратегии управления изменениями в деловую культуру.
Наша роль как хранителей документов и специалистов по управлению или должна измениться. Также должны измениться оперативные аспекты нашей работы. У нас никогда не будет достаточного количества ресурсов, денег и времени на то, чтобы вручную управлять каждым информационным объектом. Функциональные аспекты, однако, не должны меняться. В электронную эпоху необходимо всесторонне управление  документами в масштабе всей организации, и специалистам по управлению документами необходимо участвовать в междисциплинарных группах, включающих представителей различных заинтересованных сторон – юридической и ИТ-служб, службы внутреннего аудита, службы комплайенса и менеджмента риска,  а также деловых подразделений.

Дэвид Молдрич (David Moldrich)

Источник: сайт группы Information Governance ANZ
https://static1.squarespace.com/static/5761da209de4bb9ec30120f5/t/58cf5ac115d5db925b8a7bff/1489984195301/Mar+Records+Management.pdf

Порядок подачи в Верховный суд документов в электронном виде: Требования к электронным образам и подлинникам


Приказом Председателя Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 года № 46-П утвержден «Порядок подачи в Верховный Суд Российской Федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа», в котором установлены отдельные требования:
  • К электронным образам документов (п.2.2);

  • К электронным документам (п.2.3).
Электронный образ создается с помощью средств сканирования документа на бумажном носителе (п. 2.2.1.), которое должно производиться в масштабе 1:1 в черно-белом либо сером цвете (качество 200 - 300 точек на дюйм), обеспечивающем сохранение всех реквизитов и аутентичных признаков подлинности, а именно:
  • Графической подписи лица;

  • Печати и углового штампа бланка (при наличии).
Сканирование в режиме полной цветопередачи осуществляется при наличии в документе цветных графических изображений либо цветного текста, если это имеет значение для рассмотрения дела.

Файл электронного образа документа должен быть в формате PDF (рекомендуется создавать его с возможностью копирования текста) (п.2.2.2). Размер файла не должен превышать 30 Мб.

Мой комментарий: Авторам «Порядка» никто, к сожалению, не сказал, что ограничение на размер файла может войти в противоречие с требованиями к качеству отсканированного образа. При черно-белом сканировании листа A4 получаем файл в несколько сот килобайт, а при сканировании в оттенках серого – порядка мегабайта. При сканировании многостраничного документа выйти на ограничение довольно-таки легко.

Каждый отдельный документ должен быть представлен в виде отдельного файла. Его наименование должно позволять идентифицировать документ и количество листов в нем (например, Доверенность_45_от_03072015_1л.pdf) (п.2.2.3).

Файлы и данные, содержащиеся в них (п.2.2.4):
  • Должны быть доступными для работы;

  • Не должны быть защищены от копирования и печати электронного образа;

  • Не должны содержать интерактивные и мультимедийные элементы, внедренные сценарии на языке JavaScript или любых других языках программирования.
Электронный образ документа заверяется в соответствии с Порядком подачи документов простой электронной подписью или усиленной квалифицированной электронной подписью (п.2.2.5).

Требования к электронным документам

Электронный документ изначально создается в электронной форме без предварительного документирования на бумажном носителе (п. 2.3.1).

Файл обращения в суд должен быть в формате PDF с возможностью копирования текста (п.2.3.2).

Файлы документов (материалов), прилагаемых к обращениям в суд, представляются в том формате, в котором они подписаны электронной подписью. При этом файлы, прилагаемые к обращениям в суд, могут быть представлены в следующих форматах:
  • PDF, RTF, DOC, DOCX, XLS, XLSX, ODT - для документов с текстовым содержанием;

  • PDF, JPEG (JPG), PNG, TIFF - для документов с графическим содержанием.
Мой комментарий: С моей точки зрения, п.2.3.2. содержит два требования, которые могут создать серьезные проблемы. Требование о том, что изначально электронные документы представляются в суд «в том формате, в котором они подписаны электронной подписью» может, в перспективе, поставить под вопрос возможность представлять в суд электронные документы после проведения процедуры миграции. Очень жаль, что Верховный суд не проконсультировался по этому вопросу со специалистами в области управления электронными документами.

Печально, что одновременно в документе установлен исчерпывающий перечень форматов, в которых можно представить изначально-электронные документы в суд, что может позволить сторонам судебного спора оспаривать электронные документы, представленные в суд в других форматах в качестве надлежащих доказательств. Верховный суд сам себе без нужды связывает руки. С моей точки зрения, лучше было бы сказать, что перечисленные форматы можно использовать без вопросов, а прочие форматы – по согласованию с самим судом.


Размер файла электронного документа не должен превышать 30 Мб.

Каждый отдельный документ должен быть представлен в виде отдельного файла. Его наименование должно позволять идентифицировать документ и количество листов в нем (п.2.3.4).

Файлы и данные, содержащиеся в них (п.2.3.4):
  • Должны быть доступными для работы;

  • Не должны быть защищены от копирования и печати;

  • Не должны содержать интерактивные и мультимедийные элементы, внедренные сценарии на языке JavaScript или любых других языках программирования.
Электронный документ должен быть подписан УКЭП (п.2.3.5). Порядок подачи документов не предусматривает подачу электронных документов, подписанных простой электронной подписью или усиленной неквалифицированной электронной подписью.

Мой комментарий: Как мне кажется, авторы документа, включившие в него такие требования, либо плохо разбираются в вопросах работы с электронными документами, либо осознано вредят всей системе электронного судопроизводства. Это требование приведет к тому, что всю электронную почту, данные с сайтов и социальных сетей, электронные аудио и видеозаписи, а также сведения их баз данных, в том числе из баз данных, реестров и регистров почти всех государственных органов, представить в суд будет проблематично.

Электронные подписи, которыми подписаны обращения в суд и прилагаемые к ним документы, должны соответствовать требованиям к УКЭП, при их создании должен использоваться формат PKCS#7 (Public-Key Cryptography Standard #7, общее описание стандарта PKCS#7, опубликованного в качестве RFC (Request for Comments) с номером 2315, доступно по адресу http://tools.ietf.org/html/rfc2315 ) без включения подписываемых данных.

Электронная подпись должна содержаться в отдельном файле (отсоединенная ЭП). При подписании документа несколькими лицами каждая электронная подпись должна содержаться в отдельном файле.

Порядок подачи документов не предусматривает подачу электронных документов, подписанных присоединенными ЭП.

Мой комментарий: А как быть в случае, если изначально электронный документ был подписан именно такой подписью? У нас в законодательстве нет запрета на её использования. Как представить такой документ в суд?

Электронный документ должен быть подписан электронной подписью лица, которое указано в тексте электронного документа как лицо, его подписавшее (п.2.3.6).
Не допускается представление в суд электронных документов, подписанных электронной подписью лица, которое не указано в тексте электронного документа как лицо, его подписавшее.

Мой комментарий: Иными словами, нельзя заверить УКЭП электронный документ, который либо не имеет электронной подписи, либо подписан «не такой» подписью.

Мой комментарий: Честно говоря, чтение данной части документа меня расстроило. В ней много, с моей точки зрения, непродуманных и ошибочных формулировок. Работа судов на основе данного нормативно-правового акта уже началась, так что можно уже в ближайшее время ожидать появления первых судебных решений, связанных с преставление электронных документов в качестве доказательств.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=207948

среда, 26 апреля 2017 г.

Французский подход к использованию электронных подписей, часть 2


(Окончание, начало см. http://rusrim.blogspot.ru/2017/04/1.html )

Уровни технической и правовой надёжности

Во Франции электронные подписи бывают различных уровней, которые следует понимать не как уровни действительности подписи, а как уровни её технической и правовой надежности и защищённости.

Уровень 1: Простая электронная подпись (signature électronique simple)

При использовании «простой» электронной подписи на лицо, предоставившее инструмент для электронного подписания ложится бремя доказывания надежности этого процесса (Статья 1 декрета № 2001-272 от 30 марта 2001 года о применении ст. 1316-4 Гражданского кодекса в отношении электронных подписей определяет электронную подпись как «Данные, полученные в результате использования процесса, отвечающего условиям, установленным в первом предложении второго абзаца статьи 1367 Гражданского кодекса». Данные для создания электронной подписи далее определяются как «Специфические для подписанта элементы, такие как закрытые криптографические ключи, используемые им для создания электронной подписи»). На практике для исполнения этого бремени доказывания требуются дополнительные правовые гарантии, такие, как договорные обязательства поставщика электронной подписи, аудит соответствия, юридическое заключение, политика электронной идентификации, правила доказывания и соответствующие документы по управлению доказательствами.

Простая электронная подпись была признана вполне допустимой французской судебной практикой, в частности, решениями Кассационного суда (Cour de Cassation – высшей судебной инстанции Франции – Н.Х.) в отношении договоров страхования (см. статью Полианны Бигль «Онлайн-подписание страховых документов электронной подписью» - L’assurance assure avec la signature électronique en ligne, https://www.alain-bensoussan.com/avocats/signature-electronique-en-ligne/2016/06/22/ ).

Французская «простая электронная подпись» не совсем идентична обычной «электронной подписи», предусмотренной законом eIDAS, поскольку закон Евросоюза гораздо менее требователен в этом вопросе, чем французские правила (согласно п.10 ст.3 закона eIDAS, электронная подпись – это «данные в электронной форме, которые присоединены или логически ассоциированы с другими данными в электронной форме, и которые используются подписантом для подписания).

Уровень 2: Защищённая электронная подпись (signature électronique sécurisée)

Защищённая электронная подпись должна удовлетворять требованиям к простой электронной подписи, а также дополнительным требованиям, предусмотренным статьей 1 декрета от 30 марта 2001 года, а именно:
  • подпись должна быть неразрывно связанной с подписантом (être propre au signataire);

  • подпись должна создаваться с помощью средств, находящихся под единоличным контролем подписанта;

  • должна быть обеспечена неразрывная связь подписи с документом, к которому она прикреплена, таким образом, чтобы любое последующее изменение в документе могло быть обнаружено.
В законе eIDAS используется термин «усиленная электронная подпись». Хотя французский законодатель не счел нужным воспользоваться реформой Гражданского кодекса, проведенной в октябре 2016 года, для гармонизации французской и европейской терминологии, однако требования к таким видам подписи соответственно во французском и европейском праве аналогичны.

Примечание: согласно ст.26 eIDAS и «Исполнительному решению Еврокомиссии 2015/1506 от 8 сентября 2015 года, устанавливающему требования к форматам усиленных электронных подписей и усиленных печатей,  признаваемых учреждениями и организациями государственного сектора в соответствии со ст. 27(5) и 37(5) утвержденного Европейским Парламентом и Советом Регламента № 910/2014 относительно электронной идентификации и услугам в области доверия для электронных транзакций на внутреннем рынке» (Commission Implementing Decision (EU) 2015/1506 of 8 September 2015 laying down specifications relating to formats of advanced electronic signatures and advanced seals to be recognised by public sector bodies pursuant to Articles 27(5) and 37(5) of Regulation (EU) No 910/2014 of the European Parliament and of the Council on electronic identification and trust services for electronic transactions in the internal market, http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=OJ:JOL_2015_235_R_0006&from=EN  ), «Усиленная электронная подпись обязана удовлетворять следующим требованиям:
  • Подпись однозначно связана с подписантом;

  • Подпись способна идентифицировать подписанта;

  • Подпись создана с помощью данных для создания электронной подписи (говоря попросту, ключа подписания – Н.Х.), которые подписант с высокой степенью уверенности может использовать под своим единоличным контролем; и 

  • Подпись взаимосвязана с подписываемыми данными таким образом, что любое последующее изменение данных может быть обнаружено.»
Есть и определенное различие: согласно eIDAS, данные для создания электронной подписи могут использоваться под исключительным контролем подписанта «с высокой степенью доверия» (п.(с) ст 26 eIDAS). Таким образом, концепция «единоличного контроля» французского права (основанная на Евродирективе 1999 года) становится более гибкой, допуская – судя по всему – дистанционное создание усиленных электронных подписей.

Преимущество защищённой – или усиленной - электронной подписи заключается в том, что бремя доказывания надежности процесса снижается благодаря тем требованиям по безопасности, которым такая подпись должна удовлетворять.

На практике могут возникать трудности, связанные с тем, что в настоящее время нет официальной маркировки или сертификации, подтверждающей, что подпись является защищённой или усиленной. Иными словами, в этом случае также придётся обеспечить дополнительные правовые гарантии, описанные выше для простой электронной подписи.

Уровень 3: Электронная подпись с презумпцией подлинности (signature électronique présumée fiable)

Согласно статье 2 вышеупомянутого декрета от 30 марта 2001 года электронная подпись пользуется презумпцией подлинности в случае, когда «в процессе подписания защищенная электронная подпись создается с помощью защищённого устройства для создания защищённой электронной подписи, и проверка такой подписи основана на квалифицированном электронном сертификате».

Преимущество презумпции подлинности заключается в перекладывании бремени доказывания на другую сторону: теперь уже сторона, оспаривающая электронную подпись, должна представить технические доказательства того, что устройство для создания подписи или квалифицированный сертификат электронной подписи являются недоброкачественными.

В законе eIDAS этот вид подписи называется «квалифицированной электронной подписью», и к ней предъявляются требования, аналогичные требованиям к французской электронной подписи с презумпцией подлинности (согласно eIDAS, под квалифицированной подписью понимается «усиленная электронная подпись, созданная с помощью квалифицированного устройства для создания подписи и основанная на квалифицированном сертификате электронной подписи». – Таким образом, практически все российские квалифицированные подписи не являются квалифицированными в смысле eIDAS, поскольку при их создании не используются «квалифицированные устройства для создания подписи» - Н.Х.).

В этом плане интересно отметить, что закон eIDAS идёт дальше французского законодательства, поскольку вводит следующие два принципа:
  • принцип эквивалентности: квалифицированная электронная подпись имеет ту же юридическую силу, что и собственноручная подпись;

  • принцип недискриминации: юридическая сила электронной подписи в ходе судебного процесса не может отрицаться исключительно на том основании, что подпись является электронной или же не является «квалифицированной».
Статус и знак доверия

Закон eIDAS, который начал непосредственно применяться во всех государствах-членах Евросоюза с 1 июля 2016 года, направлен на дополнение существующего законодательства и на расширение взаимного признания и принятия электронной идентификации (eID), электронной аутентификации и электронных подписей.

Данный закон также вводит единый статус, создает в каждой стране национальный контролирующий орган, и вводит знак доверия (trust mark) для поставщиков услуг доверия (trust service providers, TSP). Для того, чтобы воспользоваться этим знаком, поставщики должны получить квалификацию, которая будет признана в Евросоюзе. В таком случае в их отношении будет применяться двойная презумпция: их услуги будут предполагаться надежными, но они также будут считаться по умолчанию виновными в случае возникновения проблем, связанных с их услугами в области доверия.

Последствия

Несмотря на европейскую стандартизацию, позволяющую уверенно выбирать среди различных предложений TSP-услуг доверия в масштабе всей Европе, при внедрении электронной подписи все еще требуется решить две проблемы:
  • Во первых, согласно французскому законодательству, необходимо выполнить определенные специфические требования в отношении некоторых правовых инструментов и их формирования;

  • Во-вторых, на международном уровне отсутствуют единые или единообразные правила для электронных подписей. В эпоху глобализации торговли и деловых транзакций, этот недостаток порождает риск непризнания документов, подписанных электронным способом в другой стране.
Выводы

В заключение можно сказать, что электронная подпись является правовым и техническим инструментом, признаваемым законодательством Франции и Евросоюза.

Примечание: дополнительную информацию об электронных подписях см. в опубликованном в ноябре 2015 года журналом Archimag практическом руководстве  №53 «Информационное право» (Droit de l’information). См. также на сайте фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats публикацию Полианны Бигль и Эрика Барбри (Eric Barbry) «Закон eIDAS об идентификации при выполнении электронных транзакций» (Règlement eIDAS sur l’identification pour les transactions électroniques,  https://www.alain-bensoussan.com/avocats/reglement-eidas-identification-transactions-electroniques/2016/04/19/ , апрель 2016 г.) и заметку Полианны Бигль «Электронная подпись в Европе: Новый этап» (Signature électronique en Europe : nouvelle étape, https://www.alain-bensoussan.com/avocats/signature-electronique-europe-2/2014/09/17/ , сентябрь 2014 г.).

Мой комментарий: В случае проблем с доступом к сайту фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats ( https://www.alain-bensoussan.com ) используйте анонимайзер.

При всём этом, анализ правовых и технических рисков является необходимой предпосылкой для реализации любых проектов, связанных с использованием электронной подписи. В противном случае проект может зайти в тупик, юридическая сила документов может быть оспорена, в результате чего под угрозой окажется деловая деятельность организации. Также рекомендуется принятие дополнительных мер, обеспечивающих правовую безопасность, с тем, чтобы в упреждающем режиме управлять техническими спорами, касающимися электронной подписи.

Полианна Бигль (Polyanna Bigle)

Источник: сайт фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats
https://www.alain-bensoussan.com/wp-content/uploads/2017/04/34237175.pdf

Банки могут выдавать электронные таможенные гарантии


В июне 2016 года вступил в силу федеральный закон № 463-ФЗ от 30 декабря 2015 года, предусматривающий возможность выдачи электронных таможенных гарантий (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2016/01/blog-post_28.html ).

Положение Банка России от 27 мая 2016 г. № 545-П от 27 мая 2016 года № 545-П установило порядок передачи банками, иными кредитными организациями и таможенными органами электронных документов, подписанных усиленной квалифицированной электронной подписью, и информации в электронном виде в связи с выдачей банковских гарантий (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2016/07/blog-post_18.html ).

31 марта 2017 года Федеральная таможенная служба распространила информацию о том, что «банки с 3 апреля 2017 года имеют возможность выдавать электронные таможенные гарантии».

Ведомство сообщило, что реализация данной технологии потребовала серьезной доработки программных средств кредитных организаций и проведения их тестирования при взаимодействии с программными средствами Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов.

В настоящее время тестирование завершено, и с 3 апреля 2017 года участники внешнеэкономической деятельности смогут обеспечивать свои обязательства электронными таможенными гарантиями без предоставления бумажных документов.

Направление электронных таможенных гарантий в таможенные органы осуществляют непосредственно кредитные организации, что позволяет указывать ее реквизиты, исключив необходимость представления в таможню подтверждения выдачи таких гарантий.

При этом в случае оформления банковской гарантии в письменной форме на бумажном носителе, она будет приниматься таможенным органом только при поступлении от гаранта соответствующего электронного сообщения и представления документов, подтверждающих полномочия подписавших ее лиц. Отсутствие подтверждения банка о ее выдаче повлечет отказ в ее приеме.

Кредитные организации при оформлении банковских гарантий должны указывать в электронных сообщениях, направляемых в ФТС России, виды обеспечиваемых обязательств. Для исключения ошибок при оформлении банковской гарантии участникам ВЭД необходимо информировать кредитную организацию о виде соответствующего обязательства. Справочник видов обязательств приведен на сайте Банка России по адресу
http://www.cbr.ru/analytics/Federal_DC/format_545p.zip

Мой комментарий: Хочу отметить два важных момента. У меня вызывает сомнения правомочность введения ведомственным письмом положения, согласно которому подлинная гарантия на бумажном носителе не будет принята таможенными органами до те пор, пока банк не пришлет ту же информации в электронном виде. В нормативном акте Банка России об этом не сказано ни слова. Как следствие, отказ в приеме бумажной банковской гарантии можно будет попытаться оспорить как незаконный.

Одновременно это требование можно рассматривать как ещё одно проявление тенденции к утрате роли и юридической силы документов на бумажных носителях при отсутствии сведений о тех же самых фактах, оформленных электронными документами.

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=214772

вторник, 25 апреля 2017 г.

Французский подход к использованию электронных подписей, часть 1


Заметка Полианны Бигль (Polyanna Bigle – на фото) из юридической фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats, специализирующейся в области информационного права и передовых технологий, была опубликована в 14-м номере (за март 2017 года) журнала Juristendances Informatique et Télécoms (JTIT, https://lexing.network/jtit-internationaleего название можно приблизительно перевести как «Правовые тенденции, связанные с внедрением ИКТ»), который выпускает ассоциация юридических фирм Lexing Network, созданная по инициативе Алана Бенсуссана и французской юридической фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats.

По мере интенсификации электронного обмена информацией и перехода компаний на использование электронных технологий, ширится применение электронных подписей, особенно в банковском секторе и в страховом деле. Трудно и сложно? Вовсе нет! Электронная подпись проста, и использовать её может каждый. Попробуйте, Вам понравится!

Европейская директива 1999 года (речь идёт о Европейской директиве 1999/93/EC от 13 декабря 1999 года об электронных подписях - Directive 1999/93/EC of the European Parliament and of the Council of 13 December 1999 on a Community framework for electronic signatures, http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:31999L0093:EN:HTMLН.Х.), реализованная во французском законодательстве в соответствии с законом 2000 года «Об адаптации порядка представления доказательств к информационным технологиям и об электронной подписи» (Loi n° 2000-230 du 13 mars 2000 portant adaptation du droit de la preuve aux technologies de l'information et relative à la signature électronique, https://www.legifrance.gouv.fr/affichTexte.do?cidTexte=JORFTEXT000000399095&dateTexte=20170414 ), коренным образом изменила французский Гражданский кодекс.

Европейский закон eIDAS (Нормативно-правовой акт Европейского парламента и Совета № 910-2014 от 23 июля 2014 года «Об электронной идентификации и услугах доверия для электронных транзакций на внутреннем рынке» - Regulation (EU) no. 910/2014 of the European Parliament and of the Council of 23 July 2014 on electronic identification and trust services for electronic transactions in the internal market and repealing Directive 1999/93/EC, http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014R0910&from=EN), действующий с 1 июля 2016 года, стал еще одной правовой революцией в электронно-цифровом мире. Он не только сделал новый шаг вперед в развитии законодательства в сфере электронных подписей, введя применимые во всем Евросоюзе единые правила, но также и установил концептуальные рамки для поставщиков услуг доверия, включающие определение услуг, единые процедуры признания поставщиков квалифицированными и транснациональные критерии признания.

Пункт 1 статьи 1367 Гражданского кодекса Франции, в которую в октябре 2016 года были внесены незначительные изменения (см. Code civil, https://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?idArticle=LEGIARTI000032042476&idSectionTA=LEGISCTA000032037829&cidTexte=LEGITEXT000006070721&dateTexte=20170414#LEGIARTI000032042456 ), описывает функции подписи, будь то рукописной или электронной, вне независимости от вида носителя и процесса создания. Подпись:
  • Делает правовой акт совершенным;

  • Идентифицирует автора, подписавшего документ (и, следовательно, происхождение подписанного акта);

  • Подтверждает согласие сторон на обязательства, вытекающих из данного акта;

  • Обеспечивает аутентичность (является знаком доверия) в отношении акта, подписанного  государственным должностным лицом.
В соответствии со статьей 1367(2) Гражданского кодекса, электронная подпись предполагает использование «надежного процесса идентификации, гарантирующего  взаимосвязь подписи с тем актом, к которому она присоединена». Это определение электронной подписи соответствует описанным выше функциям подписи. Здесь авторучку заменяет «надежный процесс», который должен гарантировать идентификацию подписанта и целостность подписанного акта (что означает невозможность впоследствии изменить документ).

Особенность электронной подписи заключается в том, что на практике мы её не видим: обычно это сформированный с помощью хеш-функции код, которая «запечатывает» документ этой подписью и который основан на использовании электронного сертификата. В большинстве случаев электронные документы представлены в формате PAdES (так в оригинале. На самом деле автор хочет сказать, что документы чаще всего представлены в формате PDF и подписаны электронной подписью формата PAdES, который специально предназначен для подписания PDF-файлов – Н.Х.), который поддерживает электронную подпись, облегчая проверку факта подписания документа (зеленая галочка указывает на действительность подписи, также отображаются сведения из электронного сертификата, в том числе о личности подписанта, и отметка времени).

Мой комментарий: Сейчас готовится к публикации международный стандарт ISO/PRF 14533-3 «Документы и информация в управлении, торговле и промышленности - Варианты электронных подписей для долговременной сохранности  - Часть 3: Варианты для долговременной сохранности усиленных электронных PDF-подписей (PAdES)» (Processes, data elements and documents in commerce, industry and administration - Long term signature profiles - Part 3: Long term signature profiles for PDF Advanced Electronic Signatures (PAdES)), см. https://www.iso.org/standard/67937.html .

Обратите внимание, что собственноручная подпись на экране или отсканированной образ собственноручной подписи не являются электронной подписью. В то же время, гибридная (электронная и графическая) подпись, именуемая в уголовном праве «электронно-цифровой подписью» (signature numérique), считается действительной: в этом случае к документу прикрепляется образ подписи, совершенной на графическом или тактильном планшете для получения цифрового изображения; техническая надежность образа обеспечивается  защищенным устройством, включая уникальное «запечатывание» этого образа вместе с подписанным электронным документом и надежную аутентификацию подписанта, гарантирующую происхождение и целостность документа.

Помимо стандартных правил для сделок в простой письменной форме, использование электронных подписей регламентируется многими положениями отраслевого законодательства. Примерами могут служить:
Но не стоит беспокоиться: в отсутствие специальных требований будет применяться общий порядок, закрепленный в Гражданском кодексе и в законе eIDAS для электронной подписи.

В дополнение к электронной подписи, закон eIDAS ввел электронную печать. Она используется для подтверждения происхождения и целостности электронного документа, выпущенного юридическим лицом. Концепция электронной печати является новацией для французского законодательства лишь отчасти: она упоминалась и ранее, но только в «Общем руководстве по безопасности» (Référentiel Général de Sécurité, RGS) для государственных органов. Следует также отметить, что Швейцария также недавно ввела в своё законодательство это понятие; таким образом,  нововведение обеспечит «гармонизацию» с другими государствами-членами Евросоюза.

(Окончание следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2017/04/2.html )

Полианна Бигль (Polyanna Bigle)

Источник: сайт фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats
https://www.alain-bensoussan.com/wp-content/uploads/2017/04/34237175.pdf

Единая государственная информационная система социального обеспечения


Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2017 года №181 утверждены:
  • Положение о Единой государственной информационной системе социального обеспечения;

  • Состав информации, размещаемой в Единой государственной информационной системе социального обеспечения, и источники такой информации;

  • Порядок предоставления информации в Единую государственную информационную систему социального обеспечения.
Для справки: Федеральный закон от 29 декабря 2015 года № 388-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части учета и совершенствования предоставления мер социальной поддержки исходя из обязанности соблюдения принципа адресности и применения критериев нуждаемости» законодательно закрепил создание Единой государственной информационной системы социального обеспечения (ЕГИССО) (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2016/02/blog-post_1.html ).

Положение вступит в силу с 1 января 2018 года и будет определять:
  • Порядок обработки информации, подлежащей размещению в Единой государственной информационной системе (ИС) социального обеспечения;

  • Порядок предоставления доступа к сведениям ИС;

  • Принципы создания, развития и эксплуатации ИС, ее структуру, порядок ее организации и функционирования, включая порядок защиты информации, содержащейся в ИС;

  • Порядок направления и обработки запросов;

  • Права и обязанности поставщиков информации и пользователей ИС, функции ее оператора.
Государственным заказчиком создания, развития и эксплуатации ИС, а также ее оператором системы является Пенсионный фонд РФ (п.2).

Правообладателем информации, содержащейся в ИС, от имени РФ является поставщик информации в части сведений, размещенных им в соответствующем региональном (ведомственном) сегменте ИС (п.5).

Информационная система состоит из следующих сегментов (п.12):
  • Региональные (ведомственные);

  • Федеральный;

  • Технологический .
Региональные сегменты информационной системы предназначены для сбора сведений из ИС поставщиков данных (п.13).

Персонификация сведений в ведомственных сегментах ИС осуществляется на основании страхового номера индивидуального лицевого счета (СНИЛС) получателя мер социальной защиты.

В целях функционирования ИС обеспечивается ее интеграция с элементами электронного правительства, такими, как ФГИС Единая система идентификации и аутентификации», единая система межведомственного электронного взаимодействия, ФГИС «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)» (п.20).

Также обеспечивается ее интеграция с существующими и создаваемыми государственными и иными информационными ресурсами, ведомственными и межведомственными ИС, создаваемыми в соответствии с законодательством РФ и законодательством субъектов РФ и содержащими информацию, подлежащую включению в ИС в соответствии с составом информации, либо обеспечивающими доступ к ней.

Поставщиками информации являются (п.21):
  • Органы государственной власти (государственные органы);

  • Государственные внебюджетные фонды;

  • Организации, находящиеся в ведении органов государственной власти, предоставляющие меры социальной защиты (поддержки).
Пользователями являются поставщики информации и граждане (п.22).

Поставщики информации размещают ее в собственных информационных ресурсах, для ее дальнейшего предоставления в ИС  (п.23).

В целях информирования граждан о предоставленных и предоставляемых им мерах социальной защиты (поддержки), оператор информационной системы обеспечивает отражение такой информации в личном кабинете гражданина на Едином портале государственных и муниципальных услуг, в том числе предоставление такой информации в виде электронного документа, если иное не предусмотрено законодательством РФ (п.24).

Мой комментарий: Возникает вопрос - эта информация будет отражаться в личном кабинете по желанию гражданина или в обязательном порядке?  Кроме того, не предусмотрена возможность получения ее  не через личный кабинет, а иными способами. К сожалению, пока большинство тех, кто получает социальную помощь, не используют портал государственных услуг.

В целях обеспечения актуальности и достоверности информации о фамилии, имени, отчестве гражданина в ИС поставщиков информации и пользователей ИС, оператор обеспечивает передачу сведений об изменении фамилии, имени, отчества, поступивших в ИС из Единого государственного реестра записей актов гражданского состояния, если иное не предусмотрено законодательством РФ (п.25).

Мой комментарий: То есть предполагается оперативное взаимодействие ИС с Единым государственным реестром записей актов гражданского состояния.

Обработка информации, подлежащей размещению в информационной системе, осуществляется в соответствии с требованиями федерального закона «О персональных данных» (п.26).

Согласие гражданина на обработку его персональных данных подтверждается заявлением, поданным гражданином в орган, предоставляющий меры социальной защиты (поддержки) (п.27).

Мой комментарий: Дальше по тексту документа я так и не нашла ответа на вопрос, что делать, если гражданин отозвал свое согласие и потребовал уничтожить его ПДн в системе. Кажется, впервые я встретила норму, обязывающую при оказании государственных услуг собирать еще и согласие на обработку ПДн.

С моей точки зрения, создание единой информационной системы не имеет особого смысла, если информация о гражданах будет включаться и исключаться из нее по их желанию. Неполная база данных не может быть использована для каких-либо серьезных аналитических или статистических исследований.


Обработка информации, подлежащей размещению в информационной системе, может осуществляться исключительно в целях обеспечения прав граждан на социальную защиту (поддержку), установленных Конституцией РФ, законами и иными нормативными правовыми актами РФ (п.28).

Мой комментарий: Верите ли Вы в то, что  если соответствующим службам потребуется доступ к этой информации с целью выявления и предотвращения незаконной, в том числе террористической деятельности, им её из системы не дадут? А как насчет выявления с помощью данной системы граждан, которые не имели права на социальную поддержку, и привлечения их за это к ответственности?

При обработке информации, подлежащей размещению в информационной системе, должны быть обеспечены (п.29):
  • Проведение мероприятий, направленных на предотвращение несанкционированного доступа к ней и (или) передачи ее лицам, не имеющим права доступа;

  • Своевременное обнаружение фактов несанкционированного доступа к информации;

  • Недопущение воздействия на региональные (ведомственные) сегменты ИС, в результате которого может быть нарушено их функционирование;

  • Постоянный контроль за обеспечением уровня защищенности информации.
Мой комментарий: Жаль, что ничего не сказано об обеспечении  точности информации. 

Доступ к информации, содержащейся в ИС, посредством использования единой системы межведомственного электронного взаимодействия предоставляется (п.30-31):
  • Уполномоченным должностным лицам органов власти и организаций посредством инфраструктуры взаимодействия при соблюдении требований законодательства РФ в сфере защиты ПДн;

  • Уполномоченным должностным лицам иных ОГВ, государственных внебюджетных фондов посредством инфраструктуры взаимодействия в части доступа к аналитической отчетности, содержащейся в ИС;

  • Физическим лицам - получателям мер социальной защиты (поддержки) в части персональной информации, предоставляемой посредством Единого портала государственных и муниципальных услуг, о назначенных им мерах социальной защиты (поддержки) и предоставленных услугах;

  • Всем пользователям сети «Интернет» - к нормативно-справочной информации в сфере социальной защиты (поддержки).
Идентификация и аутентификация пользователей ИС (уполномоченных должностных лиц и физическим лицам) осуществляются с использованием Единой системы идентификации и аутентификации (п.32).

Органы власти и организации, осуществляющие доступ к ИС посредством инфраструктуры взаимодействия, направляют запрос о предоставлении информации путем его формирования в электронной форме в своей ИС (п.34).

В федеральном сегменте ИС сохраняется информация о поступившем запросе и предоставленной по нему информации (п.37).

Направление запросов о предоставлении информации в целях получения персонифицированных сведений пользователем для осуществления деятельности, не связанной с предоставлением мер социальной защиты (поддержки), не допускается, а должностные лица, направившие такие запросы в ИС, несут ответственность в соответствии с законодательством РФ (п.35).

Иные органы государственной власти, государственные внебюджетные фонды для получения информации, содержащейся в ИС, направляют запрос о ее  предоставлении путем обращения через личный кабинет (п.36).

Состав информации, предоставляемой конкретному пользователю, направившему запрос о предоставлении информации, определяется Министерством труда и социальной защиты РФ (п.38).

В информационной системе на основании запроса о предоставлении аналитической информации предоставляется доступ к агрегированным деперсонифицированным сведениям для формирования аналитической отчетности (п.39).

Информация о запросах, направленных пользователями хранится в ИС в течение 1 года, ее состав определяется оператором ИС (п.40).

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=212876

понедельник, 24 апреля 2017 г.

Германия: Правовые вопросы удаленного электронного подписания


Заметка представителей немецкой юридической фирмы «Beiten Burkhardt» Сюзан Кляйн (Susanne Klein) и Флориана Гроотхойса (Florian Groothuis) была опубликована в 14-м номере (за март 2017 года) журнала Juristendances Informatique et Télécoms (JTIT, https://lexing.network/jtit-internationaleего название можно приблизительно перевести как «Правовые тенденции, связанные с внедрением ИКТ»), который выпускает ассоциация юридических фирм Lexing Network, созданная по инициативе Алана Бенсуссана и французской юридической фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats.

Сюзан Кляйн (Susanne Klein) и Флориана Гроотхойс (Florian Groothuis)

Нормативно-правовой акт (EU Regulation) Европейского парламента и Совета № 910-2014 от 23 июля 2014 года «Об электронной идентификации и услугах доверия для электронных транзакций на внутреннем рынке» (закон eIDAS, http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014R0910&from=EN ) непосредственно применяется во всех государствах-членах Евросоюза с 1 июля 2016 года. Немецкие компании и ассоциации положительно отреагировали на положения закона eIDAS касающиеся гармонизации электронных подписей, особенно в плане удаленного (дистанционного) создания электронных подписей (как у нас иногда говорят, «подписания на сервере» - Н.Х.) - см. Марианна Вульф (Dr. Marianne Wulff), «Заявление федеральной рабочей группы по локальным ИТ-сервисам (Vitako) от 1 ноября 2011 года, http://www.vitako.de/Themen%20Dokumente/Vitako-Stellungnahme%20eIDAS-Durchf%C3%BChrungsgesetz.pdf .

Дистанционное подписание электронной подписью

Различие между «традиционной» и дистанционной (remote electronic signature) электронными подписями заключается в местоположении устройства для создания подписи. Когда подписант использует «традиционную» электронную подпись, сама подпись создается в среде подписанта, то есть путем использования карты в сочетании устройством чтения карт. При подписании соглашения с помощью дистанционной электронной подписи такая подпись, напротив, создается вне среды подписанта на аппаратном модуле безопасности (hardware security module, HSM), который находится под управлением доверенного поставщика услуг. В этом случае у подписанта нет больше необходимости иметь на руках карту и устройство чтения карт, поскольку достаточно инициировать процедуру подписания удаленно с помощью смарт-устройства (например, планшета или мобильного телефона). В Германии такой метод частично используется в банковском секторе для денежных транзакций. Для этого клиенту банка необходимо скачать соответствующее приложение, установить его на свое мобильное устройство, после чего он может удаленно осуществлять денежные переводы и платежи.

В то же время область применения дистанционных электронных подписей ограничена из-за отсутствия правового признания. В общем случае, договаривающиеся стороны могут заключить юридически обязывающий в рамках немецкого права договор по взаимному соглашению, выражающему намерение обеих сторон. Ввиду отсутствия каких-либо дополнительных требований, это также может быть сделано с помощью дистанционной электронной подписи, которая является просто еще одним способом волеизъявления физического лица. Однако помимо этого, в соответствии с немецким законодательством, для определенных документов требуется собственноручная подпись – как обязательное формальное требование при создании юридически обязывающего документа, защищающего договаривающиеся стороны от неосторожных решений и являющегося надлежащим доказательством в рамках судебных процедур (примеры: потребительские займы в соответствии со ст. 492 Гражданского кодекса  - Bürgerliches Gesetzbuch, BGB; гарантии в соответствии со ст. 766 BGB).

В таких случаях электронная подпись принимается как юридически эквивалентная собственноручной подписи, если она признается квалифицированной электронной подписью в соответствии с немецким Законом об электронной подписи - Gesetz über Rahmenbedingungen für elektronische Signaturen – Signaturgesetz, SigG,  https://www.gesetze-im-internet.de/sigg_2001/BJNR087610001.html ) (ст. 126а п.1 BGB). В то время, как закон SigG определяет, в каких случаях электронная подпись является квалифицированной, он не регулирует использование дистанционных электронных подписей. Ожидается, что устройство для создания подписи будет находиться под контролем подписанта (см. ст.5 п.6 SigG). Следствием этого является то, что дистанционная электронная подпись пока что не признана эквивалентной квалифицированным электронным подписям.

С другой стороны, европейский закон eIDAS придает дистанционной электронной подписи, созданной квалифицированным доверенным поставщиком услуг, ту же юридическую силу, что и квалифицированной электронной подписи, которая была создана в среде подписанта (см. п.52 преамбулы закона eIDAS). Поскольку закон eIDAS имеет приоритет в случае возникновения противоречий с национальными законами государств-членов Евросоюза, текущая ситуация ведёт к правовой неопределенности в Германии относительно того, являются ли соглашения, заключенные с использованием  дистанционной электронной подписи, юридически обязывающими, всё-таки вместо неё необходима квалифицированная электронная подпись. Пока законодательство Германии не будет приведено в соответствии с eIDAS, нам еще предстоит увидеть, как немецкие суды будут применять закон eIDAS.

Немецкая судебная практика в отношении электронных подписей

Кроме того, судам, имея дело с электронными подписями, приходится учитывать ст.371a п.1 (1) Гражданского процессуального кодекса Германии (Zivilprozessordnung, ZPO, https://www.gesetze-im-internet.de/zpo/__371a.html ). Согласно этому положению, правила, касающиеся доказательной силы частных документов, применимы к частным электронным документам, подписанным квалифицированной электронной подписью в соответствии с законом SigG. Кроме того, п. 371a п.1(2) ZPO предоставляет таким документам презумпцию подлинности в пользу держателя ключа подписания.

В этом вопросе закон eIDAS лишь устанавливает, что подписанные электронной подписью документы не могут считаться не имеющими юридической силы и  недопустимыми в качестве доказательства в судебном процессе только на том основании, что они существуют в электронной форме или что подпись не отвечает требованиям к квалифицированным электронным подписям (см. ст.25 п.1 закона eIDAS). Поскольку закон eIDAS не содержит более детальных правил, касающихся доказательной силы электронных подписей, он не имеет прямого влияния на процедурные правила ст.371а ZPO. Тем не менее, косвенное влияние на данную статью возможно, поскольку немецкие суды не смогут больше применять определение квалифицированной электронной подписи в соответствии с законом SigG; скорее, им следует применять определения, данные в законе eIDAS (ст.3 п.12 закона eIDAS). А раз eIDAS признает эквивалентность квалифицированных электронных подписей и дистанционных электронных подписей, то немецкие суды также должны признать их доказательную силу.

Остается, однако, проблема того, что презумпция подлинности доказательства (prima facie evidence) в настоящее время применима только в отношении держателя ключа подписания, который создает квалифицированную электронную подпись. Это условие не будет выполнено тогда, когда подписант осуществляет подписание дистанционно через квалифицированного доверенного поставщика, так как в этом случае держателем ключа будет доверенный сервис. Поскольку закон eIDAS не регламентирует более детально процессы применения электронных подписей, то суды могут использовать иной стандарт презумпции подлинности для дистанционной электронной подписи. Это могло бы быть целесообразно, если бы дистанционная электронная подпись была уязвима для манипуляций, чем квалифицированная электронная подпись, - однако, как правило, это не так, поскольку доверенные поставщики услуг должны быть квалифицированными и должны, следовательно, использовать дополнительные процедуры обеспечения безопасности.

Существующая сейчас правовая неопределенность в отношении того, имеют ли юридическую силу соглашения, требующие по закону подписания квалифицированной электронной подписью, если они были заключены с использованием дистанционной электронной подписи, может быть разрешена только посредством судебной практики либо изменения законодательства Германии.

Сюзан Кляйн (Susanne Klein) и Флориан Гроотхойс (Florian Groothuis)

Источник: сайт фирмы Lexing - Alain Bensoussan Avocats
https://www.alain-bensoussan.com/wp-content/uploads/2017/04/34237175.pdf
https://lexing.network/jtit-internationale/#.WOtWuLhuMWk

Регламент функционирования раздела официального сайта с информацией об инвестиционных программах


Приказом Минкомсвязи России № 403, Минэнерго России № 847 от 25 августа 2016 года утвержден «Регламент функционирования раздела официального сайта федеральной государственной информационной системы «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)» в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в котором осуществляется размещение информации об инвестиционных программах (проектах инвестиционных программ) субъектов электроэнергетики, отчетах об их реализации, результатах рассмотрения и общественного обсуждения инвестиционных программ (проектов инвестиционных программ) субъектов электроэнергетики».

Раздел официального сайта размещается по адресу https://invest.gosuslugi.ru/ в сети Интернет (п.2). Опубликование информации производится для обеспечения возможности доступа к ней в сети Интернет неограниченного круга лиц независимо от цели ее получения (п.3).

Полный электронный адрес в Интернете, по которому осуществляется доступ к файлам, содержащим опубликованную информацию, не изменяется и может быть просмотрен в разделе официального сайта, который сохраняет и отображает время и дату ее опубликования.

В разделе официального сайта в соответствии со стандартами раскрытия информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии, утвержденными постановлением Правительства РФ от 21 января 2004 г. № 24, публикуется следующая информация (п.5):
  • Информация об инвестиционных программах субъектов оптового и розничных рынков электрической энергии, в том числе субъектов естественных монополий, за исключением потребителей электрической энергии, отнесенных к числу субъектов электроэнергетики, инвестиционные программы которых утверждаются Министерством энергетики РФ, Министерством энергетики РФ совместно с Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» или уполномоченными органами исполнительной власти субъектов РФ, и обосновывающих их материалах;

  • Информация о проектах инвестиционных программ и (или) проектах изменений, вносимых в инвестиционные программы, и обосновывающих их материалах;

  • Информация об отчетах о реализации инвестиционной программы и об обосновывающих их материалах;

  • Годовой финансовой (бухгалтерской) отчетности субъектов рынков электрической энергии, а также аудиторских заключений (в случае, если в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществлялась аудиторская проверка).
Одновременно размещается информация, предусмотренная «Правилами утверждения инвестиционных программ субъектов электроэнергетики» и (или) «Правилами осуществления контроля за реализацией инвестиционных программ субъектов электроэнергетики», утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2009 г. № 977:

Информация, опубликованная субъектами рынков электрической энергии, государственными органами и заинтересованными организациями не изменяется и не удаляется (п.9).

Мой комментарий: Если перевести на русский язык, то получается, что размещенной на сайте информации установлен постоянный срок хранения и запрет на уничтожение.

Опубликование информации осуществляется авторизованными лицами, зарегистрированными оператором ЕПГУ в качестве пользователей (п.7):
  • От имени субъектов рынков электрической энергии, Министерства энергетики РФ, уполномоченных органов исполнительной власти субъектов РФ и заинтересованных организаций - на основании заявления соответствующего органа исполнительной власти или организации;

  • От имени совета потребителей, Экспертного совета и межотраслевых советов потребителей осуществляется по заявлению органа государственной власти, при котором образован соответствующий совет.
Для регистрации пользователя раздела официального сайта оператору ЕПГУ на адрес электронной почты sd@sc.minsvyaz.ru направляется заявление, подготовленное в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью государственного органа или организации.

Для подписи субъектом рынков электрической энергии электронного документа используется усиленная квалифицированная электронная подпись лица, имеющего право действовать от его имени без доверенности или его представителя, действующего на основании доверенности, в соответствии с «Правилами использования усиленной квалифицированной электронной подписи при обращении за получением государственных и муниципальных услуг», утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2012 г. № 852.

Для подписи государственным органом или заинтересованной организацией электронного документа используется усиленная квалифицированная электронная подпись лица, имеющего право действовать от имени государственного органа или заинтересованной организации без доверенности или его представителя, действующего на основании доверенности, в соответствии с «Правилами использования усиленной квалифицированной электронной подписи органами исполнительной власти и органами местного самоуправления при организации электронного взаимодействия между собой», утвержденных постановлением Правительства РФ от 9 февраля 2012 г. № 111.

Если файл электронного документа подписывается УКЭП представителя, действующего на основании доверенности, то либо квалифицированный сертификат ключа проверки электронной подписи должен содержать информацию о его правомочиях на подписание соответствующего электронного документа; либо к подписанному файлу электронного документа прилагается соответствующая доверенность, изготовленная в электронной форме, или электронный документ, содержащий образ доверенности, изготовленной на бумажном носителе, равнозначность которого удостоверена нотариально.

Мой комментарий: Обращает на себя внимание требование о  документировании прав на подписание электронных документов, размещаемых на официальном сайте.


Для опубликования информации о проекте инвестиционной программы и (или) о проекте изменений, вносимых в инвестиционную программу, и обосновывающих ее материалах, создается новый подраздел раздела официального сайта (карточка инвестиционной программы) (п.8).

Опубликование в разделе официального сайта информации осуществляется в карточках инвестиционных программ в привязке к опубликованной в них информации (п.9).

Разделом официального сайта направляется уведомление об опубликовании информации о проекте инвестиционной программы и (или) проекте изменений, вносимых в инвестиционную программу, содержащее указание на дату и место ее опубликования (полный электронный адрес):
  • В Экспертный совет и совет потребителей - если информация опубликована сетевой организацией, отнесенной к числу субъектов электроэнергетики, инвестиционные программы которых утверждаются Министерством энергетики РФ;

  • В межотраслевой совет потребителей - если информация опубликована сетевой организацией, отнесенной к числу субъектов электроэнергетики, инвестиционные программы которых утверждаются уполномоченными органами исполнительной власти субъектов РФ.
Уведомление направляется на адреса электронной почты пользователей раздела, которые опубликовывают информацию от имени соответствующих советов, указанные при их регистрации в разделе официального сайта.

В разделе официального сайта обеспечивается возможность поиска опубликованной в нем информации (п.17).

При наличии технической возможности, информация, опубликованная субъектами рынков электрической энергии, включается в автоматизированном режиме в государственную информационную систему топливно-энергетического комплекса (п.18).

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=210769