суббота, 1 апреля 2017 г.

Арбитражная практика: Действия по уничтожению документов общества свидетельствуют о нарушении прав его участника


Каждый раз, затрагивая вопрос о развитии экономики России, руководство страны говорит о необходимости привлечения зарубежных инвесторов. Однако следует понимать, что зарубежные компании, вкладывающие свои деньги в развитие нашей экономики, хотят по первому требованию получать информацию об эффективности использования своих вложений. Любые случаи, демонстрирующие проблемы с прозрачностью деловой деятельности, противники инвестиций в Россию используют в качестве аргумента.

Арбитражный суд Калужской области в феврале 2016 года рассмотрел дело № А23-1156/2015, в котором немецкая компания «Фельс-Верке ГмбХ» пыталась получить доступ к документам общества, чьим участником она являлась.

Суть спора

Компания «Фельс-Верке ГмбХ» являлась участником ООО «Дробильно-сортировочный завод» с размером доли в уставном капитале последнего 25,1%. До ноября 2014 года участником общества была другая немецкая компания - «Фельс Интернациональ» ГмбХ, деятельность которой была прекращена вследствие реорганизации в форме присоединения к компании Фельс-Верке. В результате этой реорганизации к компании Фельс-Верке как универсальному правопреемнику перешли все права и обязанности ликвидированной компании, в том числе права и обязанности участника ООО.

Лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, является управляющая компания ООО «Терекс».

Компания «Фельс Интернациональ» приняла решение о проведении за свой счёт аудиторской проверки общества с привлечением независимого профессионального аудитора и заключила договор с ООО «Аналитическое агентство Редль» о выполнении согласованных процедур по анализу российской бухгалтерской отчетности за 2009-2012 годы.

В августе 2011 года компания уведомила общество о проведении аудиторской проверки и обратилось с просьбой обеспечить доступ аудиторов к документации по месту нахождения исполнительного органа общества (управляющей организации) или передать аудиторам необходимые документы.

В связи с отказом общества в предоставлении документов, «Фельс Интернациональ ГмбХ» обратилось в арбитражный суд с иском об обязании  представить ей и аудиторской организации спорные документы.

Решением Арбитражного суда Калужской области в августе 2013 года (дело №А23-536/2013) исковые требования компании Фельс Интернациональ были удовлетворены в полном объёме. Решение суда вступило в законную силу 15 ноября 2013 года.

В декабре 2013 года Арбитражным судом Калужской области был выдан исполнительный лист. На его основании постановлением судебного пристава-исполнителя Дзержинского РОСП УФССП России по Калужской области в отношении общества было возбуждено исполнительное производство.

В рамках исполнительного производства компания и аудиторская организация потребовали от общества предоставить полный архив электронной базы данных бухгалтерского учета 1С:Предприятие, 1С:Склад общества, включая электронные
регистры бухгалтерского и налогового учёта.

Общество, однако, отказалось исполнить данное требование на том основании, что решением Арбитражного суда Калужской области обязанность предоставить электронные базы данных не была предусмотрена.

В дальнейшем компания и аудиторы, не согласные с позицией общества, обратились в Арбитражный суд Калужской области с заявлением о разъяснении решения по делу №А23-536/2013 в соответствующей части.

Определением Арбитражного суда Калужской области в марте 2014 года по делу №А23-536/2013, оставленным в силе постановлением Апелляционной инстанции от 27 мая 2014 года, суд указал, что дача судом разъяснения по вопросу о том, следует ли из решения Арбитражного суда Калужской области от 15.08.2013 по делу №А23- 536/2013 обязанность общества по предоставлению полного архива электронной базы данных бухгалтерского учёта 1С:Предприятие, 1С:Склад общества, включая электронные регистры бухгалтерского и налогового учёта, приведёт к изменению содержания решения, что недопустимо.

В сентябре 2014 года компания «Фельс Интернациональ ГмбХ» и ООО
«Аналитическое агентство Редль» направили в адрес общества письмо-требование о предоставлении:
  • Полного архива электронной базы данных бухгалтерского учёта 1С:Предприятие, 1С:Склад за период с 01.01.2008 по настоящее время;

  • Регистров бухгалтерского и налогового учёта за период с 01.01.2008 по настоящее время;

  • Первичных учётных документов, подтверждающие записи в регистрах и базе, за период с 01.01.2008 по настоящее время;

  • Аудиторского заключения по бухгалтерской отчётности за 2013 год;

  • Учётной политики общества для целей бухгалтерского учёта и налогообложения на 2014 год;

  • других документов.
В октябре 2014 года общество исполнило требование частично, предоставив лишь некоторые из запрошенных документов.

Ссылаясь на то, что проведение аудиторской проверки (проверки бухгалтерской отчётности) невозможно без изучения аудиторской организацией электронной базы данных бухгалтерского учёта и первичных учётных документов общества, на основании которых бухгалтерская отчётность была составлена, участник вновь обратился в Арбитражный суд Калужской области.

Позиция  Арбитражного суда Калужской области

Суд отметил, что  в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие предоставление всех запрашиваемых документов или их копий для проведения аудиторской проверки, а также подтверждающих невозможность их представления.

Судом не был принят во внимание довод общества о том, что оно не уклонялось от проведения аудиторских проверок, правильность его годовых бухгалтерских отчетов и балансов за 2009- 2012 годы была подтверждена заключениями, подготовленными независимой аудиторской компанией «РОСЭКСПЕРТИЗА-КАЛУГА», утвержденной участниками общества в качестве аудитора.

Суд отметил, что немецкая компания в силу положений законодательства вправе требовать проведения аудиторской проверки выбранным ею профессиональным аудитором за определенный период независимо от того, проводилась ранее аудиторская проверка за соответствующий период по инициативе самого общества (по решению общего собрания участников общества) или такая проверка не проводилась.

При этом законом не предусмотрена обязанность участника общества обосновывать необходимость проведения аудиторской проверки выбранным аудитором за период, за который проверка уже проводилась ранее по решению общего собрания участников общества.

Доводы общества о незаконности требования о предоставлении трудовых договоров, а также копии полного архива базы на электронном носителе, были отклонены судом, поскольку участник общества имеет право на получение информации о его деятельности и ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией.

Суд также сослался на п.14, 17 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ», согласно которым ведение обществом бухгалтерского учёта с использованием специализированных компьютерных программ не освобождает его от обязанности обеспечить доступ участников к информации, содержащейся в компьютерных файлах, а также скопировать по его требованию эту информацию на электронный носитель (в общераспространённом формате текстового компьютерного файла) и (или) перенести ее на бумажный носитель с целью предоставления участнику. В соответствии со статьями 110, 112 Арбитражного процессуального кодекса

Суд обязал общество предоставить компании «Фельс-Верке ГмбХ» и аудиторской организации ООО «Аналитическое агентство Редль» затребованные документы.

Позиция ООО «Дробильно-сортировочный завод»

Судом первой инстанции необоснованно не была применена по заявлению ответчика исковая давность к требованию о предоставлении компании «Фельс-Верке ГмбХ» доступа ко всем данным бухгалтерского учета ООО «Дробильно-сортировочный завод» за период с 01.01.2008 г. по дату исполнения решения суда, содержащимся в компьютерных файлах специализированных программ 1С:Предприятие, 1С:Склад, 1С:Бухгалтерия (все они являются компонентами системы 1С) и/или в иных электронных файлах, для ознакомления и копирования, а также о предоставлении копии этих данных на электронном носителе

Регистры бухгалтерского учета подлежат хранению 5 лет, регистры налогового учета – 4 года, в связи с чем регистры бухгалтерского учета могут быть предоставлены только за период с 01.01.2010 г., а регистры налогового учета - с 01.01.2011 г.

Требование о предоставлении оригиналов всех первичных учетных документов ООО «Дробильно-сортировочный завод» подтверждающих записи за период с 01.01.2008 г. по дату исполнения решения суда в регистрах бухгалтерского и налогового учета общества, в компьютерных файлах системы 1С и (или) в иных электронных файлах, для ознакомления и копирования, должно быть прекращено, поскольку такое же требование и по тем же основаниям было удовлетворено решением Арбитражного суда Калужской области по делу № А23-536/2013 от 15.08.2013.

Позиция Двадцатого арбитражного апелляционного суда

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в июне 2016 года расценил необоснованным довод ответчика об уничтожении регистров и первичных документов за 2008-2009 (2010) гг., отметив, что в сентябре- октябре 2014 года, когда истец и аудиторская организация потребовали от ответчика предоставить их для проверки, ответчик подтвердил свою готовность их представить, отметив при этом, что ввиду их большого количества, для подготовки их оригиналов к ознакомлению и изготовления копий потребуется дополнительное время. Регистры и первичные документы, однако, так и не были до сих пор предоставлены.

На этом основании суд сделал вывод о том, что регистры и первичные документы за 2008-2009 (2010) гг. имелись у ответчика в наличии на момент получения писем-требований (осень 2014г.), и он был обязан в дальнейшем обеспечивать сохранность данных документов, необходимых для аудиторской проверки, и не имел права в январе 2015 г. их уничтожать. По мнению суда, действия по уничтожению документов свидетельствуют о нарушении ответчиком прав истца на получение информации и на проведение аудиторской проверки.

Суд отметил, что, согласно учетной политике ответчика, для целей бухгалтерского учета и налогообложения регистры бухгалтерского и налогового учета ведутся в электронной форме. При этом в представленном обществом акте за январь 2015 года речь идет только об уничтожении бумажных папок с документами путем сожжения. Об уничтожении электронных регистров бухгалтерского и налогового учета в данном акте не говорится. Суд подчеркнул, что утраченные или уничтоженные документы общества подлежат восстановлению.

Отказ в предоставлении участнику информации по причине утраты или уничтожения документов нарушает его права и лишает его законной возможности ознакомления с информацией об обществе.

Судом апелляционной инстанции также не был принят довод ответчика о том, что некоторые из истребованных регистров бухгалтерского учета не велись ответчиком в определенные периоды.

Суд также расценил как необоснованные доводы о том, что требования истца частично являются тождественными тем, что были удовлетворены решением Арбитражного суда Калужской области от 15.08.2013 года по делу № А230 536/2013

Суд отметил, что предметом иска в рассматриваемом деле № А23-1156/2015 являлось требование о предоставлении аудиторской организации дополнительных документов, которые в деле № А23-536/2013 не заявлялись и по этой причине не были истребованы. Все документы, которые указаны в решении по настоящему делу № А23-1156/2015 как подлежащие предоставлению аудиторской организации, в решении по делу № А23-536/2013 не упоминаются.

Двадцатый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Калужской области, а апелляционную жалобу оставил без удовлетворения.

Арбитражный суд Центрального округа в сентябре 2016 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Калужской области и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Мой комментарий: В данном деле, прежде всего, поражает наглость общества и уверенность в собственной безнаказанности, опирающиеся, однако, на дефекты российского законодательства. Действительно, в нашем законодательстве нет четких норм, обязывающих приостановить уничтожение документов, по которым идут судебные разбирательства, и карающих за такого рода нарушения. В аналогичной ситуации в США иск не только был бы автоматически проигран, но и руководство компании вполне могло бы получить реальный тюремный срок до 20 лет и штраф в несколько миллионов долларов за одно лишь умышленное уничтожение документов и информации, относящейся к аудиту.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий