воскресенье, 2 апреля 2017 г.

Арбитражная практика: Для заключения договора путем обмена электронными сообщениями необходимо использование электронной подписи


Ведение деловой электронной переписки между коммерческими организациями совершенно не означает, что это можно делать как душе угодно, не обращая внимание на требования к правильному и грамотному оформлению как электронных писем, так и документов, которые вместе с ней пересылаются.

Арбитражный суд города Москвы в октябре 2014 года рассмотрел дело №А40-90757/14, в котором в качестве основного доказательства заключения между двумя коммерческими организациями, «Аудиторско-консультационной группой «Развитие бизнес-систем» (АКГ) и ОАО «Роснефтегаз» договора на оказание консультационных услуг стала электронная переписка.

Суть спора

Общество ЗАО «Аудиторско-консультационная группа «Развитие бизнес-систем» (АКГ) в апреле 2014 года с сопроводительным письмом передала в ОАО «Роснефтегаз» на подписание договор на оказании консультационных услуг по согласованию с Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (Росимуществом) отчетов по оценке рыночной стоимости пакетов акций организаций газовой промышленности, принадлежащих обществу. Роснефтегаз не предоставил контрагенту подписанный экземпляр договора, но, по мнению аудиторской группы, договор был заключен.

Во время оказания услуг по договору фирмой АКГ составлялись различные письма и письменные пояснения для общества, предоставляемые в Росимущество, что, по мнению АКГ, является доказательством оказания услуг по договору, которые были исполнены надлежащим образом.

ЗАО АКГ обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с иском о взыскании с ОАО «Роснефтегаз» суммы задолженности в размере 500 тысяч руб. по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

По мнению суда, представленная АКГ переписка по электронной почте не свидетельствует о воле «Роснефтегаза» на заключение договора. Суд подчеркнул, что договор между сторонами должен заключаться в письменной форме, поскольку он является сделкой юридических лиц между собой. Суд отметил, что в данном случае отсутствует согласованная воля ответчика и истца на заключение договора. Распечатки, представленные АКГ суду, не являются допустимыми доказательствами по судебному спору.

При этом суд отметил, что «Роснефтегаз» не осуществлял какую-либо предварительную оплату, не согласовывал задание и не обращался с запросом на оказание услуг, результаты совершенных действий не имеют для него самостоятельной потребительской ценности, не оформлен и не представлен суду нотариальный протокол осмотра электронного почтового ящика АКГ.

Суд также подчеркнул, что из представленной АКГ переписки не следует, что гражданин, с которым оно вело переписку, действовал от имени общества. В переписке также нет указаний ни на доверенность, ни на иные полномочия, в силу которых ему предоставлялись полномочия действовать от имени общества и заключать договор. Нет указаний на должности лиц, между которыми велась переписка.

Суд также выяснил, что единственным уполномоченным лицом, которое вправе было заключать договоры от имени общества, является временно исполняющий обязанности генерального директора ОАО «Роснефтегаз».

По мнению суда, для признания договора заключенным путем обмена сообщениями по электронной почте необходимо:
  • Заключение соглашения между участниками электронного взаимодействия;

  • Использование электронной подписи, удовлетворяющей требованиям Федерального закона от 06.04.2011 №63-ФЗ «Об электронной подписи», при подписании сообщений;

  • Обмен электронными сообщениями между уполномоченными лицами.
В противном случае сообщение по электронной почте, не подписанное электронной подписью, не признается равнозначным документу на бумажном носителе.

В данном случае соглашения об электронном документообороте между АКГ и обществом не заключались, электронные подписи при отправлении сообщений не использовались.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований.

Позиция Девятого арбитражного апелляционного суда

Девятый арбитражный апелляционный суд в январе 2015 года поддержал позицию суда первой инстанции в отношении признания договора заключенным путем обмена сообщениями по электронной почте и обязательности использования в таком случае электронных подписей.

В противном случае, по мнению суда, сообщение по электронной почте, не подписанное электронной подписью, не признается равнозначным документу на бумажном носителе. Суд подчеркнул, что в данном случае соглашения об электронном документообороте между истцом и ответчиком не заключались, электронные подписи при отправлении сообщений не использовались.  Соответственно, у АКГ отсутствуют основания утверждать, что договор является заключенным путем обмена сообщениями по электронной почте.

Суд также отметил, что при заключении договоров с ответчиком как с акционерным обществом, в уставном капитале которого доля участия РФ в совокупности превышает пятьдесят процентов (а именно составляет 100 процентов), должны были соблюдаться процедуры, установленные Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», Положением ОАО «РОСНЕФЕГАЗ» о закупках товаров, работ, услуг, утвержденным протоколом Совета директоров ОАО «РОСНЕФЕГАЗ» от 20.01.2012 №3.

Суд сделал вывод о том, что в отсутствие договора, который заключен с соблюдением порядка, предусмотренного законом о закупках, фактически оказанные услуги оплате не подлежат.

Девятый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда г. Москвы от 31.10.2014, а апелляционную жалобу ЗАО «Аудиторско-консультационная группа «Развитие бизнес-систем» – без удовлетворения.

Арбитражный суд Московского округа в апреле 2015 года оставил без изменения решение Арбитражного суда города Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Аудиторско-консультационная группа «Развитие бизнес-систем» - без удовлетворения.

Мой комментарий: Хочу обратить внимание на два момента. Аудиторская компания вела переговоры для заключения контракта, но до реального подписания контракта дело не дошло. Более того, фирма реально готовила и направляла кому-то материалы, однако в отсутствие официально заключенного договора вся работа фактически была сделана бесплатно.

Что касается обязательности использования электронной подписи, на которой наставал суд, то я бы здесь с судом поспорила. Основная часть нашей электронной переписки и те подписи, которые мы в ней используем, не очень-то соответствуют требованиям закона «Об электронной подписи». Никто, однако, не собирается отказываться от такого удобного для бизнеса канала взаимодействия. Проблема здесь, скорее, в дефектах нашего законодательства, которое отстает от законодательства и практики, общепринятых в передовых странах мира. С моей тоски зрения, уже назрела потребность в более четком регулирования использования электронной почты как в деловой деятельности, так и в государственном управлении.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий