среда, 19 апреля 2017 г.

Государственным гражданским служащим разъяснили, какие сведения о своей работе в соцсетях они должны представить


Федеральный закон от 30 июня 2016 года № 224-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации»» впервые на уровне законодательства установил требования в отношении использования социальных сетей государственными гражданскими и муниципальными служащими (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2016/07/blog-post_14.html ).

Распоряжением Правительства РФ от 28.12.2016 № 2867-р были утверждены формы представления сведений об адресах сайтов и/или страниц сайтов в сети «Интернет», на которых государственным гражданским служащим или муниципальным служащим, гражданином Российской Федерации, претендующим на замещение должности государственной гражданской службы Российской Федерации или муниципальной службы, размещались общедоступная информация, а также данные, позволяющие его идентифицировать.

Министерство труда и социальной защиты РФ разработало методические рекомендации по заполнению этой формы.

В случае если служащим или гражданином в Интернетt не размещалась общедоступная информация, а также данные, позволяющие его идентифицировать, форма не заполняется (п. 1.1).

Заполненную форму обязаны представлять:
  • Граждане, претендующие на замещение должностей федеральной государственной гражданской службы и государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации;

  • Граждане, претендующие на замещение должностей муниципальной службы;

  • Федеральные государственные гражданские служащие;

  • Государственные гражданские служащие субъектов Российской Федерации;

  • Муниципальные служащие.
Форма заполняется как печатным, так и рукописным способом (п.1.3).

При заполнении таблицы с адресами сайтов и/или страниц сайтов в сети «Интернет» рекомендуется исходить из следующего (п.1.5).

В таблицу вносится адрес в соответствии с тем, как он указан в адресной строке.

Сайт и (или) страница сайта подлежат отражению в таблице при соблюдении одновременно следующих условий (п.1.6):
  • На них размещалась общедоступная информация;

  • На них размещались данные, позволяющие идентифицировать личность служащего или гражданина;

  • Общедоступная информация размещалась непосредственно служащим или гражданином;

  • Указанная информация размещалась в течение отчетного периода, указанного в подпункте 4 пункта 1.4 настоящих методических рекомендаций.
Под общедоступной информацией понимаются общеизвестные сведения и иная информация, доступ к которой не ограничен. При этом отсутствие ограничения в доступе к информации предполагает возможность неограниченного круга лиц беспрепятственно получать и по своему усмотрению использовать размещенную информацию без согласия и ведома служащего или гражданина (п.1.7).

В этой связи адреса электронной почты, сервисов мгновенных сообщений (например, ICQ, WhatsApp, Viber, Skype), а также сайтов, связанных с приобретением товаров и услуг, не указываются при заполнении формы.

В качестве данных, позволяющих идентифицировать личность служащего или гражданина, может выступать совокупность или одно из следующих сведений: фамилия и имя, фотография, место службы (работы) (п.1.8).

Включению в таблицу также подлежат персональные страницы сайтов социальных сетей, а также блогов, микроблогов, персональные сайты (п.1.9).

Мой комментарий: Интересно, мне одной кажется, что данный документ – клиническая глупость? Те, кто его писал, скорее всего свои познания об интернете почерпали из телевизионных передач :) У человека всегда есть возможность заявить, что он про свои учетные записи в социальных сетях понятия не имеет, и кто их ведёт – не знает. И как доказать обратное (и зачем)?

За рубежом, замечу, обычно используется более здравый подход – государственных служащих инструктируют об этике работы в Интернете, предупреждают как об ответственности за раскрытие служебной информации, так и о том, что высказанные ими в социальных сетях суждения могут, в отсутствие четких оговорок, быть расценены как официальная позиция соответствующего государственного органа, со всеми вытекающими отсюда последствиями и дисциплинарными мерами. Иными словами, сотрудников предупреждают, что их выгонят и оштрафуют, если они позволят себе какую-либо вольность в соцсетях и при этом кто-либо идентифицирует их как государственных или муниципальных служащих и поднимет шум. И выгоняют безо всякой жалости! А вот отслеживанием всех тех многочисленных соцсетей, в которых современные люди регистрируются, обычно никто не занимается (тем более, что собранные сведения быстро устаревают).

Я знаю, что сейчас при проверке сотрудников нередко анализируется то, что они пишут и как себя ведут в социальных сетях. С одной стороны, подобная обработка персональных данных не совсем законна с точки зрения законодательства о защите персональных данных; а с другой – те, кто ею занимается, прекрасно обходятся и без «подсказок» со стороны проверяемых :)

Я бы, наверное, пошла с другой стороны: предложила бы кандидатам на должности, по их желанию, указывать свои учетные записи в соцсетях в качестве дополнительного подтверждения их профессиональной квалификации и политической лояльности :)

Источник: Консультант Плюс
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=210245
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=213071

1 комментарий:

  1. Вполне ожидаемое поведение законодателя ( с учетом всех прежних благоглупостей)

    ОтветитьУдалить