суббота, 30 апреля 2016 г.

Арбитражная практика: Государственный архив три года отказывался принимать на хранение документы по личному составу


Дело № А05-14830/2008 началось ещё в апреле 2009 года, и наглядно демонстрирует всю глубину проблемы с обеспечением сохранности документов по личному составу в нашей стране. Почти три года Государственный архив Архангельской области отказывался принять на хранение документы по личному составу ликвидированных организаций.

Учитывая, что уже принят закон, увеличивающий до 15 лет трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости, массовая утрата документов по личному составу в нашей стране может привести к серьезному социальному напряжению.

Суть спора

В октябре 1990 года конференцией представителей трудовых коллективов 115 предприятий лесного комплекса Архангельской области было принято решение об учреждении территориального концерна «Северолес», который был организован приказом Министерства лесной промышленности СССР от 18.10.1990 года № 255. Этим же приказом было ликвидировано производственное объединение «Архангельсклеспром». 

Вновь созданное государственное предприятие не являлось правопреемником ПО «Архангельсклеспром». При организации концерна ему были переданы документы ранее действовавших на территории Архангельской области тринадцати ликвидированных предприятий лесной промышленности за период с 1929 года по 1990 год в количестве 4977 единиц хранения.

Концерном был создан архив, который обеспечивал хранение и учет этих документов, входящих в состав Государственного архивного фонда СССР. В соответствии с п.9 Положения об архиве концерна ежегодно в областной госархив высылались паспорт архива, а также карточки фондов и сведения об изменениях в составе и объеме фондов.

В октябре 1992 года концерн в соответствии с Указом Президента РФ от 01.06.92 № 721 на основании совместного решения Комитета по управлению государственным имуществом Архангельской области и предприятиями, входившими в состав концерна, был преобразован ОАО «Акционерная компания Северолес» («Северолес»), который являлся его правопреемником.

Архив концерна перешел акционерному обществу, и последнее продолжало ежегодно представлять в Государственный архив Архангельской области паспорта своего архива, с указанием количества единиц постоянного хранения и по личному составу.

В 2003 и в 2007 годах между обществом и ОГУ «Государственный архив Архангельской области» заключались договоры об отношениях и сотрудничестве, в соответствии с которыми общество обеспечивало сохранность, учет, комплектование документов Архивного фонда РФ, представляло на утверждение в госархив описи дел постоянного хранения и на согласование описи дел по личному составу.

В октябре 2008 года общество обратилось в государственный архив с заявлением о передаче этих документов на хранение. Причиной обращения послужили отказы Пенсионного фонда РФ в пересчете пенсий на основании справок общества, выданных бывшим работникам ликвидированных государственных предприятий, документы которых находились у него на хранении.

Пенсионный фонд РФ обосновывал это тем, что общество не является правопреемником ТПО «Архангельсклеспром» и других ликвидированных предприятий, и поэтому не вправе выдавать правоподтверждающие справки. ОГУ «Государственный архив Архангельской области» отказал в принятии фондов, указав, что не имеет возможности принять документы из-за отсутствия свободных стеллажных площадей.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском в обосновании которого сослалось на федеральный закон № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» и на невозможность осуществлять хранение документов, их обработку, в связи с отсутствием в штате работников, за исключением руководителя компании.

«Северолес» просил арбитражный суд обязать Государственный архив Архангельской области, Администрацию муниципального образования «Город Архангельск», муниципальное учреждение «Хозяйственная служба мэрии» принять на хранение документы по личному составу ликвидированных предприятий.

Позиция ответчиков

Каждый из ответчиков пытался снять с себя ответственность (о судьбе пенсионеров думали при этом меньше всего):
  • «Государственный архив Архангельской области» с заявленным требованием не согласился, указав, что полномочия по учету и хранению архивных документов по личному составу возложены на муниципальные архивы, правовые основания для удовлетворения требований о передаче дел первому ответчику отсутствуют.

  • Администрация муниципального образования «Город Архангельск» считало, что оснований для удовлетворения требований истца в отношении мэрии города Архангельска не имеется, так как в МО «Город Архангельск» в целях организации материально-технического обеспечения деятельности органов местного самоуправления создано муниципальное учреждение «Хозяйственная служба мэрии», в котором имеется подразделение – архивный отдел. Просило в удовлетворении иска к мэрии города Архангельска отказать.

  • Муниципальное учреждение «Хозяйственная служба мэрии» иск также не признало, мотивируя тем, что принимает в архив документы только муниципальных предприятий, и требования к нему заявлены неправомерно.
Позиция Арбитражного суда Архангельской области

Судом было установлено, что общество просило обязать принять в государственный архив документы за период с 1929 по 1990 годы предприятий, которые являлись государственными, ликвидированы до 1990 года, и правопреемники у них отсутствуют.

Договоры с Государственным архивом Архангельской области, иными учреждениями архивной службы данные государственные предприятия не заключали. Поскольку фонды ликвидированных государственных предприятий являлись источником комплектования государственного архива, договоров у этих предприятий с учреждениями архивной службы не было заключено.

Суд не принял доводы архива о том, что он может принять на хранение документы только документы постоянного хранения, так как они не основаны на нормах действующего законодательства. В действующих нормативных актах такого запрета не содержится.

Одновременно суд сделал вывод о том, что оснований для удовлетворения иска к администрации города Архангельска и муниципальному учреждению «Хозяйственная служба мэрии» отсутствуют, поскольку администрация не относится к учреждениям архивной службы, а архивный отдел Хозяйственной службы хранит документы по личному составу представительного органа местного самоуправления, ликвидированных структурных подразделений мэрии, муниципальных учреждений и унитарных предприятий.

Суд удовлетворил исковые требования общества и обязал областное государственное учреждение «Государственный архив Архангельской области» в 10-дневный срок после вступления настоящего решения в законную силу принять на хранение документы по личному составу предприятий за период с 1929 года по 1990 год в количестве 4977 единиц хранения.

Позиция Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд рассмотрел апелляцию архива в июле 2009 года.

Архив в апелляционной жалобе отмечал, что полномочия по учету и хранению архивных документов по личному составу, сроки временного хранения которых истекли, возложены на муниципальные архивы. Архив. в соответствии с уставом, является научно-методическим центром, выполняет функции по приему, хранению и использованию документов архивного фонда субъектов РФ на основе постоянного хранения.

Суд отметил, что ссылка архива на пункт 8 статьи 23 федерального закона от 13.10.2005 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» несостоятельна, поскольку взявшее на себя обязательство по хранению и учету документов общество не ликвидировано и в отношении него не введена процедура банкротства.
Для справки: Пунктом 8 статьи 23 Закона об архивном деле предусмотрено, что при ликвидации государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций включенные в состав Архивного фонда РФ документы, документы по личному составу, а также архивные документы, сроки временного хранения которых не истекли, в упорядоченном состоянии поступают на хранение в соответствующий государственный или муниципальный архив.
Обстоятельств, препятствующих передаче в архив на хранение документов с временным сроком хранения, апелляционная инстанция не усмотрела.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Архангельской области, а апелляционную жалобу Государственного архива Архангельской области - без удовлетворения.

Позиция Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа

При рассмотрении дела в октябре 2009 года в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа архив выдвинул новые аргументы, обосновывающие законность непринятия на хранение документов по личному составу, сославшись на то, что документы по личному составу не относятся к Архивному фонду РФ, так как не прошли экспертизу ценности, не поставлены на государственный учет и не включены в список фондов постоянного хранения; в силу пункта 3 статьи 23 Федерального закона от 22.10.2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» документы по личному составу подлежат передаче в муниципальный архив. Обществу, принявшему на себя обязательства по учету и хранению документов по личному составу ликвидированных предприятий, необходимо внести изменения в учредительные документы, предусматривающие выдачу справок для пенсионного обеспечения граждан, работавших в ликвидированных предприятиях.

Суд отметил, что довод архива о том, что спорные документы подлежат передаче в соответствующий муниципальный архив, несостоятелен, поскольку архивный отдел муниципального учреждения, как следует из положения о нем, хранит документы по личному составу представительного органа местного самоуправления, ликвидированных структурных подразделений мэрии, муниципальных учреждений и унитарных предприятий. Ссылка архива на то, что общество фактически приняло на себя обязательства по хранению документов ликвидированных предприятий, суд признал безосновательной, поскольку она не подтверждается материалами дела.

Суд оставил решение Арбитражного суда Архангельской области и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда без изменения, а кассационную жалобу областного государственного учреждения «Государственный архив Архангельской области» - без удовлетворения.

Мой комментарий: Думаете, что после этого документы были приняты в архив? Нет, архивисты сдаваться не собирались. Для принудительного исполнения решения суда 24 ноября 2009 года был выдан исполнительный лист. В марте 2010 года архив обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением об отсрочке исполнения решения. Архив мотивировал это тем, что он обратился в Арбитражный суд Архангельской области с исковым заявлением к обществу о понуждении заключения договора о передаче документов на государственное хранение.

Позиция судов в отношении отсрочки исполнения решения

Определением суда первой инстанции в апреле 2010 года в удовлетворении заявления об отсрочке исполнения решения было отказано. Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд рассмотрел вопрос в июне 2010 года.

Арбитражный апелляционный суд признал доводы архива недостаточными для предоставления отсрочки исполнения судебного акта, поскольку не было представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного решения.

По мнению суда, отсутствие заключенного сторонами договора по передаче дел в государственный архив не является тем обстоятельством, которое делает исполнение его решения невозможным или затруднительным.

При этом апелляционная коллегия учла, что общество возражает против предоставления отсрочки, ссылаясь на то, что документы ликвидированных государственных предприятий лесного комплекса вопреки должны быть приняты на хранение на безвозмездной основе без заключения отдельного возмездного договора; и приняла во внимание то, что судебный акт вступил в законную силу 15 июля 2009 года, в связи с чем у архива имелось достаточно времени для его исполнения.

Суд посчитал, что указанные причины отсрочки нельзя признать достаточными для вывода об их приоритетности над интересами общества, и отказал в удовлетворении заявления.

В апреле 2011 года судебный пристав-исполнитель ОСП по Октябрьскому округу города Архангельска обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением, в котором просил указать, обязан ли архив принять на хранение архивные документы согласно решению суда по описи № 2 без оформления и комплектования. Определением суда в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя о разъяснении положений исполнительного листа, способа и порядка его исполнения и о приостановлении исполнительного производства было отказано.

В августе 2011 года Государственный архив Архангельской области обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением, в котором просил разъяснить: обязан ли архив принять на хранение архивные документы согласно решению суда в неупорядоченном состоянии. Определением суда в разъяснении исполнительного документа вновь было отказано.

Мой комментарий: Отмечу, что в данном случае и суды, и организации, участвующие в споре вновь попадают в ловушку правовой неопределенности. Законодательно установлено, что обработка архивных документов и подготовка их к передаче на государственное хранение должна быть оплачена самой организацией. Но в данном случае организации, судьба документов которых решалась в суде, уже давно прекратили свое существование. К сожалению, в действующем законодательстве алгоритм действий в такой ситуации не урегулирован, и это серьезно мешает при принятии решений о судьбе документов.

На этом дело опять же не закончилось, поскольку организации-хранителю было предложено оплатить хранение документов в архиве, что вылилось в новое судебное разбирательство. Но о нем - в следующем посте.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

пятница, 29 апреля 2016 г.

США: Подана заявка на получение патента на «Управление электронными документами»


Я уже рассказывала о том, что в США регулярно выдаются патенты по вопросам управления документами (см. http://rusrim.blogspot.ru/search/label/патенты ) - и о том, что эти патенты часто, мягко говоря, сомнительные, поскольку патентуются общеизвестные решения и методы. Впрочем, чего уж тут придираться, США не Швейцария, здесь Эйнштейны в патентном ведомстве не работают :)

28 декабря 2015 года была подана и 21 апреля 2016 года опубликована заявка № 20160110668-A1 ряда сотрудников корпорации Bank of America на получение патента США, скромно названная «Управление электронными документами» (Digital Records Management). В виде PDF-файла она доступна по адресу http://www.freepatentsonline.com/20160110668.pdf

Краткое описание изобретения сформулировано следующим образом:
«Материалы заявки решают упомянутые выше проблемы [речь идёт о специфических проблемах управления электронными документами, которые в пояснительной части заявки описаны очень живо – не сухим языком официальных бумаг, а скорее в стиле статьи в научно-популярном журнале – Н.Х.] путем раскрытия методов, машиночитаемых носителей и устройств, посредством которых обеспечивается соответствие управления документами делового подразделения к политике организации в данной области. Внедрение политики управления электронными документами может потребовать изменений в процессах и технологиях, а также в корпоративной культуре, чтобы перейти от бумажных документов к управлению электронными документами. Процессы, отличающиеся интенсивным использованием бумажных документов, обычно более затратные, оказывают негативное воздействие на окружающую среду, имеют более продолжительные циклы, и связаны с большими рисками, чем электронные процессы (студента за подобное заявление уже можно было бы отправлять на пересдачу, в первую очередь за непонимание рисков – Н.Х.). Кроме того, законодательно-нормативные требования штатов США, федеральные и международные нормы все чаще требуют от организаций способности быстро находить и извлекать информацию.

Другим аспектом заявки является регламентирующий внедрение документ, содержащий сводку ключевых требований (в форме вопросов и списков), необходимых для реализации политики и связанных с нею требований. Информация о бизнес-процессе и связанных с ним технологиях, которые поддерживают документы об этом процессе на предприятии, собирается и сопоставляется с требованиями политики управления электронными документами коммерческой организации. После этого выявляются требующие исправления нестыковки  между бизнес-процессом и политикой, с тем, чтобы обеспечить доверие к документам в системе и к самому бизнес-процессу. Эти нестыковки при этом могут и не считаться недостатками в среде бумажного делопроизводства.

Может быть сформирован план действий, направленных на устранение смягчение недостатков.

Ещё один аспект заявки заключается в том, что с помощью программного инструмента – мастера по созданию делового обоснования анализируется экономическая отдача от перехода делового подразделения с бумажных на электронные документы. Если соответствующая ожидаемая экономическая отдача мала, то может быть сделано исключение, позволяющее не устранять недостаток.

Предмет заявки может быть представлен на машиночитаемом носителе, в виде набора выполняемых компьютером команд, позволяющих выполнить один или несколько из описанных выше стадий процесса.

Эти и другие аспекты заявки более подробно обсуждаются далее по тексту, в том числе с использованием приложенных схем и диаграмм.»
Что в «сухом остатке»? Программный инструмент, позволяющий в полуавтоматическом режиме оценивать отдачу от перехода делового подразделения на использование электронных документов. Штука, безусловно, интересная, но не нужно углубляться в детали, чтобы сразу сказать – такая оценка настолько сильно зависит от большого числа разнообразных факторов, в том числе специфических для конкретной организации, что в самом лучшем случае патентуемый программный инструмент сможет выдавать разумные результаты лишь для подразделений конкретной организации, на особенности которой он настроен, и для немногочисленных очень схожих по условиям деятельности организаций той же отрасли.

Патентовать же саму идею подобного инструмента и его высокоуровневую блок-схему равносильно патентованию колеса…

Источник: сайт FreePatentsOnline
http://www.freepatentsonline.com/y2016/0110668.html
http://www.freepatentsonline.com/20160110668.pdf

Расширен список ситуаций, в которых Банк России может потребовать от кредитных организаций создания резервной копии баз данных


Федеральный закон от 5 апреля 2016 года № 88-ФЗ «О внесении изменений в статьи 24 и 40.1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» и Федеральный закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вступил в силу в день подписания.

Новые положения ужесточают требования к обеспечению сохранности баз данных кредитных организаций, причем не только тогда, когда речь идет о банкротстве.

В федеральном законе «О банках и банковской деятельности» (ст. 24 «Обеспечение финансовой надежности кредитной организации») уточнено, что при освобождении единоличного исполнительного органа кредитной организации от должности, помимо имущества и документов, он обязан передать базы данных на электронных носителях лицу из числа руководителей. В случае отсутствия такого лица на момент освобождения от должности он обязан обеспечить сохранность баз данных, уведомив о принятых мерах Банк России.

Мой комментарий: Возникает простой вопрос: какие базы данных и в каком порядке руководитель кредитной организации обязан передавать, а какие нет, - и как эту процедуру провести на практике.

Кроме того, в новой редакции изложена статья 40.1 «Обеспечение хранения информации о деятельности кредитной организации изложить в следующей редакции».
Для справки: Статья 40.1 «Обеспечение хранения информации о деятельности кредитной организации» была введена в федеральный закон «О банках и банковской деятельности» в июле 2012 года (федеральный закон от 28.07.2012 № 144-ФЗ, см.: http://rusrim.blogspot.ru/2012/02/blog-post_21.html и
http://rusrim.blogspot.ru/2013/04/blog-post_23.html ).
В пояснительной записке к законопроекту отмечалось, что в практике применения статьи 40-1 имеются случаи неисполнения кредитными организациями требования Банка России о передаче баз данных, а также случаи непередачи бывшим руководством кредитных организаций электронных баз данных на электронных носителях и их резервных копий временным администрациям по управлению кредитными организациями, у которых отозваны лицензии, и конкурсным управляющим кредитных организаций.

Мой комментарий: В конце 2015 году Банк России официально признал умышленное уничтожение документов и баз данных несколькими банками, у которых была отозвана лицензия. В октябре 2015 года в день отзыва лицензии на осуществление банковских операций у ОАО АКБ «Лесбанк» бывшими сотрудниками банка путем несанкционированного доступа к серверу была уничтожена электронная база данных об имуществе и обязательствах кредитной организации, в том числе перед физическими лицами, и её резервная копия (см.: http://rusrim.blogspot.ru/2015/11/blog-post_22.html )

3 декабря  2015 года пресс-служба Банка России сообщила о том, что временной администрации АКБ «Бенефит-банк» (ЗАО) не передана электронная база данных об имуществе, обязательствах кредитной организации (см: http://www.cbr.ru/press/pr.aspx?file=03122015_170000ik2015-12-03t16_46_56.htm ), а 5 декабря 2015 года было опубликован информация о том, что за день до отзыва лицензии на осуществление банковских операций в АО «БАНК ГОРОД» была уничтожена электронная база данных об имуществе, обязательствах кредитной организации, в том числе перед физическими лицами ( http://rusrim.blogspot.ru/2016/01/blog-post_46.html ).

В законе уточнено, что Банк России, в случае возникновения у кредитной организации оснований для отзыва лицензии, обязан направить (ранее в законе стояло «направляет») в кредитную организацию требование о создании и передаче ему на хранение резервных копий баз данных.

По мнению разработчиков закона, норма, определяющая, что Банк России направляет в кредитную организацию требование о создании и передаче ему на хранение резервных копий электронных баз данных «исключительно в случае возникновения … оснований для отзыва лицензии на осуществление банковских операций, может быть причиной того, что получение кредитной организацией такого требования является своего рода сигналом для осуществления негативных действий, влекущих искажение или уничтожение информации, подлежащей отражению в электронных базах данных и их резервных копиях». Поэтому права Банка России были расширены, и он получил право требовать от кредитных организаций создания и передачи ему на хранение резервных копий баз данных и в иных случаях.
Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»

Статья 40.1. Обеспечение хранения информации о деятельности кредитной организации

Банк России вправе также направить в кредитную организацию требование о создании и передаче на хранение в Банк России резервных копий баз данных в следующих случаях:

1) введение в соответствии со статьей 74 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» ограничения на осуществление кредитной организацией отдельных операций и (или) запрета на осуществление отдельных банковских операций;

2) введение в соответствии со статьей 48 Федерального закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» запрета на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и на открытие и ведение банковских счетов физических лиц;

3) возникновение оснований для осуществления мер по предупреждению банкротства кредитной организации, установленных статьей 189.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»;

4) принятие решения о направлении в кредитную организацию представителей Банка России и Агентства в целях проведения анализа финансового положения кредитной организации для решения вопроса о целесообразности направления в Агентство предложения Банка России об участии Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства или урегулировании обязательств кредитной организации в порядке, предусмотренном статьей 189.47 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
Разработчики законопроекта считают, что новые нормы позволят «снизить вероятность утраты информации, подлежащей отражению кредитными организациями в электронных базах данных на электронных носителях и их резервных копиях, при направлении соответствующего требования Банком России».

Мой комментарий: С моей точки зрения, обеспечить сохранность баз данных и снизить риски утраты информации возможно лишь тогда, когда наказания за несохранение информации будут намного болезненнее тех, которых руководство банка пытается избежать, уничтожая документы. Бизнес обычно идёт по пути минимизации рисков, и пока кредитная организация меньше рискует, заметая следы, информация как уничтожалась, так и будет уничтожаться…

Источник: Консультант Плюс / сайт Государственной Думы РФ
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=196300
http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)?OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&D69CD323343ECF2E43257F1D00587790

четверг, 28 апреля 2016 г.

Латиноамериканская модель управления документами и архивного дела


На днях коллеги из проекта InterPARES Trust привлекли моё внимание к разработанной специалистами испаноговорящих стран Латинской Америки в рамках «Сети прозрачности и доступа к информации» «Модели управления документами и работой архивов» (Modelo de Gestión de Documentos y Administración de Archivos para la Red de Transparencia y Acceso a la Información, MGD, см. http://redrta.org/modelo-de-gestion-de-archivos-de-la-rta/ ). Описание общей модели и весь пакет разработанных документов доступны по адресу http://mgd.redrta.org/modelo-de-gestion-de-documentos-y-administracion-de-archivos-para-la-red-de-transparencia-y-acceso-a-la-informacion/mgd/2015-01-23/093820.html .

«Сеть прозрачности и доступа к государственной информации» (Red de Transparencia y Acceso a la Información Pública, RTA, http://redrta.org/ ) – это сеть обмена информацией между организациями и государственными учреждениями, занимающимися мониторингом прозрачности и доступности государственной информации в регионе. В настоящее время сеть включает 19 учреждений из 12 стран. Председательствует в сети мексиканский Национальный институт по вопросам прозрачности, доступа к информации и защиты персональных данных (Instituto Nacional de Transparencia, Acceso a la Información y Protección de Datos Personales, INAI, http://ifai.org.mxдо 2015 года он был известен как Instituto Federal de Acceso a la Información y Protección de Datos, IFAI), а работу исполнительного секретариата обеспечивает чилийский Совет по прозрачности (Consejo para la Transparencia, CPLT, http://www.consejotransparencia.cl/ ).

Модель была разработана под руководством Беатрис Франко Эспиньо (Beatriz Franco Espiño) и Рикарда Переса Альказара (Ricard Pérez Alcázar) в 2014-2015 годах, а в 2015 году основные документы были переведены на английский язык (см. http://sia.eurosocial-ii.eu/files/docs/1459413034-DT_30_EN.pdf ), что дает возможность тем из нас, кто не владеет испанским языком, узнать, какими латиноамериканские страны видят современное управление документами и архивное дело. Данную модель весьма энергично поддерживают и Национальные Архивы Испании.

На верхнем уровне модель опирается на систему менеджмента документов ИСО (это серия стандартов ISO 30300, два из которых адаптированы в России как ГОСТ Р ИСО 30300-2015 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Информация и документация. Системы управления документами. Основные положения и словарь» и ГОСТ Р ИСО 30301-2014 «Информация и документация. Системы менеджмента записей. Требования». Подробнее о скандальной истории с переводом данных стандартов см. мой пост http://rusrim.blogspot.ru/2016/03/30300-2015.html ).

Модель организована в виде иерархической структуры из 38 сравнительно небольших по объёму документов, в число которых входят описание концепции, 8 руководств по внедрению (содержащих требования), 26 руководств рекомендательного и объясняющего плана и 3 приложения – глоссарий, анкета для проведения самооценки и диагностический отчет по результатам заполнения анкеты. Руководства по внедрению существуют двух типов в зависимости от целевой аудитории – одни разработаны для руководства, другие – для специалистов, непосредственно занимающихся работой с документами.

Основные элементы модели – концепция и руководства по внедрению

Поскольку модель разрабатывалась в рамках программы, ориентированной на вопросы прозрачности и открытости, то, само собой, в ней подчеркивается роль делопроизводства и архивного дела для обеспечения прозрачности государственного управления. Как надеются её разработчики, внедрение модели «приведёт к унификации и стандартизации процессов управления документами и архивного дела, обеспечивающих и вносящих вклад в надлежащее создание, обработку, обеспечение сохранности и доступности, а также контроля над документами».

Структура комплекта документов модели

Лежащая в основе модели система менеджмента интегрирована на нижележащих уровнях с высокоуровневыми требованиями и более конкретными правилами работы, местами очень похожими на наши традиционные нормативные документы.

Это первая известная мне попытка использовать стандарты системы менеджмента документов для разработки нормативно-методической базы управления документами и архивного дела. Думаю, что это интересный опыт, который стоило бы принять во внимание нашим разработчикам. Обращает на себя внимание и то, что модель разрабатывалась по модульному принципу, и в итоге получились небольшие документы, которые руководители и сотрудники с большей вероятностью будут читать. Кроме того, такие небольшие документы проще впоследствии дорабатывать.

Что касается содержания руководств, то там сказано много хороших, красивых и разумных слов, но они, к сожалению, совсем не учитывают ни ограниченность сил и средств служб делопроизводства и архивов, ни собственные интересы органов и организаций, ориентируясь больше на потребности любознательных граждан. Как водится, от организаций и их служб требуется провести разнообразные обследования и разработать просто невероятное количество различных документов, описывающих политики и процессы. В теории это выглядит симпатично, но на практике выполнить это часто нереально. В то же время отдельные документы получились неплохими – мне, например, в целом понравилось руководство по экспертизе ценности.

Источник: рассылка проекта InterPARES Trust / сайт «Сети прозрачности и доступа к государственной информации» / сайт EuroSocial
http://mgd.redrta.org/modelo-de-gestion-de-documentos-y-administracion-de-archivos-para-la-red-de-transparencia-y-acceso-a-la-informacion/mgd/2015-01-23/093820.html
http://sia.eurosocial-ii.eu/files/docs/1459413034-DT_30_EN.pdf

Порядок размещения текстов судебных актов на официальном сайте Верховного Суда РФ


Приказом Председателя Верховного Суда РФ от 14 января 2016 года № 1-П утверждено «Положение о порядке размещения текстов судебных актов на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Размещению на официальном сайте подлежат тексты судебных актов, вынесенных Верховным Судом в порядке осуществления гражданского, административного, уголовного судопроизводства и производства по делам по разрешению экономических споров в качестве суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

При размещении текстов судебных актов, которые содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну, эта информация должна их них исключена.

Не подлежат размещению тексты судебных актов, вынесенных по делам:
  • Затрагивающим безопасность государства;

  • Возникающим из семейно-правовых отношений, в том числе по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, другим делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних;

  • О преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

  • Об ограничении дееспособности гражданина или о признании его недееспособным;

  • О принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании;

  • О внесении исправлений или изменений в запись актов гражданского состояния;

  • Об установлении фактов, имеющих юридическое значение.
Решение о неразмещении решения принимает судья Верховного Суда, рассмотревший дело, а при коллегиальном рассмотрении - судья-докладчик по делу.

В целях обеспечения безопасности участников судебного процесса перед размещением на сайте текстов из них исключаются персональные данные в соответствии с требованиями законодательства. Вместо исключенных персональных данных используются обозначения, не позволяющие идентифицировать участников судебного процесса.

Тексты судебных актов, принятых Судебной коллегией по экономическим спорам, размещаются на сайте в полном объеме, за исключением текстов, которые содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну.

Исключение персональных данных из текстов производится с использованием Автоматизированной информационной системы Верховного Суда.

Работа по исключению из текстов персональных данных, а также сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну, осуществляется Управлением систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда.

Сканирование текстов для передачи документов в АИС Верховного Суда осуществляется в секретариатах судебных составов и Президиума Верховного Суда.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=195664

среда, 27 апреля 2016 г.

Ассоциация специалистов по управлению контентом AIIM опубликовала отчет о положении дел в отрасли управления информацией за 2016 год


Международная ассоциация специалистов по управлению контентом любит по нескольку раз в год проводить опросы специалистов ИТ-отрасли, и публиковать собранную статистику под видом аналитических отчетов. Хотя уровень этих отчетов в последнее время не дотягивает до средненькой курсовой работы, основные их итоги доступны бесплатно, - и даже градусник без делений все-таки способен (если измерения делаются единообразно) отразить тенденции к перемене погоды :)

30 марта 2016 года на сайте AIIM появился пресс-релиз о публикации отчета «Управление информацией: Состояние отрасли на 2016 год» (Information Management: State of the Industry 2016), см. http://www.aiim.org/Research-and-Publications/Research/Industry-Watch/Information-Management-2016 . Полный текст отчета доступен только членам AIIM, однако все прочие могут скачать «выжимку», содержащую его основные итоги (при условии предоставления своих персональных данных), здесь: http://info.aiim.org/information-management-state-of-the-industry-2016 . Такой ограниченный доступ, замечу, скорее следует считать проявлением гуманизма, чем дискриминацией :)

Обращает на себя изменение названия, в котором вместо ECM появилось «управление информацией». К чему бы это? :)

«Ключевых результатов» набралось аж 25 штук в 5 категориях (многовато, с моей точки зрения), и это не какие-то аналитические выводы, а опять-таки данные статистики. Все их цитировать не имеет смысла, поэтому ограничусь наиболее любопытными:
  • «Число крупных организаций, назвавших исполнение законодательно-нормативных требований / риски главной движущей силой управления информацией резко выросло по сравнению с предыдущим годом – с 38% до 59%. 44% организаций среднего размера также сочли этот фактор важнейшим, в то время, как для более мелких организаций более существенное значение имеют сокращение расходов / повышение производительности». Для справки отмечу, что за все время проведения опросов на первом месте обычно был фактор сокращения расходов / повышения эффективности.

  • «39% опрошенных, в том числе из крупных организаций, считают управление электронной почтой в их организации «хаотическим». Более половины (55%) признает, что электронная почта – это объёмный, неупорядоченный, плохо управляемый и высокорискованный вид контента. Лишь 10% выборочно архивирует сообщения электронной почты в СЭД/ECM-системах или в SharePoint.»

  • «У 24% организаций (в том числе у 21% из числа крупных) отсутствуют механизмы для ограничения объёмов сохраняемого контента. У половины (47%) есть политика полномасштабного управления информацией, устанавливающая сроки хранения, однако 51% полагается на ручные процессы уничтожения против 25% тех, кто использует автоматическое удаление. 7% организаций используют аналитические инструменты для избавления от ненужных данных». 

  • «Половина организаций может столкнуться с проблемами, если придётся в суде защищать свои действия по уничтожению контента, особенно на коллективно используемых дисках и в социальных сетях; однако ситуация с SharePoint (40%) и электронной почтой (31%) не сильно лучше. Даже среди организаций, имеющих политики полномасштабного управления информацией, половина не проводит аудит исполнения законодательно-нормативных требований, а 15% признает, что эти политики по большей части игнорируются.»

  • «Для 37% опрошенных стратегическим подходом является интеграция управления документами в единое корпоративное ECM-решение. 11% предпочитают иметь единое ECM-решение и в дополнение к нему отдельную систему управления документами. 8% организаций используют несколько систем управления контентом, информация из которых поступает в единую систему управления документами, а ещё 8% используют 3-уровневый подход: средства поддержки коллективной работы + ECM + система управления документами.»

  • «В четверти (24%) организаций практически весь персонал существенно использует для выполнения своей работы системы поддержки коллективной работы, ECM-системы или системы управления потоками работ; ещё в 60% - половина и более сотрудников. Для  половины (47%) организаций неработоспособность системы управления контентом в течение двух и более часов приведет к серьёзным проблемам в их деловой деятельности. В случае неработоспособности в течение суток проблемы будут у 80% организаций.»

  • «15% организаций использует автоматическую или автоматизированную классификацию в момент создания/регистрации документов. 11% применяет аналитические инструменты для уточнения метаданных и грифов конфиденциальности при последующей обработке. 12% использует средства контент-аналитики для получения полезных для деловой деятельности выводов.»
Источник: сайт AIIM
http://www.aiim.org/Research-and-Publications/Research/Industry-Watch/Information-Management-2016

Порядок ознакомления с информацией о деятельности Верховного Суда, находящейся в его архивном фонде


Приказом Председателя Верховного Суда РФ от 14 января 2016 года № 1-П утверждено «Положение о порядке ознакомления пользователей информацией с информацией о деятельности Верховного Суда Российской Федерации, находящейся в архивном фонде Верховного Суда Российской Федерации».

В Положении регламентированы процедура ознакомления с информацией о деятельности Верховного Суда РФ, находящейся в его архивном фонде, правила подготовки и оформления архивных справок, копий архивных документов и выписок из них, а также исполнения запросов (п.1.2).
Для справки: Интересно, что в документе говорится о том, что Положение разработано, в том числе, в соответствии с «Основными правилами работы архивов организаций», одобренными решением коллегии Росархива от 6 февраля 2002 года (п.1.1). Напомню, что эти Правила никогда не имели статуса нормативного документа. В то же время приказом Минкультуры России от 31 марта 2015 года № 526 были утверждены «Правила организации хранения, комплектования, учета и использования документов Архивного фонда Российской Федерации и других архивных документов в органах государственной власти, органах местного самоуправления и организациях», которые в Положении вообще не упомянуты.
Мой комментарий: Данный документ меня удивил: он представляет собой довольно-таки странный набор норм. С одной стороны, регламентируется работа отдела хранения Верховного Суда, процессы формирования архивного фонда, научно-справочного аппарата (раздел 2), правила подготовки архивных справок, копий архивных документов и выписок из них (раздел 4). С другой стороны, в документе установлены правила ознакомления с информацией о деятельности Верховного Суда, находящейся в его архивном фонде (раздел 3), которое осуществляется путем предоставления архивных справок, копий архивных документов и выписок из них по запросам (п.3.1).

Информация предоставляется по письменному запросу (п.3.2), к которому (в зависимости от оснований получения информации) прилагаются заверенные в установленном порядке следующие документы:
  • Письменное согласие лица, в отношении которого запрашиваются сведения, либо его близких родственников - в случае его смерти;

  • Доверенность, подтверждающая право представлять интересы доверителя.

  • Копии документов:

    • удостоверяющих личность заявителя;

    • подтверждающих родство с лицом, в отношении которого запрашиваются сведения, а также копия документа, подтверждающего факт смерти лица;

    • подтверждающих права наследования;
Ознакомление с информацией о деятельности Верховного Суда ограничивается для документов, содержащих сведения, составляющие государственную и иную охраняемую законом тайну (п.3.5).

Ограничения на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу его безопасности, устанавливаются на срок 75 лет со дня создания указанных документов.

Ознакомление с копиями судебных решений Верховного Суда по прекращенным уголовным и административным делам в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, регламентируется соответствующим Положением, утвержденным совместным приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, Министерства внутренних дел РФ и Федеральной службы безопасности РФ (п.3.6).

Материалы архивных судебных дел, рассмотренных Верховным Судом в качестве суда первой инстанции, выдаются для ознакомления, а документы из них либо их копии направляются лицам, участвующим в деле, и их представителям в соответствии с процессуальным законодательством РФ (п.3.7).

Поскольку подлинники судебных решений, вынесенных апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями Верховного Суда по результатам рассмотрения судебных дел подшиваются в судебные дела, которые возвращаются в суды, рассмотревшие их по первой инстанции (п.3.8), то их копии отделом хранения не выдаются. Такие копии можно получить в судах первой инстанции, куда возвращаются оригиналы судебных документов по окончании процесса.

Доступ пользователей информацией к подлинникам архивных документов и к документам, находящимся в неудовлетворительном физическом состоянии, может осуществляться с письменного разрешения первого заместителя Председателя Верховного Суда или лица, его замещающего, в согласованные сроки и время в специально выделенном и оборудованном помещении Верховного Суда (п.3.9).

Пользователь обязан соблюдать режим конфиденциальности в отношении ставшей ему известной информации, использование и распространение которой ограничивается согласно законодательству РФ (п.5.1).

Использование полученных сведений в ущерб правам и законным интересам: граждан, организаций, общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления преследуется в соответствии с действующим законодательством РФ (п.5.2).

При использовании архивных документов пользователи обязаны делать ссылки на место хранения документов (п.5.3).

Настоящее Положение распространяется и на пользователей из иностранных государств (п.5.4).

Мой комментарий: Понятно, что раз речь в первую очередь идет о доступе к судебным решениям, Верховный Суд продумал технологии защиты, прежде всего, персональных данных.

С моей точки зрения, стоило бы разделить вопросы доступа к документам суда в процессе ведения судебного производства и вопросы доступа к архивной информации для исследовательской и аналитической работы, т.к. это все-таки разные вещи, и цели доступа к материалам различны.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=195664

вторник, 26 апреля 2016 г.

Всемирный банк: Опыт скандинавских стран в области управления документами и информацией


В 2015 году в выпускаемой Всемирным банком (World Bank Group) серии «Право на информацию» (Right to Information) вышла публикация, подготовленная основателем и директором Международного фонда по управлению документами (International Records Management Trust, IRMT) Энн Фёстон (Anne Thurston) под названием «Управление документами и информацией в интересах прозрачного, подотчётного и инклюзивного управления в условиях электронной среды: Опыт скандинавских стран» (Managing Records and Information for Transparent, Accountable, and Inclusive Governance in the Digital Environment: Lessons from Nordic Countries).

Документ объёмом 60 страниц доступен по адресу http://www.irmt.org/wp2/wp-content/uploads/2015/07/Right-to-Information-Lessons-from-Nordic-Countries.pdf

В предисловии,  частности, отмечается следующее:

«Опыт трех стран показывает, что для формирования высококачественных доказательств нужно взаимодействие между взаимосвязанными друг с другом законами, стандартами, четко определенными архитектурами метаданных и технологическими системами. Все три страны практикуют управление жизненным циклом либо непрерывное управление информацией (метод континуума – отмечу, что это два достаточно сильно отличающихся друг от друга подхода – Н.Х.) и применяют четкие стандарты для обеспечения согласованности мер управления как основного аспекта полномасштабного управления электронной информацией. По мере роста ожиданий отдачи от информационных систем, становится все более важным связывать воедино государственные документы, данные и системы, используемые для их создания и управления. Это означает, например, что данные, введенные непосредственно в базу данных, необходимо будет поддерживать в соответствии с требованиями стандартов в отношении доказательной силы, в частности, регламентирующих проведение экспертизы ценности, уничтожение и передачу на долговременное хранение. Подобный комплексный подход, известный как «полномасштабное управление информацией» (information governance), позволят выполнять правовые требования по защите целостности документов и данных, одновременно расширяя рамки подхода к управлению необходимой в качестве доказательств информацией, вне зависимости от её формы или структуры.

Все три страны используют руководства и обязательные требования в качестве средств достижения высокого качества информации и обеспечения возможности обмена и коллективного использования электронных документов различными системами. Инициативы в области интероперабельности как между национальными органами власти, так и между органами власти различных стран, требуют возможности эффективно обмениваться информацией, что, в свою очередь, требует использования стандартизованных информационных структур. Благодаря установлению четких требований к созданию и структуре документов, формируемых электронными системами, государственные органы получают возможность представлять надёжные документы в качестве доказательства политик, действий, транзакций, расходов, прецедентов и прав, а также использовать их в качестве основы для открытости.

Захват метаданных с помощью регистрационных систем - традиционная основа для контроля над информацией государственного сектора во многих европейских странах - остается центральным элементом стратегий управления электронными документами и информацией. Документирование метаданных дает возможность установить связь контента документов и их контекста, осмысленно описать документы и надёжно управлять ими. Это создает основу для обеспечения целостности информации и её юридической значимости в государственном секторе, поскольку, как только документ зарегистрирован и приняты меры по сохранению его неизменности, его уже трудно несанкционированно изменить или удалить. Метаданные документируют то, как были созданы документы, как они управлялись и использовались, и их взаимосвязи с другими документами. Любые последующие изменения и все, что происходит с документом,  также документируется в метаданных, обеспечивая тем самым контрольную информацию о контексте и изменениях статуса, что позволяет выявлять случаи мошенничества или незаконных действий.

Используемые тремя странами стандарты управления документами и информацией включают модели данных, а также требования к структуре документов и метаданных и к функциональным возможностям электронных систем для управления документами (Electronic Records Management Systems). Они описывают механизмы регистрации, размещения в дела и отслеживания сроков хранения, а также определяют XML-схему для экспорта документов из документных систем для обеспечения долговременной сохранности. Норвегия и Финляндия разработали собственные стандарты, в то время как Эстония использует спецификации MoReq® модульных требований к системам управления электронными документами, разработанные DLM-форумом - общеевропейской организацией, объединяющей национальные архивы, коммерческие и научно-исследовательские организации, заинтересованные в управлении электронными документами.»

Содержание публикации следующее:
  • Обзор

  • Эстония: Полномасштабное управление информацией и информационное общество

  • Финляндия: Прозрачность и участие граждан

  • Норвегия: Целостность информации и доступ к ней

  • Список соответствующих международных стандартов
Источник: сайт OGP
http://www.opengovpartnership.org/blog/victoria-l-lemieux/2016/03/31/great-ideas-ogp-action-plans-bridging-access-information-and-open
http://www.irmt.org/wp2/wp-content/uploads/2015/07/Right-to-Information-Lessons-from-Nordic-Countries.pdf
https://drive.google.com/file/d/0ByjeIbc-tSXOQVRZT2RGQjVOWUFlT2JSaFBQaklzV3NDelNV/view

За повторное грубое нарушение требований к бухучету может грозить дисквалификация


Федеральный закон от 30 марта 2016 г. № 77-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» изложил статью 15.11 «Грубое нарушение требований к бухгалтерскому учету, в том числе к бухгалтерской (финансовой) отчетности» в новой редакции.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что он «направлен на повышение эффективности пресечения грубого нарушения требований к ведению бухгалтерского учета и составлению бухгалтерской (финансовой) отчетности, обеспечение реализации прав граждан, организаций, государства на получение надежной и достоверной информации в сфере экономической деятельности».

С 10 апреля 2016 года грубое нарушение требований к бухгалтерскому учету, в том числе к бухгалтерской (финансовой) отчетности будет наказываться:
  • Административным штрафом на должностных лиц в размере от 5 до 10 тысяч рублей при первом нарушении (ранее штраф был ниже – 2-3 тысячи руб.);

  • Повторное совершение административного правонарушения будет караться штрафом в размере от 10 до 20 тысяч рублей или дисквалификацией на срок от одного года до двух лет.
Кроме того, уточнено, что понимается под грубым нарушением требований к бухгалтерскому учету, в том числе к бухгалтерской (финансовой) отчетности.

Ранее грубым нарушением считалось:
  • Занижение сумм налогов и сборов не менее чем на 10 процентов вследствие искажения данных бухгалтерского учета;

  • Искажение любого показателя бухгалтерской (финансовой) отчетности, выраженного в денежном измерении, не менее чем на 10 процентов;
Теперь в этот перечень дополнительно включены:
  • Регистрация не имевшего места факта хозяйственной жизни либо мнимого или притворного объекта бухгалтерского учета в регистрах бухгалтерского учета;

  • Ведение счетов бухгалтерского учета вне применяемых регистров бухгалтерского учета;

  • Составление бухгалтерской (финансовой) отчетности не на основе данных, содержащихся в регистрах бухгалтерского учета;

  • Отсутствие у экономического субъекта в течение установленных сроков хранения:

    • Первичных учетных документов;

    • Регистров бухгалтерского учета;

    • Бухгалтерской (финансовой) отчетности;

    • Аудиторского заключения о бухгалтерской (финансовой) отчетности (в случае, если проведение аудита отчетности является обязательным)
Одновременно по данным нарушениям установлен срок давности для привлечения к административной ответственности - 2 года со дня их совершения (п.1 ст.4.5 КоАП). Этот срок установлен «с учетом периодичности проведения контрольных мероприятий органами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 15.11 КоАП».

Мой комментарий: Появление в законе норм, позволяющих привлекать к ответственности и серьёзно наказывать за несохранение документов, создает для организаций и их сотрудников новые риски применения к ним штрафных санкций, в том числе и вследствие отсутствия у них по тем или иным причинам отдельных документов бухгалтерского учета. Особенно любопытно, как это повлияет на взаимоотношения со смещенными руководителями, которые в случае корпоративного конфликта частенько уходят вместе с документами.

Я вижу риск того, что в отдельных случаях организацию могут привлечь к ответственности за отсутствие одного-единственного учетного документа по малозначительной операции.

Источник: Консультант Плюс / официальный сайт Государственной Думы
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=195925
http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)?OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&FFEAE5595039EA6443257ED10037AB7B

понедельник, 25 апреля 2016 г.

Австралия: Как хранить данные банковских карт?


Заметка Эммы Харрис (Emma Harris – на фото) была опубликована 22 марта 2016 года на сайте Управления государственных документов австралийского штата Новый Южный Уэльс, посвящённом инициативе «Выдержать проверку временем – защитить наше электронное будущее» (Future Proof – Protecting our digital future).

За последнее время к нам поступил ряд запросов от организаций по поводу хранения данных кредитных карт. В частности, организации хотят знать, как сохранять эти данные таким образом, чтобы соответствовать требованиям стандарта «Отрасль платежных карт – Безопасность данных» (Payment Card Industry – Data Security Standard, PCI-DSS, https://www.pcisecuritystandards.org/security_standards/documents.php ),  разработанного в целях поощрения и повышения безопасности данных о держателях карт и применимого в любых организациях, которые хранят, обрабатывают или передают данные о держателях карт.

В настоящий момент данная проблема является, судя по всему, общей для организаций, и не только в Новом Южном Уэльсе - наши коллеги из Архивов штата Квинсленд только что опубликовал ряд советов по этому самому вопросу для государственных организаций и учреждений штата (см. http://grkblog.archives.qld.gov.au/2016/03/21/a-change-is-on-the-cards/ ), и также эта тема обсуждалась на листсерв-форуме Ассоциации специалистов Австралазии по управлению документами и информацией (Records and Information Management Professionals Australasia, RIMPA, http://rimpa.com.au/resources/rim-mailing-list-faq/ ).

Обрабатывающие электронные финансовые транзакции государственные учреждения Нового Южного Уэльса должны захватить и управлять данными в соответствии со стандартом PCI-DSS:
  • Стандарт запрещает организациям сохранять определенные «чувствительные» аутентификационные данные (например, данные по проверке карты и персональный идентификационный номер (PIN-код)) после того, как процесс аутентификации был завершен;

  • Стандарт требует от организаций свести к минимуму сроки хранения дополнительных данных о держателях карт (таких, как номер счета, имя держателя карты, срок действия и т.д.) путем внедрения политик, процедур и процессов хранения и уничтожения данных.
Типовые перечни административных документов, документов местных органов власти и национальных органов, выпущенные Управлением государственных документов штата ( http://www.records.nsw.gov.au/recordkeeping/rules/retention-and-disposal-authorities/general-retention-and-disposal-authorities ) содержат указания по cрокам хранения данных кредитных карт:
  • Для данных о держателях карт установлен минимальный срок хранения 3 месяца, дающий время для того, чтобы сверить сведения о ежемесячных платежах. По истечении этого срока допускается уничтожение данных в соответствии с проведенной организацией оценкой своих специфических правовых, нормативных и деловых потребностей в их сохранении.

  • Уничтожение чувствительных аутентификационных данных разрешается по завершении транзакции.
Один из участников дискуссии на форуме RIMPA отметил следующее:
«Данные кредитной карты предназначены для хранения в течение очень короткого периода времени – можно сказать, что платеж в большей степени является транзакцией между коммерческой организацией и компанией - эмитентом кредитной карты (деньги поступают от неё, а не от клиента), а не с физическим лицом. По сути дела платежная система зафиксирует платеж как принятый, получив сведения с магнитной полосы, дополнительный защитный код CVV (при необходимости) и PIN-код.»
Архивы Квинсленда в своих рекомендациях государственным органам штата ( http://grkblog.archives.qld.gov.au/2016/03/21/a-change-is-on-the-cards/ ) указали на ряд моментов, на которые следует обратить внимание при разработке и внедрении стратегий управления документами по транзакциям с использованием кредитных карт:
  • Ни в коем случае не следует сохранять чувствительные аутентификационные данные;

  • Стандарт PCI-DSS требует, чтобы номера счетов (номера карт) при хранении делались нечитаемыми. Если система, в которой Ваша организация хранит данные кредитных карт, не может выполнить это требование, то Вашей организации не следует захватывать эту информацию в свою систему;

  • Прочие данные о держателе карты (помимо чувствительных аутентификационных данных) должны храниться только если в этом есть обоснованная нормативно-правовая или деловая потребность. По истечении минимального срока хранения Ваша организация должна уничтожить данные, если нет веских оснований для их дальнейшего сохранения;

  • Если документы о транзакциях с картами включают иную информацию, помимо данных о держателях карт, и Вашей организации эта информация нужна в течение определенного периода времени после завершения транзакции, то данные о держателях карт должны быть сохранены или отредактированное таким образом, чтобы соответствовать требованиям стандарта PCI-DSS. Если системы и процессы Вашей организации не в состоянии этого обеспечить, или же если для этого потребуется использовать сложные обходные пути, Вы можете подумать о введении новых процессов, обеспечивающих, чтобы все новые данные о держателях карт не захватывались вместе с другой информацией. Это будет означать, что Вы сможете легко уничтожить данные о держателях карт по истечении потребности в них, сохраняя при этом другую информацию до тех пор, пока она нужна.

  • Внедрение и документирование процесса захвата и управления документами по транзакциям с кредитными картами имеет важное значение. Это обеспечит понимание всеми сотрудниками того, какие данные должны быть захвачены и сохранены, а какие могут быть уничтожены. Введение этого процесса потребует проведения консультаций с теми сотрудниками, которые получают, обрабатывают и используют данные о держателях карт.
Эмма Харрис (Emma Harris)

Источник: сайт архивно-документационной службы штата Новый Южный Уэльс, Австралия
http://futureproof.records.nsw.gov.au/records-and-information-management-faqs-retention-of-credit-card-data/

Новые требования к работе с персональными данными для сотрудников ФСБ и Службы внешней разведки


Вопросы обработки персональных данных регулярно включаются в новые законодательные нормы. Как правило, это делается для того, чтобы дать возможность очередной государственной структуре вести их обработку без получения согласия субъектов этих персональных данных.

Федеральный закон от 30 декабря 2015 года № 468-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» установил новые требования к работе с персональными данными для сотрудников ФСБ и СВР, которые вступили в силу 10 января 2016 года.

В федеральном законе от 3 апреля 1995 года № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» статья 13 дополнена пунктом я.1, который предоставляет органам федеральной службы безопасности право:
я.1) осуществлять действия, предусмотренные пунктом "я" настоящей части, и получать, учитывать, хранить, классифицировать, использовать, выдавать и уничтожать биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность, в рамках осуществления пограничного контроля в отношении лиц, пересекающих Государственную границу Российской Федерации, при наличии у таких лиц признаков, указывающих на возможность их склонения к террористической деятельности, вербовки или вовлечения иным способом в террористическую деятельность. Перечень указанных признаков и порядок получения, учета, хранения, классификации, использования, выдачи и уничтожения указанных биометрических персональных данных, получения биологического материала и осуществления обработки геномной информации в рамках пограничного контроля определяются руководителем федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности.

Для справки: пункт “я” ст.13 предоставляет ФСБ право «получать биологический материал и осуществлять обработку геномной информации по преступлениям, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством РФ к ведению органов федеральной службы безопасности»
Одновременно законом установлено, что размещать свои персональные данные в социальных сетях, блогах (микроблогах) и иных сетевых сообществах информационно-телекоммуникационной сети Интернет:
  • Военнослужащие и гражданский персонал органов федеральной службы безопасности могут в порядке, определяемом руководителем федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности (часть 6 статьи 16.1. «Служба в органах федеральной службы безопасности» Федерального закона от 3 апреля 1995 года № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности»)

  • Военнослужащим, государственным гражданским служащим и работникам органов внешней разведки РФ это допускается в порядке и на условиях, которые определяются руководителем органа внешней разведки РФ либо руководителем федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находится орган внешней разведки РФ (Часть 14, статьи 17 Федерального закона от 10 января 1996 года № 5-ФЗ «О внешней разведке»).
Мой комментарий: Отмечу, что спецслужбы стали первыми нашими органами государственной власти, которые на законодательном уровне установили нормы, регламентирующие порядок распространения персональных данных своих сотрудников в социальных сетях и интернете. Как мне кажется, в целом наши государственные структуры на этот вопрос обращают пока что мало внимания, а зря!

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=191528

воскресенье, 24 апреля 2016 г.

Ассоциация ARMA International прощается с одним из своих ветеранов


22 апреля 2016 года Президент международной ассоциации специалистов по управлению документами и информацией ARMA International Питер Курилец (Peter Kurilecz) разослал следующее письмо:
С большой грустью я узнал и теперь извещаю Вас о недавней кончине Уильяма (Билла) Бенедона (William Benedon) в возрасте 92 лет.


Билл Бенедон, 21 июля 1923 - 14 апреля 2016 года
( http://obits.dignitymemorial.com/dignity-memorial/obituary.aspx?n=William-Benedon&lc=1234&pid=179636672&mid=6891187 )


Билл Бенедон вручает премию им. Лихи Лючиане Дюранти

Билл был первопроходцем, как для нашей ассоциации, так и для профессии в целом, более двух десятилетий проработав основателем и редактором нашего первого журнала  Records Review (приблизительно переводится как «Вопросы делопроизводства» - Н.Х.) , а также его преемника – ежеквартального журнала «Управление документами» (Records Management Quarterly); написав первый базовый учебник по специальности, вполне естественно названный «Управление документами». В ранние годы ассоциации он был её президентом, а позже - президентом Института сертифицированных специалистов по управлению документами (Institute of Certified Records Managers, ICRM); и был избран первым почётным членом (Fellow) ассоциации ARMA International.

За более чем 50 лет публикаций, выступлений, обучения и наставничества, Билл оказал значительное влияние на карьерный рост огромного числа профессионалов в области управления документами и на развитие принципов и практики управления документами, которыми все мы ежедневно пользуемся. Лично я всегда воспринимал его как дальновидного мыслителя и идеолога, и как очень уважаемого авторитета в вопросах управления документами.

ARMA International признательна Биллу за его большой вклад в созданию, рост и успех нашей ассоциации и посылает свои соболезнования его семье и друзьям. Нам будет очень его не хватать.

Искренне,
Питер Курилец (Peter Kurilecz)
Мне, к сожалению, не удалось лично встретиться с Биллом во время его визита в Россию осенью 2007 года, но мы с ним переписывались, и он прислал мне CD-диск со своим курсом по управлению документами. Вообще Билл внимательно относился к членам ассоциации не из Северной Америки и многое делал для укрепления роли ARMA именно как международной ассоциации. Очень жаль, что от нас ушёл ещё один представитель блестящего поколения, сумевшего – по крайней мере в США – вытащить профессию из пыльных чуланов, забитых никому не нужной бумагой, и в ряде случаев отвоевать место за столом обсуждения ключевых вопросов деятельности организаций…

Судебная практика: Сайт образовательного учреждения не отвечает установленным требованиям


Сайты организаций уже давно перестали быть просто «визитными карточками» в Интернете, и к ним предъявляются требования, в том числе и на законодательно-нормативном уровне, за нарушение которых владельцы сайта могут быть привлечены к административной ответственности.

Дело № 33-1864/2015, которое в мае 2015 года рассмотрела Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда, интересно тем, что претензии прокуратуры к сайту образовательного учреждения были основаны на требованиях стандарта  ГОСТ Р 52872-2012 «Интернет-ресурсы. Требования доступности для инвалидов по зрению», см. http://protect.gost.ru/v.aspx?control=8&baseC=6&page=0&month=3&year=2016&search=52872&RegNum=1&DocOnPageCount=15&id=176157 .

Суть спора

Гатчинской городской прокуратурой была поведена проверка обеспечения доступности для инвалидов информации о деятельности образовательных учреждений. Было установлено, что одно из учреждений имело официальный интернет-сайт, который на момент проверки не имел версии для инвалидов по зрению, что было подтверждено актом. Таким образом, было нарушено право слепых и слабовидящих наравне со всеми участвовать в жизни общества, путем получения информации на официальном сайте.

Прокурор обратился в Гатчинский городской суд Ленинградской области с иском в защиту интересов неопределенного круга лиц об обязании привести официальный сайт образовательного учреждения в соответствии с национальным стандартом Российской Федерации ГОСТ Р 52872-2012 «Интернет-ресурсы. Требования доступности для инвалидов по зрению» в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области исковые требования прокуратуры были  удовлетворены.

Позиция образовательного учреждения

В апелляционной жалобе учреждение просило решение суда отменить и принять по делу новое решение, указывая на то, что решение суда основано на несоответствии официального сайта ответчика стандарту ГОСТ Р 52872-2012, который был утвержден для добровольного применения и не является обязательным для исполнения.

По мнению ответчика, прокуратурой был представлен только акт проверки, который не соответствовал требованиям допустимости и достаточности доказательств, так как не подтверждал факт всестороннего исследования сайта. Вопрос соответствия или несоответствия официального сайта требованиям ГОСТ Р 52872-2012 является вопросом, требующим специальных познаний, однако экспертиза по данному вопросу не проводилась и заключение специалиста не представлялось.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда

Конвенцией о правах инвалидов, ратифицированной РоссийскойФедерацией (федеральны закон от 3 мая 2012 г. № 46-ФЗ «О ратификации Конвенции о правах инвалидов»), предусмотрено, что для наделения инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, к транспорту, к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения, как в городских, так и в сельских районах. Эти меры, включающие выявление и устранение препятствий и барьеров, мешающих доступности, должны распространяться, в частности, на здания, дороги, транспорт и другие внутренние и внешние объекты, включая школы, жилые дома, медицинские учреждения и рабочие места; на информационные, коммуникационные и другие службы, включая электронные службы и экстренные службы.

По мнению суда, к числу таких гарантий относятся положения статьи 14 федерального закона от 24 ноября 1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», закрепляющие право указанной категории граждан на обеспечение беспрепятственного доступа к информации.

Суд отметил, что в целях реализации положений Конвенции Постановлением Правительства РФ 17 марта 2011 № 175 была утверждена Государственная программа РФ «Доступная среда» на 2011 - 2015 годы.

Эта программа содержит перечень мероприятий, направленных на обеспечение доступа инвалидов и маломобильных групп населения. К числу таких мероприятий относится, в том числе, адаптация официальных сайтов органов государственной власти в Интернете с учетом потребностей инвалидов по зрению;

В силу ст. 29 федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», образовательные организации формируют открытые и общедоступные информационные ресурсы, содержащие информацию об их деятельности, и обеспечивают доступ к ней, в том числе на своем официальном сайте.

Требования к структуре официального сайта образовательной организации, а также формату предоставления на нем обязательной к размещению информации утверждены приказом Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки от 29 мая 2014 года № 785. Однако указанный нормативно-правовой акт не учитывает особых потребностей инвалидов по зрению, тогда как национальный стандарт ГОСТ Р 52872-2012 предусматривает необходимые требования, но утвержден для добровольного применения.

По мнению суда, указанное обстоятельство не является основанием для отказа в удовлетворении иска, поскольку требования закона о необходимости обеспечения беспрепятственного доступа инвалидов к информации являются императивными, подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ и не связаны с фактическим использованием в тот или иной момент конкретного сайта обозначенной категорией лиц.

Суд отметил, что отсутствие поддержки доступа инвалидов по зрению к интернет-сайту образовательного учреждения является нарушением прав граждан, гарантированных Конституцией РФ, а также федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». Судебная коллегия пришла к выводу о том, что несоблюдение и невыполнение образовательным учреждением требований по обеспечению инвалидам условий для беспрепятственного доступа к информации затрагивает интересы неопределенного круга инвалидов и иных маломобильных групп населения, а также нарушает их право на достойную жизнь и свободное развитие.

При этом указание конкретных мер, изложенных прокурором, с точки зрения суда, не требуется, поскольку образовательное учреждение вправе руководствоваться не только положениями ГОСТ Р 52872-2012, но и иными актами, принятыми в области стандартизации, в частности международным стандартом доступности веб-контента и веб-сервисов (WCAG – о нём см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/10/blog-post_28.html - Н.Х.), применяемым в соответствии с п. 23 приказа Минобрнауки России от 30 августа 2013 № 1015 «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования».

Доводы ответчика о недоказанности несоответствия сайта требованиям ГОСТ Р 52872-2012 судебная коллегия расценила как несостоятельные, т.к. в ходе изучения электронных страниц сайта было установлено, что в нарушение требований закона не обеспечен беспрепятственный доступ инвалидов к информации учреждения в соответствии со стандартом.

Доказательств соответствия интернет-сайта требованиям доступности для инвалидов по зрению ответчиком не было представлено.

Суд также сослался и на объяснения представителя Комитета образования Гатчинского муниципального района Ленинградской области, который сообщил, что большинство образовательных учреждений Гатчинского района привело свои сайты в соответствие с ГОСТ Р 52872-2012, при этом данные работы не потребовали вложения денежных средств. Более того, технические специалисты Комитета могут оказать содействие в данном вопросе ответчику.

Судебная коллегия оставила решение Гатчинского городского суда Ленинградской области без изменения, а апелляционную жалобу образовательного учреждения без удовлетворения.

Мой комментарий: Логика и намерения суда понятны. И все-таки: требования закона и требования стандарта – это две большие разницы. Если это не предусмотрено прямо соответствующим законом или нормативным актом, нельзя - даже из благих побуждений - возлагать на организацию бремя дополнительных обязанностей на основании существования добровольных стандартов (которые не являются к тому же свободно доступными и, честно говоря, далеко не всегда соответствуют действующему законодательству и хорошей отраслевой практике, и порой и здравому смыслу), просто исходя из того, что это необходимо инвалидам. Если такая потребность есть, требования должны быть установлены в нормативно-правовых актах – например, путем объявления обязательными для образовательных учреждений требований ГОСТ Р 52872-2012.

Я бы поспорила и с представителем     Комитета образования насчет сказочек про то, что «работы не потребовали вложения денежных средств». Доработка сайтов под потребности людей с ограничениями по зрению требует специфических знаний и навыков, и нанимаемым специалистам за их работу нужно платить.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=1243195

суббота, 23 апреля 2016 г.

США: Национальная организация по информационным стандартам NISO ищет волонтеров для участия в пересмотре стандартов на технические отчеты, контролируемые словари и библиографические ссылки


Данная информация была разослана 6 апреля 2016 года в новостной рассылке NISO (National Information Standards Organization - Национальной организации по информационным стандартам, также представляющей США в соответствующем техническом комитете ИСО).

Национальная организация по информационным стандартам (National Information Standards Organization, NISO) ищет экспертов, представляющих поставщиков, а также из областей издательской деятельность, библиотечного дела и информационных технологий для участия в работе по пересмотру трех стандартов, которые имеют ключевое значение для обмена информацией в научном сообществе. Работа в техническом комитете NISO – это также способ сделать более внушительным свое резюме, обзавестись контактами в отрасли принять участие в формировании будущего в сфере информационного обмена. Речь идёт о следующих трёх документах:

Национальный стандарт США ANSI/NISO Z39.18-2005 (R2010) «Научные и технические отчеты – Подготовка, подача материала и обеспечение сохранности» (Scientific and Technical Reports - Preparation, Presentation, and Preservation). Действующая редакция стандарта объёмом 96 страниц доступна по адресу http://www.niso.org/apps/group_public/download.php/12038/Z39_18_2005_R2010.pdf

В стандарте Z39.18 описаны составные части, организация и дизайн научных и технических отчетов. Документ включает в себя руководство по унифицированному оформлению обложки, титульного листа и приложений (front and back matter) , текста, изобразительных и табличных материалов в печатном и электронном форматах, а также рекомендации по оформлению мультимедийных отчетов. В 2005 году разработавший стандарт технический комитет признал, что способ структурирования и оформления  технических отчетов за последние 30 лет эволюционировал от контентно-ориентированного к ориентированному на пользователя. С тех пор, конечно же, имели место дальнейшие изменения, а колоссальный рост объёмов отформатированных в электронном виде документов делает необходимым пересмотр данного стандарта.
 
Национальный стандарт США ANSI/NISO Z39.19-2005 (R2010) «Руководство по конструированию, формату и управлению одноязычными контролируемыми словарями» (Guidelines for the Construction, Format, and Management of Monolingual Controlled Vocabularies). Действующая редакция стандарта объёмом 184 страницы доступна по адресу http://www.niso.org/apps/group_public/download.php/12591/z39-19-2005r2010.pdf  .

Контролируемые словари (у нас часто используется термин «классификаторы» - Н.Х.) являются основой систем организации знаний. Они используются для систематического описания информации путем предоставления списков приемлемых терминов. Этот вид работы поддерживает стандарт Z39.19, содержащий руководства и соглашения в отношении содержания, отображения, организации, тестирования, поддержания и управления контролируемыми словарями.

Профессиональное сообщество отметило необходимость общего пересмотра и перередактирования данного стандарта, в том числе замены ссылок на «Англо-американские правила каталогизации»  (Anglo-American Cataloging Rules, AACR2, http://www.aacr2.org/ ) на ссылки на стандарт «Описание ресурсов и доступ к ним» (Resource Description and Access, RDA, http://www.rda-rsc.org/ ) и актуализации ссылок на стандарты ISO (Международной организации по стандартизации), чтобы они указывали текущие версии. В некоторых случаях используемые термины и определения нуждаются в совершенствовании или же ссылаются на устаревшие подходы к классификации. Еще одной причиной для планируемого пересмотра является то, что некоторые аспекты предлагаемых в стандарте рекомендаций противоречат общепринятой практике.

Национальный стандарт США ANSI/NISO Z39.29-2005 (R2010) «Библиографические ссылки» (Bibliographic References). Действующая редакция стандарта объёмом 172 страницы доступна по адресу http://www.niso.org/apps/group_public/download.php/12969/Z39_29_2005_R2010.pdf .

Ссылки на работы, проделанные другими - краеугольный камень академической деятельности, и степень цитирования его работ имеет решающее значение для академической карьеры ученого. Учитывая многообразие форматов, используемых сегодня в рамках научного обмена информацией, совершенно необходим универсальный инструмент, помогающий создавать, организовывать и поддерживать библиографические справочные системы, такие, как APA MLA, и «Чикагский стиль», и также помогающий пользователям этих систем. Такой стандарт был создан в 2005 году.

Стандарт Z39.29 содержит правила, рекомендации и примеры создания библиографических ссылок на многочисленные виды печатных, аудиовизуальных и электронных материалов, как опубликованных, так и неопубликованных. Данный стандарт предназначен для широкой аудитории, включая создателей библиографических ссылок, обработчиков, которые публикуют и иным образом отображают ссылки, а также конечных пользователей этих ссылок. Стандарт был подтвержден в 2010 году, при этом остались открытыми ряд вопросов и замечаний, поступивших от членов сообщества. С тех пор возникли дополнительные вопросы. Кое в чём стандарт противоречит правилам каталогизации и текущей хорошей практике; в некоторых вопросах его рекомендации способны запутать пользователей. Кроме того, есть некоторые ранее опущенные вопросы, которые следует рассмотреть, а часть рекомендаций располагается в несоответствующих местах документа.

Если Вы заинтересованы в волонтерской работе над каким-либо из этих стандартов или хотели бы получить дополнительную информацию о том, что такая работа включает, пожалуйста, свяжитесь с заместителем директора NISO по программам (Associate Director for Programs) Нетти Лагас (Nettie Lagace) по адресу nlagace@niso.org .

Источник: Новостная рассылка NISO

Судебная практика: Пенсионный фонд выплатит гражданину компенсацию за использование его персональных данных в образце заявления


Административные штрафы за нарушение законодательства в области защиты персональных данных в нашей стране пока очень низкие, поэтому даже тогда, когда в деятельности организаций выявляются нарушения, большинство граждан, чьи права были нарушены, остаются недовольными размером наказания.

Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда в июле 2014 года рассмотрела дело № 33-5960, в котором гражданин просил компенсировать ему моральный вред и взыскать с Управления Пенсионного фонда РФ по Первомайскому району г. Владивостока весьма солидную денежную сумму.

Суть спора

Гражданин обратился в суд с иском, указав, что с целью получения страхового свидетельства пенсионного страхования предоставлял в Пенсионный фонд информацию о своих персональных данных, а именно: фамилию, имя, отчество, дату и место рождения, место жительства, паспортные данные. В сентябре 2013 года коллега по работе сообщил ему, что в помещении для приема граждан Управления для всеобщего обозрения представлен образец заполнения заявления о выдаче дубликата страхового свидетельства, содержащий его персональные данные. Своего согласия на использование и распространение их в качестве образца для заполнения заявления гражданин не давал.

По данному факту он обратился в прокуратуру с заявлением о нарушении его прав, в связи с чем руководителю Управления Пенсионного фонда было вынесено представление об устранении нарушений законодательства о персональных данных, а также возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 13.11 КоАП РФ.

По мнению гражданина, действия Пенсионного фонда нарушили его неимущественные права и ему был причинен моральный вред, поэтому он просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 60 тысяч руб., а также расходы по оплате госпошлины в размере 200 руб.

Позиция Пенсионного фонда

В сентябре 2013 года прокуратурой была проведена проверка, в результате которой было выявлено правонарушение, допущенное старшим специалистом отдела персонифицированного учета. При заполнении образцов анкет для выдачи страхового свидетельства, ею ошибочно были указаны данные, которые совпали с персональными данными гражданина. Образец анкеты сразу был изъят. В отношении старшего специалиста было возбуждено дело об административном правонарушении. Постановлением мирового судьи судебного участка № 11 Первомайского района г. Владивостока в ноябре 2013 года старший специалист была признана виновной в совершении правонарушения по ст. 13.11 КоАП РФ и ей было назначено административное наказание в виде предупреждения.

Кроме того, приказом начальника Управления Пенсионного фонда к старшему специалисту было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Также была установлена вина начальника, выраженная в ненадлежащем исполнении работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей. Начальнику отдела персонифицированного учета также было применено дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Управление просило также принять во внимание, что совершенное нарушение не является умышленным и преднамеренным. Кроме того, Пенсионный фонд РФ ссылался на то, что он является государственным учреждением, и в смете расходов на его содержание такой статьи расходов как «возмещение морального имущественного и неимущественного вреда» не предусмотрено.

Первомайский районный суд г. Владивостока в апреле 2014 года удовлетворил исковые требования гражданина частично. С Управления Пенсионного фонда РФ в его пользу была взыскана компенсация морального вреда в размере 10 тысяч рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 5 тысяч рублей и расходы по уплате госпошлины.

Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда оставила без изменения решение Первомайского районного суда г. Владивостока, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=932954