суббота, 1 июля 2017 г.

Арбитражная практика: Обязано ли акционерное общество хранить документы после своей ликвидации?


Нормативные требования обеспечения сохранности документов ликвидированных организаций худо-бедно установлены для организаций-банкротов. Но вот для тех организаций, которые прекратили свою деятельность по собственной инициативе, вопрос по-настоящему до сих пор не урегулирован.

Арбитражный суд Красноярского края в июле 2016 года рассмотрел дело № А33-16475/2014, в котором ему пришлось дать ответ на вопрос о том, прекращается ли обязанность по хранению документов в связи с ликвидацией общества и внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц.

Суть спора

В апреле 2014 года в ГУ Банка России по Красноярскому краю поступило обращение гражданки в отношении ЗАО «Красноярский коммерческий центр», содержащее информацию об отсутствии у общества документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 89 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» за 1991 - 2013 годы:
  • Договоров на поставку электроэнергии, на предоставление услуг телефонной связи, на предоставление услуг интернета и интернет-связи, на поставку воды, договоров на поставку тепла, на поставку газа;

  • Счетов-фактур, актов выполненных работ (приемки сдачи оказанных услуг), накладных, актов учета показаний приборов потребления электроэнергии, водоснабжения, тепла, а также счетов-фактур, актов выполненных работ, накладных за услуги связи, интернета по оказанию услуг, предоставляемые поставщиками.
Общество в июле 2014 года было привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 13.25 КоАП РФ в виде штрафа в размере 200 тысяч рублей. Считая это постановление незаконным, общество обратилось в арбитражный суд.

Позиция Арбитражного суда Красноярского края

Судом было установлено, что у ЗАО «ККЦ» отсутствовала возможность соблюдения требований законодательства РФ об акционерных обществах, касающихся порядка хранения документов общества, в связи с тем, что решением Арбитражного суда Красноярского края в октябре 2009 года оно было ликвидировано; обязанности по его ликвидации были возложены на учредителя. Замена ликвидатора произошла в апреле 2010 года в связи со смертью учредителя.
Для справки: Решением Арбитражного суда Красноярского края от 27.10.2009 по делу №А33- 11662/2008, принятым по иску Межрайонной ИФНС России № 23 по Красноярскому краю ЗАО «Красноярский коммерческий центр» было ликвидировано в связи с неоднократным, грубым нарушением закона, предусматривающего обязательную государственную регистрацию выпуска акций.
В июле 2012 года налоговым органом в ЕГРЮЛ была внесена запись о ликвидации общества, в которой было указано, что все имущество общества распределено; место хранения документов ликвидатором определено.

Решением Арбитражного суда Красноярского края в ноябре 2012 года по делу №А33-12380/2012, оставленным в силе постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда в январе 2014, запись о государственной регистрации юридического лица ЗАО «Красноярский коммерческий центр» в связи с его ликвидацией была признана недействительной.

Налоговым органом была в ЕГРЮЛ внесена запись о признании недействительной записи о ликвидации общества. Суд отметил, что это не повлекло фактического восстановления самого общества и возобновления его деятельности, принимая во внимание отсутствие у общества имущества и документов.

Межрайонной инспекцией ФНС России № 23 по Красноярскому краю в сентябре 2014 года вновь было принято решение о государственной регистрации прекращения деятельности общества в связи с его ликвидацией по решению учредителей (участников).

Решением Арбитражного суда Красноярского края в апреле 2015 года это решение налогового органа было признано незаконным, была также признана недействительной запись в ЕГРЮЛ о ликвидации общества. МИФНС России № 23 по Красноярскому краю вновь внесла в ЕГРЮЛ запись о признании недействительной записи о ликвидации ЗАО «ККЦ».

Суд отметил, что в настоящее время общество находится на стадии ликвидации и что правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

В связи с ликвидацией общества его права и обязанности прекращаются; с даты внесения органом государственной регистрации соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц о ликвидации общества оно прекращает существование. Следовательно, после ликвидации общества его обязанность по хранению документов прекращена, в связи с чем указание административным органом на обязанность общества хранить документы, начиная с 2009 года, неправомерно.

Суд также подчеркнул, что решение Арбитражного суда Красноярского края по делу №А33-12380/2012 вступило в законную силу только в январе 2014 ода.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в Определении № ВАС-9273/09 от 03.08.2009, признание решения налогового органа о ликвидации общества незаконным не повлечет восстановления его деятельности и восстановления каких-либо прав акционеров.

Суд также отметил, что при восстановлении записи в ЕГРЮЛ не происходит восстановление уставного капитала, самого общества с его признаками, которыми обладает юридическое лицо, имущества у общества уже нет; механизм восстановления правоспособности общества после ликвидации законодательством не предусмотрен.

Суд пришел к выводу об отсутствии вины общества в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 13.25 КоАП РФ.

Арбитражный суд Красноярского края удовлетворил заявление ЗАО «Красноярский коммерческий центр» и признал незаконным и отменил постановление заместителя начальника Главного управления Центрального банка РФ по Красноярскому краю о наложении штрафа по делу об административном правонарушении.

Позиция Управления Банка России

Выводы суда первой инстанции об отсутствии вины общества по причине внесения
в июле 2012 года записи в ЕГРЮЛ о его ликвидации, фактической ликвидации общества, что не было устранено в последующем, являются необоснованными, так как на момент выявления нарушения общество являлось действующим, соответственно, должно было исполнять требования закона о хранении установленного перечня документов.

Ссылка суда первой инстанции на определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.08.2009 № ВАС-9273/09 необоснованна, поскольку данное определение было принято при фактических обстоятельствах, несопоставимых с рассматриваемым спором.

Общество правомерно и обоснованно было привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 13.25 КоАП РФ.

Утверждение суда о том, что после ликвидации общества в июле 2012 года и внесения сведений в ЕГРЮЛ все имущество общества распределено, место хранения документов ликвидатором определено, не подтверждено соответствующими доказательствами.

Позиция Третьего арбитражного апелляционного суда

Суд отметил, что наличие вменяемого правонарушения административный орган обосновывает тем, что обществом не обеспечено хранение договоров на электроэнергию, а также иных документов с 2009 года.

По мнению суда, после ликвидации общества его обязанность по хранению документов была прекращена, в связи с чем указание административным органом на обязанность общества хранить документы, начиная с 2009 года, неправомерно.

Суд подчеркнул, что Управление Банка России не установило факт того, что после прекращения деятельности общества спорные документы с 2009, 2010 годов находились у общества. Согласно нормам «Положение о порядке и сроках хранения документов акционерных обществ», утвержденных постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 16.07.2003 № 03-33/пс, документы, касающиеся
гражданских правоотношений, не подлежат обязательному хранению в случае ликвидации лица.

Фактические обстоятельства спора позволяют признать, что с момента первоначальной
ликвидации общества (04.07.2012) его деятельность не была восстановлена, в отношении
общества была возобновлена процедура ликвидации, продолжающаяся в настоящий момент.

По мнению суда, Управление Банка России при привлечении общества не учло конкретные обстоятельства совершения нарушения и наличие у общества после первоначальной ликвидации реальной возможности соблюдения установленных федеральным законом требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности Управлением Банка России вины общества в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 13.25 КоАП РФ.

Третий арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Красноярского края, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в декабре 2016 года оставил без изменения решение Арбитражного суда Красноярского края, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Мой комментарий: С моей точки зрения, добровольная ликвидация организации не прекращает ее обязанности по сохранению документов, поскольку в процессе своей деловой деятельности она создает документы с достаточно длительными сроками хранения, которые необходимы для защиты интересов акционеров, сотрудников, клиентов и иных заинтересованных лиц. Владельцы должны тем или иным способом обеспечить сохранность документов, минимальные сроки хранения которых в соответствии с законодательством не истекли. Однако законом для ликвидационной комиссии не установлена обязанность надлежащим образом решить судьбу документов, вот и идет их массовая утрата… Чтобы разобраться с данным вопросом всерьёз, нужно вносить изменения в законодательство.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий