суббота, 29 декабря 2012 г.

Австралия: Пересмотр архивных методов, часть II


(Продолжение статьи Касси Финдлей о семинаре, проведенном австралийскими архивистами 29 - 30 ноября 2012 года в Сиднее, начало см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/i.html )

Д-р Тим Шеррат начал своё выступление с рассказа о эмоциональной реакции посетителя, его сайта «Невидимые австралийцы» (Invisible Australians, http://invisibleaustralians.org/ ). Учитывая эмоциональный ландшафт, сложившийся вокруг наших архивов, Шеррат задает вопрос о том, почему же было такое сопротивление идее рассматривать эмоции как один из аспектов осмысленности документов и архивов. Где есть культурно-исторические коллекции, всегда присутствуют эмоции. Голоса из прошлого проникают в современное онлайн-общение. Мы живем в эпоху, когда наши чувства (выраженные в социальных сетях и т.п.) собираются и анализируются с целью продать нам больше товаров и услуг. Открытые данные являются средством установления массы мелких эмоциональных взаимосвязей; и, может быть, благодаря более широкому использованию возможностей, открывающихся для архивов в интернете, они проложат нам путь в коридоры смысла и понимания.

Доклад Тима Шеррата «Архивы эмоций» выложен по адресу: http://discontents.com.au/archives-of-emotion/

Мой комментарий: Приведу цитату из доклада Шеррата: «Почему мы так боимся признать, что архивы являются хранилищами чувств? Являются ли эмоции бессмысленными лишь потому, что их невозможно количественно измерить,  опасными, поскольку их нельзя контролировать; или же они просто не вписываются в профессиональное обсуждение таких вопросов, как доказательность, аутентичность и надёжность?»

Профессор Сью МакКемиш говорила о том, как нам следует реагировать на создание Королевской комиссии по вопросам систематического жестокого обращения с детьми (Royal Commission on institutional child abuse). Она затронула вопрос установления принципов доступа к документам детей, и высказала опасение, что частные учреждения, в отсутствие законодательно-нормативных ограничений, могут пойти на массовое шредирование этих документов. Те нынешние взрослые, которые в детстве стали объектом жестокости и насилия, особенно нуждаются в доступе к своим документам и в хорошем управлении ими.

Архивисты и специалисты по управлению документами должны обратить особое внимание на сообщества, переживающие острый кризис принадлежности (identity) и памяти, часто в контексте жестокого обращения в детстве. МакКемиш высказала несколько предложений на будущее: онлайн-общение может заменить физические сообщества в плане обеспечения общего пространства и доступа. У нас нет национальной делопроизводческой концепции поддержки прав человека или восстановления прав. Будет ли полезен десятилетний план по разработке такой концепции?

Эндрю Во рассказал о ряде отчетов, подготовленных руководителем счетной палаты и омбудсменом штата Виктория. Из них, по его утверждению, следует, что ключевые улики выявляются вовсе не в системе управления документами – настоящие доказательства всегда обнаруживаются в электронных почтовых системах. Далее он отметил различия  между транзакционными документными системами, в которых документы образуются естественным образом и бессознательно, - и EDRMS-системами управления документами и информацией, в которых документы создаются целенаправленно. По мнению Во, специализированные EDRMS-системы никогда в полной мере не справлялись с тем, как компьютеры изменили характер и методы работы. Нам следует идти туда, где идёт работа, а не туда, где осуществляется управление целенаправленно созданными официальными документами.

После обеденного перерыва мы выслушали доклад журналиста и ведущего программы «Будущее время» на Национальном радио (Radio National) Энтони Фаннела (Antony Funnell).  Фаннел начал с комментариев о природе «футуризма». Уильям Гибсон (William Gibson) как-то сказал: «Будущее уже здесь – оно лишь не распределено равномерно». Изменения - факт, и неопределенным фактором является лишь наша способность адаптироваться к ним. Способ использования данных людьми изменился и продолжает меняться: качество больше не является ключевым фактором, большее значение имеют дешевизна и быстрота, и, для средств массовой информации, свобода.

Когда-то, отметил Фаннел, при подготовке радиопрограмм в ходе изучения вопроса запрашивалась информацию из архивов ABC. Теперь тот же контент можно гораздо быстрее найти в Интернете. В современном мире YouTube и Flickr стали публичными архивами, и библиотеки и архивы – уже не то место, куда обращаются в первую очередь. И эти материалы менее уязвимы, чем Вы, возможно, думаете, учитывая копии и тиражирование: они выживут потому, что достаточно много людей хочет, чтобы они выжили, благодаря копиям и широкому использованию.

Остальную часть первого дня заняли групповые дискуссии по проблемам, которые участники связывают в настоящее время с такими темами, как Доступ (Access), Экспертиза ценности (Appraisal) и Отличительные черты профессии (Professional Identity), и сессия, на которой были подведении итоги дискуссий. В числе отмеченных группами проблем были, в частности, следующие:

Доступ и архивное описание
  • Задержки в предоставлении доступа;
  • Нереалистичные ожидания, множественность точек доступа; люди не знают, что у нас есть, и не могут использовать наши системы - кто наши пользователи?
  • Архивисты как посредники и помощники;
  • Необходимость сотрудничества с пользователями;
  • Повторное использование метаданных документов;
  • Режимы доступа фрагментированы, не соблюдаются;
  • Системы доступа не в состоянии удовлетворить ожидания пользователей, ликвидация архивной безграмотности;
  • Системы контроля, отставание в исполнении запросов, нет радикального масштабирования: настоящий вопрос заключается в том, почему мы не предоставляем интерфейсы для различных пользователей и сообществ, таких, как Ancestry.com?
  • Подозрительное отношение к пользователям; однако если поискать, то именно взаимодействие с пользователями открывает реальные возможности,
  • Краудсорсинг описания объектов.
Экспертиза ценности и обеспечение долговременной сохранности
  • Как экономически обосновать проведение экспертизы ценности?
  • Объемы документов, бурный рост числа деловых систем;
  • Отбор на постоянное хранение/уничтожение всё ещё ведется на микроуровне,
  • Государственные органы не выполняют на практике указания по срокам хранения и действиям по их истечении, установленные перечнями и другими инструментами - потому что они нереализуемы;
  • Проблемы исполнения законодательно-нормативных требований, привлечения ресурсов, обеспечение сохранности на основе управления рискам;
  • Насколько «священен» оригинал?
  • Зачем вообще проводить экспертизу ценности? Является ли она экономически оправданной?
  • Чем плохо сохранять всё подряд?
  • Миграция и обеспечение долговременной сохранности. Получаем ли мы представляющие ценность материалы? Откуда это известно?
  • Проактивный (опережающий) подход работает, а реагирование после того, как что-то уже произошло – нет.
Профессиональная идентичность
  • Какие услуги мы предлагаем и кому?
  • Нам следует более четко объяснять обществу, что именно мы делаем – сохраняем историю организаций; знаем, где найти документы; чем мы отличаемся от Google;
  • Предполагается, что кто-то где-то занимается сохранением документов; однако такая деятельность не обязательно считается важной для современной текущей деловой деятельности;
  • Необходимы навыки в области маркетинга и общения; понимание, с кем необходимо сотрудничать: это не только ИТ, но и другие сообщества. Нужно разъяснять концепции нашей работы представителям других профессий, брать на себя роль посредников. Необходимы управленческие навыки. Множество потенциальных партнеров, с которыми нужно работать (нужно ясно говорить им о том, что мы делаем);
  • «Пассивный» подход, когда ожидается, что пользователи придут в архивы. Но волнует ли пользователей источник информации, и имеет ли это значение?
  • Статистика использования оцифрованных материалов: сайт «Find and Connect» («Найти и связаться», http://www.findandconnect.gov.au/ - сайт, посвященный «забытым» австралийцам, бывшим детям-мигрантам и истории системы общественного призрения в Австралии – Н.Х.), 100 тысяч пользователей - кто знает, нашли ли они то, что искали? Новая аудитория?
  • Работа сразу с несколькими коллекциями (облегчения доступа через границы учреждений).
Анн Пико (Anne Picot) подвела итог результатах первого дня семинара. Она выразила обеспокоенность по поводу живучести «реактивного» (т.е. по факту, без опережающих действий – Н.Х.) подхода к экспертизе ценности и окончательному решению судьбы документов, и призвала всех прислушаться к совету Энтони Фаннела: будущее уже наступило. Если мы не будем вмешиваться в процесс создания документов, то нечего будет хранить в архивах. Необходимо знать, какие материалы содержат важнейшие свидетельства и доказательства. По словам Анн, проблема заключается в выделении того, что является действительно важным, - и в том, чтобы разобраться, как нам это делать. На что нам следует обратить особое внимание, аутентичность и доказательную силу каких материалов – важнейших документов нашего времени – необходимо обеспечить?

(Продолжение следует, см. http://rusrim.blogspot.ru/2012/12/iii.html )

Касси Финдлей (Cassie Findlay)

Источник:  сайт Recordkeeping Roundtable
http://recordkeepingroundtable.org/2012/12/14/reinventing-archival-methods-report-whats-next/

Комментариев нет:

Отправить комментарий