воскресенье, 30 декабря 2012 г.

Арбитражная практика: Государственный архив отказался принять на хранение более 1300 дел бывших сотрудников ЦКБ МПС из-за отсутствия описей


Сохранность документов по личному составу во много зависит от того, насколько продуманы и эффективны соответствующие процедуры на всех этапах жизненного цикла этих документов. Самым критичным в судьбе документов по личному составу в настоящее время является момент ликвидации организации. Если в этот период те, кто занимаются ликвидационными мероприятиями, не примут мер по передаче документов на государственное хранение, а предпочтут более простое (с их точки зрения) и менее затратное решение, то сохранность документов может оказаться под очень большим вопросом.

Арбитражный суд города Москвы в июне 2012 года решал непростой вопрос о том, должна ли организация, которая даже не является правопреемником ликвидированной больницы, и которой документы достались в необработанном виде, продолжать их хранить - или все-таки это обязанность государственного архива (дело №А40-10159/12). И, к сожалению, бывшие сотрудники и их документы оказались в проигрыше.

Суть спора

Распоряжением Правительства РФ от 07.04.2005 г. №366-р государственное учреждение здравоохранения Центральная клиническая больница Министерства путей сообщения (ЦКБ МПС) была включена в перечень подлежащих ликвидации федеральных государственных учреждений здравоохранения, имущество которых было внесено в уставный капитал ОАО «РЖД».

В декабре 2005 года в процессе ликвидационных мероприятий документы, образовавшиеся в результате деятельности ЦКБ МПС, в том числе по личному составу, были переданы в государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И.Пирогова» (РГМУ Росздрава, позднее переименованный в РНИМУ им. Пирогова Минздравсоцразвития России). Всего было передано 1382 дела.

Попытка университета передать документы на хранение в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) не удалась, и он подал в арбитражный суд иск об обязании принять документы.

Позиция Арбитражного суда города Москвы

В обоснование требований университет указывал на то, что документы, образовавшиеся в результате деятельности ЦКБ МПС, не относятся к имуществу в сфере железнодорожного транспорта, а являются федеральной собственностью, и должны поступить на хранение в соответствующий государственный архив в силу ч.4 ст.10 и ч.8 ст.23 Закона об архивном деле.

Архив, при поддержке Федерального архивного агентства (Росархив), возражал против удовлетворения исковых требований, - прежде всего потому, что документы были в неупорядоченном состоянии.

Мой комментарий: Я ещё могу понять ГАРФ, но позиция Росархива вызывает лишь презрение. Росархиву следовало не бороться  против интересов пенсионеров, а обращаться в Правительство и потребовать целевое финансирование на решение проблемы. В случае отказа нужно было выносить вопрос на публику (если нужно, через умышленные утечки информации в СМИ и к политическим активистам).

Суд пришел к выводу, что требования учреждения не подлежат удовлетворению. Правовой основой такого решения стали:
  • Закон об архивном деле, в части 8 ст.23 которого предусмотрено, что при ликвидации государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций включенные в состав Архивного фонда Российской Федерации документы, документы по личному составу, а также архивные документы, сроки временного хранения которых не истекли, в упорядоченном состоянии поступают на хранение в соответствующий государственный или муниципальный архив;

  • Приказ Росархива РФ от 06 ноября 1996 года №54;

  • Распоряжение Госкомимущества от 22 октября 2009 года №1131-р, утвердившее Положение о порядке учета архивных документов при приватизации государственного и муниципального имущества, в силу п.п.3, 6 которого документы исключаются из состава имущества приватизируемой организации и остаются в государственной или муниципальной собственности независимо от места их будущего хранения.

    Согласно п.7 Положения документы приватизируемой организации передаются в упорядоченном состоянии на временное хранение организации-правопреемнику, а при отсутствии таковой принимаются в соответствующий государственный или муниципальный архив.
В суд был представлен акта комиссионного осмотра от 24 мая 2012 года, составленный уполномоченными лицами всех заинтересованных сторон, согласно которому «документы Государственного учреждения здравоохранения Центральная клиническая больница Министерства путей сообщения Российской Федерации (правопреемник ЦКБ № 1 МПС и ЦКБ № 3 МСП) хранятся в архиве Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова, Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации в неупорядоченном состоянии. На документы отсутствуют какие-либо учетные документы (описи дел)».

Суд пришел к выводу о том, что требования университета не могут быть удовлетворены, так как документы, образовавшиеся в результате деятельности ЦКБ МПС в количестве 1382 дел, находятся в неупорядоченном состоянии, что является препятствием для их передачи в государственный архив.

Девятый арбитражный апелляционный суд в октябре 2012 года отказал университету в восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы.

Мой комментарий: Очередной раз наглядно продемонстрировано, что документы по личному составу никому не нужны - ни правопреемнику, ни государственным учреждениям. Причем университет, с моей точки зрения, при передаче имущества вполне мог отказаться от приема на хранение документов, которые согласно законодательству, являются государственной собственностью.

Мне также жаль бывших сотрудников Центральной клинической больницы Министерства путей сообщения. В случае необходимости, большинству из них и в голову не придёт, что за справками о подтверждении пенсионных прав им нужно будет писать заявления в ведомственный архив Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова. А у тех, кто преодолеет это препятствие, Пенсионный Фонд может эти справки не принять, поскольку, согласно правилам, их имеют право выдавать либо работодатели, либо государственные или муниципальные архивы.

Ещё один важный момент, задевающий меня при чтении подобных дел, заключается в том, что наши архивные учреждения при поддержке Росархива как черт от ладана открещиваются от документов, которые по закону они обязаны принять и сохранить. И ни в одном судебном деле не упоминаются какие-либо усилия, предпринятые Росархивом для конструктивного решения проблем с документами.

Источник: Официальный сайт Высшего арбитражного суда
http://ras.arbitr.ru/

5 комментариев:

  1. Анонимный29 мая 2013 г., 12:13

    А Вы поработайте в архиве, а потом поймете, почему архивисты открещиваются от документов по личному составу. Все архивы переполнены запросами, основной работой по обеспечению сохранности документов, включенных в состав Архивного фонда РФ заняться некогда. Весь коллектив работает на Пенсионный фонд. Да и, как правило, сами документы оказываются в таком состоянии, что по ним ответ составить иной раз просто невозможно. При этом труд архивистов, можно сказать "бесценен", зарплата на уровне нищеты. Не надо делать архивы "козлом отпущения".

    ОтветитьУдалить
  2. Уже поработала - 12 лет только в крупном госархиве, руководила справочной группой архива, той самой, что выполняет запросы :)

    "Козлами отпущения" архивы. конечно, делать не нужно, но и сами архивисты не должны забывать о лежащей на них ответственности за судьбы людей.

    ОтветитьУдалить
  3. А почему же ушли из архива. Ответственности "за судьбы людей" испугались? Почему только архивисты должны думать о ком-то, а о самих архивистах кто позаботится?

    ОтветитьУдалить
  4. @Анонимный - Я ушла из архивов потому, что там некуда было дальше расти - ушла, подготовив себе достойную замену.

    Что касается ответственности, то - судя по Вашим высказываниям - не Вам об этом говорить. Вы не знаете, что это такое. Впрочем, бездушные архивисты существовали всегда, и всегда находили себе оправдание - если им прилично платили, то они оправдывали своё поведение недостатком льгот, демократии, уважения, продвижения по службе ...

    NB И уж кому-кому, а не спрятавшимся в кустах анонимам рассуждать о храбрости :)

    ОтветитьУдалить
  5. "Рыба гниет с головы". Если высказывания отдельной личности, язык не поворачивается назвать ее архивистом, простительны, то позиция Росархива по данному вопросу вызывает мягко говоря недоумение. Может быть Росархив забыл "Кто мы и зачем мы нужны?". И ведь не в первый раз, прикрываясь Законом, Росархив занимает негосударственную позицию по принципиальным для отрасли вопросам. К счастью есть Архивисты, которые собирают брошенные документы, вытаскивают их из "помоек", а затем бережно обрабатывают. Они не чурятся грязной и тяжелой работы, не боятся плохой отчетности. Им не страшно принять десятки тысяч неупорядоченных дел, не нарушая законодательства. В данном случае речь идет об 1 тыс. дел ?!. Да, архивы захлебнулись в документах по личному составу, но не надо забывать, что благодаря им укрепились позиции архивов в обществе. Может Росархив спросит у тех кто принимает неупорядоченные дела - зачем им это надо? Для многих ответ очевиден.......

    ОтветитьУдалить