воскресенье, 11 сентября 2016 г.

Судебная практика: Увольнение по сокращению штатов


Увольнение по сокращению численности штата вещь сложная как для работодателя, так и для работника. Если работник не хочет терять свою работу и считает увольнение незаконным, решать, кто прав и кто виноват, приходится суду.

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в феврале 2016 года вынесла решение по делу № 33-1604/2016, в котором заведующая кафедрой Нижегородского государственного педагогического университета им. К.Минина оспаривала законность и правомочность ее увольнения.

Суть спора

Гражданка являлась заведующей кафедрой «Музыкальное образование и эстетическое воспитание». Заказным письмом она была извещена о том, что на основании приказа по университету срочный трудовой договор с ней был расторгнут ввиду сокращения численности штатов на основании решения Ученого совета вуза.

Гражданка обратилась в суд с иском к Нижегородскому государственному педагогическому университету им. К.Минина о признании приказа об увольнении незаконным, о восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Позиция гражданки

Гражданка сочла данный приказ и собственно свое увольнение незаконными, т.к. она, по ее утверждению, не была предупреждена работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем сокращении, а ответчик не вручил ей приказ о сокращении. В нарушение порядка расторжения трудового договора по данному основанию, работодатель не предложил ей другие вакантные должности. При сокращении не было учтено ее право преимущественного оставления на работе с учетом стажа и заслуг. Увольнение было произведено в период судебного разбирательства по гражданскому делу ее по иску об аннулировании протокола заседания Ученого совета факультета дизайна, изящных искусств и медиа-технологий. Увольнение было произведено без рассмотрения ее заявления о предоставлении очередного отпуска.

По ее мнению, её уволили из-за того, что она стала неугодна для руководства университета.

Приказ об увольнении был издан в субботу, в то время как гражданка находилась на больничном, а впоследствии ей вновь был выписан больничный лист. Как и приказ о сокращении численности штата, уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением, так и приказ об ее увольнении в нарушение установленных требований был подписан не ректором университета, а проректором по административной деятельности.

Позиция Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода

Нижегородский районный суд г. Нижнего Новгорода в ноябре 2015 года при принятии решения исходил из того, что работодателем был нарушен порядок увольнения в части предоставления другой имеющейся у работодателя работы (как вакантной должности или работы, соответствующей квалификации работника, так и вакантной нижестоящей должности или нижеоплачиваемой работы). К данному выводу суд пришел, установив на основании представленных университетом документов, что на момент увольнения у работодателя имелись вакантные должности, в том числе нижеоплачиваемые по отношению к ее должности, которые ей не предлагались.

Суд удовлетворил исковые требования гражданки частично. Приказ по Нижегородскому государственному педагогическому университету имени Козьмы Минина о расторжении с работником трудового договора по сокращению численности штата был признан незаконным.

Гражданка была восстановлена в должности и.о. заведующей кафедры «Музыкальное образование». В ее пользу была взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, в счет компенсации морального вреда, в остальной части в удовлетворении исковых требований было отказано.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в феврале 2016 года еще раз подробно рассмотрела всю процедуру увольнения гражданки.

Между Университетом и гражданкой был заключен срочный трудовой договор на выполнение работы по должности заведующей кафедрой музыкального образования и эстетического воспитания.

На основании решений Ученого совета университета был издан приказ о реорганизации учебной структуры. Приказом по личному составу гражданка была переведена с должности заведующей кафедрой музыкального образования и эстетического воспитания (бюджет) на должность и.о. заведующей кафедрой музыкального образования (внебюджет). Позже Ученым советом было принято решение о ликвидации кафедры музыкального образования, и был издан приказ о проведении процедуры сокращения. Приказ был согласован с председателем первичной профсоюзной организации и доведен до сотрудников в электронной форме в соответствии с установленным порядком документооборота в Университете.

Было подготовлено уведомление о предстоящем увольнении гражданки, в тексте которого содержалась информация о вакантных должностях: начальник ГО и ЧС И ПБ, а также предложено принять участие в конкурсе на замещение вакантных должностей профессорско-преподавательского состава, который будет объявлен по другим кафедрам.

Представленная в материалы дела копия указанного уведомления была подписана проректором по административной деятельности, а подпись работника на данном уведомлении отсутствует.

Полномочия подписавшего уведомление подтверждаются доверенностью ректора университета, которой он уполномочил проректора по административной деятельности на заключение и расторжение трудовых договоров, а также на подписание от имени Университета трудовых договоров, дополнительных соглашений, уведомлений о сокращении численности или штата, приказов о прекращении (расторжении) трудового договора, приказов о предоставлении всех видов отпусков, об отзыве работника из отпуска, о направлении работника в командировку. Доверенность выдана без права передоверия.

Как следует из акта об отказе сотрудника от получения уведомления о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности, копии журнала регистрации листков нетрудоспособности, в котором содержится запись о сдаче больничного листа работника, данных систем контроля удаленного доступа, зафиксировавших нахождение гражданки на территории Университета в день уведомления, показаний свидетелей, гражданка была уведомлена о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата.

Кроме того, уведомление направлялось работнику заказным письмом, также ей направлялась телеграмма, которая вручена ей не была.

По мнению суда, из вышеуказанных доказательств с достоверностью подтверждается факт того, что работник была уведомлена о предстоящем увольнении и что Университет также направил уведомление о предстоящем сокращении численности штата в первичную профсоюзную организацию и запросил мотивированное мнение по вопросу расторжения с ней трудового договора.

Суд отметил, что увольнение работника, для которой Правилами внутреннего трудового распорядка установлена шестидневная рабочая неделя с одним выходным днем - воскресенье, произведено в субботу - в день, за который у работника не имелось освобождения от работы по состоянию здоровья (листка временной нетрудоспособности).

По мнению Судебной коллегии, в данном случае юридически значимым для правильного разрешения спора является установление судом следующего обстоятельства: наличия вакантных должностей у Университета в период со дня уведомления до дня увольнения с работы.

Как следует из материалов дела, в период увольнения в штатном расписании университета имелась только одна вакантная ставка категории «иной персонал» - ставка Начальника ГО и ЧС И ПБ, которую, учитывая реальную возможность, с учетом образования, квалификации и опыта работы, могла занимать гражданка. Иных вакантных должностей данной категории, в том числе нижестоящих или нижеоплачиваемых, которые она могла бы занимать с учетом состояния здоровья, не имелось. На имеющиеся 2 вакантные ставки проректора (по виду деятельности - по экономике и развитию, по научной деятельности) она претендовать не могла, что ею не оспаривается.

Согласно выписке из штатного расписания, в университете имелось 3 вакантных ставки на кафедре психологии и педагогики дошкольного и начального образования: 2 ставки доцента кафедры (при этом гражданка ученого звания «доцент кафедры психологии и педагогики дошкольного и начального образования» не имеет), 0,5 ставки старшего преподавателя и 0,5 ставки старшего преподавателя, кандидата наук.

Вакантные ставки на кафедре продюсерства и музыкального образования отсутствовали. При этом учебные дисциплины по кафедрам университета на учебный год в соответствии с приказом ректора были закреплены за конкретными работниками университета с указанием учебной нагрузки, а дисциплины «Теория и методика музыкального воспитания» (ОПОП по профилю «Психология и педагогика начального образования») и «Теория и технология музыкального воспитания детей» (ОПОП по профилю «Психология и педагогика дошкольного образования») с общим количеством часов в нагрузке на учебный год (130 часов или 0,15 ставки преподавателя) закреплены за штатным преподавателем кафедры психологии и педагогики дошкольного и начального образования (доцент, к.н.).

Поскольку гражданка ученой степени кандидата (доктора) наук и ученого звания доцента (старшего научного сотрудника) кафедры психологии не имеет, то претендовать на занятие должностей доцента и старшего преподавателя, к.н. кафедры психологии и педагогики дошкольного и начального образования она не могла.

Гражданка окончила Горьковскую государственную консерваторию им. М.И. Глинки по специальности «дирижирование хором», ей была присвоена квалификация «дирижер хора и преподаватель хоровых дисциплин».

Согласно должностной инструкции старшего преподавателя кафедры психологии и педагогики дошкольного и начального образования, утв. ректором, на данную должность назначается лицо, имеющее высшее профессиональное (психологическое или педагогическое) образование и стаж научно-педагогической работы не менее 3 лет.

Суд отметил, что каких-либо документов, подтверждающих наличие у гражданки высшего психологического или педагогического образования по специальности психология, материалы дела не содержат, а имеющееся у нее высшее образование не соответствует квалификационным требованиям к должности старшего преподавателя кафедры психологии и педагогики дошкольного и начального образования, в связи с чем у Университета отсутствовала обязанность по предложению ей этой вакансии, не соответствующей ее квалификации «дирижер хора и преподаватель хоровых дисциплин».

При рассмотрении дела в апелляционном порядке судебной коллегией было установлено, что ответчиком не было допущено каких-либо нарушений процедуры расторжения трудового договора с ней по инициативе работодателя в связи сокращением штата.

Доводы гражданки о том, что при принятии решения о сокращении занимаемой должности было нарушено ее преимущественное право на оставление на работе, судебная коллегия сочла несостоятельными. Из материалов дела следует, что сокращению подлежала 1 должность - и.о. заведующей кафедрой музыкального образования (внебюджет). Соответственно, необходимость исследовать вопрос о преимущественном праве гражданки у работодателя отсутствовала.

Доводы гражданки о том, что увольнение было произведено, несмотря на наличие ее заявления о предоставлении отпуска, направленного по почте до издания Университетом приказа об увольнении, не может служить основанием для удовлетворения иска, поскольку вопрос о предоставлении отпусков решает работодатель. Отказ же Университета в предоставлении гражданки ежегодного оплачиваемого отпуска не являлся предметом рассмотрения настоящего спора.

Суд отметил, что доводы гражданки о несоответствии квалификационным требованиям иных работников университета, занимающих должности, на которые она могла претендовать, включая ректора, проректора, президента университета, не имеют юридического значения для разрешения настоящего спора, поскольку не влияют на восстановление нарушенных, по мнению истца, прав.

Судебная коллегия сделала вывод о том, что работодателем были выполнены все условия при увольнении гражданки в связи с сокращением: сокращение имело место реально, сроки увольнения были соблюдены, процедура уведомления с предоставлением соответствующих документов о предстоящем сокращении штата и возможном увольнении сотрудника и получения мотивированного мнения первичной профсоюзной организации Университета была выполнена, имеющаяся вакантная должность, которую она могла занять, была ей предложена.

Судебная коллегия отменила решение Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгород и приняла по делу новое решение. В удовлетворении исковых требований гражданки к Нижегородскому государственному педагогическому университету им. К. Минина о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда было отказано.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=SOJ&n=1449890

Комментариев нет:

Отправить комментарий