воскресенье, 5 апреля 2015 г.

Судебная практика: Свидетельство о браке не подтверждает того, что жена является законным представителем своего умершего супруга


Законодательство ограничивает доступ к медицинской документации, отражающей состояние здоровья пациента, и даже родственники пациентов могут не получить доступ к медицинским данным.

Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в июле 2014 года рассмотрела дело № 33-1963, связанное с тем, что вдове умершего было отказано в выдаче для ознакомления карты стационарного больного на том основании, что она не является его законным представителем.

Суть спора

Гражданка обратилась в суд с заявлением о признании незаконными действий Медико-санитарной части МВД РФ по Тульской области об отказе в выдаче для ознакомления карты стационарного больного, и об обязании выдать для ознакомления стационарную карту.

Муж гражданки находился на стационарном лечении в больнице УВД Тулоблисполкома, правопреемником которой является медсанчасть, где и скончался. Вдова умершего хотела ознакомиться с картой стационарного больного мужа, в чем ей было отказано. Медсанчасть мотивировала отказ тем, что свидетельство о браке не подтверждает того, что она является законным представителем своего умершего супруга.

Позиция гражданки

Ознакомившись с различными медицинскими документами, гражданка заметила несовпадения в указанной в них причине смерти ее мужа, в связи с чем пожелала ознакомиться с его картой стационарного больного.

Отказ в ознакомлении с указанным документом нарушает ее конституционные права, так как она состояла в зарегистрированном браке с умершим и имеет право на ознакомление с картой стационарного больного. Врачебной тайны в этом медицинском документе нет, поскольку в связи с его ознакомлением ничьи права нарушены или ущемлены быть не могут.

Позиция Медико-санитарной части МВД РФ по Тульской области

Гражданин дважды проходил лечение в больнице, где скончался от имевшегося у него заболевания. Его вдове было отказано в ознакомлении со стационарной картой, поскольку сведения, содержащиеся в ней, составляют врачебную тайну и не подлежат разглашению. Оснований, с которыми закон связывает возможность разглашения врачебной тайны, в данном случае не имеется. В силу положений закона супруги не относятся к числу законных представителей.

Позиция Привокзального районного суда г. Тулы

Суд внимательно изучил вопрос о том, кого можно считать законным представителем пациента. Согласно ч. 4 ст. 22 федерального закона от 21.11.2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» с медицинской документацией, отражающей состояние здоровья пациента, вправе знакомиться он сам либо его законный представитель.

Пациент либо его законный представитель имеет право на основании письменного заявления получать отражающие состояние здоровья медицинские документы, их копии и выписки из медицинских документов. Основания, порядок и сроки предоставления медицинских документов (их копий) и выписок из них устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (ч. 5 ст. 22).

Оценивая правомерность отказа, суд первой инстанции исходил из того, что стационарная карта больного содержит сведения о факте его обращения за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, данные сведения в соответствии с вышеприведенными нормами закона составляют врачебную тайну.

Суд пришел к выводу о том, что сотрудники медсанчасти правомерно отказали вдове в ознакомлении с документом, поскольку разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, недопустимо.

С письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях. При жизни гражданин согласия своей супруге на получение информации об имеющихся у него заболеваниях, проведенном лечении не давал, законным представителем умершего супруга не является.

Суд первой инстанции отметил, что законные представители могут быть только у несовершеннолетних, недееспособных или обладающих неполной дееспособностью граждан – это родители, опекуны, попечители и иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что супруга умершего вправе получить лишь заключение о причине смерти и диагнозе заболевания супруга, однако правом на ознакомление со стационарной картой она не обладает.

В итоге суд отказал гражданке в выдаче для ознакомления карты стационарного больного.

Позиция Судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда

В апелляционной жалобе гражданка ссылалась на то, что в соответствии с действовавшим в период лечения и смерти ее мужа законодательством, включая «Основы законодательства СССР и союзных республик о здравоохранении» от 19.12.1969 года и Закон РСФСР от 29.07.1971 года «О здравоохранении», получение письменного согласия пациента на ознакомление супруги с медицинскими сведениями о его лечении не требовалось.

Судебная коллегия нашла эти аргументы несостоятельными, поскольку, несмотря на отсутствие прямого регулирования указанного вопроса в названных нормативно-правовых документах, фактически они так же, как и действующее в настоящее время законодательство, возлагали на врачей и других медицинских работников обязанность не разглашать ставшие им известными в силу исполнения профессиональных обязанностей сведения о болезнях и медицинских обследованиях граждан.

В законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» содержится исчерпывающий перечень оснований, по которым допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

Суд также отметил, что целевая экспертиза качества медицинской помощи проводится лишь в случаях получения жалоб от застрахованного лица или его представителя на качество медицинской помощи, к числу которых супруга не относится; однако гражданка не лишена возможности инициировать проведение указанной проверки посредством обращения в соответствующие правоохранительные органы.

Судебная коллегия оставила без изменения решение Привокзального районного суда г. Тулы, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Мой комментарий: Фактически суд считает, что вдова вправе «натравить» на медицинское учреждение проверку со стороны правоохранительных органов, но вот получить копии документов из медицинской карты мужа она не может.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=970031

Комментариев нет:

Отправить комментарий