воскресенье, 26 июня 2016 г.

Арбитражная практика: Решение об утверждении акта о выделении к уничтожению документов признано недействительным


Вопросы о правомочности уничтожения документов нечасто становятся предметом рассмотрения судов. В деле № А33-19084/2013, которое Арбитражный суд Красноярского края рассмотрел в апреле 2014 года, акционеры поставили перед судом несколько интересных вопрос по поводу правомочности уничтожения документов общества ЗАО «Красноярский коммерческий центр» (ЗАО «ККЦ») при его ликвидации и выдвинули требование обязать ликвидаторов восстановить документы с 2001 года, подлежащие как постоянному, так и временному хранению.

Суть спора

Решением Арбитражного суда Красноярского края в октябре 2009 года по делу № А33-11662/2008 общество ЗАО «Красноярский коммерческий центр» (ЗАО «ККЦ») было ликвидировано в связи с неоднократным грубым нарушением закона, предусматривающего обязательную государственную регистрацию выпуска акций.

В июле 2012 года состоялось заседание ликвидаторов ЗАО «ККЦ», на котором было принято решение об утверждении акта о выделении к уничтожению документов, не подлежащих хранению, как не имеющих научно-исторической ценности и утративших практическое значение: бухгалтерских балансов, отчетов о прибылях и убытках, счетов-фактур, книг покупок с 2008 по 2012 год, книг продаж, выписок банка, авансовых отчетов, кассовых книг, договоров аренды.

Двое граждан обратились в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу и трем физическим лицам. Они сослались на то, что решением ликвидаторов были нарушены их права как акционеров и просили признать:
  • Недействительным решение ликвидаторов об утверждении акта о выделении к уничтожению документов общества, не подлежащих хранению и уничтожению путем сожжения, оформленного протоколом в июле 2012 года,

  • Недействительным акт о выделении к уничтожению документов за 2001-2012 года путем сожжения.
Истцы также обратились с требованиями о признании незаконными, нарушающих права акционеров общества:
  • Действий ликвидаторов как несоответствующие федеральному закону «Об архивном деле», Положению о порядке и сроках хранения документов акционерных обществ, утв. постановлением ФКЦБ России от 16.07.2003 г. № 03-33/пс, Основных правил работы архивов в организации, одобренных решением Коллегии Росархива от 06.02.2002, статьям 89, 90 ФЗ «Об акционерных обществах» по утверждению акта от 04.07.2012;

  • Бездействия ликвидаторов по организации упорядочения документов общества соблюдению порядка и срока хранения документов постоянного срока хранения, документов временного срока хранения, кадровых дел, а также передачу на хранение в государственный архив кадровой документации;

  • Бездействия ликвидаторов по хранению оригиналов (копий) протоколов общего собрания акционеров общества по месту нахождения исполнительного органа.
Истцы также обратились с требованием об обязании восстановить уничтоженные документы ЗАО «ККЦ» с 2001 года, подлежащие постоянному и временному хранению.

Позиция Арбитражного суда Красноярского края

Суд пришёл к выводу о том, что решение ликвидаторов общества об утверждении акта о выделении к уничтожению документов было принято с нарушением статьи 29 федерального закона «О бухгалтерском учете» и пункта 10 статьи 23 Федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации», поскольку срок хранения составляет:
  • По счетам–фактурам – 4 года,

  • По бухгалтерским балансам и отчетам о прибылях и убытках – постоянно,

  • По остальным документам, перечисленным в акте - не менее 5 лет с момента окончания отчётного периода.
По мнению суда, указанное решение нарушает права акционеров на доступ к документам бухгалтерской отчетности.

Суд сделал вывод о том, что исковые требования акционеров предъявлены обоснованно и подлежат удовлетворению, однако отметил, что требования акционеров о признании недействительным акта о выделении к уничтожению документов удовлетворению не подлежат, поскольку, в соответствии с действующим законодательством, признать недействительным можно сделку и ненормативный акт.

Суд отметил, что акт о выделении к уничтожению:
  • Не является сделкой, поскольку он только фиксирует наименование документов, подлежащих уничтожению, но не порождает, не изменяет, не прекращает каких-либо прав или обязанностей;

  • Не является и ненормативным актом, поскольку он никому не адресован, не содержит предписаний обязывающего характера, влекущих юридические последствия; не рассчитан на конкретные общественные отношения.
По мнению суда, акт, который содержит наименования отобранных к уничтожению документов, не нарушает права акционеров.

Суд отметил, что в части, связанной с протоколами, исковые требования удовлетворению не подлежат, т.к. у истцов в совокупности менее 25 % голосующих акций. Таким образом, они не могут требовать предоставления протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа. По мнению суда, истцы могут требовать только документы бухгалтерской отчетности: бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, причем не за весь период деятельности общества, а только в пределах срока давности.

Судом также было установлено, что у акционеров в наличии имеется часть спорных документов, которые они получили при рассмотрении в судах нескольких арбитражных дел. Поэтому, по мнению суда, данные исковые требования удовлетворению также не подлежат.

Арбитражный суд Красноярского края исковые требования удовлетворены частично.
Суд признал недействительным решение ликвидаторов ЗАО «ККЦ» об утверждении акта о выделении к уничтожению документов, не подлежащих хранению и уничтожению путем сожжения, оформленного протоколом от 04.07.2012 г. В остальной части иска было отказано.

Позиция Третьего арбитражного апелляционного суда

Третий арбитражный апелляционный суд в июне 2014 отметил, что граждане являлись акционерами на дату принятия решения о ликвидации общества и не утратили данный статус на момент обращения в арбитражный суд, в связи с чем обладают правами, предусмотренными акционерам нормами Закона об акционерных обществах.

Отношения между обществом и его акционерами являются обязательственными, при этом круг взаимных прав и обязанностей устанавливается нормами законодательства, которые устанавливают только личные права акционера и не предоставляют акционеру право на защиту прав иных лиц, самого общества либо общественных интересов.

Суд счел ошибочными и не принял ссылки акционеров на то, что:
  • Уничтожение документов нарушает права общества, права иных акционеров на доступ к уничтоженным документам;

  • Отсутствие документов не позволяет подтвердить достоверность документов, предоставляемых ликвидационной комиссией в налоговый орган;

  • Составленные без этих документов промежуточный ликвидационный баланс и ликвидационный баланс могут быть недостоверными, равно как и внесенные на основе их сведения в государственный реестр, являющийся федеральным информационным ресурсом, который должен содержать достоверную информаци.
Суд отметил, что эти доводы не свидетельствуют о нарушении прав непосредственно самих истцов, входят в компетенцию органов, осуществляющих контроль и надзор, и потому не могут быть положены в обоснование необходимости судебной защиты в рамках рассматриваемого иска.

Право акционеров общества, на нарушение которого указывают истцы, и которое принадлежит им, заключается в возможности ознакомления с его документами. Если у общества отсутствуют документы, то акционеры не могут с ними ознакомиться.

Если у акционеров есть право на ознакомление с какими-либо документами, они могут и требовать их наличия и предоставления. Если же у акционеров нет права на ознакомление с какими-либо документами, то они не вправе заявлять требования о необоснованности их уничтожения, восстановлении и о предоставлении им этих документов.

Суд при этом отметил, что сроки хранения документов, указанных акционерами, еще не истекли и, более того, часть документов должна была храниться постоянно.

Истцы просили признать недействительным акт о выделении к уничтожению документов. По мнению суда, статья 12 Гражданского кодекса РФ, статья 197 Арбитражного процессуального кодекса РФ допускают признавать недействительными только акты государственного органа или органа местного самоуправления. Ликвидационная комиссия таковыми не является, соответственно, данный способ защиты права является неприменимым к имеющимся правоотношениям сторон.

По мнению суда, предоставление судебной защиты в виде признания недействительным акта, утвержденного этим решением, законом не предусмотрено и является излишним в рамках настоящего спора – само по себе не ведет к восстановлению чьих-либо прав.

Апелляционный суд также исходил из того, что не могут быть расценены как надлежащие способы защиты требования о признании незаконными действий и бездействий ликвидаторов – поскольку нормы Арбитражного процессуального кодекса РФ допускают признание незаконными только действий и бездействий государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, в рамках административного судопроизводства.

Кроме того, требования о признании действий и бездействий ликвидаторов заявлены к ненадлежащим ответчикам, т.к. установленная законом обязанность общества по представлению акционерам информации не может быть возложена на члена ликвидационной комиссии.

По мнению суда, истцы вправе оспаривать непредставление им информации, адресуя это требование обществу, в то время, как внутренние отношения общества – что было им сделано или не сделано для исполнения своей обязанности по предоставлению информации акционеру, кто виноват в ее непредставлении и почему не сохранены документы, - не являются сферой вмешательства акционера и не могут подлежать оценке, кроме как в рамках иска о предоставлении информации.

По поводу требования о восстановлении уничтоженных документов суд отметил, что он не может возложить обязанность по совершению каких-либо действий на отдельных ликвидаторов общества – такой способ защиты не предусмотрен законом и является бессмысленным, поскольку не ведет напрямую к защите права на ознакомление с документацией.

Апелляционный суд также указал на то, что из перечисленных истцами документов, которые, по их мнению, должно восстановить общество, не все документы могут составлять предмет правоотношения по реализации права на ознакомление акционерами с документами.

Третий арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Красноярского края, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Мой комментарий: Суд кассационной инстанции в ноябре 2014 года приостановил производство по делу в связи со смертью одной из истиц до определения ее правопреемника, и до сегодняшнего дня никаких решений по делу больше не принималось. Но позиция судов первой и второй инстанции однозначна – акционеры общества не имеют права требовать привлечения к ответственности за уничтожения его документов.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации / Электронное правосудие по экономическим спорам
http://www.arbitr.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий