воскресенье, 12 июня 2016 г.

Судебная практика: Информация, отправленная сотрудником с электронной почты, являлась коммерческой тайной


Положения федерального закона от 29 июля 2004 года № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» достаточно четко регламентируют порядок установления режима коммерческой тайны, для чего нужно принять ряд перечисленных в законе мер.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в июне 2015 года рассмотрела дело № 33-19433/2015, в котором, - несмотря на то, что требования законодательства не были исполнены, - признала информацию, отправленную сотрудником по электронной почте на сторонние адреса, коммерческой тайной, а его увольнение - правомочным.

Суть спора

Приказом общества ЗАО «Русская Телефонная Компания» начальник Департамента логистики и постпродажного обслуживания 29 сентября 2014 года был уволен на основании пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ за разглашение охраняемой законом тайны (коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе за разглашение персональных данных другого работника.

Не согласившись с увольнением, гражданин подал иск в суд.
Для справки: Согласно подпункту «в» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ. трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей в виде разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.

При этом работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, и что эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, и он обязывался не разглашать их.
Позиция Таганского районного суда г. Москвы

В январе 2015 года в удовлетворении исковых требований сотрудника к ЗАО «Русская Телефонная Компания» о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда было отказано.

Суд отметил, что, согласно трудовому договору, гражданин принял на себя обязанности соблюдать Правила внутреннего трудового распорядка общества, иные локальные нормативные акты общества, не разглашать сведений, составляющих коммерческую тайну общества третьим лицам.

Сотрудник также подписал дополнительное соглашение к трудовому договору «Обязательство (соглашение) о сохранении коммерческой тайны и иной конфиденциальной информации», согласно которому он был ознакомлен с Положением «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «Русская Телефонная Компания»».

Суд установил, что в сентябре 2014 года в ходе проведения начальником отдела информационной безопасности комплексных мероприятий на предмет соблюдения работниками Положения «О режиме конфиденциальности в ЗАО «РТК»» были выявлены факты нарушения данного положения начальником Центра Логистики. В июне – августе 2014 года с зарегистрированного на его имя адреса электронной почты были отправлены электронные письма с вложенными файлами:
  • На адрес электронной почты «...@rambler.ru» - «Отчет за апрель.xlsx»;

  • На адрес электронной почты «...@gmail.com» - «Приложение 21 Бизнес-план количественного проекта Переезд склада ГО.pptx.xlsx», «Кейс v.2.xlsb», «Приложение 21.2 переезд склада.xlsx».
Судом было установлено, что эти документы содержали инсайдерскую информацию компании о планируемых действиях, капитальных затратах, бюджете подразделений, а, согласно пункту 17 Положения «О режиме конфиденциальности информации в общества», финансовые планы и отчеты подразделения компании относятся к коммерческой тайне.

Сам же сотрудник утверждал, что в августе 2014 года им было направлено сообщение сотруднику общества, который проводил консультации по незавершенному проекту, а в сентябре он направил незаконченный отчет себе на электронную почту для доработки его дома. Оба сообщения не содержали документов, имеющих гриф «Коммерческая тайна», в силу политики конфиденциальности третьим лицам не разглашались.
Для справки: В статье 10 «Охрана конфиденциальности информации» федерального закона от 29 июля 2004 года № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» установлены меры по охране конфиденциальности информации, которые должен обеспечить ее обладатель:

Федеральный закон от 29 июля 2004 года № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»

Статья 10 «Охрана конфиденциальности информации»

Меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя:

5) нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
Гражданин при рассмотрении дела ссылался на то, что информация, которую он пересылал, не имела грифа «коммерческая тайна». Данный аргумент суд не принял во внимание, поскольку, по мнению суда, «отсутствие такого грифа не свидетельствует об отсутствии в них информации, содержащей коммерческую тайну».

Мой комментарий: С моей точки зрения, суд очень вольно трактовал положения закона, входя в противоречие со сложившейся судебной практикой. Закон содержит перечень конкретных мер, которые обязан выполнить владелец коммерческой тайны, чтобы установить соответствующий режим охраны. Сотрудника можно винить в инсайдерстве, нарушении обязательств по неразглашению конфиденциальной информации, в разглашении персональных данных – но в данном конкретном случае информацию, официально имеющую статус «коммерческая тайна», он не разглашал!

Суд установил, что на момент направления информации сотрудник общества, которому были направлены материалы, был уволен из общества, а истец не представил суду сведений, подтверждающих необходимость такой консультации.

При этом суд также учел, что информация была размещена на сервере gmail.com, политика конфиденциальности которого предусматривает, что информация не раскрывается только компаниям, организациям и частным лицам, не связанным с Google, - это свидетельствует о раскрытии информации ответчика третьим лицам, что запрещается п.8.1.4 Стандарта, устанавливающего требования по информационной безопасности к эксплуатации информационных систем, с которыми истец был ознакомлен.

Суд при принятии решения исходил также из того, что на гражданина была возложена обязанность по неразглашению коммерческой тайны общества, но он нарушил ее и отправил со своей служебной электронной почте информацию, которая относилась к коммерческой тайне. По мнению суда, у организации были основания для увольнения сотрудника.

Суд пришел к выводу, что порядок увольнения работника и сроки, предусмотренные ст. 193 Трудового кодекса РФ, обществом были соблюдены, поскольку письменное объяснение работник представил 5 сентября 2014 года, а увольнение было произведено в пределах месяца со дня обнаружения проступка и не позднее шести месяцев со дня его совершения.

Суд не принял во внимание довод работника о том, что направление информации другому сотруднику общества для консультации не является ее разглашением – на том основании, что этот человек на момент направления информации был уволен из ЗАО «Российская Телефонная Компания», и к тому же истец не представил суду доказательств, подтверждающих необходимость в такой консультации.

В итоге суд отказал гражданину в удовлетворении иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без изменения решение Таганского районного суда г. Москвы, а апелляционную жалобу гражданина - без удовлетворения.

Источник: Консультант Плюс
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=MARB;n=869409

Комментариев нет:

Отправить комментарий